План завоевания 430

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Хоббит

Пэйринг и персонажи:
Трандуил/Леголас, Трандуил, Леголас
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Фэнтези, Мифические существа
Предупреждения:
Инцест
Размер:
Миди, 29 страниц, 7 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа в даном пэйринге» от _Amena_
«За Трандуила-Плюшкина-модель.» от Mr Donovan
«За нежность и чистую любовь!» от Фестрал_Лихолесья
«За первую любовь! За чувства!)» от Benitsubasa
Описание:
Леголас совсем молод и впервые испытывает муки любви и абсолютную неуверенность в себе.
О романтичном юноше, готовом на самые удивительные поступки ради того, чтобы завоевать любовь.
О прекрасном короле, который с удивлением понимает, что стал объектом чьих-то милых ухаживаний.

Посвящение:
Автору заявки и всем дорогим читателям!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа написана по заявке, которая давно не давала мне покоя.

Леголас здесь совсем юн, и я попыталась отразить соответствующую атмосферу - легкость, беззаботность, может наивность, пылкость молодого сердца.


Работа написана по заявке:

2. Шаг второй

24 мая 2015, 19:57
- Ваше Величество, торговец тканями из людского города просит Вас принять его.

Трандуил удивленно взирал на слугу, сомневаясь в верности услышанного.

- Я, верно, стал слишком стар, и мои уши подводят меня. Или же мои слуги не знают, что я не принимаю никаких торговцев лично, и вопросами гардероба занимаются мои портные?

- Ваше Величество, - слуга совсем сконфузился под тяжелым взглядом своего повелителя, - мы сказали человеку об этом, но он просит личной аудиенции.

Трандуил удивленно вскинул бровь.

- Большое же самомнение нынче у второрожденных детей Эру Илуватара, если даже какой-то торговец считает себя вправе требовать аудиенции у короля эльдар, - мрачно молвил он.

- Мой лорд, - снова смешался слуга, - он говорит, что привез ткани, которые Вы просили.

- Видно, меня подводят не только уши, но и память, раз я не могу вспомнить, когда просил о чем-нибудь хоть кого-нибудь из смертных, - хмыкнул король, приложив палец к губе и продолжая буравить взглядом и без того не знающего куда себя деть слугу. Подобно ручью лилась его речь, и ни одной эмоции не угадывалось в бархате его баритона, но и слуга, и Леголас, и стоящие недалеко от трона стражники с ясностью поняли, насколько абсурдно было ранее озвученное. Поняв скрытый за словами отказ, слуга поклонился и направился было прочь.

- Постой, отец, - внезапно вмешался в разговор Леголас, подойдя к трону. – Разве не интересно тебе, какие ткани привез торговец? Ведь ты всегда лично выбираешь материи для своих нарядов. Может статься, там есть что-то стоящее.

- Там нет ничего такого, Леголас, - отмахнулся от слов сына Трандуил. – Смертные не умеют создавать вещей, что стоили бы моего внимания.

- Но, Adar, а как же меч, что сразил Саурона? И брошь, подаренная тебе одним из Дунэдайн? И белая башня Гондора, которой ты так восхищаешься?

По тому, как нервно дернулись пальцы Трандуила, Леголас понял, что попал в цель, и продолжил с еще большей горячностью:

- Что тебе стоит взглянуть на привезенное? Ведь, скорее всего, чтобы осмелиться явиться сюда, торговец действительно выбрал все самое ценное. Много ли с ним рулонов? – обратился Леголас к застывшему в нерешительности слуге. Вслед за ним хмурый взгляд перевел на него и Трандуил.

- Пять рулонов, мой господин, - ответил тот.

- Всего пять рулонов, отец! Да и не ты ли ценишь смелость? А чтобы явиться сюда, человек действительно должен обладать завидной отвагой.

- Я бы назвал это наглостью, сын, - мягко прервал своего наследника Трандуил. Но Леголас, похоже, вознамерился во что бы то ни стало переубедить родителя.

- Люди будут говорить, что владыка Ласгалена слишком надменный, чтобы снизойти до смертного! Слишком горделивый, чтобы дать аудиенцию простому человеку! Слишком…

Доводы сыпались подобно камнепаду. Трандуил вздохнул, обреченно закатив глаза. Подняв ладонь, он прервал поток излияний сына и подал слуге знак привести торговца. Больше усталость, чем убедительность сыновних слов, заставила его поменять свое решение. Дав себе зарок надавать по носу забывшему свое место мальчишке, когда они останутся наедине, Трандуил лениво откинулся на спинку трона.

