Крысобой +416

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
ОМП/ОМП
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Фантастика
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 108 страниц, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Невероятно! Искренее спасибо!» от gte
«Как же это круто! Спасибо!» от Natalia_Yume
«Превосходная работа!» от veertje
«За невероятные эмоции!» от Dampirella
«Отличная работа!» от Nitrat
«за бессонную ночь! » от A_Lexx
«Аплодирую стоя! Крышесносно!» от The Fear
«Очень атмосферно! Спасибо. » от _Йоль_
«За Сая и его любовь! » от Brais
«Отличная работа!» от Kurilian Bobtail
Описание:
Сорок тыщ слов геноцида, резни, нецензурной лексики, каннибализма и махрового флаффа ;)
…Человечество убило себя ап стену. Немногие выжившие перебираются в общины-убежища посреди огромной пустыни. Общины ведут жестокую борьбу за власть и ресурсы. Сайлар, молодой командир отряда рейнджеров, оказывается в самом сердце опасных интриг и большой заварушки. Ведь ему не повезло навлечь на себя гнев самого Варлока – мутанта, каннибала, убийцы и вообще занятного парня…

Посвящение:
Моей любимой командочке Фандомных Битв, а именно Ксенофилии: благодаря тому, что эти наглые монстроморды стояли надо мной всю зиму с помпонами и паяльником, этот текст вообще состоялся ;)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Как нас учит Википедия, крысобой, или же крысиный волк – существо из городской легенды, гласящей: если десяток крыс запереть в клетке без еды, они начнут убивать и пожирать друг друга, пока не останется одна, самая сильная и злая, особь. Это и будет крысобой – каннибал, даже после выхода на свободу продолжающий питаться исключительно своими сородичами.

Lost and Found

7 ноября 2014, 02:31

The tightrope that I'm walking just sways and ties
The devil as he's talking with those angel's eyes.
And I just want to be there when the lightning strikes,
And the saints go marching in
And sing “slow-ow-ow-ow it down”.

Through chaos as it swirls
It's just us against the world.

Coldplay, “Us Against the World”.




Они все были тут, вернее, почти все. Ролан из Первой Цитадели, Шигеру Наги из Красного Кряжа, Каору Эссинг из Доктрины и, конечно, Кори. Дружный блок с неожиданно примкнувшим к ним азиатом. Только новую главу механиков не позвали – не доверяли, видимо.

– Сайлар! – Кори, как раз говоривший, когда рейнджер вошел, мигом подорвался с места. – Вернулся…

– Какого черта твоя охрана сюда пускает кого попало?! – взвился Ролан.

– Он не "кто попало", – Кори решительно втащил Лара в комнату. – Ему тут самое место.

– Пусть остается, – согласился Эссинг. – Сайлару мы все доверяем, а еще одна разумная голова нам сейчас не помешает.

– Вы говорили о Варлоке, – Сайлар чувствовал, что все обмерло внутри.

– Да… – Кори сел сам и усадил его. – Ты же вернулся из Содраграски! Какого черта тебя туда понесло и что ты там делал?!

– Помогал прищучить банду, – отозвался Лар. – Бегали к ним какие-то со стороны Хайвея, парня убили на ферме...

– И что людоед?

– Да ничего, – я просто немного пообщался с ним, трахнулся и понял, что он неплохой парень. – Ему было не до меня.

– Это еще мягко сказано! – ухмыльнулся Наги.

– Да объясните вы ему уже, – мрачно заметил Ролан. – В общем так. У нас появилась кое-какая информация насчет Варлока. Этот помешанный упырь собирается напасть на один из Городов.

Сайлар не мог видеть себя со стороны, но точно знал, что глаза у него в этот момент расширились.

– Откуда вы можете это знать?

– У меня есть источник. Надежный, – Кори был не очень весел. – И самое печальное – это знаем не только мы. Очень скоро, если ничего не предпринять, об этом узнают Города.

