"Give it to me". 60

Marina Vladi автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Линди Сэмпсон - девушка без прошлого... И Она выживает, находит новую семью. У нее появляются братья, любимый человек.К сожалению, Линди потеряла их так же быстро, как и нашла. Теперь у нее остался только один брат Николас(Ник), друг Джексон Кеннер и лишь одно воспоминание, которое мучает ее на протяжение многих лет....

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Хэйли потеряла ребенка. Она обычный оборотень и живет вместе с Джексоном, но чувства к Элайдже у нее остались. Она любит его,но он пока об этом не знает.
Я надеюсь вам понравится, мое новое творение.
http://s49.radikal.ru/i125/1502/7e/2d618cb53f0f.jpg - Обложка.
http://s017.radikal.ru/i423/1502/5a/00397669f44e.jpg - Николас.(Ник). Брат Линди.
http://s009.radikal.ru/i309/1502/d4/e2ae3e29b6cf.jpg - Линди Сэмпсон(Элина Гредер).
http://s018.radikal.ru/i502/1502/42/0f2374576ec4.jpg -Клаус и Элайджа.
http://s015.radikal.ru/i330/1502/b4/9049124756e9.jpg- Клаус и Линди.
http://s017.radikal.ru/i431/1503/1f/409fd624f333.jpg-Клэйтон Дэнверс(фото №1)
http://s017.radikal.ru/i411/1503/79/f0c1f9c184fa.jpg-Клэйтон Дэнверс(Клэй).
http://s019.radikal.ru/i642/1503/89/22c72872bf49.jpg-Красавчик Клаус.
http://s57.radikal.ru/i156/1503/61/320a39f32dc8.jpg-Неудачное фото Клауса и Клэйтона в баре.

Глава 25. "Интересный разговор". Часть 2.

26 апреля 2015, 03:25
Взяв сумку волчицы, Ник поспешно покинул салон машины. Он открыл дверцу пассажирского сиденья, поднял девушку на руки и отправился в дом. На улице было довольно прохладно в это раннее утро. Ветер стих. Майклсон взошел на крыльцо дома и подошел к двери. Открыв ее, он с Линди на руках прошел внутрь. Клаус огляделся вокруг и прислушался. В доме стояла полная тишина, то если прислушаться можно было услышать, как где-то наверху сопит Ребекка, а Элайджа разговаривает во сне. Гибрид стал осторожно подниматься по ступенькам, чтобы не разбудить Линди, которая так сладко спала. Четвертая ступенька предательски скрипнула. Ник остановился и взглянул на свою возлюбленную. Она все также безмятежно спала. Никлаус продолжил подниматься. Вскоре он достиг комнаты, которая раньше принадлежала ему. Мужчина открыл дверь и вошел внутрь. Комната была очень просторной и уютной. Она была оформлена в бежево-коричневых тонах. Напротив двери было большое окно, рядом с которым стояла двуспальная кровать. Справа от кровати стоял темно-коричневый шкаф, слева был небольшой письменный стол. Рядом со шкафом располагалась бежевая дверь, которая вела в уборную. На полу лежал бежевый и очень мягкий ковер. В нижнем правом углу комнаты, стоял торшер, а в нижнем правом углу располагался журнальный столик, на котором лежали какие-то книжки. Кинув сумку на пол. Майклсон положил Линди на кровать. Сэмпсон продолжала безмятежно спать. Никлаус стал раздевать Линди. Он не хотел, чтобы его женщина спала в одежде. Когда мужчина раздел девушку, оставив ее лишь в одном нижнем белье, он обратил свой взор на округлившийся животик возлюбленной и положил на него свою ладонь, принявшись ласково поглаживать животик. Блондин думал о том, что он сделает все, чтобы защитить этого ребенка и эту женщину. - Ник… - сонно протянула Линди, приоткрыв глаза. – Мне холодно. - Сейчас… - Ник заботливо укрыл свою женщину одеялом. В комнате было прохладно и от этого проснулась Линди. - Ложись со мной, - Сэмпсон взяла мужчину за руку. - Закрывай глазки, милая. Сейчас я тоже лягу, – Никлаус поцеловал девушку в