The world and I love you +995

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Автор оригинала:
河唐先生
Оригинал:
http://tieba.baidu.com/p/2697853948

Пэйринг и персонажи:
Чанёль/Бэкхён, Крис, Бэкхён, Чанёль
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Даркфик, POV
Предупреждения:
OOC, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написана 151 страница, 25 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Appelsin
« Я влюблен в эту работу ✦...✦♡» от Kanagi
«Спасибо за перевод и эмоции» от A.D.Fan
«Мои филсы Т_Т спасибо за труд!» от Brusnichkas
«Самая трогательная работа♡♡♡» от erius
«За нелегкий труд и надежду <3» от SimusiK
«Спасибо, я реву тт» от Second Breath
«За отличную работу,верный фан)» от Violin4
«Авэ Катрин, Авэ Лили » от Dok2rol2
«спасибо)» от UnicornYixing
... и еще 7 наград
Описание:
Фанаты всегда видят в нас пейринг. Бедные детки, вы мечтаете о чем-то совершенно несбыточном.
Ведь я тот, кого ваш любимый Пак Чанель ненавидит до мозга костей.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания переводчика:
Оригинальное название:
世界和我爱着你
(shìjiè hé wǒ àizhe nǐ)

По причине сохранения авторского оформления текста, в том числе многочисленных пробелов, фактический объем работы значительно меньше указанных страниц.

Разрешение получено.
Оригинал завершен.

№15 в жанре «Даркфик»
№39 в жанре «Драма»

Переводчик — человек-опечатка, поэтому он будет благодарен за помощь со всякого рода исправлениями ♥ P.S. Он образованный, но слишком сонный.

Chapter 04

6 марта 2015, 04:55
04 – [Бён Бэкхён] - Что, если я умру на твоих глазах


Я будто вижу впереди свет… Такой теплый и приятный…

Не хочу просыпаться. Ведь даже если проснусь, я не увижу света.




Я медленно открыл глаза, удивляясь тому, что все еще жив.

Кажется, я должен быть благодарен Чанелю за то, что вчера он не замучил меня до смерти.

Вынести вчерашнюю ночь, кажется, было труднее, чем любую из всех, что когда-либо были с тех пор, как он начал эти пытки. Мой желудок болел еще с самой записи шоу, а к вечеру боль стала просто нестерпимой. Мне казалось, я умру не дойдя до общежития. И из-за этой чертовой боли я даже не мог сопротивляться, когда Чанель вытащил меня из постели, прижал к стене, затем снова грубо толкнул на кровать.

– Хотя бы сегодня… оставь меня в покое. Только сегодня, – я помню, как умолял его об этом.

Но какой от этого толк? Ему нравится причинять мне боль, и мои просьбы отпустить меня делали только хуже.

Я помню лишь резкую боль вперемешку с его ругательствами. Все воспоминания оборвались на моменте, когда я просто потерял сознание.


После я очнулся в пустой комнате.

Я разблокировал телефон, чтобы проверить время, и понял, что уже полдень. Оказывается, я проспал так долго.

Я медленно поднялся и оделся. Пройти даже несколько шагов, чтобы выйти из комнаты, оказалась убийственно тяжело.

Стоявший за дверью Лухан, увидев меня, кажется, был в шоке.

– Ого, ничего себе, ты будто стал еще бледнее!

– Правда?

Я издал нервный смешок.

– Ничего смешного. Иди поешь что-нибудь. Я только что заказал еды, – сказал он, распаковывая доставленные контейнеры.

Я смотрел на ароматную лапшу, но совсем не чувствовал, что хочу есть.

Нахмурившись, я потряс головой.

– Я не хочу есть.

Лухан состроил недовольную гримасу.

– Ты еще вчера с обеда ничего не ел! И еще говорил, что у тебя болит желудок. Как ты можешь не есть?

Я правда не хотел, и не знаю почему, но мне казалось, что от еды меня просто стошнит.

– А где… Чанель? – я сменил тему.

– Он уехал тренироваться. Мы поедем позже.

Я кивнул. Может быть, ему так надоело в общежитии, что он предпочел провести время в компании. Компания была местом, где он впервые встретился с ней. Наверное, каждая мелочь там была тайным свидетелем их любви.

А что здесь? Здесь он был вынужден сталкиваться с придурком Бен Бэкхеном каждый раз входя в свою комнату. Разумеется, ему не хочется меня видеть.

Но… Но я…

Я хочу видеть тебя всегда, как одержимый.

Ты был прав. Я та еще тварь.





Когда Лухан, Кенсу, Сехун и я вошли в зал для практики, внутри был только наш хореограф.

– А Чанеля нет? – удивился Лухан.

– Нет, – хореограф нахмурился, – вы что, пришли не вместе?

– Наверное, он пошел в туалет, – попытался вступиться Кенсу. Лухан бросил на Сехуна многозначительный взгляд, и тот тут же достал телефон и набрал нужный номер.

