ID работы: 2603053

Заурядный человек

Гет
R
Завершён
1995
автор
Xrymxrums бета
Размер:
115 страниц, 17 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
1995 Нравится 620 Отзывы 826 В сборник Скачать

3. Рёдзанпаку

Настройки текста
Сирахама Кенчи. На следующий день. Даймондзи – редкостный козёл. Бьёт тех, кто младше и слабее его, без зазрения совести. Хотя, как говорили мудрые, мудак не должен стесняться того, что он мудак. Про этого тоже самое: сила есть – ума не надо. Мышцы накачал, ряху отъел, а как был задиристым мальчишкой, так им и остался. Некоторых людей жизнь ничему не учит и они остаются такими же, какими были в детстве, только внешне изменяясь. Набить такому морду? Вчера я думал, что это нереально, но благодаря тому, что мне показала Миу и паре просмотренных в клубе карате спаррингов Даймондзи, теперь у меня есть материал для тренировок. Конечно, этого маловато будет, но за неимением гербовой, пишут на туалетной… Я уединился в своей комнате, запер дверь, задёрнул тяжёлые шторы и сел на кровати в позе лотоса. Медитация в парке – только начало. Мне следовало взять как можно больше у этой Миу – особенно её движения, прыжки, быстрые удары. Нет, попытка повторить такое в реальности столкнулась с тем, что у меня ныла вся рука, как будто всю ночь вагоны разгружал одной рукой. Чуть не отсушил одним, мать его, движением. Зарекшись больше махать приёмами с ки я сел за медитации. Мне нужно было оружие, вернее приём, основанный не на силе, а на использовании Ки. В мир своего подсознания я провалился быстро – и тут же начал думать над процессом вваливания люлей Даймондзи-тяну. Прыжки Миу-сан я уже опробовал и спустя небольшую реальную практику оказалось, могу прыгнуть не хуже, только нужна была практика в приземлении на нужную точку и правильного расчёта прыжка. Сознательно это сделать невозможно, осталось «на глазок», то есть задействуя интуицию. Бедная интуиция – как я её только не вертел и к каким делам не приспосабливал! Зато я понял, что именно случилось с Миу-сан в парке. Я смоделировал эту ситуацию и изучил её ещё разочек, подробно. Если коротко – то после медитации я не закрыл ограничители Ки, поэтому к моменту сближения с Миу просто фонтанировал жизненной энергией. Как это она почувствовала? Хрен её знает, но наверняка не как ласковые объятья моей ки. Скорее всего я навалился на неё всей своей энергией, а переизбыток ки ведёт к обострению слуха и тактильных ощущений, сексуальной возбудимости, обострении обоняния… а чем пахнет самец, всем известно… Я даже хихикнул, чуть не вылетев из подсознания – теперь ситуация казалась намного более интимной, чем выглядела. Бедная девочка, нельзя же так… но я могу честно сказать, что не знал. На такой весёлой ноте я и приступил к тренингу боя с Даймондзи. Прорисовать его перед собой не доставило проблем, а дальше… нападения, прямые и сильные, подкаты, прыжки, подножки с моей стороны. Жаль, покатать его по матам я не могу – слишком уж он огромный, а я – хлюпик. Здоровый, правда, но всё же по сравнению с большинством в клубе карате – хлюпик тот ещё. Процесс тренировки растянулся на несколько субъективных дней – Даймондзи постепенно перешёл на новый уровень и стал двигаться быстрее, я начал отставать и использовал ки намного чаще, нанося в основном удары по голове пятками и уходя от его рук-молотов. Не заметил даже, как медитация перешла в сон, а иллюзорные противники – в обычное сновидение. Ведь эта техника медитации очень близка к обычному сну, только управляемому и используемому с толком. Время пронеслось быстро. На этот раз я-таки обнаружил утром своего коня в конюшне. После этого жизнь показалась не такой унылой. В первый день в школу на нём ехать я не решился, хотя старшеклассники не стесняются. Просто незачем дразнить одноклассников. Япония – богатая на мотоциклы страна, поэтому это