Оборотная сторона бессмертия +776

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 54. Кто виноват и что делать

19 июня 2015, 14:20
Драко спустился на кухню и замер на пороге, наблюдая, как полуголый Поттер с сигаретой в зубах заваривает чайный пакетик в большой и явно не единожды восстановленной «Репаро» кружке.

- А где Кричер? – тихо спросил сателлит, лаская взглядом обнаженную широкую спину Электи.

- В Мэноре, - не оборачиваясь, откликнулся Гарри и потянулся за второй чашкой. – Тебе чай?

- Да, - Драко, наконец, вошел внутрь и присел за стол. – Зачем ты куришь?

Гарри бросил на него короткий взгляд, молча поставил перед ним чашку и, двинув к себе пепельницу, затушил сигарету.

- Не знаю, - пробормотал он, взял свой чай и присел напротив. – Говорят, табак успокаивает…

- Врут, - ответил Драко, сжимая в ладонях горячую чашку.

- Врут, - согласился Гарри.

На несколько секунд пространство заполнила тишина. Малфой рассматривал Поттера, Поттер рассматривал что-то в своей чашке, оба молчали.


Вчера Гарри очень быстро завершил «представление», без лишней скромности заявив, что теперь хотел бы продолжить празднование с семьей и близкими друзьями. А когда озадаченных гостей и журналистов охрана выставила прочь, позволив остаться очень узкому кругу лиц, Электи оборвал на полуслове начавшую возмущаться Молли, напомнив, что в соглашении не было пункта, запрещающего ему обнародование связи с Драко; бросил Джинерве, что готов обсудить с ней все ее претензии через неделю, когда она сможет трезво и без эмоций принимать решения; попросил Шеклболта проводить мистера и миссис Малфой в Мэнор и удостовериться, что у них все в порядке; и, наконец, схватив Драко за запястье, потянул на выход, знаком приказав Уилану следовать за ними… И уже на ходу добавил, что настоятельно рекомендует всем присутствующим воздержаться от любых комментариев журналистам.

Дома они обнаружили задремавшего в кресле гостиной Нотта, который при появлении хозяев тут же отрапортовал, что Крис в своей комнате с Кричером, и спешно распрощался.

Гарри всем своим видом показывал, что разговаривать с Малфоем сейчас не намерен, выпустив его руку, как только они вышли из камина, и больше не взглянув на него. Проводив Теда, Электи убрал из сети охранных чар все гостевые разрешения, вплетенные сателлитом, оставив только лазейки для родителей исключительно через камин Мэнора и для Уилана, кажется, с портключом, и, пройдя мимо Малфоя, направился на кухню, кивком позвав за собой Ранделла.

Драко несколько секунд смотрел им вслед, но потом, решив, что на ночь глядя выяснять отношения не стоит, поднялся в спальню. Он долго лежал на кровати, прислушиваясь к тишине. Из коридора не доносилось ни звука, а тихое потрескивание камина успокаивало и убаюкивало… Малфой уснул, так и не дождавшись Гарри.


Разбудил Драко настойчивый солнечный луч, пробивающийся сквозь неплотно задернутые шторы. Сателлит приоткрыл глаза, ожидая увидеть рядом любимое лицо, но Поттера не оказалось ни в постели, ни в спальне. Лишь брошенные на стуле вещи и примятая подушка говорили о том, что Электи все же провел какое-то время в кровати.

И вот, сейчас парни сидели за кухонным столом и молчали. Драко ждал, когда заговорит Гарри, отлично помня первое правило из отцовских уроков ведения переговоров: «Прежде, чем хвататься за оружие, выясни размер дракона». Однако Поттер упрямо безмолвствовал, задумчиво глядя в чашку с чаем.

Несколько минут спустя эта гнетущая тишина стала в буквальном смысле душить сателлита, и он уже собирался было плюнуть на все правила и первым начать разговор… Но в коридоре скрипнула лестница - на кухню спускался Крис. А значит, выяснения отношений вновь откладывались.

- Доброе утро, - на мгновение задержавшись в дверях, тихо пробормотал мальчишка, сонно потирая глаза, прошлепал босыми ногами к Гарри и положил ему на колено широкий кожаный ремень, кажется, стянутый с его же формы.

Поттер опустил взгляд на предложенный ему девайс, затем немного удивленно посмотрел на Драко и, наконец, вновь взглянул на волчонка:

- С меня пока домашние штаны не падают, Крис.

Пацаненок слегка вспыхнул, опустил голову и шмыгнул носом:

- Это не для штанов… - тихо пробормотал он. – Ты… Ты же сам сказал… Что шкуру спустишь. Я готов.

Последние слова Крис прошептал почти беззвучно. Драко молча следил за происходящим, прекрасно зная, что Гарри пальцем волчонка не тронет, и, наверное, именно поэтому не вмешиваясь.

- Этим шкуру не спустишь, - спокойно ответил Электи и, глядя на вздрогнувшего, испуганно уставившегося на него Криса, очень серьезно выдал: – А так как и ничего, более подходящего для спускания шкур, в этом доме не водится, придется нам ограничиться запретом на полеты… На месяц.

Мальчишка несколько секунд смотрел на него, переваривая услышанное, и вдруг бросился на шею:

- Ты самый-самый хороший, - забормотал он. – Самый-самый… Прости меня, Электи, я больше никогда-никогда не буду тебя расстраивать…

Гарри ласково провел ладонью по спине мальчишки и легонько шлепнул его по заднице:

- Ну, все, хватит. Иди, умывайся и приходи завтракать. И ремень отнеси туда, откуда взял.

