Натуральный брак в искусственных условиях +2404

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
м/м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Повседневность, Омегаверс, Первый раз
Предупреждения:
Мужская беременность
Размер:
Макси, 163 страницы, 30 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За тёплую историю)» от Anken
«За вкусняшку и сбитое дыхание)» от Оленечка
«Это прекрасно, спасибо)» от Yabai_des
«За тепло и радость!» от Гексли Всемогущий
«За счастье, что создано вдвоём» от Retinox
«Отличная работа!» от Душечка Анна
«За прекрасную работу)» от Kamilla_Del
«Шикарно, чудесно, романтично!» от Joseph69
«Действительно стоящая вещь!» от arno13
«Великолепно!» от Аня_Карпухина
... и еще 17 наград
Описание:
Семьи рождаются не только от любви, но и от безысходности. То, что вырастет, зависит от самих брачующихся.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:

Глава 3

17 марта 2015, 21:58
В четверг все шло неплохо. Тони проснулся, на радость папы не то что вареные яйца с сыром — вообще ничего есть не стал. Воспаленный рассудок Блейка, в жизни которого присутствовали только две цели, ни одна из которых даже близко не стояла возле нравственности, морали и прочих бесполезных слов, решил, что Тони не ест, потому что держит себя в форме перед гостями: чтобы пузо не наружу, а изо рта только свежее дыхание.

Тони вместо пуза у себя видел впалый живот и расправлял рубашку так, чтобы худоба не бросалась в глаза. А не ел просто потому, что боялся провести встречу с будущим мужем не за столом, а возле унитаза, когда завтрак от стресса попросится наружу.

Зеркало отражало моль. Тони уложил волосы, оделся во все новое, повесил на шею цепочку, но видел одно и то же насекомое. Лицо было неестественно бледным и, кажется, еще более некрасивым, чем обычно. Тони отошел от зеркала и встал у окна. Смысла переживать за внешность уже не было, так как вчера отец объявил Тони дату свадьбы, которую выбрали Билл и его родители. Полдела сделано, остались только кольца.

За воротами показались две машины. Тони проследил, как их пропустили, как они подъехали к дому. Из первой машины вышел молодой альфа. Он был в пиджаке и светлой рубашке. Стильный, красивый, улыбающийся. Он невозмутимо осмотрелся, крутя ключи на пальце. Из второй машины показались его родители, альфа что-то сказал им и кивнул на беседку — гордость Блейка.

Тони отлип от окна и снова бегло осмотрел себя в зеркале. Ничего нового он не увидел, волосы лежали безукоризненно, придраться было не к чему. Тони кивнул сам себе и пошел встречать гостей. Новая жизнь была не за горами.

Папа и отец уже приветствовали семейство Марлоу, почему-то без одного ее члена — брата Билла. Блейк в привычной манере вел себя по-царски и мягко улыбался наклеенной на лицо улыбкой. Где такие продавали? Филипп Тернер — отец Тони — жал руку альфам и выглядел поестественней своего идеального мужа.

Родители Билла с интересом оглядывались по сторонам, рассматривая антиквариат и предметы искусства, которые прикупил Блейк, не очень-то зная о самом этом искусстве. Когда Тони однажды спросил, чем ему понравился «Пир Валтасара», Блейк сперва не понял, о чем речь, а после упоминания Рембрандта натужно засмеялся и посоветовал сыну не умничать.

Билл первым увидел Тони, когда тот спускался и молился, чтобы не запнуться и не растянуться прямо у ног жениха. Повезло. Растянуться не растянулся, но неловко шагнул. Кажется, все те пятеро человек, ждущих его, увидели осечку на последней ступени. Кошмар.

- Знакомьтесь, Энтони — мой сын, - произнес Филипп. - Энтони, это Рональд Марлоу, - высокий альфа с благородной сединой в волосах пожал Тони руку, - Элмер Марлоу, - ему улыбнулся омега, выглядящий не таким идеальным, как папа, но гораздо младше того. - И Билл.