не было чем-то фантастическим. Правда, мой «малыш» за два миллиона йен, к тому же, в Японии встретить мотоциклы BMW – умопомрачительная редкость. На всякий случай я плотно позавтракал. Хонока присоединилась к нам. – Сегодня ты выглядишь обеспокоенным, – улыбнулась мама, протягивая чай, – что-то случилось? – Да так, мам, мелочи. Всего-то познакомился с одной очень красивой девушкой… – улыбнулся я в стакан и выпил залпом. Мама рассмеялась, а Хонока надулась от обиды. Ещё бы – старший братик и вдруг нашёл себе какую-то фифу! Я посмеявшись в стакан с чаем, потянулся за пирожными. – Ты не опоздаешь? – Нет, мам. Наш оболтус не стал сегодня угонять мой мотоцикл, – пожал я плечами, – так что успею. – Ну как знаешь, – недовольно поджала губы мама. Оно и понятно – к идее автотранспорта она относилась нормально, но вот мотоцикл вызывал у неё опасения незащищённостью от аварий. Про папу ничего не скажу – спал на диване, когда впервые угнал на моём байке. Слава богу, ещё у нас две гостиных, большая и малая, и восемь спален – иначе ему пришлось бы помучаться. Я взял своего коня, одевшись сверху в тонкую кожанку – иначе одежда быстро превратится в пылесборник, да и замёрзнуть немудрено – утром та ещё погодка. Слава богу, в школе у всех были свои шкафчики. Стоянка для транспорта тоже была – мопёды-дырчики можно было водить с тринадцати лет, а мотоциклы – с пятнадцати. Автомобили – с шестнадцати, но только легковую категорию, с объёмом двигателя меньше семи десятых литра, и с ограничениями по мощности, а с двадцати одного – без ограничений. Довольно продуманная система, если подумать, только она не учитывает, что мой скромный мотоцикл имеет больше литра объёма и сто шестьдесят лошадок… Хотя, если подумать, кому в голову придёт, что пятнадцатилетний ребятёнок купит такую прелесть? К тому же у меня была богатая на двухколёсный транспорт биография, а начинал я ещё при советской власти, на стареньком, но очень даже резвом ИЖ планета-спорт. Не от хорошей жизни – это сейчас мотоцикл это предмет роскоши и культа, а когда-то он был просто дешёвой заменой автомобилю. Прибыл я как раз минут за пять до звонка – поставил байк под школьными окнами. Времени едва хватило что бы запихать всю мотоциклетную амуницию в шкафчик, переобуться и добежать до класса. И началось… Во время уроков, как ни странно, Миу со мной не общалась, зато сразу после – подошла. Уже вселяет надежду. – Эм… Кенчи-кун, извини, – начала она разговор. – За что? – я не понял. – Ну, за вчерашнее, просто… – А, ты об этом? Не обращай внимание, – отмахнулся я. Окружающие слушали наш разговор, причём очень внимательно. Интересно, в своей незамутнённой непогрешимости Миу насколько далеко зайдёт? И как скоро сплетни достигнут орбиты Плутона? Судя по их масштабу, очень скоро! – И всё равно, я не должна была делать таких предложений! – возмутилась Миу. – Ничего, – улыбнулся я, – для меня было одно удовольствие. Миу густо покраснела, а окружающие нас школьники впали в прострацию. Пара девочек даже покраснела сильнее чем Миу. Оно и понятно… – В качестве извинений, – продолжил я, – предлагаю сегодня ужин сразу после школы. – Да, конечно! – улыбнулась Миу, чем окончательно добила класс. Хотя она этого и не поняла. Это было забавно. Кажется, что-то наклёвывается. Хотя пока ещё не поздно сдать назад – романтических предложений я не делал и не собираюсь. Дальше наш класс превратился в обитель сплетен, которые крутились вокруг меня и Миу-сан. Девушка не замечала косых взглядов, или трактовала их по-своему, так как если меня стеснялась, то должна понимать, какие теперь предположения строят остальные. Спустя пару уроков я спешно ретировался и побежал искать одного человека. Очень понадобилось! – Приветствую тебя, мистер Спок! – я поднял руку с разведёнными в приветствии из «звёздного пути» пальцами. Мистером Споком у