– Чанель, где ты?.. Ладно, быстрее возвращайся… ладно, – после он повесил трубку и шепнул Лухану: "Он идет".

Я смотрел на то, как безупречно эти двое подходили друг другу, и в душе не мог не завидовать.

Кажется, без меня эта группа стала бы идеально сплоченной.

– Не будем ждать. Начнем без него, – хореограф хлопнул в ладони, чтобы привлечь внимание к зеркалу перед собой.

Сегодня вечером будет проходить важная музыкальная церемония, и как почетные гости, мы обязаны показать всем особенное выступление. У нас было всего два дня, чтобы разучить движения, и времени катастрофически не хватало. Вскоре нам придется надеть костюмы и приготовиться, так что это было нашей последней репетицией.

Но после первого же прогона танца я уже едва держался на ногах. Мое дыхание сбилось, я стирал со лба пот, нервно глядя на себя в зеркало.

В этот момент в зал вошел Чанель.

– Где ты был? – спросил хореограф.

– В уборной, – ответил он, затем занял свою позицию.

– Итак, когда все в сборе, давайте еще раз со всеми соло партиями.

Разумеется, это был не один раз.

С каждой новой попыткой я чувствовал себя все слабее и слабее, но требовательный голос хореографа не унимался.

– Бён Бэкхён, следи за ритмом!

– Бён Бэкхён, больше энергии!

– Бён Бэкхён, ты не стараешься. Больше силы!

– Бён Бэкхён!


Простите. Я виноват. Я запорол такой потрясающий танец.

Обычно в такие моменты Чанель насмехался бы надо мной, но сегодня ему тоже немало досталось.

Я помню, когда мы только дебютировали, Лухан и остальные часто подшучивали над нами, говоря, что мы как две черные дыры в танцах и идеально подходим друг другу. Тогда Чанель еще мог без отвращения обнять меня и притвориться обиженным, а они в ответ лишь игнорировали главного вокалиста и лицо группы.

Затем Лухан так же обнимал Кенсу со словами:

– К вашему сожалению, мы тоже вокалист и лицо группы, но мы-то хорошо танцуем.

– Черт, Сехун, иди-ка сюда. Неважно, он тоже танцует хорошо, – Чанель тут же начинал переманивать людей на свою сторону.

– Да забирайте, этот мелкий только понижает ваш общий уровень IQ, – Лухан не обращал на это внимания.

– Эй, хён! – обижался Сехун.

Мы с Кенсу смеялись почти до слез.


Но время идет… Люди меняются.

Мы изменились.

И теперь, стоя в том же зале для практики перед тем же зеркалом я понимаю, что то счастливое время ушло безвозвратно.

Глядя в зеркало на остальных мемберов, я вспоминал прошлое. Когда мы уже собирались начать танец с начала еще раз, вошел менеджер.

– Вы закончили? Пора собираться.

Хореограф посмотрел на нас, затем на менеджера.

– Трое могут идти, а двоим надо бы еще порепетировать.

Тэсин на секунду задумался.

– Чанелю и Бэкхену?

– Да.

– Ладно. Освободившиеся трое – за мной, – скомандовал Тэсин. Перед тем как уйти, он не забыл бросить: – А вы двое хорошенько постарайтесь.

Чанель кивнул.


Когда все ушли, хореограф включил музыку.

– Повторим еще раз часть с соло. Бэкхен, начнем с тебя.

Я кивнул, собираясь с духом, и начал двигаться под музыку.

Я не сделал даже половины, когда хореограф остановил меня.

– Бён Бэкхён! Прошу, соберись! Выступление уже сегодня!

– Извините.

– Повтори это движение еще раз с начала.

– Угу.

В итоге меня остановили снова.


– С начала.

……

– С начала.

……

Не знаю, сколько раз я начинал с начала до тех пор, пока у меня совсем не осталось сил. Чанель, стоявший у стены, кажется, повернул голову, чтобы посмотреть на меня.

У меня ничего не выходит верно. Все недовольны мной.

Ненавижу себя.


– С начала.

В этот раз я хотел приложить все оставшиеся силы, чтобы сделать все превосходно, но тело будто невидимой силой тянуло к земле. Я не мог поднять даже руку.

– Эй, ты меня будто не слышишь.

– …

Извините… Но теперь мне тяжело даже сказать это.

– Бён Бэкхён!

Простите, что у меня больше нет сил даже шевельнуться. Простите, но, кажется, я больше не слышу вас. Мне жаль, что я всегда доставляю одни неприятности. Простите…

Теряя сознание и падая, я видел Чанеля, все так же стоявшего у стены, глядя на меня с безразличием.

Чанель... Наверное, я уже говорил тебе раньше, что даже один твой взгляд делает меня счастливым.

Так что нестрашно, если я умру вот так.

Ведь этого ты и хотел, разве нет?






По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.