макушку. Затем он отошел от нее и стал раздеваться. Редко когда можно увидеть Клауса таким заботливым и нежным и мало кто видит его таким. Никлаус за эту тысячу лет, научился идеально прятать свои истинные чувства под маской безразличия. Со всеми свои любовницами, он на протяжении последних лет оставался холоден и он не позволял себе заботиться о них, но о ней, о Линди Сэмпсон, он хотел заботиться. Ведь эта девушка – его первая и настоящая любовь. Конечно, у него были чувства и к Татьи, но эти чувства не были так сильны, как чувства к Элине. Не переставая думать о прошлом, Никлаус лег на кровать. Мужчина перевернулся на правый бок и притянул Линди к себе, крепко ее обняв. - Я сделаю все, чтобы защитить вас, – прошептал Клаус ей в макушку. Элайджа стоял, оперившись одной рукой о камин. Мужчина был в своих мыслях. Он думал о Хэйли и о словах матери в том склепе. За окном уже во всю светило солнце, а легкий ветер колыхал листву. На часах было время обеда. Его размышления прервал полный энтузиазма голос Ребекки. - Ну, разве не чудесное место. Ник должно быть внушил содержать его какому-то виноделу, потому что я нашла Бордо двух тысячи пятого года, – с улыбкой и с нескрываемым энтузиазмом произнесла блондинка, проходя в гостиную. – Налить тебе? - Я ценю это, Ребекка, но я чувствую, когда со мной обращаются как с хрупким стеклом, - хмуро произнес Элайджа, не поворачиваясь к младшей сестре. - Как ты себя чувствуешь? – спросила Бекка, ставя бутылку на стол. - Как под опекой, – так же хмуро ответил мужчина, поворачиваясь к своей сестре. – Я здесь, чтобы защитить тебя. Ведь наша мать нашла тебя. - Я знаю, Элайджа, - твердо произнесла Ребекка, стоя в позе «руки в боки». - Но ты все равно решила лишить меня сознания, прежде чем привести сюда, – Элайджа говорил сдержанно, чего нельзя было сказать о его эмоциональной и вспыльчивой вампирши. - Ты был сам не свой, а мне надо было вытащить нас из той забегаловки! – повысила голос Ребекка. – Что там случилось? – уже более спокойно поинтересовалась она. - Я не знаю. Никлаус меня отправил защищать тебя и моя работа охранять тебя, – мужчина устало сел на диван, расстегнув пиджак. - Ты всегда защищал меня, Элайджа, но не таким образом, – произнесла Бекс, сложив руки на груди. – Кажется, Клаус вчера приехал… - Ребекка подошла к окну и там, на улице она увидела припаркованный джип Никлауса. - Сестренка… - в гостиную вошел Клаус. На его губах сверкала улыбка, от чего на щеках сразу же появились милые ямочки. Мужчина выглядел как всегда отлично и очень свежо. На нем были надеты темные джинсы, черные ботинки и черная кофта с капюшоном. Его кудрявые волосы, как обычно непослушно торчали в разные стороны. - Ник, – Ребекка подбежала к старшему брату и крепко его обняла. - Я рад, что ты в порядке, – произнес Клаус, обнимая девушку. На это Ребекка одарила брата теплой улыбкой. - Как давно ты приехал? – спросила блондинка, разрывая объятья. - Я не хотел вас будить и не хотел будить Линди, – ответил Клаус, присаживаясь в кресло, напротив дивана, на котором сидел его старший брат. - Линди? Кто такая Линди? – с нескрываемым изумлением спросила Ребекка. - Ты ей не сказал? – изогнул бровь Ник, вопросительно глядя на Элайджу. - Не успел. Так как она лишила меня сознания, – спокойно произнес старший Майклсон, смотря на свою сестру. - И так, кто она такая? – уже настойчиво поинтересовалась Ребекка, переводя взгляд с одного брата на другого. – Чего я не знаю? Ник, говори… - Ты помнишь Элину Гредер? – Бекс согласна кивнула. – Так