Крис мгновенно отстранился, схватил ремень и умчался наверх, сверкая голыми пятками из-под пижамных штанов. Гарри слегка усмехнулся ему вслед, но секунду спустя его взгляд вновь скользнул к Драко, и усмешка тут же растаяла.

- Его могли убить, - тихо произнес Поттер.

- Палочки были только у нас с тобой и у родителей, - возразил Драко. – А… Ну, и у Грейнджер, наверное, но…

- Все продумал, - кивнув, пробормотал Гарри.

- Не все. Твоя реакция меня немного напугала… Я ожидал, что ты спокойней воспримешь появление Карлуччи. Он же по договору ничего сделать не может… А ты… Я от него отойти боялся, думал, шагну – ты его тут же заавадишь к гриндилоу… - Драко осекся, заметив, как нервно дрогнули пальцы Поттера, и на несколько секунд вновь наступила тишина.

- Скитер ночью прислала сегодняшний выпуск «Пророка», - наконец, снова заговорил Гарри, взял газету с соседнего стула и положил перед сателлитом.

На первой полосе красовалась огромная колдография с их единственным вчера, исполненным специально для журналистов поцелуем. «Раскрыта тайна неуязвимости Гарри Поттера!» - гласил заголовок статьи. Малфой быстро пробежал взглядом по строкам, выхватывая основные моменты в тексте: «Вчера, 2 января 1999 года, на торжестве по случаю помолвки Гарри Джеймса Поттера и Джиневры Молли Уизли нашим юным Героем было сделано сенсационное объявление! “Я должен сообщить вам, что являюсь одним из тех, кого называют Электи”, - буднично заявил Гарри Поттер после того, как продемонстрировал присутствующим неподвластного полной луне юного оборотня (как известно, лишь принадлежность вервольфа Электи позволяет ему полностью противостоять зависимости от ночного светила). Слова мистера Поттера подтвердил и министр Шеклболт, рассказавший, что сила Электи не только помогла “Золотому мальчику” победить самого могущественного темного волшебника современности, но и уже после этого несколько раз спасла магическую Британию, а возможно, и весь магический мир от уничтожения… …гостям и журналистам был представлен и сателлит юного Электи, коим оказался не кто иной, как единственный наследник одного из древнейших чистокровных магических семейств – Драко Люциус Малфой… …“Нам советовали хранить в тайне эту информацию, - сказал мистер Поттер, обнимая мистера Драко Малфоя. – Но мой сателлит не желает прятаться, а его желание для меня превыше всего”… …становятся понятны повсеместные совместные появления молодых людей, а их дружеские прикосновения друг к другу обретают совершенно иную окраску… …буквально вчера завершившееся журналистское расследование показало, что молодые люди уже посещали эту маггловскую клинику… …можем предположить, что отсутствие у семьи Поттеров иных наследников, вынуждает юного Электи искать способы… …видимо, было достигнуто соглашение… …остается пожелать… …и надеяться, что Электи магической Британии принесет стране процветание и благополучие».

Драко слегка хмыкнул. Рита все сделала правильно, подала именно ту информацию, которая была необходима, профессионально наполнив статью позитивом и обойдя острые углы. Однако Поттер смотрел хмуро, и сателлит вздохнул, откладывая газету:

- Гарри, шумиха уляжется, и все вернется на круги своя.

Электи молча поднялся и, выплеснув остывший, так и не отпитый чай, шагнул к двери.

- Гарри, - Драко поймал его за запястье, и Поттер остановился. – Поговори со мной…

- О чем? О том, что ты плел интриги за моей спиной? Так, все плетут, чем ты хуже? О том, что меня накрывает паникой, когда я думаю, что мне придется оставить тебя одного на несколько часов? О том, что не могу спать, не могу есть, черт возьми, не могу заставить собственные руки перестать дрожать? Тебе все это неинтересно, Малфой. Это мои проблемы. Я справлюсь. Не бери в голову, мой сателлит. Твои желания для меня превыше всего.

Пальцы Драко сами разжались, выпуская его запястье.

- Ты даже обсуждать мои желания не хотел, Поттер. Я бы не плел интриги за твоей спиной, дай ты мне шанс поговорить с тобой, согласись ты поискать вместе компромиссное решение. Нет! Я должен был до самой смерти изображать «друга семьи» из-за твоей паранойи!..

- Да какая разница, кем бы тебя считали другие?! Я все равно был бы только твоим! Я никогда в жизни не изменил бы тебе! Да и помолвка эта была мне не нужна! Дамблдор прожил всю жизнь бездетным холостяком, и ничего! Я просто хотел оградить тебя от лишней опасности… Я задыхаюсь каждый раз, когда представляю, что могу потерять тебя! Зачем тебе нужно было это публичное объявление?! От того, что все узнали о нас, у тебя оргазмы ярче будут?..

- От того, что все узнали, отец перестанет трепать нервы и себе, и нам каждый раз, когда мы посмеем прикоснуться друг к другу не за закрытыми дверьми нашей тайной спальни! – взорвался Драко, вскочив на ноги. – От того, что все узнали, мы можем жить нормальной жизнью, а не играть в вечные шпионские игры! От того, что все узнали, Поттер, у Криса появился шанс нормально учиться… Но для тебя все это - не причины! Тебе нет дела до волчонка; тебе не понять, что я не могу игнорировать родителей; тебе, привыкшему к жизни по уставу, странно, что мне тяжело прятаться, что мне тяжело вечно следить, не посмотрел ли я на тебя ненароком откровенней, чем положено…

- Драко, я понял, - тихо выдавил Гарри, и Малфой замолчал, вдруг заметив, что у Электи побелели даже губы, а дыхание стало поверхностным и неровным. – Я…

Он шагнул мимо и быстро вышел. Малфой растерянно смотрел ему вслед.