– Кто бы мог подумать, что у твари настолько плохо с головой, – горько заметил Ролан. Он, похоже, был в панике. – Если б нам повезло, его бы самого зашибло во время этой вылазки. Да только вот Города только и ждут возможности проутюжить тут все к чертовой матери. А тут такой повод, агрессия со стороны Общин, да еще и под предводительством мутанта-людоеда! Нас сожгут заживо. И это после всех переговоров, после всех уступок, которые нам с Кори удалось выторговать…

– Хватит причитать, – обрезал Наги. – Ничего этого не будет, если скормить людоеда червям. Мы должны избавиться от него раньше, чем он вылезет. Нет. Раньше, чем даже начнет шевелиться! Достаточно, чтоб в Городах узнали о его намерениях, и всему конец.

– Кори, когда там прибывает твой посланник от Угловых? – спросил Каору.

– Через семь дней, – проворчал Кори. – И у него тоже есть свои осведомители, с которыми он будет встречаться. Он узнает. И быть беде.

– Посланник Городов? – Сайлар, доселе сидевший тихо, вскинул голову.

– Да. А что?

– Да просто интересно стало... Знаете, там было кое-что странное у тех налетчиков, которых убили в Содраграске. Они таскали с собой реагент, такой, как использовался на Станциях Купола. Помнишь эти штуки, Кори? Откуда он мог взяться на Равнине?

– А говоришь, они со стороны Хайвея ходили? У Слона тоже давние нежные отношения кое с кем из Городов. Видимо, выпросил у них подарочек для друга-Варлока.

– Это все не имеет отношения к делу, – остановил их Ролан. – Нам надо решать, что делать, и быстро. Чертов людоед всегда был поперек горла. Но сейчас он перешел все границы. Если его не остановить, он всех погубит.

– Мне нечего добавить, – кивнул Эссинг.

– Одна пуля решит много проблем и спасет много жизней, – согласился Наги.

– Я не сторонник радикальных мер, но так и быть, соглашусь, – вздохнул Кори.

Сайлар сидел и думал. Думал о карте в бункере Варлока. На которой детально были отмечены все важнейшие объекты не только Равнины, но и Городов. Аэродромы. Казармы полицейских частей. Здание правительства.

– Но есть еще проблема – как до него добраться, – продолжил Эссинг. – Мы упустили свою возможность на Совете – кстати, из-за тебя, Кори, это ты не хотел просто организовать нападение и настоял на сложной схеме с провокацией. Теперь же на подготовку полноценного покушения времени нет. Варлок из Содраграски вылезает очень редко и всегда неожиданно, а внутрь крепости никакой наемный убийца не сунется. Нет таких денег, чтоб побороли страх перед людоедом. Да и сам он… кого попало к себе не подпускает.

"Кроме отдельных чокнутых рейнджеров, – подумал Сайлар. – Которых и подпускает, и терпит рядом с собой, и разговоры разговаривает будто бы открыто и с удовольствием…"

– Тогда – нападение, – заявил Наги. – нужно выманить его и идти большим отрядом, чтоб точно хватило перебить охрану и чтоб тварь не ушла.

– Ты говоришь о твари, которая при огромном численном перевесе не в свою пользу выиграла полевую войну против Саранчи, – вступил Эссинг. – Незаметно устроить засаду с большим количеством людей на его территории почти нереально, а победить будет не очень просто, и много людей в любом случае погибнет.

– Много людей погибнет, если дать ему сделать то, что он хочет, – сверкнув глазами, отрезал азиат.

– Опять по кругу пошло, – поморщился Ролан. – Что…

– Это могу сделать я.

– Э?!

– Я могу это сделать, – тихо произнес Сайлар. – Меня Варлок спокойно подпускал к себе, и даже наедине со мной оставался.

– Чего это он? – подозрительно спросил Наги.

– Может, доверяет. Или скорее не воспринимает всерьез, – "Маленькая собака…", – и считает прямолинейным благородным идиотом, – "Идиотски бессмысленная инициатива. Мне нравится!"

– У них там есть такая вышка на штабе, сверху площадка, где Варлок любит сидеть по вечерам. Один. И я туда два раза поднимался и говорил с ним. Могу подняться еще раз. Думаю, мне хватит подготовки справиться с ним. За свою жизнь я не боюсь, в отличии от ваших наймитов.

