Хозяйка Хогвартса +561

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Годрик Гриффиндор, Кандида Когтевран (Ровена Равенкло), Пенелопа Пуффендуй (Хельга Хаффлпафф), Салазар Слизерин
Рейтинг:
R
Жанры:
Юмор
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Миди, 54 страницы, 10 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа! Бесподобно!» от Tatsi
«Восхитительно!» от Moriell
«Прекрасный фик» от Book-worm
«Великолепно! Канон объяснен!» от Пепельная Буря
«За непередаваемую атмосферу» от Marnara
«Лучшее описание Основателей!» от Silvia_sun
«Незабываемый, любимый шедевр!» от kaury4
Описание:
Один рыжий ирландец как-то в лесу повстречал ведьму. И они... поругались.
А школа? Школа как-то сама образовалась.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сиквел. Времена Гарри Поттера. "Русские не сдаются" http://ficbook.net/readfic/2718329
Вбоквел. Сборник стебных драблов. "Совладетели" http://ficbook.net/readfic/2784551/7796080#part_content

Барабанная дробь!
Внимание-внимание!
Leka-splushka вступила в группу

l С R E A T I V E ✿ C O M M U N I T Y l

и Марина Стрельникова нам сделала обложку-баннер
Смотреть и наслаждаться:
http://showpic.ru/upload/040715/5597dfd7f239d.jpg

адрес группы (не больше одного баннера в одни руки ;) )
https://vk.com/walkingdisasterfanfiction

Аудиофанфик: https://soundcloud.com/leka-21/8ii76wbivaak

Суд да дело

27 марта 2015, 08:24
Аппарировать умели многие. И дамы из свиты, и Салазар с Хельгой… а вот тонкое искусство создания порталов было известно только Ровене — от лорда Рейвенкло. Так что, когда требовалось группой быстро куда-то переместиться, приходилось искать леди и просить ее, чтобы она отвлеклась от книг и раздумий и зачаровала портал.

Даже отправляясь на судебную тяжбу по поводу Хогвартса, Салазару пришлось отдельно идти на поклон к владетельнице. Хотя ведь казалось бы — умная же женщина, могла бы и догадаться!

— Ровена, сделай портал. Ровена! Послушай, если хочешь, я уступлю тебе честь общения со старыми пеньками из Витенгемота!

Не отвлекаясь от книги, леди зачаровала перо и протянула Слизерину. Тот постоял молча, раздувая ноздри, но потом не выдержал и взорвался:

— Да что же такое?! Я устал за тобой бегать! Если тебе это совсем ничего не стоит, научи людей! В общем так, завтра я приведу тройку толковых пацанят, как хочешь, но чтобы эти чары и несколько других они знали.

— И нескольких девочек обучи Эванеско, я просто зашиваюсь, — вздохнула Хельга.

Картинно взмахнув полами дорожного плаща, Салазар поспешил к спутникам (ведь попросту неприлично предстать перед мудрецами без сопровождения).

Неприятные ощущения от перемещения порталом, зато быстро и сапоги не в пыли.

Перед витанами** хогвартсцы оказались почти сразу по прибытии.

И, разумеется, дело выиграли. Как же иначе?

Ровена собрала все необходимые документы, какие только могли понадобиться на суде.

Салазар был велеречив и громкоголос.

Свита делала, что ей и положено. Внушала. Слизерин специально подбирал самых напыщенных балбесов. В смысле — баранов. Да что такое?! Баронов!

И, конечно же, эти оговорки никак не связаны с некоторыми взаимонепониманиями между баронами и любвеобильным скальдом. Леди и придворные дамы абсолютно свободны в своем выборе, а зависть — недостойное чувство.

Справедливости ради стоит признать, что выиграли при помощи маленького лукавства и с небольшими оговорками.
Попросту говоря, Салазар объявил, что детей никто не крал, их всего лишь пригласили в школу для обучения колдовству и чарам. Дело нужное, а то просто стыдно перед предками. Где маги уровня Мерлина?! Кого будут прославлять потомки? Босого на левую ногу Годрика?

— Да, дело хорошее, — кивали витаны. — Но и помощь молодым основателям школы просто необходима. И мудрецы эту помощь предоставят — внесут денег, кому сколько не жаль… э. Посильный вклад, да. А взамен — сущий пустяк: уверенность в том, что в замке действительно школа, а не армия. Потому знания проверять будут не учителя, а несколько витанов, из числа знатнейших и мудрейших. Вот, как решите, что научили детей всему, чему могли, так и проверят. Ну и в первые года чаще будут заглядывать — советом помочь, может, мудрость передать отрокам.