- Да чтоб тебя, Поттер, - тихо пробормотал сателлит, поняв наконец, что где-то очень сильно задел Гарри за живое.

Вздохнув, Драко выплеснул свой чай и побрел к лестнице, оставлять Гарри наедине с его тараканами Малфой не собирался – чревато.

Однако тараканы оказались проворнее, и добраться до Поттера у сателлита не получилось – тот заперся в душе и на просьбы открыть дверь никак не реагировал. Драко несколько минут стоял, уткнувшись лбом в косяк, и просил пустить его внутрь, но из ванной комнаты слышался только шум воды. А когда уже не на шутку встревоженный сателлит рыкнул, что если Поттер немедленно не откроет, он разнесет дверь «Бомбардой», Гарри выключил душ и вскоре вышел – голый, лишь обернув полотенце вокруг бедер, мокрый, с совершенно нечитаемым выражением на лице – и молча стал одеваться.

- Ты куда? – Драко задал вопрос, когда Поттер застегивал ремень на маггловских джинсах.

- Скоро вернусь, - отозвался Гарри и, натянув на голое тело тонкий свитер, направился к двери. – Не пытайся выйти из дома, все заперто.

- Ясно… - пробормотал Малфой – что ж, он сам вчера предложил Гарри вариант с «каменным мешком».

Поттер на мгновение замер у порога, словно собираясь что-то сказать, но потом, видимо, передумал и быстро вышел. Драко медленно опустился на край постели и закрыл лицо руками.

***



Драко был прав. Гарри, будучи сиротой, конечно, никогда не поймет, каково это – жить с оглядкой на мнение родителей, на их волнения и переживания. Гарри, привыкший делать, как надо, а не как хочется, Гарри, не обученный желать и мечтать, действительно, не тяготился бы правилами прохода домой через жилище Джинни и относительно легко сдерживал бы себя в «дружеских рамках» на публике. И да, Гарри, верно, никогда не сможет относиться к волчонку так, как к нему относится Драко, просто, потому что Поттер - от природы бесчувственная тварь земная, а Малфой… Малфой его лучшая, его тонко чувствующая половинка, Малфой его сердце и его душа. Сателлит прав. Но почему же так больно от этой правды? Почему от этой констатации Малфоем факта Гарри едва не задохнулся, почему казалось, что в груди что-то взорвалось и растеклось раскаленной лавой?

Он стоял под ледяными струями, надеясь, что холодная вода уймет боль и вернет холод в сердце, такой привычный, позволяющий думать и действовать, не совершая ошибок, холод.

Драко уже несколько минут настойчиво скребся в дверь и просил пустить, а Гарри старался дышать, просто дышать, а не хрипеть в попытке сдержать крик.

- Гарри, я разнесу эту дверь «Бомбардой» к черту лысому, если ты сейчас же не откроешь! – рыкнул уставший упрашивать Малфой, и Поттер, вздрогнув, выключил воду - Драко вполне был способен осуществить свою угрозу.

Нужно было переключиться, отвлечься. Нужно было уйти от сателлита, пока загнанная глубоко внутрь боль не прорвалась наружу.

Гарри одевался быстро, полностью сконцентрировавшись на своих действиях и стараясь не смотреть на Малфоя. Когда Драко задал вопрос, Поттер на мгновение закрыл глаза – казалось, голос сателлита вот-вот дрогнет и сорвется на хрип. Им сейчас нестерпимо тяжело рядом друг с другом, нужно срочно убираться!

Уже шагнув к двери, Гарри вспомнил, что ночью полностью запер дом для Драко, усилив охранные чары и закрыв для сателлита возможность исправить их. Если бы Малфой попробовал выбраться, ничего страшного не произошло бы, просто неприятные ощущения, но Гарри и этого не желал для Драко, поэтому выдавил из себя предупреждение… И замер от его ответного потухшего: «Ясно…». Нужно было объяснить, что это всего на день, что он именно сейчас идет за мощными охранными артефактами, которые не пропустят в дом никого под ментальными чарами, и можно будет вновь открыть камины для друзей, что завтра утром здесь будут волки Уилана, и в их сопровождении Драко сможет, как прежде, выходить, куда ему вздумается… Но произнести столько слов Гарри сейчас не был способен физически, поэтому он решил, что объяснит все, когда вернется, и спешно вышел.

Вернулся он поздно вечером. Они с Шеклболтом и Одли весь день проторчали в лаборатории Отдела Тайн, подбирая необходимые артефакты и перенастраивая их на нужный Гарри лад. Вернее, перенастраивал, конечно, невыразимец. Поттер только мешался, засыпая его вопросами, а Шеклболт занимался разрешительной документацией. В итоге, когда Гарри, наконец, оказался дома, часы показывали девять вечера, а артефакты нужно было еще встроить в охранную сеть и активировать, чтобы завтра не пришлось снова оставлять дом на весь день закрытым для друзей.

В гостиной было пусто, но практически мгновенно явился Кричер и хмуро поинтересовался, будет ли Гарри ужинать.

- Где Драко? – проигнорировав его вопрос, задал Поттер свой.

- Хозяин Драко у себя, где же ему еще быть? Гарри Поттер лишил Драко Малфоя свободы передвижения, - проворчал домовик. – Читают они.

- Чай и бутерброды, - кивнув, произнес парень и устало опустился в кресло.

Драко не спустился к нему ни пока Гарри «ужинал», ни потом, когда он в течение еще двух часов занимался установкой и активацией артефактов. В доме было тихо, словно кто-то крутанул маховик времени, и Поттер вновь оказался в своем пустом, холодном склепе, и от этого парню становилось нехорошо. Он несколько раз порывался подняться и убедиться, что Малфой с волчонком действительно в спальнях, но останавливался уже на лестнице – нужно было закончить, а, поднявшись, он рисковал сегодня уже не вернуться к охранке дома.