– Нет. Ты не станешь этого делать. Закрыли тему, – от голоса Кори замерзла бы и топка на литейном заводе.

– Помолчи, Шлюший король, – поморщился Наги. – Сейчас время, когда говорят воины, а не торгаши.

– Я не отпущу его туда! Это верная смерть.

– Кори, – устало сказал Лар, – ты меня не можешь куда-то "отпустить" или "не отпустить". Я все равно сделаю, как решил.

Похоже, он убедил их. Ролан по мере речи Сайлара делался все менее и менее суетливым. Шигеру Наги смотрел на Лара с явным уважением. Каору что-то прикидывал в уме, но явно был не против затеи. Кори… на Кори страшно было смотреть.

– Сайлар, ты уверен, что готов на это? – спросил наконец глава Доктрины. – Мы предоставим тебе все ресурсы наших Общин и сделаем все, чтоб вывести тебя из Граски живым. Но риск велик. И мы не можем тебя даже просить пойти на это.

– Я готов, – кивнул Лар.

– Отлично! – выдохнул Ролан. – Давайте обсудим детали.

***



После совета Лар поймал так больше ни разу и не заговорившего с ним Кори. Подошел. Заглянул в глаза. Положил руку на плечо.

– Кори. Я тебе всегда верил, как себе. Я всегда знал, что твои решения самые верные, и что я могу положиться на тебя, и никогда не сомневаться. Поэтому скажи мне сейчас, что то, что я должен сделать, – правильно. Что это для всей Равнины. Что иначе нас всех ждет беда. Скажи мне, что я жертвую собой не зря, и я сделаю что должен и постараюсь вернуться.

На протяжении всей речи Кори кусал губы и молчал. Явно хотел сказать "Да иди ты к черту и просто не езжай никуда!", но сдержался. Он молчал еще минуту, может две, потом наконец произнес:

– О чем тут говорить? То, что ты собрался сделать, правильно и важно для всех. Для каждого человека на Равнине, даже для варлоковых подданных, которые даже не знают, куда их тащит эта тварь. Но Лар! Я не хочу в это вмешивать тебя.

Он порывисто обнял рейнджера. Но Сайлар на объятья не ответил. Он смотрел в стену остановившимся взглядом и явно был мыслями где-то далеко.

***



Линта очень изменилась, повзрослела и пополнела с дней их общей юности в Стае. Еще бы – третьи роды. Они с Робом в какой-то момент предпочли жизнь Вольных фермеров и свили гнездышко на границе Оазиса и Красного Кряжа. Это была, наверное, самая уютная, тихая и по-особенному спокойная ферма на Равнине. Сайлар очень любил тут бывать.

Когда он приехал, Линта выбежала ему навстречу, прижала к пышной груди и повела в дом, угощать и тискать. Лар прихлебывал вкусный чай, слушал мелодичный голос подруги и щебет ее детей в соседней комнате и думал о том, как все изменилось и все они изменились.

– Давай, выкладывай, – наконец сказала Лин, садясь рядом и беря его за руку. – Я же вижу, младший, ты не просто так приехал.

– Лин, – глухо сказал Лар, – я тебе ничего не могу рассказать, но просто выслушай меня, ладно? Это полное дерьмо, Лин: я собираюсь сделать кое-что очень важное, но я, черт возьми, не знаю, прав я или нет. Спросить совета не у кого. Помочь мне тоже никто не может. И мне придется обмануть доверие очень дорогого мне человека, но самое гадкое даже не это. Я боюсь ошибиться. Если я все понял и решил неправильно – пострадают слишком многие.

– Вот нагородил, – фыркнула Лин, улыбаясь. А потом серьезно добавила: – Лар, если б меня попросили сказать, кому из Стаи я доверила бы принять очень сложное и тяжелое решение, от которого зависело бы все, – я назвала бы тебя.

– Почему?! – поперхнулся Лар.

– Бесполезно объяснять. Раз уж ты за двадцать шесть лет жизни так и не понял, за что нравишься людям.

– Ну спасибо, сестричка. Успокоила.