вот, она жива. Наша мать лишила ее памяти и погрузила в долгий сон. Элина проснулась ото сна в полном беспамятстве. Бродя в таком состоянии, она очутилась в детдоме, а потом и в приемной семье. Но потом после несчастного случая с ее приемной семьей, она обратилась и сбежала. Она очнулась в лесу на севере Нью-Йорка и это позволило ей обрести новую семью. Она очутилась в стае. – Клаус решил рассказать своей сестре историю Линди сразу, чтобы избежать долгих расспросов. Ребекка слушала брата, затаив дыхание. – Когда у ее стаи были проблемы, они обратились за помощью к волка полумесяца. Затем ее стая погибла, и они с братом приехали в Новый Орлеан. У Линди Сэмпсон, так ее сейчас зовут. Было лишь одно воспоминание. Она помнила, наш поцелуй на крыльце нашего старого дома, это было тогда, когда я хотел познакомить ее с нашими родителями и представить ее, как свою невесту. – Клаус замолчал, так как рассказ продолжила Линди, вошедшая в гостиную. - Случился пожар, когда мы отмечали встречу и освобождение волков полумесяца от проклятья. Тогда то я и увидела Элайджу. Потом очнувшись уже в вашей усадьбе, я познакомилась с Клаусом и узнала о том, что я – Элина Гредер и что меня лишила памяти ваша мать Эстер… Затем, я снова влюбилась в твоего брата и забеременела от него. И вот я здесь.. – Закончила рассказ Линди, опуская историю о смерти Никки и о Малькоме. - Элина… – Ребекка подбежала к девушки и заключила ее в свои объятья. Она понимала, что Элина не помнит ее, но ей было все равно. Ребекка очень сильно скучала по своей подруге. Элина была для нее сестрой, о которой она так всегда мечтала. - Прошу называй меня Линди, Ребекка. Я мало, что помню из прошлого, точнее вообще ничего. Я не чувствую, что имя Элина – это мое имя. Поэтому зови меня Линди, – сказала волчица, немного растерявшись такой неожиданной реакции Ребекки. - Хорошо, – Ребекка разомкнула объятья. – Ребекка Майклсон, приятно познакомиться. – вампирша протянула Линди руку. - Линди Сэмпсон, – волчица пожала руку младшей сестре Ника, обворожительно улыбнувшись. После завтрака. Четверка уселась в гостиной, продолжая интересный разговор. Братья Майклсоны и Ребекка пили вино, которое она нашла, а Линди в свою очередь пила сок, так как была беременна, да и Никлаусу будет проще ее убить, чем позволить своей беременной женщине распивать спиртное. - Значит, ты можешь обращаться тогда, когда захочешь, так? – полуутвердительно спросила Ребекка. - Да, я могу управлять трансформацией. Я – первородный оборотень, – подтвердила Линди. - Первородный?! Ого, вы оба первородные и значит, у вас родиться очень сильный малыш, – Ребекка улыбнулась. - И он унаследует всех врагов нашей семьи, – хмуро произнес Элайджа. Сегодня он был не в настроении. - Мы обезопасим Новый Орлеан. Он будет безопасным местом для Линди и нашего ребенка, – царственно произнес Клаус, обнимая за плечи Линди. - Я не могу понять, зачем матери понадобилось лишать Линди памяти… - Ребекка сделала глоток вина. - Понятия не имею… - Линди взяла Клауса за руку. - Есть кое–что, что я должен вам рассказать, – начал Никлаус и на его лице застыл мрачный вид, не предвещающий ничего хорошего. Все с ожиданием перевели взгляд на Ника. Им было интересно, что же еще могла подготовить горячо любимая мать первородной семьи, чтобы заставить так хмуриться гибрида. Перед тем как начать рассказ, Никлаус спокойно шагнул к столику с крепкими напитками и налил любимого бурбона. Сделав большой глоток, он, наконец, перешел к главной теме разговора. - Наша мать, - с нажимом