нас на полставки работает Ниидзима Харуо, он же, на вторую половину, экстрасенсом подрабатывает. – А, Кенчи, – обернулся он, – что новенького принёс? Молчи-молчи, у тебя новый байк? BMW K1200R, редкая модель! Особенно у нас. – Без тебя знаю, – отмахнулся я, – мне нужны сплетни которые ходят вокруг меня и Миу. – Ах, да, – кивнул Спок, – сейчас… – и полез в свой наладонник. Через пару секунд мне надоело ждать: – За тебя что, наладонник думает? – Секунду, Кенчи, – ответил Спок, – всё будет… так-так-так… сегодня утром она призналась, что делала тебе какое-то непристойное предложение вчера? Ох, ну и страсти! Кто-то уверяет, что вы тайно встречаетесь, а некоторые говорят, что девочка страдает от неразделённой любви… – Ну это вряд ли, – покачал я головой, – только ты не добавляй хаоса, тут его и без тебя хватает… – Хорошо-хорошо, – поднял руки инопланетянин, – не буду! И всё же, что у вас с Миу? – Ниидзима… – прищурился я, – не вздумай распускать слухи! Я тебя знаю. – Окей, – тут же согласился он. Ох, нужно держать ухо востро. – Точно, у тебя же сегодня бой с Даймондзи! Ты решил шикануть перед смертью! – улыбнулся он, но от брошенного в него учебника, увернулся. – Поговори мне ещё! Ладно, я пойду. Пришлось покидать чужой кабинет, так как перемена закончилась. Время пролетело незаметно. С Миу я ещё не настолько плотно общался, поэтому мы не ходили парой – сразу после уроков я собрался и пошёл в сторону клуба карате, который разместился в спортзале. Ещё на подходе встретил смеющихся громил, которые не скупились на насмешки в мой адрес. Ну ничего, посмотрим… Даймондзи не утруждал себя каратистским приветствием – встал напротив меня в классическую стойку. Всё так же, как и в медитации. Всё отработано уже тысячи раз, поэтому какого-то уж совсем нереального страха не было – я просто мандражировал. Пришлось использовать ки, что бы видеть в другой скоростной категории. В этом виде движения казались не такими уж и быстрыми, но никакого буллет-тайм не было и в помине – просто мысли текли несколько быстрее и к моменту, когда он начал замах, я уже успел припомнить медитации и способы нейтрализации. А потом начал действовать – от обычного удара я увернулся в сторону. Даймондзи-тян только разозлился, набросившись ещё более тупым способом – прямым ударом в лицо. Ох, я, конечно, не занимаюсь боевыми искусствами, но и мне видно, что так бьют только дураки. От стремительного, для Даймондзи-тяна, удара в голову я увернулся, отведя его руку в сторону. Почувствовал появление двух ки за окном клуба, под потолком. Причём одна из них – Миу, а другая очень похожа на мою, только без ограничителей. И он очень хотел спрятаться – но против техники божественного ока ему не тягаться. Интересное кино! Кто-то пришёл посмотреть на бой. Потом у Миу обязательно выясню. Даймондзи, между тем, зверел всё больше и больше. – Что, Даймондзи-тян, бицепсы отрастил, а на мозги сил не осталось? – поддразнил я громилу. Ой, как его перекосило! Это надо видеть. – Я убью тебя, урррод! – прорычал он и наконец сделал долгожданную ошибку – слишком сильный удар. Я, увернувшись уже знакомым движением, схватил его за руку и подставив подножку, потянул вперёд. Даймондзи, всем своим весом вложившись в удар, не удержался на ногах и полетел носом в пол. Это должно быть больно. Но он тут же встал, уже не в силах говорить, прорычал что-то невразумительное и снова бросился на меня. От его размашистых и глупых ударов я уходил легко – всего-то чуть отклониться в сторону. Нашлось время для лекции: – Тот, кто вечно гонится за иллюзиями всегда теряет голову… – я пропустил его удар мимо себя, – ты злишься, зачем-то решил драться со мной, и что в итоге? Ты не можешь даже меня ударить… – тут он взревел особенно сильно и навалился на меня с градом ударов, но вместо скорости вкладывал в них силу. Уворачиваться не