- Очень приятно, - послышался голос жениха.

Ладонь Тони аккуратно сжали. Запястье Билла было вдвое шире, чем запястье Тони. Наверно, он сейчас всем, кроме Блейка казался хилым и дохлым, но попробуй отъешься рядом с таким блюстителем правильного и умеренного питания, как папочка. Нет, нужно было съезжать еще после диплома...

Тони ушел в себя настолько, что не сразу заметил, что стоит тишина и все смотрят на него. Он вскинул голову, посмотрел на Билла, который чуть улыбался. Смеялся над ним, это понятно. Что можно было пропустить за пару мгновений?

- Я... - голос сорвался, и Тони кашлянул, прочищая горло. - Я прошу прощения, задумался.

- Твой жених сказал, что ему приятно с тобой познакомиться, Тони, - голос Блейка звучал почти мило, но глаза метали молнии: единственный сын превращал в импровизированный спектакль должную быть безупречной и отрепетированной церемонию знакомства.

- А? Да, мне тоже очень приятно, - сказал Тони.

Первым засмеялся Рональд, за ним — его муж. Билл улыбался, а Блейк давил из себя вежливое участие. Филипп только покачал головой. Ситуация и впрямь была нелепой. Тони возблагодарил небо, что ему попались не чопорные типы в свекры, и продолжал молиться, чтобы больше нигде не упасть в грязь лицом: его же потом живьем съедят, если в комнате не запрется.

- Тони бывает таким задумчивым временами, - поделился Блейк, когда семья рассаживалась за столом в зале.

«Ты-то, конечно, все обо мне знаешь», - подумал Тони.

Билл отодвинул ему стул и присел справа. Тони покосился на жениха. Тот вел себя так спокойно, словно свататься к незнакомцам было его хобби. Он был красив, красив по-настоящему. От него веяло теплом и разило феромонами. Сколько ему? Двадцать семь? Самый сок для альфы. Разворот плеч и общая сексуальность вида, наверно, бомбили омежек как из пулемета, укладывая к его ногам.

Зачем подумал? Тони сложил руки и безучастно оглядел стол. Еда, которой не хотелось, напитки, среди которых не было любимого смузи или хотя бы кофе. Организацией обеда занимался Блейк, а значит, вино — дорогое и старое, возможно, где-то притаился пунш и глинтвейн. Тони пить не хотел, он вообще редко это делал, а если и пил, то одно-единственное вино, которое ему нравилось. Здесь его не было.

- Тебе положить что-нибудь? - голос Билла прозвучал слишком близко, и Тони вздрогнул. Родители разговаривали, никто не заметил.

Билл неприкрыто рассматривал его, пользуясь возможностью. Тони стало неловко. Что тут можно рассматривать? Он картина? Вон, на стене висят. Тони было и неловко, и почему-то обидно. Родители не могли найти никого попроще на роль мужа, видимо. Обязательно нужно было этого красавца-самца, рядом с которым он даже не моль, а мошка. Вживую Билл был еще ярче, чем на фото.

Билл и сам был не в восторге, если Тони правильно расшифровал его взгляд.

- Рыбный рулет, спасибо.

Билл подчинился. Тони взялся было за вилку, чтобы заняться хоть чем-то, но его прервал голос Блейка:

- Тони, дорогой, поухаживай за женихом. Что вы как неродные?

Он усмехнулся своей шутке, а Тони отложил вилку и посмотрел на Билла. Будут как в яслях друг дружку кормить. Папу хотелось поблагодарить за вмешательство, аж язык зачесался.

- Мясо, вино, салаты? - спросил Тони.

- Да я бы сам, - Билл пытался отвоевать право быть альфой рядом с омегой, но тяжелый взгляд Блейка подтолкнул Тони в спину, вынуждая взять тарелку почти мужа.

- Ничего страшного, - Тони поднялся, чтобы дотянуться до блюд. - Что предпочитаете?