произнес Ник с долей гнева в голосе, - оказывается заключила сделку, со своей могущественной сестрой Далией, в обмен на то, что она сможет родить детей. Элайджа с Ребеккой изумленно переглянулись, не ожидая услышать нечто подобное. Линди лишь приподняла брови от удивления, но не была настолько удивленна, как вампиры. Почему-то это неожиданная новость не произвела такого же впечатления, как на других. Она уже давно поняла, что от этой семейки можно ожидать чего угодно. Чего угодно, но только не хорошего. Ребекка свела тонкие брови на переносице, с серьезным тоном обращаясь к брату: - Сделки с ведьмами всегда несут последствия, а за применении сильной магии, всегда есть цена. - Кокову цену заплатила наша мать? - несдержанно поинтересовался Элайджа. Никлаус кинул кроткий взгляд на свою возлюбленную, а потом снова взглянул на свою сестру с братом, отвечая со серьезным тоном. - Далия потребовала каждого рожденного первенца, что родиться в нашей семьи. - Что? - шокировано переспросила Линди. Никлаус продолжил свою речь, проигнорировав волчицу: - Из-за того, что наша мать обратила нас в вампиров, рождение потомства стало для нас невозможным. Но, так как я гибрид, а моя женщина носит моего дитя, Дали придет за ним. Все это время, Линди слушала Ника с раскрытым ртом и широко раскрытыми глазами, не веря в то, что она слышит. Ей не верилось в то, что как только родиться ее малыш, какая-то ведьма осмелиться забрать его у нее. Первенца, от мужчины которого она любит. Вся эта история заставила ее злиться и еще сильней ненавидеть ведьм и тем более Эстер. Она понимала, что нельзя винить женщину желавшую детей в том, что она пошла на такую сделку. Но гнев затуманил ей разум, не позволяя здраво мылить. Она чувствовала как в ней кипит гнев, буря, которая сметет все со своего пути, если эта Далия хоть пальцем посмеет коснуться к ее дитю. Никлаус почувствовал гнев своей возлюбленной и чтобы хоть немного успокоить ее, он взял ее руку в свою, заглянув в ее глаза. Линд не сводила с него гневного взгляда, позволяя чувствам и гневу взять над собой верх. Она смотрела на него в упор, крепко сжав его руку. - Я не позволю какой-то ведьме забрать нашего ребенка, - шипя сквозь зубы проговорила она. Никлаус сжал губы, чуть прислонившись к ней и твердо произнеся: - Я знаю, и я сделаю все, чтобы уберечь нашего ребенка. Как бы не была могущественна эта Далия, она пожалеет, что связалась со мной, - с этими словами, она медленно повернулся к остальным членам семьи, переводя взгляд с Элайджи на Ребекку. - Неправда ли, брат, сестра? Элайджа утвердительно кивнул: - Я поклялся защищать твоего ребенка, брат и я сдержу обещанное. Мы сделаем все, чтобы защитить дитя. - Всего-то, победить могущественную ведьму? - Ребекка задорно хмыкнула, обворожительно улыбнувшись. - мы сталкивались и не с таким, Ник. На лицо Никлаус вернулась усмешка. Гибрид был очень доволен ответом брата и сестры. Он знает, что может положиться только на них, только на этих двух человек. Линди немного успокоилась, когда почувствовала, что в этой битве за ее ребенка, она с Ником будет не одна. Пусть она не помнит Ребекку, но что-то ей подсказывало, что вампирше можно доверять. Возможно это были отголоски прошлого, где она когда-то с Ребеккой были лучшими подругами, как знать. Сейчас главное то, что она здесь и сделает все, чтобы защитить ее с Никлаусом ребенка, когда он родиться на этот свет. мысль о том, что ее малыша будет защищать могущественный гибрид и двое первородных вампира, утешала и предавало сил.