составляло труда – обычная школьная драка и то опасней. – И ты злишься, потому что не хочешь видеть реальность такой, какая она есть. Если бы было так, ты бы не стал драться – ведь этим ты ничего не добился. Только испортил себе имидж среди других… Ты стал умнее? Ты стал сильнее? Ты изменился? Не вижу этого, ты такой же маленький ребёнок, которому нужно одобрение семпая, каким был десять лет назад… Который дерётся как животное и орёт как бабуин, – я отступил подальше, а Даймондзи, казалось, выдохся, но смотрел на меня волком. – За кого ты меня принимаешь? – взревел он. – За кусок мяса, – тут же улыбнулся я, выведя его из себя окончательно. Но разве я неправ? Кто он, если не кусок мяса, причём довольно большой? Видя наступающего Даймондзи, я решился использовать трюк от Миу-сан. Отступил на один шаг, и проделав прыжок с использованием ки, перемахнул через Даймондзи, переворот, я над ним, после чего использую единственный доступный вид удара – приземляюсь ему на голову, попутно ударяя своим ки по черепу громилы. От удара в темечко он заваливается, а я теперь уже оттолкнувшись от его тела, делаю ещё один кульбит из техники Миу-сан и приземляюсь на маты позади тела Даймондзи. – Да… – протянул я, – тупой качок. Ладно, ваши условия я выполнил, за сим откланяюсь, судари, – я отвесил подобие вежливого поклона и вышел, оставив каратистов с квадратными глазами приводить Даймондзи-тяна в чувство. Миу и её спутник двигались быстро, причём спутник покинул Миу и отправился в другую сторону, а Миу-сан почему-то шла наперерез мне, но остановилась около выхода из раздевалки. Моя сенсорики работала примерно на сотню метров, так что спутника Миу я быстро потерял, а девушка мялась недалеко от входа в клуб карате, но потом всё же залезла на крышу соседнего домика и села там, судя по всему. Теперь – пришло время исполнить мечту подростка. Если быть точным – взять мотоцикл и повезти красивую девушку ужинать. Эх, жаль, что я прекрасно понимаю, как скоротечно это время – всё ведь меняется. Всё и изменится – не успею глазом моргнуть. А пятнадцать лет бывает раз в жизни. Шестнадцать-семнадцать тоже, а потом уже как-то не так всё. По-другому. И требования выше, и женщины уже другие, и дел всегда по горло, и некогда… Что-ж, весь мир – тлен, всё – фигня. Быстро переодевшись в школьную форму, я вышел к Миу, тут же посмотрев в её сторону: – Миу-сан! Миу-сан? – Кенчи! – она обрадованно подлетела ко мне. – Ты победил! – Немудрено, с использованием ки победить тупого качка. Готова? – Угум, – она кивнула, и мы пошли. Мне ещё пришлось переодеться, под странные взгляды Миу, в кожанку и только тогда мы пошли-поехали. * Следующий день * Ужин состоялся на славу. Миу удалось разговорить на тему её биографии. Итак, она, оказывается, живёт в додзё. А додзё располагается в соседнем районе, причём уже давно. А я про него никогда ничего не слышал. Подозрительно это. Миу пригласила меня в их додзё, причём обещала, что там научат боевым искусствам. Даже карту нарисовала на салфетке, но… Ёкмакарёк, такие карты наверное похлеще Сусанина будут – куда угодно заведут. Значение этой странной схемы я понять не в силах. Какие-то линии, надписи, и прочая мелочь… С этой салфеткой я и приехал домой, не переставая думать о том, как добраться до её мифического додзё. Это было бы интересно – посмотреть на место, где живёт Миу. Утром я имел ошибку обратиться к маме и Хоноке за завтраком при расшифровке карты. Нарисованная на салфетке, она тут же вызвала бурную реакцию: – Это точно девочка рисовала! – заявила Хонока. – Ну да, девушка. – Так-так… – протянула мама, расшифровывая карту с другой картой в руках, – это примерно в девяти километрах от нас на юг… занимательно… – она вернула мне салфетку, – намерен сходить туда? – Точно, – кивнул я, – сегодня и пойду. Путь в додзё был гораздо проще, чем нарисовала