У Слизерина сводило скулы, как от кислого, но не улыбаться было нельзя. Сметут. Они в замке нападения клана Уизли опасались, а против всего совета и подавно не выстоят. Так что соглашаться на проверки, кивать, улыбаться, разводить руками на упреки, что набрали крестьянских детей и только их. Не идут в школу аристократы. У каждого уже наставник личный, гонор непомерный. А крестьянские дети просты — от приглашений не отказываются, да. Посильные платы — хорошо, но неплохо бы, чтобы витаны, в своей великой мудрости, хоть по сиклю за голову платили школе — крестьянские дети не только травы на зелья переводят. Их еще и кормить-одевать приходится. Разумеется, школа, пока существует, будет обязана. И учителей было бы неплохо побольше. Для школы. Помогите, мудрые витаны, кто чем может — средствами на зарплату или личными астрономами-рунологами.

«Пока существует», — ехидно улыбался Салазар, направляясь к выходу. — «Долго ли такая убогая задумка протянет? Кому нужна школа в прогрессивный век наставничества?»

— Салазар, постой! Мудрецы на словах просили добавить. Неофициально.

— Огорчай, Киф.

— Ну, ты это, орел, конечно. Но другой раз за школьниками сперва почтовую сову с приглашением высылай, обещаешь?

— Пока школа существует, да будет так!

***



Всерьез постановление витанов никто в замке не принял. Ну, усложнят своим стражникам систему обучения. Делов-то. Леди Ровена и так частенько забывалась и начинала рассказывать мечникам о вещах далеких от практического применения.

Кто поразумнее — сбегали сразу по «важнейшим делам». Обычно, на кухню. Были и «блаженные», которые сидели, слушали. Даже, бывало, на посту принимались эту самую теорию магии развивать дальше, строить предположения и расчеты. В некоторых бойницах камни были уже расписаны не матерными словечками, а формулами заклинаний левитации.
А один идиот, названный в честь великого Мерлина (родители его, видимо, были большими оригиналами), даже попробовал применить свои расчеты на практике и долго летал вокруг замка — ловили всем гарнизоном, а после месяц искали возможность чары с него снять.

Этот Длинножоп был настоящим проклятием. Он спотыкался на ровном месте, совершенно не умел летать на метле, а в зельеварню Слизерин запретил пускать его, и его потомков до седьмого колена. Может, после Длинножопы будут более способны к зельям. Пока же — замок было жаль.

Самые взрывоопасные образцы Салазар сохранил. Так, на всякий случай. Вдруг — осада. А они на врагов или безымянную нестабильную гадость, или целебное зелье того же мастера — половина нападающих гарантированно сдохнет в корчах.

Годрик по пьяни все пытался выяснить у бедолаги — почему тот не взял фамилию жены? Уже его сыновья были бы удобосказуемого рода. Мерлин что-то объяснял. Сами понимаете, как это характеризует умственные способности Мерлина. Объяснял. Пьяному Годрику. Да-да.

В то утро Длинножоп дежурил на мосту.

Он должен был предупредить Слизерина в случае появления подозрительных личностей, гостей, непонятной активности или бесхозной живности (коровка Малфоев так привыкла, что ее гоняют туда-сюда, что иногда прибегала сама).

— Только не в мою смену! Только не в мою смену! — мямлил Мерлин, тиская в руках слишком тяжелую для него секиру.

— Длинножоп! — прикрикнул Слизерин, неслышно оказавшись за спиной. — Что ты тут бормочешь? Не смей улетать с поста, негодяй! Больше ловить не будем!

— Д-да, господин.

— Я отправляюсь в рощу. Если ты тут что-то начудишь, подай знак искрами. Я тут же вернусь и откушу тебе голову.

— Д-д-да, господин!

Не успел Змеиный Язык скрыться в священной роще, как к мосту аппарировала группа волшебников. Богатые, толстые, важные. С отроками-наследниками, которых привезли для обучения в школе. Длинножоп подергался туда-сюда, как птица в силках. Злоязыкого зельевара он боялся до судорог. А вот Годрик, хоть добряком и не был, внушал уважение всем обитателям замка.

Мерлин прислонил тяжелый топор к перилам и припустил за Гриффиндором.

А то ведь точно откусит голову, колдун проклятый!