Когда все, наконец, заработало, Поттер уже с трудом держался на ногах.


Тишину в спальне разбавляло только уютное потрескивание поленьев в камине. Драко спал, прижимая к себе мирно посапывающего волчонка. Гарри на несколько секунд замер у двери, с легкой улыбкой рассматривая их, потом прошел, стараясь не шуметь, и попытался аккуратно вытащить мальчишку из объятий Малфоя.

- Гарри… - Драко приоткрыл глаза и тут же засобирался вставать. – Я сейчас… Задремал… Мы читали, он уснул, и я…

Гарри поймал его за запястье.

- Лежи, я отнесу.

Он подхватил пацаненка на руки и вышел, а когда вернулся, Драко даже не изменил позы, все так же лежал на боку и смотрел куда-то в одну точку.

Гарри разделся и забрался в постель.

- Я отрегулировал охрану дома, - пробормотал он, устраиваясь поудобней и закрывая глаза. – Завтра можешь вернуть все гостевые… Только из дома один не выходи… Пожалуйста. Уилан часам к девяти приведет пару омег для сопровождения.

- Гарри, давай поговорим.

- У меня построение в восемь, Драко. Поговорим завтра, когда вернусь, хорошо?

- Поттер…

- Малфой, я устал, - Гарри мучительно хотелось просто прижать его к себе и забыться, раствориться в близости родного тела. – Пожалуйста, давай спать.

Драко не ответил, и Поттер воспринял это как согласие, облегченно вздохнув, двинувшись ближе и укрыв его одеялом. Через несколько минут Гарри уже спал.


Утром его растолкал Кричер. Вид у домовика был суров и настойчив, просить лишнюю минуточку сна у этого чудовища было бесполезно, и Гарри, тяжело вздохнув, вылез из-под одеяла. Малфой не проснулся до самого выхода Поттера из дома, но так, наверное, было даже лучше… Уже выходя на плац, парень вдруг понял, что в подсознательной попытке избежать тяжелых разговоров за завтраком, он выскользнул из дома на полчаса раньше положенного.

Коротать время на холоде было невесело, поэтому Гарри просочился в казарму и засел в курилке. Он сидел на подоконнике и рассматривал пустой плац, когда тихо скрипнула дверь, и пару секунд спустя с порога раздался веселый голос Дина Томаса:

- Гарри Поттер! Наша новая знаменитость!

Гарри вздрогнул, обернулся и слегка улыбнулся товарищу:

- Привет. Что, на построение лучше не ходить?

Дин тихо рассмеялся и, подойдя ближе, протянул сигареты:

- А ты уже отвык? Я думал, у тебя пожизненный иммунитет на всеобщее внимание…

Гарри вздохнул, отрицательно качнул головой, отказываясь от сигарет, и откинулся на кладку оконного проема:

- Я надеялся, что столь пристальное внимание все же осталось в прошлом, - пробормотал он.

Томас отмахнулся и прикурил:

- Да перестань. Что изменилось-то? Как был уникальным парнем, так и остался… Ну, с Малфоем… Это… Живешь… Так сателлит же! Против самой Земли не попрешь, - Дин снова рассмеялся и легонько двинул его в плечо. – Позубоскалят да угомонятся, не ссы.

Гарри невесело усмехнулся. Зубоскалить ему в лицо вряд ли кто решится. Свои, как Дин, так те по-доброму, а малознакомые не рискнут. Но возвращение всеобщего пристального внимания все равно не радовало.

Однако на плацу ни уже вывалившие из казармы парни, ни собирающиеся потихоньку девчонки особого интереса к его персоне не выказали. Друзья, кажется, все уже выведали у Гермионы, потому что даже любопытный Шеймус не пристал с расспросами, только хмуро поздоровался и встал рядом; а остальные сокурсники и вовсе в большинстве своем были увлечены собственными мыслями и разговорами.

Построение прошло быстро: перекличка, выдача группам разнарядок и напоминание о необходимости отмечаться в аврорате в конце дня. Когда курсанты, наконец, разобрав свои разнарядки, сформированными группами разбрелись по плацу в ожидании руководителей, Финнигана все же прорвало:

- Мог бы и поделиться, Гарри, - сердито буркнул он. – Неприятно узнавать из газет…

Томас хмыкнул, перебив его:

- Так он, вроде, и с газетами не по собственной воле «поделился»…

- Вообще-то, это можно было предположить, - тихо подал голос Невилл и почему-то покраснел. – Волдеморта мог убить только Электи.

- Так Волдеморт практически сам себя убил, - возразил Томас.

Гермиона дернула молчаливого Гарри за рукав и, заставив шагнуть в сторону, прошептала:

- Рон не пришел. Надо бы узнать, все ли в порядке…

Поттер медленно выдохнул, сжимая кулаки:

- Ты сейчас проверяешь меня на прочность? – тихо процедил он, и девчонка даже слегка отшатнулась.

- Гарри, нельзя бросать друзей, когда…

Поттер тихо зарычал, и она замолчала, а стоящие в двух шагах от них Томас, Лонгботтом и Финниган, мгновенно отреагировав, шагнули ближе.

- Ребята, вы чего это? Гарри… - начал Дин, кажется, собираясь толкнуть примирительную речь, но его прервал негромкий голос Гарднера:

- Доброе утро, курсанты. Надеюсь, настрой у всех рабочий, и все посторонние разговоры вы уже отложили на внеурочное время.

- Так точно, сэр! – одновременно выдохнули парни и девушка, вытянувшись по стойке «смирно».