Через несколько минут показался и сам виновник происшедшего. Мужчина средних лет, слегка горбящийся и периодически отирающий рукавом слезящиеся глаза мутного голубого цвета, сразу же произвел на Трандуила самое что ни на есть тягостное впечатление. Он что-то неуверенно пробормотал, склонившись перед королем в неловком поклоне. Трандуил раздраженно отвернулся, и если бы не Леголас, предложивший сразу же перейти к просмотру тканей, торговец бы и вовсе смешался. Взяв первый рулон из рук одного из эльфов, которые помогли принести к трону ткани, он ловко развернул его перед Его эльфийским Величеством. И был, наконец, вознагражден совершенно изумленным взглядом.

Трандуил даже с трона поднялся, пораженный красотой парчи, которую ему демонстрировали. Поддерживая шлейф, он плавно сошел со своего возвышения и с трепетом прикоснулся кистью к великолепной ткани. Роскошное полотно серо-голубого оттенка с россыпью серебра раз и навсегда покорило неравнодушного ко всему прекрасному государя. Снова и снова он касался демонстрируемых ему тканей, чуть ли не сдерживая дыхание от благоговения. Бархат, парча, шелк, шерсть, украшенные бесподобной узорной вязью, тончайшее кружево ручной работы. Любимая цветовая гамма. Роскошь отрезов просто поражала воображение, и каждому присутствующему было ясно, что ни на ком они не будут так к месту, как на прекрасном белокуром короле, с трепетом их рассматривающим.

- Сколько же они стоят? – спросил король, не в силах оторвать ясных глаз от невиданной дотоле красоты. Названная сумма, однако, немедленно охладила весь охвативший его пыл. Отдернув руки от прекрасной ткани, Трандуил сцепил их за спиной и постарался натянуть на лицо как можно более безразличное выражение.

- Хорошие образцы, купец, - с прохладой молвил он и, бросив последний, полный сожаления взгляд на представленное ему сокровище, добавил, - но сейчас я в них не нуждаюсь. Можете идти.

- Но, - торговец ошарашено вылупил глаза, - Ваше Величество, я не могу отвезти их обратно.

Трандуил, уже направлявшийся к трону, удивленно обернулся.

- Не можешь? Самоуверенность эдайн скоро войдет в пословицу… Ну что ж, оставь их здесь тогда, раз не можешь, - со смешком добавил он и принялся ожидать реакции.

- Хорошо, Господин, - облегченно вздохнул купец и попятился назад.

Трандуил с изумлением наблюдал за тем, как человек, неловко пятясь задом, достиг ступеней, ведущих на тронную площадку.

- Что здесь происходит вообще? – наконец, молвил он, охватив взглядом всех присутствующих. – Ты смеешься надо мной, смертный?

От взгляда, устремленного на него королем эльфов, торговец просто затрясся.

- Что Вы, мой лорд, я лишь делаю так, как Вы повелели.

- Я повелел? – в голосе Трандуила послышались ноты едва сдерживаемой угрозы. – Я сказал, что не буду покупать твои ткани, купец, опомнись!

- Но, Господин, ведь они уже оплачены. Мне нужно было только привезти их Вам.

Воцарилось длительное молчание.

- Это, верно, ошибка, - вклинился Леголас. - Его Величество не заказывал никаких тканей.

- Нет же, мой лорд, - упал на колени торговец. – Повеление покупателя было вполне четко: отвезти выбранные отрезы в лесное королевство Эрин Ласгален и преподнести в дар лично Его Величеству Трандуилу Орофериону.

Леголас бросил растерянный взгляд на отца, застывшего у трона. Поразмыслив с секунду, Трандуил сделал всем знак разойтись. Ткани были унесены, и на площадке, кроме него, остались лишь сын и несчастный торговец.

- Он покупал ткани лично? – спросил Трандуил.

- Да, Ваше Величество.

- Опиши мне его!

Леголас напрягся, боясь, что мог как-то себя выдать, однако все его опасения были напрасны.

- Он был в плаще и низко накинутом на лице капюшоне, мой лорд. Поэтому рассмотреть мне ничего не удалось. Ростом чуть ниже Вас.

- Ступай, смертный, - наконец, отпустил его Трандуил, поняв, что большего не добьется. - Ткани действительно великолепны.

Проследив взглядом за удаляющейся фигурой, Леголас вновь обратил свой взор на отца. Трандуил равнодушно сидел на троне, явно не намереваясь что-либо обсуждать с сыном, и, спросив разрешения, принц немедленно удалился.

Обещание поговорить с сыном было забыто. Постукивая пальцами по подлокотнику трона, Трандуил переваривал произошедшее. Картина начала вырисовываться, и он с удивлением задал себе не укладывающийся ни в какие рамки вопрос: мог ли он быть объектом чьего-то ухаживания? И кто этот щедрый тайный поклонник? Человек? Мысли сразу же вернулись к подарку, и Трандуил затрепетал от предвкушения вновь увидеть роскошные ткани.

Леголас же с затаенным волнением наблюдал за тем, как отец, оставшись на недолгое время на месте, вдруг сорвался и помчался в покои, куда были отнесены дарованные ему полотна.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.