Слизерин шел, внимательно вглядываясь под ноги. У него появилась новая идея насчет фамилиаров, и срочно захотелось поймать пару змеек и проверить свою теорию. Суету у моста он благополучно прозевал, хоть отсутствовал всего ничего. Не больше часа.

Гриффиндор издалека глянул на гостей и обмер.

Креббы и Гойлы. Семействами.

Их наследников не согласился взять ни один наставник. Даже за запредельную сумму, которую вслух и выговорить жадно, не то что заплатить кому-то. Не нашлось наставников. Даже шарлатанов не нашлось на этих детинушек.

«А нам ведь бесплатно их привели! Мерлин дери Салазара Змееязыкого!» — подумал Годрик, нацепляя самую придурковатую улыбочку, на которую был способен. И тут вдруг представил, что крепких, но тупых ребят поручат обучать именно ему. А что? Та же Ровена скажет, что не чародеи и не травники, а идеальные керны. Представив, как он будет учить дуболомов трансфигурации (а ведь их потом надо родичам вернуть живыми и не сильно покалеченными) Гриффиндор пришел в ужас.

— Значит, школа. Ну, принимайте учеников. Как у вас тут все устроено? — оглядывая замок, словно собственный хлев, спросил Грегори Гойл.

И не прикопаешь мерзавца по-тихому под осинкой — кельповы гости Малфоевы йомены***.

— У нас все серьезно, — принялся врать на ходу Годрик, пропуская гостей в замок. — Четыре факультета, распределение. Есть ритуал. А вот — староста Слизерина. Мерлин Дл… гм. Мерлин, проводи гостей.

Длинножоп, запинаясь через шаг и не рискуя после Годрикового выговора бросать секиру, повел высоких гостей в обеденный зал, изо всех сил стараясь не сутулиться. В это время Годрик, подождав, пока они завернут за угол, бегом припустил к Ровене. Ну, или хоть Хельгу найти!

— Ритуал? — ужаснулись дамы, откладывая рукоделие. — Ты с ума сошел! Чтобы выдумать торжественный ритуал, нужны недели! Месяцы!!! Годы!!!

— У нас пять минут, пока Длинножоп ведет их в трапезную.

— Это невозможно!

— Ну…

— Вина и закусок мы прикажем подать. — решительно встала Хельга, жестом отправляя выполнять поручение самых сообразительных дам. Дамы, подобрав юбки, побежали за служанками.

— Ну, хоть так. Задержите их еще минут на пятнадцать, а я сейчас.

«От большого ума — больше вреда. Гораздо больше, чем пользы», — думал Годрик, пробуксовывая на повороте и отталкиваясь рукой от стены. — «А Хельга — умница. Сразу организовала девиц за окороком, сыром и хлебом. Все добродушнее к нам отнесутся гости, чем на пустой желудок».

Годрик добежал до нужной комнаты и открыл сундук. Его тут же оглушили вопли шляпы.

— Ты тут это… Как ты тут, мое создание? В уме не повредилось?

— У меня твой ум. Не в чем повреждаться.

— Зарраза.

— Я так понимаю, что-то нужно от меня? — дыра у тульи изогнулась, обозначив презрительную усмешку.

— Надо это… надо сказать, что так, мол, и так, а школьники избираются на факультет Слизерина Змеиного Языка.

— Так и говорить: «Так, мол, и так»? Или, прямо, как есть можно сказать? Про школьников… — мерзкое творение препохабнейше подмигнуло дыркой тульи.

— Ты не зли, не зли меня! — рыкнул Годрик, наконец переводя дух.

— А что будет? Уничтожить ты меня не можешь, мы это уже выяснили.

— А что, понравилось в сундуке сидеть? А я пообещаю, что все распределения будешь проводить.

— И читать всем висы. Первую — тебе посвящу.

— Вот уж хрен!

— И распределяй сам. Так, мол, и так.

— Ах ты, тряпка половая! Да я тебя… я тебе…

— Ну? Что?

— Валяйся тут впотьмах! Или… — тут Годрика осенило. — Или я тебя Ровене отдам. Для изучения и опытов.

Шляпа притихла.

— Ну хоть маленькую вису… А? Коротенькую…

Тут задумался Годрик. Можно было бы поторговаться… Только время… время поджимало.

— Хорошо. Ладно! Короткую вису раз в год.

— Перед каждым распределением!

— Раз…

— А тогда… Я тогда всем поровну распределю. И тебе, и Ровене — не только Слизерину.

— Все, некогда нам спорить!

И, непочтительно подхватив шляпу, Годрик побежал обратно.

