you are always +295

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Haikyuu!!

Основные персонажи:
Тобио Кагеяма, Шоё Хината
Пэйринг:
Кагеяма/Хината
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Флафф, Повседневность, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Кинк
Размер:
Драббл, 12 страниц, 7 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«спасибо. » от пепельный_
Описание:
драбблы по Кагеяма/Хината

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
май гилти плежа
пейринг, делающий из меня флуффную феечку
какой стыд

страх

2 января 2015, 22:17
То, как Хината ему доверяется, даже не смешно. Скорее неловко. Слепая такая вера, почти отчаянная.

Хината принимает пасы с улыбкой.

Кагеяма пропускает момент, когда начинает получать от игры такое удовольствие.

Пропускает момент, когда их начинают считать друзьями.

Он приходит в себя, только когда между их лицам сантиметры, которые стремительно тают. Губы Кагеямы — его самый безудержный и опасный пас.

У Хинаты такие круглые глаза, светлые-светлые, почти не испуганные. Совсем не удивлённые. Он не зажмуривается, когда Кагеяма наклоняется к его лицу. Не зажмуривается, когда тот выдыхает и его дыхание касается щеки. Хината то ли дурак, то ли идиот — Кагеяма ещё не решил.

Он упирается ладонью в стену над плечом Хинаты. От того, каким крошечным тот кажется, у Кагеямы мурашки по спине бегают, и он нервно передёргивает плечами в попытке избавиться от этого ощущения. Кадык Хинаты дёргается, когда он тяжело сглатывает, у Кагеямы губы едва не жжёт: так хочется целоваться.

У него так — никогда и ни с кем.

А потом появился Хината и всё полетело к чёрту.

Они так близко, что можно расслышать стук чужого сердца. Хината чуть дрожит, облизывает губы, а у Кагеямы перед глазами всё мучительно плывёт и смазывается, как чернила на намокшей бумаге.

Если он сейчас его всё-таки поцелует, Хината закроет глаза?

Этот вопрос бесит в той же степени, в какой не даёт покоя.

Кагеяма сжимает плечо Хинаты, держит крепко — держится. Кажется, что в любой момент ноги либо подкосятся, либо станут ватными, либо просто переломятся, как пара спичек.

Может, Кагеяма хотел бы, чтобы Хината доверял ему на эти несчастные сто процентов не только в волейболе.

Выходит как-то жалко — Кагеяма тычется в губы Хинаты, словно щенок мордой в чьи-то ладони, а тот дёргается и — чёртчёртчёрт — подаётся на встречу.

Как они не съезжают по стене — тот ещё вопрос.

Кажется, Кагеяма оставляет у Хинаты на плече синяки — так сильно сжимает пальцы.

Хината смотрит на него прямо и как будто пьяно. У него красные щёки и волосы растрёпанные, и, блин, не то чтобы Кагеяме настолько нравилось то, что он видит, но сердце бьётся где-то в горле.

У Кагеямы сводит живот.

Надо назвать Хинату дураком — это всегда срабатывает. По-разному, иногда совсем непредсказуемо, но срабатывает.

У Кагеямы пересыхает в горле, а язык словно наждачка.

Так страшно не было с того матча, когда позади никого не осталось.

Хината сжимает его ладонь, гладит пальцем запястье.

Вскидывает голову.

— Целуй быстрей, я так долго не простою. Шея затечёт, — и ухмыляется.

У Кагеямы в груди, в горле, в животе — барабаны. Ему хорошо и страшно, он сгребает Хинату за ворот футболки, подтаскивает к себе и целует. Хината не закрывает глаз — и это реально жутко, но Кагеяма смотрит в ответ и отчётливо понимает: это ведь у него здесь чёртовы проблемы с доверием.

И Хината поможет их решить.
Примечания:
1 января 2015 года, где-то около четырёх утра, трёх бокалов мартини и альбома ланы дель рей
охуенно начали, чтоб мне всегда так классно было писать