- Предпочитаешь, - поправил Билл.

- А? - Тони совершенно потерялся, вспоминая название такого блюда и только через какое-то время понимая, что Билл имел в виду не пищу. - О, нет, извините, думаю, пока рано. Я не привык обращаться к незнакомым людям на «ты».

- Нам жить вместе, - шепотом напомнил Билл.

- Да, вот тогда я привыкну и начну называть вас тобой. Дайте мне немного времени, хорошо?

Билл приподнял брови и поинтересовался:

- А мне тебя на «ты» называть можно? Не возражаешь? Я не привык держать дистанцию, если не на работе.

- Называйте, пожалуйста, - Тони надоедало стоять с тарелкой. - Так... ммм... Билл, что вы будете?

Билл поправил воротник — душно, наверно, в комнате — и посмотрел на выбор, который радушно предоставлял ему стол. Тони терпеливо ждал, а Билл пару раз нахмурился, всматриваясь в тарелки и салатники. Папа мудрил, когда заказывал еду. Если бы Тони не прожил с Блейком почти всю жизнь, исключая пару лет в других странах и кампус во времена колледжа, то сам бы не понял, что лежит в тарелках. Французская кухня во всем ее великолепии.

- Давайте вы просто скажете, что предпочитаете, а я найду это на столе, - предложил Тони.

- Отличная идея, - Билл вновь слабо улыбнулся. - Сочное мясо, желательно поострей. И красное вино.

- Хорошо.

Тони быстро сориентировался и положил жениху антрекот. Подумал, придвинул ближе жульен из птицы. За вином пришлось выходить из-за стола.

- Я бы мог все сделать сам, - еще раз повторил Билл и поморщился, когда Тони, не ответив, отнес бутылку обратно.

Блейк наградил сына поощрительной улыбкой.

- Не переживайте вы так, - Тони уселся на стул. Родители уже ели, даже Билл взял в руки вилку, а омеге теперь кусок в горло не лез. Он не общался с альфами так, как сейчас. Пускай, ему и не нужно было пытаться понравиться, пускай встреча была всего лишь знакомством будущих молодоженов, а не сватовством, тысячи раз пускай, но Тони был не в своей тарелке, как новичок в школе чужого города. - Папа прав, это я должен был ухаживать. Гость — вы.

Висок снова опалил чужой взгляд. Да что же он все смотрит? У Тони тряслась рука от нервов, комната и впрямь была душной. Не хватало привычного Фреда или Бена. Чужие люди, холодный дом. Тони хотел завести с альфой разговор, но не знал, что или как сказать. Скорее как, чем что. Хотелось спросить про детей, когда ему начинать готовиться к отцовству. Узнать, почему Билл решил взять замуж его, а не фотомодель, к примеру. Он бы хорошо смотрелся с фотомоделью.

- Вы уже заскучали, Билл? - обратился к альфе Блейк, когда тарелка жениха Тони опустела, а сам он потягивал вино. - Может быть, вы с Энтони хотите поговорить наедине?

- Было бы неплохо, мистер Тернер, - согласился Билл. - Сейчас мой жених поест, и мы подышим на улице, я думаю.

- Вы правы, здесь душно, - подал голос Филипп, разговаривавший до этого с отцом Билла. - Я включу кондиционер.

- Тони, дорогой, не заставляй своего кавалера ждать, - Блейк очаровательно улыбнулся.

Тони, так и не притронувшийся к своей рыбе, в который раз отложил вилку. Папа откровенно бесил. У Тони уже накопились слова, которые он хотел сказать любимому из родителей, когда гости уйдут.

Билл в который раз одернул воротник и без того открытой рубашки, предоставлявшей Тони обзор на ключицы альфы. Не вдохновляли. Хотелось кольцо, сбежать из дурдома и спокойно себе лечить зверей.

- Ты не поел, - заметил Билл.

- Да, аппетита нет, - у Тони от жары и напряжения за час, проведенный в зале, слипались глаза. Желудок сморщился и вымирал как вид.