Миу. Что заставляет её плутать огородами? Никто не может понять женщину, что поделать… Пришлось одеваться попроще – кто знает, кого я там встречу? Вдруг, родственники Миу не такие уж и приветливые? Ох, одни вопросы, вопросы, вопросы. Хотя зачем мне это знать? Как будет, так и будет. Главное – там могут научить боевым искусствам. А дальше тянуть нет смысла. Религия – это точно не моё. Я выехал и погнал по улочкам – хорошо, что утром в выходной траффик не такой, как обычно – дороги свободны, нет смысла постоянно мучать тормоза и стоять перед каждым светофором. До додзё я доехал за десять минут и слезши с байка, поискал глазами кого-нибудь… Большие двери – просто таки огромные ворота, выгравированная табличка над ними с названием додзё – Рё Дзан Паку. Приют героев, как мило. А недостатком самомнения они не страдают, однако. Ни звонка, ничего такого заметно не было. Специально поискал и, не найдя, думал, войду так, авось, не накинутся… Дверь оказалась слишком тугой – я её даже не сдвинул с места. Вдруг, можно сказать, внезапно, почувствовал за спиной сильную, очень сильную Ки и над моей головой появилась рука, которая одним движением пальца распахнула ворота. Вот это силища! Я обернулся и увидел… пресс. Передо мной стоял мужик, больше двух метров ростом и с густыми блондинистыми волосами. Мускулатура такая, словно он статуя. – Что ты здесь ищешь, отрок? – спросил он глубоким басом, ухмыльнувшись в густую бороду. – Если быть точным, то ищу себя, – тем же тоном ответил я, – а если не совсем точно, то ищу додзё «Рёдзанпаку». Миу-сан дала совет прийти сюда… – О, а вы поладите с Акисаме-саном, – хохотнул великан, – прошу, проходите… – он прошёл первый в додзё и я последовал за ним, – меня зовут Фуриндзи Хаято, старейшина этого додзё… – Вы учите здесь карате? – спросил я, когда поравнялся с великаном. – Да, карате мы тоже учим, – согласился он, но отвлёкся. Я тоже посмотрел в ту же сторону – там был ещё один великан – огромная гора мышц, руки и ноги были замотаны эластичными бинтами. – Апппа! – с воинственным кличем он одним ударом перебил макивару и я срочно активировал технику божественного ока – такое шоу пропускать нельзя. Великан только раззадорился и принялся крушить площадку с криками «Апа! Апа!». Что это? – Апа? – попробовал я привлечь его внимание, но мне тут же заткнул рот старейшина: – Тихо. Иначе он совсем слетит с тормозов! По-моему, он уже слетел с тормозов, так как начал крушить стену с использованием Ки. Удары у него – вообще атас! – Апачай, успокойся! – прокричал Фуриндзи-сан и названный успокоился вроде-бы, обернувшись к старейшине. Великан повёл меня дальше. Через тридцать метров я поравнялся с одним из зданий додзё и почувствовал внутри две сильные ки. Одна, причём, была очень похожа на мою, а другая – обыкновенная, но сильно развитая. Я заглянул и… Посреди комнаты стояла девушка, лет семнадцати, в коротенькой юбчонке и высоких колготках-лосинах, с мечом за поясом. На моё внимание она отреагировала, достав меч из ножен. Красивая, очень-очень-очень красивая. Всё, я влюбился! Готов на сто процентов идти на край света и так далее… Вторая ки скрывалась под полом, и когда девушка провела показательный круговой удар, из-под пола, отодвинув панельку, выскочил китаец лет пятидесяти, маленький, сухощавый, с фотоаппаратом и в зелёной китайской одежде, и начал щёлкать девушку. Не, ну какой извращенец, а? Я конечно тоже любитель прекрасного, но не до такой же степени! Он меня, в общем, обидел. Старейшина приблизился сзади, тихо, и когда девушка начала спорить с китайцем, бросая в того сюрикены, спас меня от одного из них, или вернее не спас, так как я успел отклониться, за счёт техники божественного ока, которую ещё не успел «выключить». Увидев сюрикен раньше. И ведь специально в меня метнула, сволочь! Ну ничего, я тебе это ещё