Хотя ему и вправду стало чуть-чуть легче. После общения с Линтой всегда было легче.

...Уже прощаясь, Сайлар замер на пороге и как бы невзначай спросил:

– Лин, ты помнишь наше последнее дело как Стаи? Я имею в виду – в Городах? С этой синей химией со Станций генерации Купола?

– Еще бы не помнить!

– Ты не знаешь, кто был нашим заказчиком?

– Это разве что Кори знает. У него ты не спрашивал?

– Пока нет, – Лар пожал плечами. – Просто интересно. Мы передали ему первый заказ, потом он вроде как попросил еще. Второй ящик добыли незадолго до начала бегства, но за ним никто не пришел. Он так и остался в нашем убежище, да?

Линта на мгновение замялась.

– Не помню. Наверное. Может быть.

– Ясно. Увидимся, Лин!

Он уехал. Его ждало еще одно дело, прежде чем…

***



В резиденции главы Хайвея его встретили в духе картины маслом "Медвежий сюрприз". В смысле – прихуели конкретно, командир рейнджеров был явно последним, кого могли тут ждать в гости. Шьем и Кэми тихо ржали в кулачки, наблюдая, с каким лицом охрана докладывала начальству о визитере.

Однако внутрь его пустили без дальнейших вопросов. Слон и Эрик Фрост готовы были его принять. И, возможно, тут же грохнуть, но это мы еще поглядим.

Приемная Слона оказалась на удивление строго и функционально обставленной, без признаков разгульной роскоши. Не считая того, что вся мебель и техника в ней явно была доставлена из Города, что уже являлось роскошью.

– Ну здравствуй, – Слон поглядел на вошедшего Сайлара маленькими глазками. – Зачем приехал-то?

– Уж точно не извиниться, – усмехнулся рейнджер. – Как лицо, Ангус?

– Неплохо. Холодными компрессиками лечился. Да садись ты, не маячь.

Сайлар сел.

– Я хочу поговорить о Варлоке.

Слон и его заместитель чуть не подпрыгнули.

– О Вааарлоке, – протянул работорговец. – Что ж. О таком я всегда рад поговорить.

– Он тебе поперек горла, я знаю.

– Как и всей Равнине, – вставил Эрик.

– Как и, предположительно, кое-кому из Городов, – продолжил Лар. – Все заинтересованы в том, чтобы от него избавиться. И я думаю, что смогу это осуществить.

– Что, Кори совсем поперек горла стали людоедские четыре тысячи ружей? – ввернул Слон, но смотрел при этом серьезно и слушал внимательно. – Продолжай.

Сайлар коротко изложил план.

– Если повезет, я смогу сделать все незаметно, спуститься с вышки и уйти живым. Варлок имеет обыкновение сидеть там часами, его долго не хватятся. Если же мне не повезет… что ж, твоя разбитая рожа будет достойно отомщена.

– Да какая месть, детка! – Слон хлопнул рукой по мясистому колену. – Если ты возьмешь на себя избавление Равнины от этой зверюги, я тебе подарю самого симпатичного раба из личной коллекции. Можешь даже сам приехать и выбрать! – он широко развел руки.

Сайлар поморщился.

– Рабов своих себе оставь.

– Зря, – как-то очень хитро улыбнулся Слон. – Никогда не отказывайся от подарка, не посмотрев на него. Знаешь, в моей коллекции… очень интересные экземпляры попадались.

– Обойдусь, – отрезал Лар. – Давай о деле. Мне нужно кое-что от вас.

– Выкладывай.

– Первое и главное – не вмешивайтесь, пожалуйста. Я не буду спрашивать, имеешь ли ты отношение к банде, уничтоженной в Содраграске несколько дней назад. Скажем так: понятно, что у тебя счеты к Варлоку и что ты всегда рад ему насолить. Придержи все это. Мне не нужно, чтоб он был разозлен и подозрителен, иначе все может сорваться. Пусть хоть несколько дней тут царит мир и покой.

Слон покивал головой:

– Разумно. Не вмешиваться и дать тебе действовать. Что еще?

