Я буду рядом

Гет
R
Закончен
68
«Горячие работы» 25
автор
Айона бета
Размер:
Макси, 180 страниц, 35 частей
Описание:
Костя, казалось бы, обычный парень. Любимая работа, мечты, планы и целая жизнь впереди.
А ещё, он встретил девушку, у которой есть жених. И парень ушел бы в сторону, если бы в её отношениях всё было хорошо.
Аню устраивает её жизнь. Она счастлива и строит планы на будущее с любимым женихом. И она оборвала бы всё общение с Костей, но на неё ещё никто и никогда так не смотрел.
Примечания автора:
Буктрейлер:https://youtu.be/1cN5bTQPGNI

Начало истории Леры и Паши можно прочесть здесь http://ficbook.net/readfic/2583259
История, развивающаяся параллельно: https://ficbook.net/readfic/4589992
Группа по творчеству: https://vk.com/stories_by_alis_bell
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
68 Нравится 25 Отзывы 27 В сборник Скачать

Глава 29

Настройки текста
      Моё утро наступило под аккомпанемент шаркающих шагов, шуршание пакетов и одежды и тихое бряцанье посуды. В комнате было довольно темно и прохладно, за окном едва начало светать.       Глаза опухли, а голова, кажется, весила тонну. Разлепляю веки и вздрагиваю, но сдерживаюсь, чтобы не заорать от неожиданности. Накатывает стойкое ощущение дежавю, только сейчас Костя спит, а мы находимся в квартире Олега. И именно он топчется сейчас на кухне, собираясь на работу.       События вчерашнего дня, сейчас выглядят бесконечно далекими. Да и сам день неестественно длинным, из-за такого количества событий.       Смотрю, как подрагивают ресницы парня, и не могу сдержать улыбку. Он со мной, ещё сутки назад это казалось чем-то недосягаемым. Сейчас же робко провожу пальцами по груди и ложусь рядом, прижимаясь щекой к плечу. Что будет дальше — не знаю, и если совсем честно, мне страшно. Глеб вчера выглядел неадекватным, что он может натворить в таком состоянии и представить страшно.       Чувствую себя не очень хорошо, но это скорее от нервов. Сотрясения врач не обнаружил, только ушибы и пару швов на бровь наложили. Всего-то, а когда вчера в квартиру ворвался обезумевший Глеб, я собиралась прощаться с жизнью. Я до последнего надеялась, что к Олегу приехать не осмелится, но он, видимо, уже никого не боится.       Вспоминаю, и снова накатывает страх, если бы парни хоть немного задержались, Глеб забрал бы меня и неизвестно, что сделал. Глаза нездорового человека, который не может отвечать за свои действия, такими глазами он смотрел, когда за волосы стащил меня, сонную и ничего непонимающую, с дивана.       Соседи сказали, что мужчина долго колотил в дверь, не понимаю, как я не услышала. От усталости так вырубилась.       Когда Костя появился в квартире, я уже подумала, что с ума сошла. Он обнял меня, заботливо укутал спокойствием и ощущением надежности. От его тепла и родного низкого голоса становилось спокойнее. И хоть всё еще было страшно, но той животной паники уже не было. Растворилась она, когда сильные руки прижали к горячему телу, когда вдохнула родной запах.       Ему позвонил Олежка. Видимо, дождался, пока я усну и вызвал на разговор. И я ему за это искренне благодарна. Вчера полностью растерявшись, не знала, как поступить, как выйти из всей ситуации, а всё оказалось просто.       Переползаю через парня, укрываю его и с наслаждением потягиваюсь. Деревянный пол приятно холодит ступни.       — Проснулась уже? — шепотом спрашивает Олег, заглядывая в гостиную. — Я там чайник согрел, кофе будешь?       — Да, спасибо.       Кутаюсь в кофту Кости, пахнущую своим хозяином, выхожу на кухню.       — Тебе на работу, а тут мы, как снег на голову, — улыбаюсь смущенно. — Прости. Замок теперь ещё менять.       Подняли шум, да ещё и Глеб дверь выбил. Стыдно очень перед другом, провалиться хочется.       — Ерунда, не грузись, — парень улыбается, отхлебывая кофе. — Главное, что всё хорошо закончилось.       — Одно закончилось, другое началось.       Стоит только подумать, что ждет нас теперь, как жутко становится. Глеб был таким взбешённым, боялась, что на Олега кинется, но что-то его сдержало. Столько теперь нужно сделать, но в первую очередь нужно решить, что делать Косте.       — Решим, и не из такой задницы вылезали, — ободряюще хлопает по плечу парень. — Совет тебе на будущее, только не воспринимай его в штыки.       Он примирительно поднимает руки, не хочет ругаться или поучать, но, видимо, ему важно, что-то донести до меня.       — Не стоит принимать важные решения, когда ты напугана или нервничаешь. Погоди! — Я открываю рот, чтобы объяснить, что у меня выхода не было, но он прерывает. — Я всё понимаю и не упрекаю тебя сейчас. Просто тебе стоило рассказать об этом раньше. С Костяном, понятно, связаться не могла, но есть же ещё его брат. Сизый хоть и мутный на первый взгляд, но человек толковый.       — Ты знаешь Максима? — удивляюсь я.       — Лично нет, но наслышан. Так вышло, что человек он в определенных кругах, известный. Да и вообще, Ань, — парень поджимает губу, будто обижен на меня. — Не забывай, что у тебя есть я. Всегда можешь на меня рассчитывать. Всё, что в моих силах, я сделаю.       — Я… Глеб везде со мной был, я же говорила. И шагу не могла без его присмотра ступить, — начинаю оправдываться. — Это вчера получилось, что пары раньше кончились. И Костя, как чувствовал, ждал меня в это время.       — Ну да, — улыбается Олег. Ухмылка его намекает, что он знает больше меня. — Прости, если, кажется, что обвиняю тебя в чём-то. Просто я волновался. Да и Костя…       — А что Костя?       — Повезло, что он настырный такой. Следил за тобой больше недели, выжидал, чтобы поговорить.       — Да, иначе не знаю, когда бы весь этот бредовый сон закончился.       — Главное, что закончился. Да, вчера неподходящий момент был, — парень задумчиво потирает подбородок. — Про потеряшку твою, у нас в районе похожих не нашлось. Отправил запрос в область, пока жду.       — Спасибо тебе большое, — в груди неприятно кольнуло. Я уже столько времени не навещала Иру, даже стыдно как-то. Она вспомнила имя, как знать, может за эту пару месяцев вспомнила ещё что-то о себе.       Мы ещё недолго разговариваем, и Олежка начинает собираться на работу.       — А чего в форме? — удивляюсь я, когда парень возвращается на кухню.       — В суд вызвали, и не спрашивай, — он застегивает кобуру, поверх надевает китель и поправляет фуражку. — Подай пакет, пожалуйста. Я замок купил, там, в кухне на подоконнике лежит. Костя поменяет, справиться?       Я киваю, не уверена, но думаю, да.       — Один комплект ключей тете Вале из тридцать второй квартиры занесешь, а один себе оставишь, как обычно. Так, там, в холодильнике, что найдете, ешьте и не стесняйтесь.       Слышу возню в зале и оборачиваюсь. Сонный Костя, подняв голову от подушки, смотрит на нас растерянно и настороженно.       — Здорово, как спалось? — приветливо улыбается Олег.       — Фу ты, блть! — чертыхается парень в ответ. — Олег, богатым будешь.       — Ага, твои слова да богу в уши, — смеется он. — Ладно, ребятки, я ушел.       — Удачной смены. Ещё раз спасибо тебе.       Напоследок обнимаю друга и запираю дверь на хлипкую щеколду. Здесь и район и дом спокойные, не удивлена, что спали спокойно с такой дверью, открытой по сути.       — Как ты? — на выходе из ванной меня встречает заспанный Костя.       Я уже и забыла, каким милым он выглядит спросонья. Даже сейчас, прилично опухшее лицо его не портит. Вместо ответа обнимаю его и кладу голову на крепкую теплую грудь.       — Лучше, чем вчера.       — Надеюсь, я этому поспособствовал? — ведет бровями, прожигая взглядом. Чертики в темных глазах пляшут в открытую. Этот парень неисправим. Несмотря на всю тяжесть ситуации умудряется смеяться.       — Ещё как.       Встаю на носочки, чтобы быть ближе. Лица так близко друг к другу, что я чувствую ветерок его дыхания на щеке. Сильные руки на талии, мягко глядят поверх футболки. Его грудь под ладонью размеренно вздымается.       — Эй, ты чего?       Парень часто моргает, глаза кажутся стеклянными.       — Я, прости…       Разрывает объятия и отворачивается от меня. Уходит на кухню и открывает окно.       Закуривает, стряхивая пепел в тяжелую пепельницу. Сколько помню, Олег никому не позволял курить у себя, а тут даже пепельницу дал.       — Кость, что-то не так?       Может, сейчас стоило парня оставить одного, но не могу. Боюсь и не хочу. Его что-то беспокоит, не могу позволить оставить его наедине с переживаниями. Подхожу ближе и обнимаю его сзади, утыкаясь носом между лопаток.       — Прости, если обидела тебя. Заставила сомневаться и думать, что ты мне больше не нужен, прости, — шепчу в спину, ощущая, как плечи его подрагивают. — Я без тебя не жила. Всё это время, как в тумане. На свадьбе все поздравляли, а мне плакать хотелось.       — А фотки? — парень сглатывает.       Сомневается и имеет полное право. Глеб целое представление устроил, на весь инстаграм демонстрируя, какая мы идеальная пара. И судя по комментариям, многие верили, поздравляли и желали счастья. Красивая вылизанная картинка вызывала восхищение и зависть. И никто даже не представлял, что творится между нами на самом деле.       — Глеб выкладывал. Мы и отпуск порознь провели, он приходил, чтобы мой телефон проверить. И фотографии выложить. Кость, я, правда, не могла с тобой связаться. Он меня одну не оставлял, кроме как в академии. Я бы никогда…       Каждое слово, кажется тяжелее предыдущего, но должна сказать. Должна достучаться до него, чтобы не капли недосказанности не осталось. Я не вынесу его недоверия.       — Ничего, кроме страха за тебя, я в тот момент не чувствовала. Я посчитала это решение единственно верным и поэтому так сделала. Кость?       Стараюсь сдержать слёзы, но голос предательски дрожит. Костя оборачивается и берет меня за плечи.       — Я бы не смогла жить спокойно, зная, что могла вытащить тебя, но не сделала этого. Не смогла. Я не могла и представить, что он так жестоко обманет. Он заставил…       — Тише, я всё это знаю, — шепчет и целует в лоб. — Я тебе верю, слышишь?       Смотрит встревожено, глаза красные. Выглядит расстроенным, брови хмурятся, губы по-детски надуты.       Наклоняется ко мне и целует щеки, кончик носа, а потом, немного помедлив и губы. Лёгкие касания перерастают в медленный ласковый поцелуй. Переполненный нежностью, успокаивающий все тревоги. Разжигающий где-то глубоко внутри огонь желания.       Голова кругом идёт от долгого поцелуя и хочется большего, прямо здесь на кухне. Кожа горит под его поцелуями. Слегка кусает, заставляя вздрагивать от наслаждения всё тело. Шея, оголенное плечо, ключицы. Так горячо, что, кажется, ожоги останутся там, где были его губы.       Когда тянет вверх футболку, только послушно поднимаю руки. Остаюсь в одних тонких трусиках. Контраст между прохладным сквозняком и его горячими руками только распаляет жар ещё сильнее.       