- Может быть, поешь? Я не настаиваю на улице. - Билл был, кажется, неплохим парнем, участливым. Несовместимо с альфой такой внешности.

- Здесь жарко, давайте погуляем.

Они вышли из дома. В тени было хорошо, даже очень. Мысли устаканивались и давали пространство для свободного их течения. Феромоны альфы не били по носу. Тони хотел бы сходить к берегу, но не думал, что Билл согласится гулять с ним так далеко. Это деловой разговор, а они — партнеры.

Билл был выше больше, чем на голову. Тони снова ощутил себя мошкой. Худой, невзрачный омега.

- Зачем вам нужен этот брак? - спросил Тони.

- Для семьи, - невозмутимо ответил Билл, потерев шею. - Мне нужны муж и ребенок.

- Надолго?

- Ребенок — точно навсегда. Видишь ли, я болен... Нет, не так. Я не вполне полноценен, и дети у меня могут быть от омег со своеобразным антидотом. Мы все сдаем анализы каждый год, на всех есть данные в клиниках. Ну, ты это знаешь. Мою неполноценность выявили еще в младших классах, но до двадцати лет я, честно признаться, не думал о продолжении рода. А сейчас понял, что вопрос нужно решать. Мы с родителями и врачами искали омегу, организм которого справится с моим недугом. В Америке нашли нескольких человек. Я уже собирался ехать в Техас, когда нам предоставили твои данные. Надо же — мое исцеление прямо в Сан-Франциско! Это удача, я думаю.

- Да уж, здорово. А что за болезнь, она неизлечима?

- Нет, мне всего лишь не повезло с генами. Родители ни при чем, а вот бездетный двоюродный дедушка — очень даже.

Тони кивнул. Все было ясно как божий день. Отец не стал говорить, зачем Биллу брак, подмигнул и сказал, что Билл сам все объяснит. До сих пор видел в нем неразумного ребенка, надо полагать.

- Ты не выглядишь на двадцать три, - вдруг сказал Билл. - Я ожидал увидеть кого-то постарше.

- Вам не разрешали смотреть на мои фотографии? - удивился Тони.

- Они врали, как выяснилось.

Тони был бы не Тони, если бы не запнулся о камень. Билл придержал его за руку и засмеялся. Да уж, клоун альфе во время семейной жизни точно был обеспечен.

- Осторожней, а то на свадьбу пойдешь загипсованный.

- А может, не надо свадьбу? Распишемся — и дело с концом. Кому нужна эта свадьба? - Тони изо всех сил старался, чтобы в голосе не было просящих нот.

- Если хочешь, - медленно произнес Билл, о чем-то думая. - Если тебе не хочется, то...

- Нет, не хочу, извините. Правда, не считаю это нужным.

- Понимаю, - пробормотал альфа.

Необычно. С ним не стали спорить и навязывать свое мнение! Тони подумал, что зря переживал. Наверно, они смогут сосуществовать с Биллом довольно мирно, учитывая, что сейчас альфа не вел себя отталкивающе. Конечно, кто знает, что будет завтра, но Тони предпочитал мыслить позитивно, пусть и с оглядкой.

- А дети? Я пока не готов, - сказал Тони. - Не то чтобы совсем не готов, но... Я думал о детях...

- Тони, я ничего не буду делать без твоего согласия, - Билл даже оскорбился, похоже. - Но нам придется притереться друг к другу. Дети — обязательное условие с моей стороны. Взамен я беру на себя твои обязанности в фирме отца.

Альфа не сильно, но показал зубки. Тони услышал это в голосе. Ладно, возражать здесь было глупо. Дети... Дети так дети. Тони не был готов ложиться в постель с альфой в первую же брачную ночь, его вообще ужасала эта перспектива. Но ложиться придется. Детей Тони хотел: не сейчас, но в перспективе. И надеялся, что ему дадут достаточно времени привыкнуть.
Возможность оставлять отзывы отключена автором