– Я пока не знаю, как буду уходить из Граски, если все получится. Людей своих с собой не беру, чтоб не подставлять. Возможно, двинусь к вашей границе, она ближе всего. Нужно, чтоб кто-то подобрал меня там. Сделаешь?

– Легко, – кивнул Слон. И Эрик тотчас добавил:

– Мы можем даже влезть на территорию Граски. Попробуй выйти к развалинам старого завода, он примерно в пяти километрах от Общины. Я отправлю туда людей. Если заблудишься, просто иди на юг, к трассе. Так или иначе наткнешься на наших.

– Я знаю, где завод. Все понял, – Сайлар поднялся. – Пожелаешь мне удачи, Слоник?

– Удачи, детка. Принеси нам его когти как сувенир.


...Когда он ушел, Слон еще некоторое время смотрел вслед, а потом шумно вздохнул.

– Чего ты ворчишь? – Эрик, прекрасно умевший улавливать настроение босса, недоуменно поднял бровь. – Если все это не какая-то подстава, то нам очень повезло.

– Если и подстава, то крайне хилая. Да и лапушка Сайлар не умеет врать, так что… – Слон потер подбородок. – Но я не поэтому кручинюсь. Помнишь, каким этот чертенок был шесть лет назад? Конфетка. Валить и трахать до обморока. А вырос в какого-то унылого монстра.

– Юноши имеют свойство взрослеть и матереть, – пожал плечами Эрик.

– Ай, оставь! – махнул рукой Слон. И добавил: – Я просто жалею, что шесть лет назад нам попался его бойфренд, а не сам лапушка Сайлар…

***



Первая звезда загорелась на небе. Сайлар стоял перед воротами Граски. Его ребята, даже не подозревающие, что задумал командир, минуту назад укатили, помахав на прощание. Если он рассчитал неправильно… значит, больше их никогда не увидит.

На воротах дежурил кто-то из парней, с кем они ходили в вылазку против банды у ферм. Сайлару пожали руку и впустили без вопросов, наказав передать привет "девчонкам в штабе – ну, если ты туда сейчас двинешь!".

Сайлар пошел к штабу.

Вечерняя Граска была такой же, какой он ее запомнил, – мирной, суетливой, приветливой. Мужчины, женщины и дети радовались прошедшему в трудах дню и наступившему спокойному вечеру. На площади опять жгли огни, распивали подогретую настойку и пели песни.

В штабе действительно дежурили "девчонки", включая молчаливого лейтенанта Джилин; остальных Лар не знал. Здесь его тоже пропустили без вопросов, махнув в сторону лестницы на вышку – мол, Варлок там.

Сайлар полез вверх.

Короткий путь между землей и небом, смех внизу, пустота вокруг. Он поднялся на площадку и, едва заметив знакомую фигуру, сказал:
– Здравствуй, ящерка. Здравствуй.

***



Идущая на убыль луна освещала развалины огромного завода. На верхнем этаже одного из крайних его цехов в тенях затаилась группа людей.

– Ну и где наш клиент? – послышался ворчливый голос. – Птичка еще когда передала, что из Граски он выбрался. Давно должен был дойти сюда!

– Хорош шуметь. Дойдет, никуда не денется. Ох и интересно, чем у них там все закончилось.

– Птичка говорит, через полчаса после того, как он вышел, началась какая-то суматоха. Баба эта с кудряшками, ихний хирург, чуть ли не в полотенце, как в душе была, выскочила и понеслась в штаб. И с ней лейтенанты. Неужто и впрямь порешили уродца?

– Тихо, ребята! Смотрите, там, у камней! Кажется, идет!

Вдали, на залитой лунным светом Равнине, действительно показалась одинокая фигура.

Тени спешно снялись с места и заскользили меж развалин, занимая удобные позиции для нападения. Время тянулось мучительно долго, пока наконец одинокий путник не ступил на территорию завода. На него тотчас бросились со всех сторон, заламывая руки и пару раз для надежности врезав по ногам и животу.

Жертва нападения странным образом не стала сопротивляться. Дала себя повалить и связать. Нападавшие собрались вокруг и зажгли свет.