Разворачиваюсь, чтобы идти в комнату, но он останавливает меня. Прижимается ко мне сзади и накрывает грудь ладонями. Близость разгоряченного тела и сильных рук вырывает тихий стон. С опозданием понимаю, что до дивана мы пока не доберемся.       — Костя, — выдыхаю дрожащим голосом, когда он влажным поцелуем касается кожи чуть пониже шеи.       — Ш-ш.       Его горячее дыхание опаляет, мелкие волоски встают дыбом, а внизу живота разгорается огонь.       — Я так скучал по тебе, — голос низкий, хриплый от волнения. — Никто мне не нужен кроме тебя, слышишь? Никто.       Ноги подкашиваются, когда его руки скользят по телу, проникают под бельё и ласкают. Неторопливо, аккуратно.       Чувствую его возбуждение, огромных усилий ему сейчас стоит эта его неторопливость. Каждое прикосновение становится всё более несдержанным. И чем крепче он прижимает меня к себе, тем сильнее я плавлюсь в его руках.       Парень мягко подталкивает меня к столу.       — Хочу тебя, аж голова кругом, — шепот больше похожий на стон выбивает из-под ног почву. Я послушно опираюсь на столешницу грудью и слышу шумный вдох.       Не могу удержаться и оглядываюсь. Костя облизывает пересохшие губы, стягивает бельё и гладит меня как кошку вдоль позвоночника. Прогибаюсь в пояснице, слегка покачивая бедрами. Развязано, откровенно демонстрируя себя, но с ним почему-то нет чувства неловкости. Я не боюсь показаться слишком доступной или нелепой. С ним мне, в самом деле, просто и не стыдно, с ним я научилась получать удовольствие. И сейчас сама в нетерпении, так сильно хочу чувствовать его.       — Что же ты делаешь со мной.       Легкий шлепок по ягодице только раззадоривает, хоть и ойкаю от удивления. В следующий момент, ощущая резкое вторжение, не сдерживаю стона, крепче впиваясь в столешницу. Накрывает почти сразу. От удовольствия бьёт дрожь. Он ласково кусает меня за мочку уха и довольно улыбается.       На диване мы долго целуемся и ласкаем друг друга. Кажется, воздух в комнате пропитался запахом страсти, но мы всё не можем насытиться друг другом. Слишком надолго расстались, слишком сильно хотели. Нужно было это сейчас, чтобы спалить всё недоверие, непонимание и неприятный осадок после вынужденной разлуки.       Полностью удовлетворенные валяемся в обнимку. Столько любви в почти черных глазах, что у меня опять слёзы наворачиваются. Я ему едва жизнь не испортила, а он всё ещё любит меня. Я бросила его, сделала больно, а он всё равно любит.       — Кость, тебя не смущает, что у меня были до тебя мужчины?       Всё же решаюсь задать вопрос. Самой себе он кажется нелепым, неуместным и глупым. И всё же он давно меня мучил, закостенелые стереотипы, и опыт прошлых отношений только подталкивали задать его.       — А тебя не смущает, что у меня были девушки? — парень усмехается без ехидства, по-доброму.       — Нет, но…       — Я же парень, это хочешь сказать?       Поворачивается на бок, подпирает ладонью лицо и смотрит на меня с улыбкой. Как на ребенка сморозившего забавную глупость, за которую даже не ругают.       Я коротко киваю. Я не ищу одобрения, просто теперь предпочту знать заранее. Не хочу, чтобы спустя годы меня упрекали количеством партнеров в прошлом.       — Я не прощу измену, но то, что было до меня, значения не имеет. И я сейчас говорю это честно, сколько у тебя парней было раньше, меня не касается. У нас была жизнь и раньше. Есть прошлое до встречи друг с другом, и это нормально.       — Тебе изменяли? — робко спрашиваю я.       — Один раз было.       — Сочувствую.       — Не стоит. Там и отношений то не было, как таковых. Тусовались вместе, секс был, ну и типа пара, — парень усмехается. — Самолюбие моё конечно было задето, но так чтобы переживать… Нет, такого не было. Можно мне теперь личный вопрос?       — Конечно.       — Скажи, а к Стёпе у тебя больше вообще никаких чувств нет?       Мы смотрим друг на друга, продолжая обниматься. В его взгляде нет укора или осуждения, только лёгкая настороженность.       — Почему ты решил, что у меня может быть что-то?       Так привыкла обороняться, что и сейчас простой вопрос принимаю в штыки. Ничего, никаких чувств, и это правда. И всё же так странно это слышать от Кости.       — Ну, вроде как первая любовь же. Он мне рассказывал, без имени правда, но после нашего с тобой разговора, я понял, что он много значил для тебя. Да и как он вел себя в кафе…       Прикрываю глаза. Не знаю, что именно ему рассказал Стёпа, но я была максимально откровенна.       — Я видел, что он ревнует. И вообще.       — Кость, я его любила — это правда, но у меня уже давным-давно всё перегорело. Веришь?       — Конечно, верю, просто хотел услышать, — улыбается он.       — А ты, любил когда-нибудь?       — Ага, — парень любовно смотрит на меня, — вот прямо сейчас и люблю.       — Кость.       — Я бы не назвал любовью, то, что испытывал. Скорее просто увлечение. Я вообще с детства постоянно влюблялся, даже не сосчитать сколько раз. Когда-то был влюблён в актрису из Одиноких сердец, в «Бумере» деревенская девушка тоже очень нравилась и ещё одна актриса, не помню, как зовут. Бабушка сериал смотрела, не помню название, там школьники выпускной отмечали, и она в лесу на солдата-дезертира наткнулась, защищаясь, его пристрелила.       — Ничего себе, такой любвеобильный, — невольно начинаю смеяться, представляя себе маленького ловеласа.       — Да-да и это до десяти лет всё, ну или двенадцати. Глупости, да?       Костя кажется милым, но сомнений его непостоянство в юности не вызывает. Мне тоже нравились взрослые дяди из телевизора, когда я была подростком. Все, наверное, через такое проходят.       — Мне тоже нравился актер из «Комиссара Рекса», Алекса Брандтнера играл.       — Я такой не помню. Хотя отец все сериалы по НТВ смотрел. Ну чего смеёшься? — парень шуточно дуется. Стискивая меня в объятиях, начинает щекотать. — Ну, блин, ты даже щекотки не боишься?       — А ты? — я тянусь к его ребрам, но парень остается равнодушным от моих пальцев.       — Я тоже, но я всё равно ревнивый, если что.       Ревнивый, главное, чтобы в пределах разумного. Смотрю на него, молодой такой, весёлый парень. Детство вроде было у него самым обычным, семья полная, жизнь нормальная обычная, только откуда такой тяжелый взгляд?       Иногда начинает казаться, что вся его смешливость искусственная, потому что как бы он не дурачился, глаза практически не улыбаются. Парень иногда будто задумывается, смотрит куда-то в одну точку, а на лице мелькает гамма эмоций, прочесть которые я не в состоянии.       — Ты самоё лучшее, что произошло со мной в жизни, — прижимаясь к любимым губам, тихо произношу я. — Костя, я так счастлива с тобой. Так спокойно и легко.       — Мне тоже.       — Кость, ты можешь мне доверять, — хочу начать издалека, пока парень расслаблен и спокоен, но мои слова заставляют его напрячься.       Улыбается, но тёмный взгляд становится непроницаемым. Парень всем видом показывает своё спокойствие, но складка между бровей выдаёт его. Всё не в порядке.       — Я доверяю.       Отвечает холодным механическим голосом. В груди больно сжимается. Глупо говорить о доверии, после того как бросила его. Доверие мне ещё придется заслужить и будет сложно, но я к этому готова.       — Кость, если тебе тяжело, если мучает что-то, — замираю, натыкаясь на стеклянный невидящий взгляд. — Поговори со мной. Ты не должен нести груз в одиночку.       Смотрю в темные омуты, не отводя взгляда. Почти физически чувствую ледяную стену, которую он возвел вокруг себя. Всё его отмачивание и уход от темы, как только речь заходила о личном. И то, как он взбесился тогда в баре, когда увидел меня с другим парнем, как кричал, как вел себя жестко.       Сколько знакомств происходит по такому сценарию, это вроде как никого не удивляет. Обыденная ситуация вывела его из равновесия. Испугался за меня? Но ведь неспроста эта ситуация спровоцировала его на такую реакцию?       Костя отстраняется, но не перестаёт обнимать меня. Поворачивается на спину и смотрит в потолок. Совсем рядом, но одновременно так далеко от меня.       — Ты такая добрая и открытая. Меня с самого начала это поразило, влюбился в твои грустные, но добрые глаза.       Я смотрю, стараясь поймать и понять каждое движение бровей и лицевых мышц. Вслушиваюсь в ровную, отстранённую интонацию. Говорит тихо, будто стремится скрыть дрожание голоса:       — Когда узнал твою историю, был поражен до глубины души. У тебя было много поводов обозлиться на весь белый свет, но ты оставалась чистой и искренней. Настолько, что иногда казалось, что мне рядом с тобой не место.       Парень прикрывает глаза и садится. Поворачивается спиной, от чего мне становится неспокойно. Он опять закрывается от меня.       — Что ты… хочешь этим сказать? — выдавливаю я и сажусь рядом, обнимаю его сзади. Что значит: не место ему со мной? Сама не знаю от чего, но эти слова возмущают.       — Я должен кое-что тебе рассказать и после всё может измениться, — парень растирает лицо ладонями. — Пойдем, пожалуйста, на кухню, мне покурить нужно.       Он стоит у окна, смотрит куда-то на улицу. Провожает взглядом самолет, пересекающий небо и делает глубокую затяжку. Выпуская дым, начинает говорить:       — Не совсем честно было с моей стороны умолчать, но я был уверен, что ничего никогда не всплывёт. Я завязал со всем этим, но видишь, как вышло.       — Господи, Костя, о чём ты говоришь? С чем завязал?       Слова вылетают сами, до того как успеваю толком сформулировать вопросы. Смутно догадываюсь, о чём он собрался говорить и замолкаю. Я не верила ни единому слову Глеба, ни когда он швырнул мне в лицо папку с документами, ни потом, когда говорил гадости про Костю и пытался задеть меня этим. Не допуская даже вероятности, что его слова могут оказаться правдой, отметала раздумья на эту тему.       Парень тем временем тушит сигарету и достает новую, но прикуривать не спешит. Мнёт её пальцами.       — В июне прошлого года я пришел из армии. Меня встречали друзья, родители… — он судорожно втягивает воздух, массируя веки пальцами. — Но не было её.       — Девушки? — выпаливаю я, не думая, просто это кажется логичным.       — Нет. Мы звали друг друга Душа. Полные противоположности, а вместе одно целое. Понимали с полуслова, предложения друг за друга договаривали. Всегда вместе, всегда чувствовали друг друга, даже на расстоянии.       С таким теплом он говорит о какой-то посторонней девушке. Стыдно за такую реакцию. Он и сейчас говорит о случившемся с жуткой болью в голосе, а во мне совершенно не к месту проснулась ревность.       Прочь гоню эти мысли. Костя решил довериться мне. Это для него важно, и я готова выслушать, только бы он снова от меня не закрылся.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты