ID работы: 2603053

Заурядный человек

Гет
R
Завершён
1995
автор
Xrymxrums бета
Размер:
115 страниц, 17 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
1995 Нравится 620 Отзывы 827 В сборник Скачать

2. Знакомство

Настройки текста
*Пять лет спустя* Старшая школа. Второй учебный день! Второй день в старшей школе! Слава космосу, ки, Будде, печенькам, я дожил до этого момента! Я наконец смог жить полноценной жизнью – флиртовать со школьницами, заниматься медитациями на переменах – на крыше было одно прекрасное местечко, где я уже, как я думаю, можно ставить себе кабинет и всё для медитации – очень уж хорошая энергетика у места. Конечно, это только оборот речи… Советский союз наконец вчера бомбанул презентацией архитектуры многоядерных процессоров! Причём показанный образец выдавал такие показатели, что я тут же решил – хочу себе такой! И ведь главное – началась неразбериха на рынке акций – скакали они как бешенные лошади. У мня были акции на двести двадцать пять миллионов рублей, так что я быстро скинул их все. Вливание и породило ещё одну скачку – сумма то немаленькая накопилась. Да и это был основной мой пакет – я как чувствовал, что-то готовится. И не прогадал – готовилось, только тугодумам понадобилось пять лет, что бы освоить такую сложную архитектуру. Вернее не тугодумам, а бюрократам. Зато теперь я сбросил акций, которые до презентации стоили две с четвертью сотни лямов за три с половиной – скачок был адский. Спасибо, тебе, родина, японец тебя не забудет! Ночью я ещё долго не мог уснуть, думая, куда пристроить такую сумму, но в итоге проворочался до трёх утра. Был первый учебный день – времени хватало. Зато сегодня я бежал в школу, как ошпаренный – только медитация и раскочегаренный очаг ки-центра спасали от вечного недосыпа. В процессе бега я случайно отвлёкся на красивые цветы, которые выставили на солнце, поэтому влетел в чью-то спину. Мгновенье – я вижу перед собой небо, и приземляюсь на спину. Больно то как – пришлось использовать ки, что бы залечить синяк. Поднявшись с земли, я наконец увидел того, кто меня так ловко кинул… И секунд на десять выпал из реальности – ножки, стройные, фигура – модельная, грудь – большая, волосы – светлые… и глаза голубые… вот в двух словах как можно описать девушку, красивую настолько, что я уже забыл, что спешил в школу. – Прости! – тут же потупила она взор, – я не специально! Позволь мне тебе помочь! – она бросилась на асфальт собирать выпавшие из сумки учебники и тетради. Я же, засмотревшись на девушку, не сразу понял, о чём она и поспешил попытаться начать разговор: – Ничего, это ты меня прости, я, кажется, засмотрелся… – я сел рядом и вместе мы быстро собрали тетрадки в сумку. Она тут же вспомнила о том, что я опаздываю в школу. Судя по форме, она тоже из нашей школы… но если бы это было так, то я бы уже с ней завёл роман! Это же первая красавица, ей-богу… – Ой, мы опаздываем! – она посмотрела на электронные часы на моём запястье. – Поторопимся, я знаю короткую дорогу! – она побежала вперёд. Я же, врубив на полную своё восприятие ки, осмотрел спутницу. Ки-центр у неё был большой, почти такой же, как у меня, но скорость движения ки по нему была медленней. Она инстинктивно, или специально использовала ки во время бега – подавала небольшое количество энергии в ноги, что снимало усталость и позволяло всегда бежать быстро. Я запомнил эту особенность и скопировал течение ки. Действительно, в ногах появилась лёгкость и мне удалось быстро нагнать девушку. Я так и не спросил её имени. Она подбежала к ограде канала и запрыгнула на неё, оттолкнувшись и сделав какое-то странное движение стопой, прыгнула не меньше чем на пять метров! Причём перевернувшись в воздухе, попутно сверкнув белыми трусиками с котёнком. Какая милота. – Прыгай! – сказала она. Что, совсем головой тронулась? – чуть не вырвалось у меня, обычный человек и на пять метров прыгнуть!? Это фантастика, причём ненаучная. – Эм… – я замялся, – могла-бы ты прыгнуть обратно? – Что? – удивилась она. – Ещё раз сюда прыгни, – попросил я, тут же включая технику божественного ока, которой научил меня Матсуэда-сенсей, – пожалуйста…. – Ладно… – она повторила прыжок, но на этот раз я концентрировал внимание на её движении и токе ки. Сначала проседание стопы с ослаблением потока ки, потом синхронное наращивание потока и слитное движение стопы и бедра, пульсация ки в момент движения в голени и быстрое движение в стопе, после чего – прыжок с переворотом, ослабление потока ки, затем – наращивание его для приземления. В момент приземления ки расходится по ногам, не давая их травмировать… Интересный прыжок! Я бы до такого не додумался! Девушка приземлилась передо мной, на ограду, юбка сбилась, открыв вид на мордочку котёнка на трусиках, но она этого не заметила. – Что такое? – Нет, ничего, – улыбнулся я и попробовал повторить прыжок. Движение ки скопировал точно – в момент отрыва почувствовал сильный импульс, и перевернувшись в горизонтальной плоскости, приземлился, только вместо ограды ноги мои встали на крышу здания, а дальше я потерял равновесие и покатился вниз, едва успев затормозить на краю крыши и ободрав всю одежду о черепицу. Она смотрела на это квадратными глазами, судя по тому, что я успел увидеть. Встав, я быстро стал залечивать царапины, но одежда была испорчена окончательно. Погрустнев, я повесил голову… так опозориться перед девушкой! Да ещё и такой красивой! Это ужас. Зато с крыши на землю я спрыгнул просто – использовал тот же приём укрепления ног, что и в прыжке. Она быстро нагнала меня: – Прости, что такое? Ты никогда раньше не перепрыгивал? О, нет! – она, казалось, сейчас расплачется… и ведь слезу пустила, но быстро высохли слёзы, как только я подошёл ближе: – Ничего, у тебя интересный способ прыгать. Но думаю, слишком сложный… – Что сложного? – не поняла она, уже двинувшись в сторону школы. – Прыгаешь и всё! – Три вида движений ног, контроль скорости и давления ки, использование ки для компенсации повреждений при приземлении… – начал перечислять я, двигаясь рядом, – это, по-твоему, «прыгаешь и всё»? Девушка остановилась. – Ки? Ты сказал Ки? – Да, – кивнул я. Я уже понял, что скорее всего она занимается какими-то боевыми искусствами. – Ты… – она посмотрела на меня ещё более удивлёнными глазами, – ты занимаешься боевыми искусствами? – Нет, конечно! – возмутился я. – Просто попробовал повторить твоё движение… кажется я понял… – я посмотрел на её грудь, – у тебя баланс тела другой, из-за… – она поняла, куда я смотрю и отступила на шаг, – поэтому, при выполнении движения бедром я немного перестарался и в итоге ошибся… ладно, потом займусь… – я посмотрел в её глаза. – Что? – Ты скопировал моё движение? – она, казалось, готова была наброситься на меня и требовать ответов. Но пока что обошлось. – Ну да, что такого-то? Будто ты за мной повторить не сможешь, – я пожал плечами, – давай уже двигаться, а то мы и так опоздали… Девушка шла в задумчивости, причём быстрым шагом, но не торопилась – один хрен на первый урок мы опоздали. Мне пришлось убедить её, что лучше уж не появляться в школе до начала второго, так как только словим на свою голову от учителя. Она вняла мне и мы вместе пошли не так спешно… – Кстати, как тебя зовут? – спросил я, подумав, что так и не познакомился. – Миу. Фуриндзи Миу. – А я Кеничи. Сирахама Кеничи. Вместе мы наконец дотопали до школы. Звонок с первого урока прозвенел и я повёл девушку, с которой уже подружился, в школу. По дороге удалось найти себе новую одежду в магазинчике рядом со школой. Вторая пара была у того же сенсея – злостного лысого очкарика, который насел на нас за опоздание. Пришлось мне идти за дверь. Красавица-Миу взорвала класс – женская половина начала шушукаться, а мужская – пускать слюни. Я стоял в коридоре и слушал, как представлялась Миу. Что?! Она вышла вслед за мной, посчитав, что наказание должно постигнуть и её головушку за опоздание… Ох, судьба ко мне благосклонна. – Миу, мне так неловко за то что мы опоздали в первый же учебный день, – грустно вздохнул я, – в качестве извинения позволь угостить тебя обедом. Тут за школьной оградой есть небольшое кафе, я обычно обедаю там или беру с собой и на крышу… когда погода позволяет. – Хорошо! – очаровательно улыбнулась она, слегка порозовев в щеках. Обед запомнился мне разговором по душам. Миу оказалась довольно начитанной девушкой, с широким кругозором, поэтому время пролетело незаметно. Тем более ей понравились роллы, которые подавали в кафе. Я же рассказал ей о своей жизни – как я жил, учился в храме… вот на храме она особенно долго зависла, требуя объяснений, но я ограничился, как и сенсей, техниками медитации. Поведал я ей о своём несчастье: – Хотел научиться боевым искусствам, даже вступил в школьный клуб карате. – Ты правда интересуешься боевыми искусствами? – подалась она вперёд. – Есть такое. Школьный клуб оказался сплошным разочарованием. Мало того, что там одни спортсмены-культуристы бицепсами меряются, так ещё и половину гопоты школьной собрали. – Тебя интересуют настоящие боевые искусства? – задала она тот же вопрос другими словами. – Конечно. К тому же выйти из клуба карате оказывается не так просто, а кое-кто, вроде Даймондзи объявил меня грушей для битья. Так что, судя по всему, не так то просто соскочить у них с поезда… Миу пожалела меня, а я в тот же момент решил. Бросаю клуб карате и ищу нормальное додзё!  Вместе с клубом карате я учился дополнительно музыке. Если быть точным – игре на фортепиано. По-детски быстрая обучаемость вместе с упёртостью взрослого позволили мне осуществить мечту детства. Я научился играть на фортепиано, причём научился играть хорошо и качественно – слух у меня музыкальный был. В своё время я часто жалел, что так и не стал учиться, но раз судьба дала второй шанс… почему-бы и не воспользоваться? За прошедшие годы я научился играть вполне неплохо, для исполнения сложных произведений, а дома стояло полноразмерное фортепиано. Родители, как я понял, в экстазе, так как не у каждого дитятка умеет что-то из Моцарта забабахать… Быстрее скорости света есть только одна скорость. Скорость распространения сплетен. Так как после обеда у нас занятия в клубах, никто не видел, как мы сидели в кафе, но злые языки уже перешёптывались по всей школе, что я ухаживаю за Миу. И если я, в клубе карате, получил только насмешки в стиле «что такому хлюпику ловить?», то как это сказали Миу… боюсь даже представить. Я окончательно послал клуб карате, хотя местный авторитет решил, что я смогу уйти только если побью гору мышц с именем Даймондзи. Обычный туповатый качок, ничем не отличающийся от остальных качков, разве что только умением бить морды. – Даймондзи-Даймондзи… – приговаривал я, идя домой. Сильный же этот гад, мне его не побить, каким бы ки я не обладал – мышечной массы не хватит. За годы в школе, ко мне прицепилась кличка «проповедник». После того, как я малость подубасил парочку задиристых мальчишек и прочитал им лекцию с уклоном в буддистское миролюбие. Позже это пару раз повторилось и стало нормой жизни – хотя припоминали мне её редко, но всё же… прочитать лекцию по пацифизму, сопровождая её ударами, я не смогу. Придя домой, я наконец услышал рокот мотора. Почему, если отцовский мерс стоит в гараже, он на работе? Очень просто, этот упырь, прости господи, вечно забирает мой мотоцикл! Мою прелесть, прекрасный новый BMW K1200R, берёт и уезжает. Дал, называется, покататься, на свою голову! И главное – он то может пересесть с мотоцикла на машину, а мне всего пятнадцать лет, мне на машину никак нельзя! Прав нет! Это ввергало меня в пучины отчаяния – я уже думал искать второй мотоцикл, но отец, хотя бы иногда, имел совесть. Вот и сейчас, заведя стального коня в гараж, он вошёл в дом и встретился со мной взглядом. – Ну, и долго мы будем оставлять меня без колёс? – сварливо спросил я. – Между прочим, мог бы себе купить мотоцикл, а мой не трогать! – Но я только немного, туда-обратно! – возмутился он. – Честное слово, я отдам. – Сейчас, – я протянул руку и он, нехотя, вложил в неё ключи. С отцом мне повезло – такой обалдуй, что просто зависть берёт. Вот бы мне когда-нибудь таким быть. У него, кажись, кризис среднего возраста, вот и решил поиграться. Мама таким не страдала и смотрела на чудачества отца сквозь пальцы. – Кеничи, – громко крикнула она со стороны кухни, – веди этих двоих ужинать! – Да, мам! – отозвался я. «этими двумя» она звала папу и Хоноку. Они оба те ещё дети, которые могут залипнуть за своими игрушками… На следующий день меня ещё на подходе к школе сторожила Фуриндзи. Вид у неё был взволнованный и она тут же помахала мне рукой, призывая к себе. – Да, Миу-сан? – поздоровался я, только подойдя. – сегодня ты выглядишь ещё лучше, чем вчера, – отпустил я дежурный комплимент. – Да? Спасибо, – замялась она, но потом вернулась к своему взволнованному состоянию. – Кеничи-сан, я вчера слышала, кое-какой разговор… – Ну? Не томи. – Даймондзи-сан, кажется, хочет тебя побить. Причём сильно, – Миу выглядела извиняющейся. – Вот как… я это и так знал. Это же горстка качков без стыда и совести… завтра буду драться с этим… как его там… – Даймондзи, – подсказала Миу, – но ты же не умеешь драться! – Да, мне наверняка здорово достанется… – подумал я, – но ничего, я крепкий. Благодаря ки через час даже синяков не останется… – уверил я её, – так что они побесятся и отстанут. Миу осталась недовольна таким решением вопроса, но пока что не стала предлагать свою помощь или что-то в этом роде. Действительно, оно мне надо? День прошёл довольно скучно – я нашёл паренька с внешностью инопланетянина, распускающего обо мне слухи, что я, дескать, успел уже подкатить к Миу. Я, конечно, ещё не успел такого сделать, поэтому захотел увидеть эту наглую рожу, посмевшую говорить про меня гадости. Немного поскандалив, ушёл ни с чем, так как лезть в драку я не захотел – проблем потом не оберусь. К Миу, кроме меня, никто не подходил из парней. Просто японцы – такие японцы… стеснительные, чай, сидят, таращатся… Фуриндзи села вместе со мной за одну парту, чем меня сильно порадовала. Фуриндзи действительно была довольно… специфической девушкой. День закончился и мы разошлись. Миу упорхнула к себе домой, а я поплёлся в сторону своего жилища. И всё бы ничего, но… Стоило мне задумавшись, пройти пару кварталов, как я встретил за углом Фуриндзи. И интереснейшую сцену – два упырка, явно косящие под шестёрок-семидесятников, с лицами, не обезображенными печатью интеллекта, нагло грозили Миу. Рядом лежал пострадавший – старичок лет восьмидесяти, и флегматично взирал на защищавшую его девушку. – Немедленно извинитесь! – потребовала она. – Чё? Ты чё, оглохла, курица, вали отсюда, пока жива! – подкатил главный. Ну нет, стоять и смотреть я не собирался. Придётся вмешаться… Жаль, что кунг-фу я не владею... С тяжким вздохом я подошёл ближе, причём сзади, и со всей силы провёл стандартный удар-пенальти ниже пояса второму бандиту. Миу заметила меня и раньше, но виду не показывала. Завывший и скрючившийся гопник повалился на асфальт, а второй не придумал ничего лучше, чем напасть на Миу. Девушка в мгновенье ока провела свой коронный прыжок, перемахнув через главного гопника и всадив ему сразу несколько ударов – я еле успевал считать. И ки она использовала очень и очень хорошо, надо бы запомнить удары и потом, возможно… Особенно мне прыжок понравился – это какая-то разновидность приснопамятной техники. Схема течения ки была несколько другой, да и удар ногой тоже очень специфичный… Когда главнюк отлетел от неё, Миу помогла подняться старичку и под его причитания, вручив ему упавшую сумку, повернулась ко мне: – Кеничи? Не ожидала тебя тут увидеть. – Я тоже. Ты идёшь домой этой дорогой? – Да, а ты? – Тоже, – улыбнулся я. – Кстати, что случилось? – Двое хулиганов пристали к старику, – надулась она, – это ужасно! И главное – всем на это наплевать! – Мир – злая штука, – вздохнул я, – но кажется, не без добрых людей. Миу мило порозовела. – Спасибо. Ты же вырубил одного… – она посмотрела на корчащегося на асфальте бандита, держащегося за пах и ещё больше порозовела. Гопник кажется попытался извиниться, видя, как отделали его дружка, но я прервал его стенания: – Заткнись. Твои извинения никого не интересуют. Мудак не должен стесняться того, что он мудак. Ты – мудак, думаешь, от тебя ожидали чего-то другого? Вот и не скули, получай, что заслужил. У Миу, кажется, дёрнулась бровь, а я, тяжко вздохнув, снова обратился к гопнику: – Вали отсюда, и лучше не попадайся мне на глаза. Я попрощался с Миу и пошёл в сторону дома, но она остановила меня: – Постой! – она приблизилась на два шага, – постой, пойдём со мной… – она повела меня за собой в сторону парка. Я не сопротивлялся и уже через несколько минут мы вышли в довольно тёмное местечко, где минимум фонарей. Миу положила свой портфель на скамейку и повернулась ко мне: – Спасибо, что помог. Я научу тебя одной технике… Я обратился весь во внимание, использовав «божественное око», но Миу решила сначала продемонстрировать на мне: – Ударь меня! – Отказываюсь, – погрустнел я, – красивых девушек ударить не могу в принципе. – Что? – удивилась Фуриндзи, – А, ну тогда… – она задумалась, – дотронься здесь… – и показала на свою грудь… Вот это номер. Ну, раз просит её полапать… хотя может это подколка такая? Не, ну нафиг, поведусь – хлопот не оберусь. – Отказываюсь! – чуть ли не обиженным тоном сказал я. – Или… – Давай! – сказало это блондинистое чудо и я сдался. Ну не мог выстоять. Лапнуть с первого раза не получилось – она быстро исчезла. По колебаниям ки ничего понять невозможно – она просто быстро сдвинулась в сторону, в мою слепую зону, обойдя с фланга. – Вот значит как? – раздосадовано сказал я, обидевшись. – Дай мне несколько минут, хорошо? – Хорошо, – удивилась Миу. Эх, была не была, придётся применять медитацию тройного цветения. Я сел в позу лотоса напротив неё, закрыв глаза и начал выпускать из под замков свою ки, которая через минуту стала настолько плотной, что стелилась по земле туманной дымкой. Через несколько десятков секунд удалось поймать нужный настрой и я погрузился в псевдо-мир. Во-первых, проанализируем движения Миу. Судя по тому, что я видел, она порхает, словно лёгкое пёрышко, за счёт неосознанного использования ки в малых дозах. Движения чертовски грациозны, и всегда быстры… анализ занял примерно пол дня, по меркам внутреннего мира. Скорость Миу действительно поражала, как и непринуждённость использования ки в движениях, но это скорее следствие того, что её обучали с детства. Теперь разберём на составляющие все движения, которые я видел – прыжки, удары, приземления… Особенно красиво смотрелись те восемь ударов, которые она нанесла гопнику – быстро, чертовски быстро. За счёт движения плеча удалось ускорить удар с помощью ки и восприятие… тут тоже не всё так гладко, но это мало отличается от моего внутреннего ока, единственное – что скорость движения такая, что мне никак не справиться с моей медленной реакцией. Придётся импровизировать – я повторил сотни и тысячи раз движения Миу во время драки – быстрые удары и прыжки. В подсознании, конечно. Даже построил образ другого тела – манекена. Бой с тенью не занял много времени – четыре-пять часов по внутреннему времени. Постепенно я начал понимать суть движений. Ки двигается по телу, причём в такт движениям, благодаря чему удаётся так порхать, как бабочка. Фантастика. Отработка движений заняла много времени, но справился. Силы не хватало, гибкости тоже, но если нужно просто подержаться за выпуклости Миу – найдутся. На морально-волевых, но найдутся! Я вышел из подсознания, вобрав в себя всю разлитую в пространстве ки и выдохнув её облачком пара. Открыл глаза – после наполнения тела таким количеством энергии темнота казалась не такой уж, скорее сумрак, а звуки – это вообще сказка. Слышу даже дыхание Миу. Как раз очень взволнованное дыхание. Я встал наконец с холодной земли и посмотрел на девушку, которая теперь выглядела куда как менее уверенной. Понимаю – вид медитации тройного цветения может впечатлить даже видавшего вида человека – ки просто хлещет во все стороны… – Миу? – улыбнулся я, – Миииу! – сказал я мяукающим тоном. Она на момент приняла умилительный вид, но тут же тряхнула головой и с круглыми глазами спросила: – Что это было? Это… – Медитация тройного цветения. – Выглядит… – Миу хотела сказать что-то вроде «впечатляюще», но, кажется, смутилась. – Понимаю. Твои движения тоже… – ухмыльнулся я, – на чём мы остановились? Миу не решилась повторить фразу с просьбой полапать её, но просто встала напротив меня, приняв стойку из карате. Или не карате – я не разбираюсь. Пришлось выдыхать и готовить ки к быстрому движению. Ми уходит вправо или влево, но движение начинает с плеча, так что узнать, в какой стороне она будет – не проблема. Зрение ки на максимум – так видно намного больше в плане быстрых движений, и ускоряемся, ускоряемся. Я тянусь левой рукой к груди и… вот оно, Миу делает быстрый шаг снаружи внутрь, быстро смещая корпус и тут то я её ловлю – делаю абсолютно аналогичный шаг, правой рукой схватив её за талию, что бы уравновесить, и после небольшого «танца» с оборотом вокруг общей оси, мы оказываемся близко… я, можно сказать, приблизился на миллиметр к её лицу… посторонний подумал бы, что сейчас будет смачный поцелуй, но он бы ошибся – Миу смотрела, как я, вместо того что бы остаться ловить исчезнувшую её, не изменил своего положения по отношению к ней ни на йоту, только приблизился, прижавшись к ней… Через пару секунд удивления она пыхнула смущением, как маков цвет. Японцы очень дорожат личным пространством, поэтому так приближаться – уже что-то немного интимное с точки зрения их морали. Я же чувствую кожей как раскалилось её лицо. – Интересная техника… шёпотом сказал я, не отпускал её талии, – движение тоже интересное, но слишком предсказуемое. Начинается задолго до выхода в слепую зону, с плеча, поэтому этой задержки хватает, что бы предугадать и направление, и траекторию… – я по прежнему прижимался к Миу, шепча ей на ухо. – Но спасибо. Против таких идиотов как Даймондзи должно сработать. – Кеничи… – ещё более смутилась она, – что ты делаешь? А что я делал? Обнял её за талию и склонился к уху, шепча так, что бы дыхание щекотало ушко, но не более того. Да, я коварен. – Просто говорю «спасибо», – улыбнулся я, отстранившись. Миу, казалось бы, совсем смутилась, покраснев ещё больше. Ох, какие же эти японцы странные! То они пуритане, которые от одного приближения стесняются, то такие извращенцы, что просто оторопь берёт. А может, это две части одного целого? Я ещё не разобрался. Но всё равно, как заядлый любитель прекрасного пола, наслаждался смущением Миу, которая наконец пришла в себя. – Извини, Кеничи-сан, – быстро протараторила она, – я просто хотела показать тебе приём, спасибо за внимание, уже поздно, мне пора, пока! Я остался удивлённо хлопать глазами. Что на неё нашло? И ведь на одном дыхании протараторила такую длинную фразу и сбежала. Странно. Может… Да ну нафиг!
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.