– Ну здравствуй, Вэнс, – выдохнул едва отдышавшийся Сайлар, морщась от направленного ему в лицо луча фонаря. – У меня только один вопрос – ты от Слона?

Несостоявшийся убийца Рэтти Янга выступил вперед из-за спин своих людей и знаком велел поднять пленника на ноги.

– Он сказал, что ему очень жаль, – Вэнс похлопал Сайлара по щеке. – И вообще-то просил убить тебя быстро, безболезненно и тихо. Но разве я могу так поступить? – и он со всей силы врезал рейнджеру в солнечное сплетение. – Если бы не ты, сука, я был бы сейчас главой Общины. Мне кажется, я имею право немного отыграться. Да, парни?

– Ты не стал главой Общины не из-за меня, а потому что еблан, каких поискать, – вздохнул Лар, отдышавшись после удара.

– Поговори мне тут, – прошипел Вэнс. И вдруг упал с аккуратной дыркой в виске.

Сайлар предусмотрительно рухнул на землю, а вокруг загремели выстрелы. Впрочем, длилось это недолго. Всю шайку Вэнса, неосмотрительно вывалившуюся на открытое место с зажженными фонарями, положили мгновенно.

Послышались торопливые шаги, а потом сильные руки помогли Лару подняться.

– Да твою же мать, Сайлар! – выпалил Кори. – Что с тобой надо сделать, чтоб ты не влипал в заварушки каждые три-четыре дня? – он быстро разрезал веревки, стягивавшие запястья рейнджера. – Надеюсь, ты хоть не думал, что я на самом деле согласился отпустить тебя без присмотра.

– Не думал.

– Пошли из этого мерзкого места. Оно мне не нравится.

"Правильно не нравится", – подумал Сайлар. Но вслух сказал:

– Погоди.

– Что еще? – Кори нетерпеливо потянул его к выходу. – Пойдем, мы тут машины кинули недалеко, надо сваливать отсюда. У тебя ведь получилось?! Ребята Варлока носом землю будут рыть, чтобы найти убийцу.

– Стой, – Сайлар взял его за плечо и заставил остановиться. – Ребятам твоим скажи, пусть идут, а нам надо поговорить.

– Не здесь же…

– Здесь. И сейчас.

Кори вздохнул и повернулся к своим людям:

– Парни! Идите к машинам, мы догоним, – и опять Лару: – Ну чего тебе, горе мое?

– Этот твой посланник Городов, который должен был приехать через неделю... он существует или такой же вымысел, как все остальное?

Кори посмотрел на Сайлара расширившимися глазами.

– Ты собирался сделать это еще на Совете, – продолжил Лар, – скорее всего – стравить Хайвей и Содраграску. Избавиться от Слона, либо от Варлока, либо от обоих сразу, после чего на Равнине не осталось бы никого, кто мог бы противостоять вашей коалиции. Но влез я, и ничего не получилось. Тогда в ход пошла банда мутантов, явившаяся якобы от Слона, с ядовитым подарком в руках. По плану, видимо, Варлок должен был озвереть и напасть на Хайвей, так ведь? Но он не клюнул на приманку, зато сболтнул кому-то из своих, что собирается нанести недружественный визит в Город. Этот кто-то шпионил на тебя, либо спал с кем-то из твоих конфеток, и после порции особого порошка, подсыпанного в питье, выболтал все как на духу. И дал тебе идеальный повод натравить все Общины на Содраграску. Даже Наги клюнул, хотя обычно азиаты ни в чем тебя не поддерживали.

– Сайлар, – наконец-то обретя дар речи, произнес Кори. – Здесь не время и не место все это обсуждать.

– Хорошо, – Лар отступил на полшага и посмотрел ему в глаза. – Тогда последний вопрос. Когда мы крали чертов реагент со Станции Купола и передавали его заказчику, ты знал, для чего он нужен? Знал, куда пойдет и что потом случится?

– Да не знал я! – не выдержал Кори. – Мне предложили серьезную работу и очень большие деньги. Грех было отказаться. Что эта штука способна сотворить с человеком такое – ну, что она сделала с беднягой Пи Смитом и остальными, – я догадался уже потом, на Равнине. Сопоставив кое-какие факты и прикормив группу новообращенных мутантов.

– Твои бы мозги, Кори, да на мирные цели, – зазвучал из темноты жуткий голос. Вожак Стаи дернулся было, но тут со всех сторон как тени возникли люди Содраграски.

Молчаливая Джилин отсалютовала двум застывшим людям, недвусмысленно держа пистолет. Спустя мгновение на свет вышел и Варлок, до этого явно сидевший в остатках здания в паре этажей над их головами.

– Что за…

– Устраивать засады на засады на засады – мое любимое занятие, – проворчал мутант, указывая лапой на тела Вэнса и его людей. – И не дергайся сильно. Твои ребята сейчас сидят смирно под прицелом снайперов и на помощь не придут. Вообще никто не придет. Район оцеплен, вояки Слона, Ролана или кого угодно еще, кто хотел бы пожаловать на разбор, и близко не подойдут.

Кори выпрямился и скрестил руки на груди. Ему явно было не по себе, но Вожак был не из тех, кто пасует в какой бы то ни было ситуации.

– Сайлар, детка, ты ничего не хочешь мне сказать? – тихо спросил он.

– Нет, – устало ответил рейнджер. – Или хочу? Когда я просил тебя сказать мне правду, когда спрашивал, правильно ли я поступаю, соглашаясь убить доверяющего мне человека, – ты не ответил "это просто мои далеко идущие планы по захвату власти на Равнине, детка". Не знаю, Кори. Может, ты и впрямь веришь, что все делаешь для общего блага. Я никогда в тебе не сомневался и никогда тебе не лгал, и решиться на это было очень нелегко.

Варлок сделал знак своим людям, и те опустили оружие.

– Ну что, поговорим, как глава Общины с главой Общины? Или черт его знает, как кто с кем… Знаешь, Вожак, я рад был бы видеть тебя союзником, а не врагом, но ты, кажется, тверд во мнении, что Равнина слишком тесна для двух таких ядовитых змей. Поэтому давай расстанемся на время по-хорошему. Я не стану убивать тебя. Ты не станешь убивать меня. То есть ты, конечно, можешь попытаться, но я теперь знаю, как ты действуешь и чего добиваешься. А вот ты про меня, кх-кх, до сих пор ничего не знаешь. Подумай над этим.

– Что, вот так просто отпустишь? – недоверчиво спросил Кори.

– Могу платочком помахать, если одолжишь мне платочек. Все, ребята, утренник закончился. Джил, проводи мсье Короля до машин. И проследи, чтоб он с друзьями покинул территорию нашей Общины без помех и ничего не натворив.

Джилин, все так же молча, подошла к Кори и в сопровождении остальных солдат двинулась с ним прочь.

Варлок и Сайлар остались вдвоем.

– Хоть теперь ты мне скажешь – зачем?.. – тихо спросил мутант.

Лара едва держали ноги. Он отвернулся, посмотрел на луну, потом вдаль перед собой.

– Не благодари, ящерица. Я это сделал не для тебя. От того, правильно ли я выберу, зависела судьба всей чертовой Равнины. Как-то слишком много для одного человека… – он не удержался и все же присел на покрытый пылью обломок бетонных свай. – Я знаком с Кори с детства. Я любил его как брата и верил ему как брату. Но я его еще и очень хорошо знаю. Он почти гениальный сукин сын и может добиться чего угодно. И, как и Слон, любит действовать чужими руками. Это в крови… Я еще на Совете заподозрил, что что-то тут не ладно, а на совещании в Оазисе окончательно убедился, что это вы двое всякими хитрыми вывертами пытаетесь разобраться друг с другом. Кстати, раз уж речь зашла про то сборище – может, скажешь, кто из них на тебя шпионит?

– Так тебе все и скажи, – фыркнул Варлок. Но потом добавил: – Наги, конечно же. У него свой резон. Парень знает, что, покончив с мутантами и людоедами, народный гнев жителей Равнины переключится на кого-то еще. Например, на его узкоглазых собратьев. Так что он меня всячески оберегает и лелеет. Как удобный громоотвод.