— Но Гойла и Кребба — только Слизерину! — пыхтел он на бегу. — Я твой создатель, так тебя и так!

Перед Большим залом он затормозил и завернул в тесную комнатенку, чтобы прихватить там торжественный парадный стул для шляпы. Чтобы все было… парадно.

В комнатенке было неожиданно тесно и людно. Высокие гости, вместо того, чтобы жрать окорока и наливаться вином, топтались на месте. Длинножоп трясся в углу.

Ясно. Этот тупица заблудился, но признаваться гостям боится. Салазар бы его за такое по хребтине вытянул.

— Ну, собрались ли отроки с мыслями, Дл… Мерлин? — сориентировался Годрик. Что отличало воина от той же Ровены, так это умение мгновенно принимать решения.

— Са-собрались, господин Гриффиндор.

— Отроки, Хогвартс надолго станет вашим домом. Отбор — очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьей*. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета*. Факультетов в школе четыре — Гриффиндор, Хаффлпафф, Рейвенкло и Слизерин*. Не посрамите честь факультета Сли… на который вас распределят. Я вернусь сюда, когда все будут готовы к встрече с вами*.

Чинно и неторопливо прикрыв за собой дверь, Годрик снова перешел на рысь — надо удостовериться, что столы накрыты и все готовы. С перепугу он прихватил не резной стул, а какой-то убогий колченогий табуретик. Ладно, так сойдет. Трансфигурирует его на месте в шикарный дубовый трон.

В зале дамы пребывали в состоянии, близком к истерике.

— Годрик! Длинножоп потерял витанов со всеми семействами! И сам потерялся, скотина!

— Я их нашел! — гордо выпятил грудь Годрик, сам себе удивляясь — каким Мерлиновым чудом он вломился в ту каморку вместо того, чтобы трансфигурировать кресло прямо из камней пола?

Он поставил табурет, небрежно бросил на него шляпу, удостоверился, что еда на столах и окинул взглядом присутствующих.

Тут дверь распахнулась, и вломился Салазар со змеей на руках.

— Я этому Длинножопу его секиру в зад засуну! Этот выродок оставил пост! Не иначе — улетел в небеса, сын пса войны, лакающий козье молоко на холме йотуна!

— Тихо, тихо! Он тут. Как раз с йотунами****, ага. Витаны решили отдать нам детишек на воспитание.

— Нет, — мгновенно побледнел Салазар. — Скажи, что это не Креббы и Гойлы.

— Ладно, стой тут, сейчас начнется распределение.

— Что за распределение? — озадачился Слизерин.

— Торжественное.

Годрик из камня стены трансфигурировал дверку приблизительно в каморку и решительно шагнул внутрь. Оттуда донеслись изумленные вскрики.

Гости строем вышли в трапезную. Мужчины Рода сразу оценили столы, прикинули литраж кувшинов с вином и нетерпеливо нахмурились.

Шляпа прокашлялась.

И спела свою вису.

Да такую, что леди Ровене пришлось в тайне от гостей накладывать на Салазара парализующие чары.

— Гойл, Тревор! — выкрикнул свое имя старший мальчишка и нахлобучил на себя шляпу.

— Слизерин! — почти мгновенно выдала она.

Ровена обновила парализующее и дополнительно наложила чары немоты.

— Гойл, Пармус! — выкрикнул неотличимый от Тревора мальчишка.

— Слизерин!

— Кребб, Амикус! — фамилия была другой, а внешность всё та же. Очень напоминающая Салазару лесного тролля.

— СЛИЗЕРИН!

— Ну, а теперь можно и отметить дельце, — обрадовался патриарх Гойлов.

Ровена нерешительно сняла чары со скальда. Змеиный Язык сунул дохлую змею в карман (слишком сильно сжал бедолагу) и направился к столам. Ничего, он найдет, чем достойно ответить Годрику. Он уже знает, как ему отомстить.

Мерлин Длинножоп робко прятался в тени у свеженаколдованной двери.

Салазар еще не знал, что этот недотепа — первый староста его факультета.
Примечания:
**витан - член витенгемота

***Йомены, йоменри (англ. Yeomen, Yeomanry) — в феодальной Англии свободные мелкие землевладельцы, которые, в отличие от джентри, самостоятельно занимались обработкой земли, хоть и в разной форме, все йомены находились в манориальной (поместной) службе при короле или крупном феодале.

*канон

****Йотун (ётун) - великаны, сильные, тупые, прожорливые враги людей и асов.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.