- Прекрасно, - улыбнулся начальник школы и протянул пухленькую ручку: - Курсант Поттер, разнарядку группы.

Гарри передал ему документы, которые даже просмотреть толком не успел, и немного растерялся, услышав: «Докладывайте!».

- Сэр… Там, кажется, похищение… - пробормотал он единственное, что успел увидеть в первых строках.

- Кажется, похищение… - неторопливо повторил за ним Гарднер, бегая глазами по разнарядке, и наконец хмыкнул. – А мне кажется, курсант, что вашей группе сегодня гораздо интересней посидеть в кафе и посудачить о помолвках и объявленных статусах. Выдать увольнительные?

Гарри скрипнул зубами, но сдержался, в конце концов, Гарднер был прав.

- Виноват, сэр. Прошу о взыскании и допуске к работе.

Начальник слегка усмехнулся и, окинув взглядом виновато потупившихся за спиной Гарри ребят, махнул на выход.

- Вперед, курсанты. У нас похищение несовершеннолетнего юноши. Группа авроров сейчас опрашивает родственников и друзей. Присоединяемся.

На место, где уже работали авроры, они шли пешком, но, как выяснилось, почти не опоздали. Оперативная группа только начала опрашивать возможных свидетелей, коими оказались сплошь молоденькие – некоторые даже младше Гарри и его товарищей – парни и девчонки, являвшиеся соседями и друзьями пропавшего парня.

Место было захудаленьким – старенький, обветшалый домишко с кучей небольших, скудно обставленных комнатушек, которые домовладелец сдавал юным волшебникам за якобы чисто символическую плату. Ничего особенного. Многие из сокурсниц Гарри, тоже предпочитали снимать комнату в доходном доме, а не жить под постоянным присмотром дежурных в общежитии школы…

- Он… Он… - в одной из комнатушек с двумя кроватями, небольшим столиком и узким платяным шкафом рыдала светловолосая девчонка, тщетно пытаясь что-то рассказать немолодому хмурому аврору. – Он сказал… Родной мо-о-ой… Его убили… Уби-и-или.

- Лейла, ну, что ты! – рыженькая подружка ревущей девчонки ласково гладила ее по плечу, кажется, сама едва сдерживая слезы. – Ну, перестань! Накличешь…

Гарри, Невилл и Гермиона застряли в дверях, наблюдая за происходящим. Кроме опрашивающего девчонок аврора в комнате работал эксперт, быстро снимая какие-то данные с магического фона на вещах. Грейнджер, довольно быстро пришла в себя, шагнула внутрь и приклеилась тенью к эксперту, что-то сосредоточенно помечая в своем блокноте и иногда вполголоса задавая вопросы.

- Ребятки, чего встали? – пожилой аврор, наконец, обратил внимание на парней и слегка улыбнулся. – Кто хочет поработать?

Гарри вошел, поозирался, нашел на столе чайник и пару чистых чашек, налил воды и, подойдя, протянул плачущей блондиночке:

- Мисс.

Девчонка благодарно кивнула ему, забирая чашку дрожащими руками. Аврор хмыкнул, но промолчал, позволяя курсанту действовать самостоятельно. Поттер несколько секунд наблюдал за девушкой, стучащей зубами о край чашки в попытке отпить хоть глоток, но потом открыл блокнот и задал первый вопрос.

Девушка оказалась сестрой пропавшего парня. Оставшись сиротами, они вынуждены были уже несколько лет зарабатывать на жизнь самостоятельно. По словам Лейлы, она занималась присмотром за детьми, а ее брат выполнял несложную работу по дому для одиноких ведьм. Позавчера вечером паренька нанял темноволосый усатый мужчина лет сорока, якобы нужна была помощь его престарелой матушке, которую он должен был на длительное время оставить одну из-за отъезда. Мальчишка отправился с потенциальным клиентом знакомиться с женщиной и заключать договор, и больше его никто не видел.

Аврор, слушая рассказ девчонки, слегка хмыкал, но не перебивал.

- Адрес проживания ведьмы, которой нужна была помощь, при вас назывался, мисс? – спросил Гарри.

- Нет, - всхлипнула девушка. – Нет…

- Описать мужчину более подробно нашему художнику сможете?

- Так… Он под обороткой, наверное, - прошептала рыжая подружка Лейлы, и Гарри тут же удивленно перевел на нее взгляд:

- Зачем человеку, нанимающему парня для помощи старенькой матери, глотать оборотку, мисс?

Девчонка смутилась, а аврор за плечом Гарри снова усмехнулся. Поттер обернулся:

- Сэр, аврорату известно что-то, что неизвестно курсантам?

- Возможно, курсант, возможно. Но что-то мне подсказывает, что ты и сам выйдешь на эту информацию. Вопросы ты задаешь чертовски верные. Отправляем ее к художнику, или хочешь узнать еще что-то?

- Минуту, сэр, если можно.

- Конечно, курсант. Работай, - хмыкнул аврор и, обернувшись к показавшемуся в дверях Гарднеру, одобрительно качнул головой.

- В какое точно время это произошло, мисс?

Девчонка вытерла щеки и шмыгнула носом:

- Да… Мы только дошли до места, и… Этот… - она всхлипнула. – Он сразу появился и забрал… Забрал Гейба.

- Точное время, мисс, - терпеливо повторил вопрос Гарри.

- В семь, наверное, - пробормотала девушка.

- В семь утра? – удивленно переспросил Поттер, поражаясь трудолюбию молодых ребят.

- Вечера, - тихо выдохнула девчонка.

Гарри на миг растерянно замер.

- Мисс, вы отправляетесь на работу вечером?

