Каллиграфия +15

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Saints Row

Основные персонажи:
Главный герой, Дейн Фогель, Джонни Гэт, Пирс Вашингтон, Трой Бредшоу, Шаунди
Пэйринг:
фем!босс (Лесли), правая рука фем!босса (Тельма), Джонни Гэт, Шонди, Пирс; мистер Вонг, Трой Бредшоу; Тельма/Дейн Фогель, ОМП/ОМП
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
планируется Миди, написано 65 страниц, 19 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В славном городе Стилуотере, что стоит на берегу беспокойного океана в штате Мичиган, живут хорошие люди… А по соседству с ними — не очень хорошие.
Сомнительная романтизация гангстерской бытовухи.

Посвящение:
Огромное спасибо Dark Star, которая не только отыгрывает Лесли, но и всячески меня поддерживает.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сиквел по отношению к «Оригами».

Вдохновляющий арт по пейрингу Тельма/Фогель: http://33.media.tumblr.com/281991e4d3ea323adc9f337fbd946bdb/tumblr_ncistcLcxR1r4xcdjo2_1280.png

II

2 февраля 2015, 23:20
Джонни Гэт шагнул за порог «Глупой медузы», покачивая на ходу серебряным чемоданчиком. Официанты, знавшие его одиозную фигуру по сводкам вечерних новостей, не сомневались: внутри на бархатном ложе ждет своего часа винтовка в обрамлении дюжины одинаковых, точно виноградинки, патронов для ежевечернего убийства, без которого первый лейтенант «Святых» не может заснуть, как малой ребенок — без стакана молока. В спину мистеру Гэту подслеповато щурился город — черный, продрогший от осенней стужи. Свет на крыльце не горел. Огни многоэтажек бронзовыми бликами рассыпались по лужам, рябым от дождя и цветным от бензиновых пленок.

Оставив позади обманчиво спокойный Стилуотер, мистер Гэт миновал темные коридоры, неслышно ступая по ковровой дорожке и одним своим присутствием наводя ужас на обслуживающий персонал, притаившийся в полумраке с подношением из свежих устриц, рассыпчатой икры и крошечных, на один зубок, тарталеток.

Наконец опасный гость отправил в рот ломтик плесневелого сыра, подхваченного с гигантского блюда, и вошел в зал. Над грядой бутылок, высившихся у дальней стены, проплывала сотканная из светодиодов медуза. Низкая лампа покачивалась в клубах дыма, напоминая луну среди туч, и бросала отсветы на женскую фигуру рядом с бильярдным столом. Несмотря на поздний час, как нельзя более подходящий для гуляний и увеселений, бар пустовал: сегодня он, всегда гостеприимно открывающий двери преступникам и негодяям всех мастей, приютил под своей крышей лишь одну заблудшую душу.

— Ну, с праздничком тебя, Купер, — осклабился мистер Гэт, отряхивая с воротника морось.

Лесли Купер, глава банды «Святых», лучший друг мистера Гэта и заклятый враг каждого полицейского от простого констебля до капитана Троя Бредшоу собственной персоной, закончила натирать кий мелом и облокотилась на лакированный бортик из красного дерева, высчитывая траекторию следующего удара.

— Где вас черти носят, тебя и Янг?

— Да вот, подарочек тебе искал, — ответствовал мистер Гэт, демонстрируя бутыль односолодового виски. — Пятьдесят лет это сокровище пылилось в подвале какого-то толстосума, язвенника и трезвенника. Цени, босс.

Рыжая барменша Мари, за последние два года выслушавшая тысячу и одну пьяную исповедь местных криминальных авторитетов в целом и мистера Гэта в частности, сняла с полки портвейн, вонзила штопор в тонкое журавлиное горлышко и повернулась к посетителям с лисьей улыбкой:

— Чтобы Джонни Гэт заявился с подарком — это небывалое дело. Впервые вижу. Можно узнать, что вы празднуете, мэм?

«Мэм» загнала лиловый шар в лузу и довольно ухмыльнулась:

— Похороны.