припомню! Старейшина поймал сюрикен двумя пальцами и удивлённо вскинул густые брови, видя, как я отклонился. – О, вижу, тут ты справился без моей помощи. Опасно тут болтаться без дела… – недовольно сказал он. – Да, вы правы. Можно случайно влюбиться, – усмехнулся я, на что старейшина ещё больше поднял свои густые брови и расхохотался. Так мы и дошли до отдельно стоящего домика. Фуриндзи-сан вошёл внутрь, а я был за его спиной. Через несколько секунд разговора старейшины с кем-то послышалось громогласное – Чтоооо? Ученика? Старик, ты в своём уме? Он посмотрел на мой откровенно отрешённый вид и начав давить ки, попытался запугать: – Если возьму ученика, он помрёт через три дня! Будь на моём месте простой человек, уже бежал бы отсюда со скоростью света. Я же флегматично пожал плечами: – Все умирают рано или поздно, – философски изрёк я, – те, кто цепляются за жизнь – умирают, а те, кто бросает вызов смерти – живут… – мой самурайский флегматизм, с полным, даже в ки отражаемым пофигизмом к вероятности склеить ласты, привели Сакаки в полную прострацию. Он отхлебнул сразу пол бутылки пива и обратился к старейшине: – Ты кого ко мне привёл? – Отрок желает учиться у тебя, Сакаки-кун, – пробасил старейшина. – Нет, нет, и нет… – отмахнулся тот и ушёл подальше. – Вот незадача-то, – потёр бороду старейшина, – неудобно мне за него… – Не стоит, – улыбнулся я старейшине, – такова судьба. Есть у вас другие учителя? – Пойдём в дом, темно уже… – пригласил меня старейшина. Судя по всему за нами наблюдало всё додзё – чувствовалось ки Миу-сан, Сигуре и китайца, названного Ма Кенсеем, ещё кого-то, а так же Апачай, который даже и не скрывался, в отличии от остальных. Войдя в дом, я прошёл вслед за старейшиной и сел, где предложили. Великан приземлился напротив меня: – У нас есть мастер Джиу-Джитсу, Акисаме. Думаю, тебе у него лучше учиться… – Полагаю, мне лучше довериться вам, Фуриндзи-доно, – кивнул я. – Кстати, а кто остальные? – Остальные? – не понял Великан. – Кажется, я понял, кто Акисаме. Он единственный из всего додзё, кого я не видел, но судя по Ки, именно он наблюдал за мной вчера… – старейшина сильно удивился: – Как ты это понял? – Ки. Техника божественного ока. Он и Миу-сан вчера за мной следили. Правда, я не так хорош в сенсорике, поэтому не смог сразу опознать его здесь. Кстати, он стоит через стенку и слушает нас, как и все остальные… – улыбнулся я. – Всем выйти! – скомандовал Фуриндзи и, наконец, все учителя повылазили из своих норок. Китаец был под полом, Сигуре – под потолком, Акисаме – за стенкой, Сакаки – за дверью, рядом с Апачаем. – Ох, ну вечно вы подслушиваете, – сварливо начал старейшина. Хотя я уверен, он прекрасно знал о том, что они там подслушивают. Все сели напротив меня, рядом со старейшиной. Я повернулся в сторону, где почувствовал знакомую ки: – Миу-сан, а ты кого ждёшь? Миу вышла из-за перегородки. Кстати, без очков, и с распущенными волосами, от чего выглядела ещё шикарней. Но до уровня Сигуре-сан немного не дотягивает, да… – Ты правда хочешь тренироваться в нашем додзё? – спросил старейшина, попытавшись надавить на меня своей ки. Остальные не отставали, поэтому им почти это удалось. Тут играет мой главный бонус – мне просто пофиг. – Иначе бы я не пришёл сюда. Китаец достал из-за пазухи какой-то свиток и показушным движением развернув его, протянул мне: – Вот контракт. Мне пришлось углубиться в чтение сего документа… О законах и правилах составления контрактов они слышали? Особенно мне понравился пункт «если ученик помрёт, додзё ни в чём не виновато». Ужас в моих глазах они трактовали по-своему: – Это обычный контракт! – тут же пояснил китаец. – Я понял. Только составлен он… только не говорите, что у вас нет юриста. – Хорошо, не скажу, – кивнул китаец, протянув руку. – Вступительный взнос – двадцать тысяч йен. Хорошая такая цена, скажу я вам. Ладно, заплатим… но подписывать контракт я не буду ни за что – слишком уж он выглядит филькиной грамотой. Я достал кошелёк и вывалил из него деньги – было у меня с собой пятьдесят штук. Я отсчитал двадцать тысяч, пожаловавшись старейшине: – Хорошие такие у вас цены… – В Рёдзанпаку сейчас финансовые трудности, – старик пригладил бороду. – Но благодаря Миу мы ещё как-то держимся… – Миу же школьница, и всё равно занимается вашими финансами? – полюбопытствовал я. – Не только, – китаец свернул контракт, – она ещё отвечает за уборку, стирку и готовку тоже. – Ай, как не стыдно, – вздохнул я, – столько взрослых мужиков и мучаете бедную девочку домашней работой за всё додзё… Кажется, удалось их пристыдить, так как взгляд потупили все. Я ещё раз вздохнул. Старик представил мне наконец последнего члена додзё: – Коэтсудзи Акисаме. Мастер Джиу-джитсу. Способный учитель, может многому тебя научить, – он отхлебнул чая и продолжил, – но ты можешь этого не пережить… Ожидаемый эффект достигнут не был – напугать меня смертью не так то и просто. Акисаме подошёл поближе. Классический японец в кимоно. Он посмотрел на меня исподлобья и хмыкнул. Миу нагнулась к моему уху и зашептала: – Не беспокойся, Акисаме-сан довольно разумный человек… Как будто остальные тут неразумные… хотя за Апачая говорить не берусь… Разумность – сложное понятие. Акисаме провёл меня к себе и там уже начал пытки. Начать он решил с испытания выносливости – именно так. Он привязал мне к рукам какие-то металлические шипы, усадил в позу орла и дал в руки кувшины килограмм по пять весом, с требованием сидеть так. Ещё на голову какую-то чашку поставил, в которую налил горячей воды. Пытка продолжалась часа два – сенсей сел рядом с чашкой чая в руке и подливал себе из чайничка. Я терпеливо сносил это час, после чего попытался войти в медитативное состояние. Концентрироваться на дыхании… после двух уколов под рёбра, тут же затянувшихся под действием ки, пришлось отбросить эту мысль. Постоянный поток Ки, который подпитывал мышцы и снимал усталость, помогал мне не сдаться – иначе, на своих силах, пять минут и готово… Акисаме заинтересованно поглядывал в мою сторону, но заговорить пришлось мне: – Сенсей, зачем эта тренировка нужна? – Что бы испытать твою выносливость, – сообщил мне Акисаме, – только так ты сможешь постичь смысл боевых искусств. – Довольно утомительное занятие – вздохнул я, – ладно, попробую… – я ещё раз попробовал медитировать, сконцентрировавшись на дыхании и, о чудо, у меня получилось. И даже не вспорол себе бока. Зимой солнце садится рано, поэтому время было ещё раннее, несмотря на кромешную темноту. Я просидел так полчаса в медитации, тут только Коэтсудзи, видя, что мне откровенно по барабану его испытание, задумался, пригладив свои жиденькие усики. – Кенчи, ты не устал? – Пока у меня есть ки, я не устану, а медитации позволят мне просидеть так до утра и даже дольше. – Понятно, – стрельнул глазами Акисаме. – В таком случае перейдём к другой тренировке! Сенсей достал откуда-то старую покрышку и верёвку, освободил меня от пут и привязав верёвкой покрышку, положил её перед собой, дав мне другой конец. Сам сел в неё. – Вы хотите, что бы я это тащил за собой? – не понял я. – Ошибаешься! – прокричал Акисаме. – Ты побежишь. В парк и обратно. Шагом-марш! Остальные провожали нас взглядами. Вот это было действительно адской тренировкой – пользоваться ки учитель запретил. Пробежка была чудовищной… После всего, когда я, еле волоча ноги, дополз до додзё, он проводил меня к своему домику и я тут же вырубился… Он ещё что-то сказал про настоящую тренировку… видимо, тут действительно додзё монстров… Обратно домой я тупо не пошёл – один хрен разницы – что там, что здесь буду ночевать – только сбросил смску маме о том, что не приду…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.