Лейла отвернулась к окну, но вместо нее тут же довольно уверенно заговорила рыженькая:

- Конечно, вечером, молодой человек. Днем мы работаем, а вечером идем за новыми заказами…

Аврор не сдержался и засмеялся в голос, обратив на себя недоуменные взгляды парней и осуждающий Гермионы.

- Сворачиваемся здесь, - сквозь смех скомандовал мужчина и взглянул на Гарднера. – Я заберу ваших ребят на опрос в ближайший бар, если не возражаете.

- Только вместе со мной, - улыбнулся ему руководитель группы практикантов и взмахом руки остановил Гарри, собирающегося возразить, что он еще не закончил здесь. – Курсант, неукоснительное исполнение приказа старшего по званию – закон… Даже для вас. Если, конечно, форма курсанта вас еще не тяготит.

- Сэр, - Гарри поднялся и шагнул к начальнику школы, - я не думал, что форма на мне может настолько тяготить вас.

Он прошел мимо, захлопнув блокнот, и остановился в коридоре, стараясь сдержать кипящий в нем гнев.

- Зубастые у вас курсанты, Гарднер, - усмехнулся у него за спиной пожилой аврор.

- Когда у них зубы росли, пища была очень твердая, - беззлобно, но как-то грустно хмыкнул в ответ начальник школы.

- Гарри, он цепляет тебя, чтобы прощупать, как реагируешь, - шепнул на ухо Поттеру Невилл. – Не обижайся.

- Я не обижаюсь, - тихо процедил юный Электи. – Я мечтаю кое-кого хорошенько выпороть по его красивой заднице.

- Кого? – непонимающе спросил Лонгботтом, и Гарри, взглянув на него, не смог сдержать улыбку. – Не переживай, Невилл, я все равно этого не сделаю.

Он хлопнул товарища по плечу и обернулся к Гарднеру:

- Сэр, я прошу прощения, это было непозволительно…

- Это было достойным ответом, курсант, - улыбнулся ему мужчина, выходя вместе с аврором и собравшимся, наконец, экспертом из комнаты девушек. – Перенесем этот разговор на внеурочное время, как и все, что не касается дела… У вас остались вопросы. Задайте их мистеру Такеру.

Они вышли из обветшалого домишки и двинулись к выходу из проулка. Гарри и Невилл вновь открыли блокноты.

- Мы не взяли описание парня, - несмело пробормотал Лонгботтом.

Аврор кивнул и полез в рабочую папку:

- У нас есть колдография.

- Я не успел спросить, откуда незнакомец увел его. Где это их место работы? – задал свой вопрос Гарри. – Когда сестра забила тревогу? У парня была с собой палочка? Он способен себя защитить? Мунго проверяли? Может быть, у парня какие-то проблемы со здоровьем есть, и он мог…

- Стоп-стоп, курсант! – рассмеялся аврор, передавая Невиллу найденную в документах колдографию. – Молодец! Но давай по порядку и не так быстро. Мунго проверили сразу, мальчишки там на этот раз нет. Проблем со здоровьем у него не было. Палочка была с собой, но владеет парень ей исключительно на поверхностно-бытовом уровне. А место работы… Ты все еще не понял?

Они подошли к невзрачному пабу, зажатому с двух сторон продовольственными лавками, и остановились у входа. Гарри немного растерянно смотрел на аврора:

- Что я должен был понять, сэр?

Такер вздохнул и забарабанил в дверь, над которой покачивалась табличка «Хромой тестрал»:

- Проституцией они занимаются, курсант, - ответил он и заорал. - Открывайте! Британский аврорат! – и тут же вновь понизив голос, добавил: - Они в Лютном стоят. Оттуда мальчишку и забрал его первый и, видимо, последний в субботу клиент. Этот пацан постоянно вляпывается в истории.

- Но… - Поттер не верил собственным ушам. – Сэр, это означает, что сестра пыталась запутать следствие… Если вы знали, почему вы позволили ей лгать?

- А какая разница, озвучит она то, что мне и без нее известно, или нет? Зачем тратить время на выпытывание известной и не имеющей значения информации?

В замке повернулся ключ, и дверь распахнулась, окончательно выбивая из колеи Гарри, и без того пораженного последними словами аврора. На пороге стоял Уилан.

- Ранделл? – удивленно пробормотала Гермиона.

Альфа слегка улыбнулся ей, склонил голову, приветствуя Электи, и буркнул аврорам что-то типа: «Проходите, господа».

- Дьявол, ты-то здесь что делаешь? – Гарри, пропустив всех внутрь, задержал Уилана на пороге.

- Это паб моей… хорошей знакомой, Электи. Она попросила меня о помощи… Вы, собственно, здесь по тому же вопросу, наверное… Малолетний хастлер пропал…

- Ясно. Да. Парней к Драко отправил?

- Обижаешь, Электи, - нахмурился Ранделл. – Уже час как.

Гарри кивнул и направился к усевшейся за стойку компании защитников правопорядка.

Молодая женщина, чем-то отдаленно напоминающая Гермиону, натирала салфеткой и без того сверкающие бокалы и язвила в лучших традициях Слизерина:

- Удивительная забота! Что же вы закрыли дело, когда мальчишку едва не убили в прошлый раз? Наверное нашли, да оказалось, что найденным ублюдкам ничего предъявить нельзя? Сынки министерских чинуш? Так зачем сейчас изображаете бурную деятельность?..

- Мэм, - перебил ее Такер. – Давайте по делу. Что вы видели в день исчезновения Гейба?

- Да что я могла видеть?.. - спокойный тон аврора словно по волшебству остудил ее. - Они, как всегда, выпили для согрева и ушли, а потом…

- Гарри, будешь описание составлять? – шепнул Поттеру на ухо Невилл, отвлекая от рассказа хозяйки паба и суя под нос колдографию.