– Шпионит на тебя, делая вид, что шпионит на Слона, шпионя при этом на Кори и компанию? Вот шустрый парень.

– Хитрый как сам черт, – кивнул Варлок. – Он у меня на втором месте в списке умных сволочей, которых надо опасаться. Сразу за Вожаком.

– Уверен, у всех остальных жителей Равнины этот список возглавляешь ты, – Сайлар перевел дух. – В общем, я понял, что что-то не ладно, но нужно было еще разобраться, кто в конечном итоге принесет нам всем больше беды – Кори или ты. И я хотел знать, кто додумался опять пустить в ход мутаген.

– Были варианты?

– Кори или ты, – Лар поднял глаза. – Ты же сам рассказал, что у того уродца, державшего тебя в плену в поместье, был доступ к реагенту. И более того – у него был свой Купол. Значит, порешив там всех, ты мог прихватить этой дряни про запас с собой. А второй вариант… мы со Стаей, похоже, нечаянно поспособствовали началу Бегства из Городов. И один ящик реагента у нас оставался с собой. Я точно помню, что Кори сдал его на хранение Робу и Линте, и перед поездкой к тебе решил проверить, там ли еще эта дрянь. А Лин… ей очень неудобно было врать мне. Так что ответ на свой вопрос я нашел.
Видишь, ящерка, – он развел руками, – я учусь. Я смотрю на людей и пытаюсь понять, чего они стоят и что у них за фасадом. Ты… убедил меня, что не такое уж кровожадное чудовище. Тем убедил, что не стал пытаться убеждать. И я отдал в твои когтистые лапы будущее всей Равнины. Не подведи меня, пожалуйста. Иначе я не знаю, как мне быть. Это был самый дерьмовый момент выбора в моей жизни. И вот еще что…

– Да?

– Если ты от Наги знал, что меня отправили тебя убить, какого черта спокойно пустил в Граску и к себе на вышку? А если б я с поясом смертника явился и устроил из нас двоих фейерверк прямо там?

– Некоторые вещи просто нужно сделать. А некоторые испытания – пройти, – Варлок подошел ближе. – Сайлар. Пойдем со мной, пожалуйста. Домой… то есть в Граску. Я хочу кое-что сказать.

***



Когда они спустились вдвоем в бункер, Варлок, против обыкновения, зажег поярче свет. Прошелся туда-сюда, словно обдумывая что-то, а потом сбросил накидку, пояс с оружием, нагрудник. И стал раздеваться дальше.

– Эй, – Сайлар, поняв, в чем дело, попытался его остановить. – Послушай… не нужно. Если тебе не хочется, я могу не видеть.

– Нет, – помотал головой мутант. – Хватит уже пряток. Я…

Одежда у него почти вся оказалась на липучках. И понятно – с какими-нибудь пуговицами он бы с такими когтями едва ли справился. Сайлар посмотрел на обнажившийся торс и почувствовал, как глаза против воли расширяются.

Варлок был хорошо сложенным высоким мужчиной, но тело его обезобразило действие мутагена. Это было жутко. Здесь и там – какие-то наросты, бугры, полосы вздувшейся кожи. Руки до локтя в блестящей чешуе, выше на левой – неприятный участок какой-то рыхлой ткани с язвочками. На ногах – проплешины той же чешуи, правое колено странной формы, будто там образовался нарост прямо на кости. А еще… шрамы. Это точно не могли быть случайные раны – разрезы шли очень ровно, и их было много – будто кто-то развлекался, полосуя тело жертвы там и тут.

Варлок снял и свои гогглы, оставив лишь обмотку на лице. Закрыл глаза и сел на кровать, давая Сайлару время себя рассмотреть. Тот подошел ближе. Потом опустился на колени рядом. Протянул руку, осторожно коснулся одного из шрамов.

– Черт, – выдохнул он наконец. – Это так… черт. Почему я ничего не могу сказать, когда нужно?

– Просто ты иногда очень глупый, – тихо ответил мутант. – По крайней мере во всем, что касается меня.

И снял, наконец, тряпки с лица.