Гарри кивнул и… Замер, уставившись на смеющегося со снимка светловолосого мальчишку.

- Гарри, ты чего? – испугано тряхнул его за плечо Лонгботтом, видя, как с лица друга сползают краски.

- Электи? – едва слышно окликнул ни на шаг не отходящий от Поттера Уилан.

Гарри совершенно потерянно поднял на него глаза, потом взглянул на Гермиону и положил снимок на стойку перед ней. Девчонка, смотревшая на него непонимающе, перевела взгляд на колдографию и вздрогнула, подтверждая, что он не страдает галлюцинациями:

- Мерлин, нет…

Кусочки мозаики сложились в голове Гарри сами собой и вопреки его желанию.

- Сэр, - хрипло прошептал парень, переведя взгляд на заинтересованно уставившегося на него Такера. – Боюсь, я знаю, где нужно искать дальше…

- Гарри! – испуганно выдохнула Гермиона.

Поттер хмуро взглянул на нее и снова обернулся к аврору:

- Я знаю, кто снял этого хастлера в субботу вечером. Нужно задержать и допросить… - он все же запнулся, но, сжав кулаки и переведя дыхание, договорил: - Рональда Билиуса Уизли.

Все было как в тумане. Он кратко и по существу выложил то, что ему было известно, попросил разрешения на дальнейшее участие в расследовании и предложил привлечь Уилана в качестве стороннего эксперта. Все эмоции словно свернулись где-то в глубине сердца и заставляли чертову мышцу слегка ныть, но совершенно не мешали принимать решения.

Через полчаса он вместе с группой авроров, Уиланом, Гарднером и Невиллом с Гермионой вошел в Нору. Рона дома не оказалось. Испуганная и возмущенная Молли громко кричала, плакала и умоляла Гарри оставить ее семью в покое, пока Грейнджер не увела ее на кухню и не напоила слоновьей дозой успокоительного зелья. Поттер истерику женщины почти не замечал. Единственное, что его сейчас волновало – это заключение экспертов и вердикт Уилана.

- Непростительных нет, но явные следы сильных ментальных. Судя по всему попытка наложения глубокого Обливиэйта. Не уверен, что жертва после этого останется в здравом уме, - пробормотал эксперт, закончив считывать магический фон комнаты Рона. – Так… А чуть ранее серьезная трансфигурация… Посмотрим…

Он махнул палочкой возвращая кровати форму последней трансфигурации и хмыкнул, рассматривая уродливое кресло:

- Интересно… Тонкая работа, - он щелкнул колдокамерой устрашающий агрегат с нескольких сторон и направился к тумбочке. – А здесь у нас что было?

Через несколько секунд он снимал уже состряпанные Роном из пары подсвечников расширители.

Гарри перевел взгляд на Ранделла. Альфа неподвижным взглядом смотрел на кресло, кажется, слегка побледнев. Волк тоже все понял и сейчас готов был сорваться по следу.

- Уилан, - Поттер привлек его внимание к себе. – Что чувствуешь?

- Слезы, сперма… Кровь, - хрипло произнес Уилан.

- Мальчишка жив? – это было важно, для Гарри это сейчас было очень важно.

- Отсюда его вынесли живым, - ответил Ранделл. – Но без сознания и в крови. Только… Прошло больше суток. Отправь сову.

Гарри обернулся к Такеру, но в этот момент снова подал голос эксперт:

- Пробовали. Сова не летит. Но здесь следы чар ненаходимости. На кого он их накладывал, не прочесть, может, и на себя… Но, скорее всего, все же на жертву, иначе зачем обливиэйтнул?

- Я могу снять с лагеря человек десять-пятнадцать, Электи, - Уилан смотрел исподлобья. – Скажи, кого из них искать.

Гарднер с интересом наблюдал за Поттером, но Гарри сейчас не замечал посторонних взглядов.

- Пусть ищут Уизли, - принял решение Электи. – Найти, взять живым… Доставить в аврорат. Найдем Уизли – узнаем, что с парнем.

Ранделл молча кивнул и быстро вышел, а Гарри взглянул на Такера:

- Сэр, чем быстрее заявим его в розыск, тем больше шансов найти парня живым… - на последнем слове голос все же дрогнул, Поттер не мог заставить себя совсем забыть, о ком он говорит.

Аврор, хмуро рассматривающий кресло, кивнул:

- Заявим, сынок, заявим.

- Курсант Поттер, давайте-ка выйдем на минутку, - окликнул Гарри Гарднер и направился к двери. – Здесь наша помощь пока не нужна.

Гарри на мгновение замер, неуверенный, что без него действительно обойдутся, но потом все же согласился и, обойдя Невилла, совершенно потерянного еще с момента неожиданных показаний Поттера в «Хромом тестрале», последовал за начальником школы.

- Гарри, я думаю, на сегодня достаточно. Забирай курсантов Грейнджер и Лонгботтома и отправляйтесь отмечаться и отдыхать.

- Сэр…

- Гарри, Рональд Уизли твой друг и брат твоей невесты. Ты уже сделал больше, чем кто-либо мог от тебя потребовать. Ты молодец, мальчик. Отправляйся к своему сателлиту. Рона найдут и все выяснят. Да и оборотни твои помогут, за что тебе, опять же, огромное спасибо. Идите.

- Хорошо, сэр. Но сначала я свяжусь с Артуром… С мистером Уизли, если позволите. Он должен быть сейчас здесь. Миссис Уизли нужна поддержка.

- Конечно, Гарри. Ты свободен. Главное не забудьте отметиться.

Поттер вызвал Артура, дождался его возвращения домой и лично объяснил мужчине, что произошло. Мистер Уизли выслушал Гарри молча, потом осел на диван и закрыл лицо руками.

- Мне жаль, Артур, - хрипло пробормотал парень.

- Я знаю, Гарри, - прошептал мужчина. – Знаю… Это моя вина. Я слишком мало времени ему уделял.

- Я думаю, дело в другом, сэр, - откликнулся Поттер, искренне жалея несчастного отца многодетного семейства, действительно любящего каждого из своих детей, но слишком мягкого, чтобы на что-то влиять. – Сейчас ваше самобичевание не поможет ни Рональду, ни парню, ставшему его жертвой.

- Да. Да, ты прав, Гарри. Сейчас нужно найти их…


Через пятнадцать минут Гарри, Невилл и Гермиона были в аврорате, где в коридоре встретили ожидающих их Шеймуса и Дина.

- Ну, вы где шлялись-то? - Томас, завидев товарищей, вскочил со стула и бросился к ним. - Мы всех опросили, группа сворачиваться начала, смотрим, а ни вас, ни Гарднера нет…

- Прикиньте, это все шлюхи! – перебивая его, делился впечатлениями Финниган. – И пацан этот с клиентом ушел, никто его не похищал. Скорее всего, трахают его сейчас где-нибудь…

Гарри резко схватил его за ворот курсантской мантии и, притянув к себе, процедил в лицо:

- Ему шестнадцать лет. Он сирота и вынужден зарабатывать себе на жизнь, ложась под всяких извращенцев изо дня в день. Позавчера его изнасиловали, порвали, возможно избили, вычистили память и где-то бросили умирать, наложив чары ненаходимости. И все это сделал наш с тобой друг, Шеймус – Рон Уизли. Иногда шлюха оказывается достойней героя войны.

Он отпустил Финнигана и, обойдя его, быстро зашел в кабинет секретаря. Грейнджер и Лонгботтом последовали за ним, а Дин и Шеймус ошарашенно замерли посреди коридора, пытаясь осознать услышанное.

- Домой? – тихо спросила Гермиона, когда они вышли из кабинета.

Гарри отрицательно мотнул головой. Он чувствовал вину перед мальчишкой-хастлером, ведь именно он оставил его с Роном… С обозленным Роном. Он не мог сейчас сидеть на месте, он должен был найти Уизли и вернуть паренька сестре…

- К Шеклболту. Мы должны активизировать все силы.

- Я с тобой, - тихо произнес Невилл.

- Мы тоже, - добавил Шеймус за себя и за Дина, Томас только кивнул в подтверждение.

- И я… постараюсь пригодиться, - Гермиона вздохнула и направилась в сторону лифтов.


Кингсли был не просто шокирован, он на какое-то время буквально впал в ступор.

- Рональд? – в который раз переспросил он. – Но… Этого не может быть…

- Вызывайте Одли, сэр, нам нужны поисковые артефакты, - скомандовал Гарри.

Все дальнейшие действия заняли больше двух часов. Невыразимец, получив задание, отправился в хранилище за нужными артефактами, Томас помчался в Нору, искать в комнате Рона короткий рыжий волос для активации поисковика; Финниган ушел выяснять, срабатывал ли камин Норы на выход в субботу после восьми вечера, и если да, то каков пункт назначения, чтобы в случае обнаружения такового, можно было отправить туда вервольфов и попытаться взять след паренька; Гермиона и Невилл занялись поиском возможной аппарации Уизли с хастлером на руках среди зафиксированных аппараций в том районе в заданный промежуток времени… Гарри, Шеклболт и пара вызванных Кингсли авроров анализировали карту, отмечая места возможных появлений Рона, тут же отправляя координаты в аврорат для отправки групп захвата и получая один отрицательный ответ за другим.

Одли вернулся, когда карта была уже испещрена галочками и крестиками, а следа Рона все еще не было. Невыразимец взглянул на художества поисковой группы и, хмыкнув, присел в кресло:

- Волос достали?

- Достали! – выскочивший из камина Дин потряс в воздухе небольшим конвертиком из бумаги. – Всю постель перерыли!

Гарднер вышел из камина следом за парнем и, окинув присутствующих взглядом, поздоровался с министром, невыразимцем и аврорами.

- Неугомонные у меня курсанты. Вы хоть отметились?

- Так точно, сэр, - откликнулся Гарри и перевел взгляд на Одли. – Запускайте.

Мужчина поднялся с кресла, забрал у Томаса завернутый в бумагу волосок и, вытащив из кармана небольшой пузырек с пипеткой в крышке, подошел к карте. Присутствующие обступили стол, внимательно наблюдая за его действиями.

Одли подцепил пипеткой небольшое количество содержимого флакончика и капнул на карту. Серебристая, похожая на ртуть капелька замерла небольшим шариком там, куда упала. Невыразимец осторожно распаковал волосок и, измельчив его на той же бумаге каким-то заклинанием почти в пыль, ссыпал получившийся ингредиент на переливающийся стальным блеском, мягкий шарик.

Капля, словно живая, буквально проглотила насыпанную на нее рыжеватую пыль, а в следующее мгновение задрожала и двинулась с места. Сначала она ползла очень медленно, и Гарри в какой-то момент показалось, что артефакт не работает, но несколько секунд спустя шарик начал метаться по карте гораздо быстрее, а потом и вовсе стал выглядеть, скорее, как появляющиеся и исчезающие то тут, тот там серебристые линии… И вдруг замер, вытянулся и превратился в маленький серебряный флажок.

- Готово, - довольно объявил Одли, и все, словно по команде, склонились над меткой.

- Боже… - тихо выдохнула Гермиона и тут же подняла испуганный взгляд на побледневшего Электи. – Гарри, только не…

Поттер ее не дослушал, бросаясь к камину и выхватывая на ходу палочку.