Истории невидимых героев

Гет
NC-17
В процессе
20
Реклама:
Размер:
планируется Макси, написано 194 страницы, 21 часть
Описание:
Всем известны истории сильных мира сего. Но мало кто понимает, что историю двигают не только полководцы, но и солдаты. Эта повесть - о тех, чьи имена неизвестны, о тех, кто живёт в Азероте, любит и ненавидит, сражается, побеждает и проигрывает, о новой жизни Отрекшихся и рыцарей смерти, старых проблемах людей и эльфов, и том, что не всегда противоположные фракции являются гарантией ненависти.
Посвящение:
Той Амалэджес на WoWCircle, с которой всё и началось
Примечания автора:
Действие происходит в мире WoW времен дополнения Wrath of the Lich King.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 91 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 10. Путь крови

2 января 2016, 15:25
Настройки текста
      Ледяная Корона привычно смотрела в небо Нордскола пиками гор, изредка поблескивающих зеленоватыми прожилками саронита. Сверкающий снег крупными хлопьями летел с затянутого свинцовыми тучами неба, мгновенно тая при прикосновении к чёрному металлу строений Плети. Полуразложившаяся нежить, управляемая мрачными некромантами, вяло бродила по сугробам, отыскивая хоть что-то, что можно сожрать. Некроманты же с цветастой руганью подгоняли рабов-тугодумов заклятиями, попутно стараясь увернуться от подслеповатых поганищ, совершающих дежурный обход выделенных им территорий. Изредка сверху, с дирижаблей Альянса или Орды, прилетали одиночные бомбы, разрывающие пару-тройку живых мертвецов на куски. Впрочем, это было скорее предупредительными выстрелами, чем реальной борьбой с Плетью.       Нэд, один из верховных некромантов Культа Проклятых, торопливо шагал по чёрной стене, ощетинившейся острыми пиками с непонятными символами на них. Стена преграждала проход к огромному мрачному двору, доступ в который имели только сильнейшие маги и их лучшие порождения. На первый взгляд, двор не охранялся, но любой чужак, посмевший зайти сюда, мгновенно отправлялся на Мясопилку.       При воспоминании о Мясопилке Нэд довольно улыбнулся. Он любил порой туда заглянуть, лично провести несколько экспериментов над пойманными шпионами и искателями приключений из некогда родного ему Альянса и всегда чужой для него Орды. Как же приятно было наблюдать за тем, как они корчились от боли, выли и стонали, отчаянно сопротивляясь превращению в рабов Плети. Нэд втянул носом воздух, несущий в себе лёгкие нотки гнили, разложения и экспериментальных смесей алхимиков и с лёгким прищуром посмотрел вперёд, туда, где чёрными стрелами тянулся к небу собор Тьмы и тяжелой громадой возвышалась Цитадель Ледяной Короны, цель его похода. Некроманту было нужно увидеться со своим повелителем, с тем, по чьему зову он однажды сорвался из Даларана и примкнул к Культу Проклятых.       Почерневший снег на промёрзшей от многовековых морозов земле тихо поскрипывал под рваными сапогами некроманта. Перед ним поднимались ступени, ведущие к высоким стрельчатым воротам в цитадель, которые охраняли два великана с отдалёнными проблесками разума в глазах. Лучшие плоды некромагии, им даже можно было давать поручения, требующие минимальных мысленных усилий.       - Повелитель занят? – без особых церемоний спросил Нэд у аккуратно зашитого толстыми нитками стража ворот.       - Повелитель приказал передать Вам, чтоб Вы подождали, - хрипло ответило поганище. – Скоро должен появиться его рыцарь.       Хрипло выругавшись, Нэд отошёл к ступенькам и, смахнув снег, уселся, поджав ноги. Прерывать аудиенцию было запрещено, даже по самым важным для просителя причинам. Холод пробирал до костей, тонкая изорванная одежда не могла от него защитить. Иногда Нэда чертовски раздражал тот факт, что в доказательство своей преданности Повелителю необходимо заниматься подобным самобичеванием, но отступать было некуда, он сам выбрал этот путь. Да и всё же была надежда, что когда-нибудь Повелитель сделает его своим рыцарем, и уж тогда он покажет всему миру!       Сзади послышались шум крыльев и звук шагов кованых сапог по камню. Нэд вскочил со ступенек и поспешно обернулся – не Повелитель ли вышел? Но нет, около ворот сидел огромный фиолетовый дракон с полупрозрачными крыльями, с покорностью грифона ждущий хозяина. Всадник, закованный в чёрные доспехи, как раз скрывался в цитадели. Вздохнув, некромант подошёл к зверю и осторожно, проверяя, протянул руку к его морде. Дракон предупреждающе оскалился, и Нэд, решив, что рука ему важнее, поспешно отодвинулся на безопасное расстояние. Он уже несколько раз видел этого зверя, но понятия не имел, кто его хозяин и почему он так важен для Повелителя. Кисло вздохнув, некромант откинул со лба седые пряди давно не мытых волос и, почесав редкую бородёнку, приготовился ждать.       По тёмным широким коридорам Цитадели Ледяной Короны гулким эхом разносился звук шагов рыцаря смерти. Сквозь прорези в шлеме, выполненном в виде жуткой головы, светились холодным синим огнём мёртвые глаза, на поясе неярко сияли два одноручных меча. Уверенной походкой рыцарь шёл вглубь цитадели, туда, где на ледяном троне восседал его повелитель.       Высокие чёрные двери, охраняемые двумя горгульями, с тихим скрипом отворились, пропуская гостя в огромный зал, окутанный полумраком. Под стрельчатым сводом кружило несколько сфер, излучающих зеленовато-голубой свет, который позволял разглядеть хоть что-то из происходящего. Прищурившись, рыцарь всмотрелся в глубину зала и склонился в почтительном поклоне.       - Повелитель, Вы приказывали явиться, - негромко произнёс он.       У дальней стены зала, где угадывались каменные очертания трона, вспыхнули два голубых огонька. Лязгнули доспехи, зашуршала насквозь промёрзшая ткань плаща, и из сумрака показалась высокая тёмная фигура. На поясе мужчины, лицо которого скрывал шлем, оставляя лишь светящиеся жутким огнем синие глаза, покачивался рунический клинок, который, казалось, шепчет тысячью голосов на грани слышимости. Этот шёпот мог свести с ума, если бы его хозяин всё ещё имел человеческий разум. Перед рыцарем смерти стоял сам Король-лич.       - Я рад, что ты всё так же верно исполняешь мои приказы, - голос, донесшийся из-под шлема, пробирал до дрожи.       - Это мой долг перед Вами, - так же тихо ответил рыцарь. – Зачем Вы хотели меня видеть?       - Хочу знать, каковы результаты работы в Азероте, - пальцы короля размеренно постукивали по рукояти меча.       - Хилсбрад захватывают Отрёкшиеся. Не знаю, на руку нам это или нет, но факт есть факт. Чума на севере по-прежнему процветает, принося нам новых рабов, Культ Проклятых активно набирает магов. Смешные люди. Они верят в романтику Культа, - слуга Лича разразился жутким потусторонним смехом. – Впрочем, потом их это уже мало волнует.       - Прекрасно, - в голове короля послышалось удовлетворение. – Что с Хилсбрадом?       - Кто-то отравил всё основное поселение людей. Осталось лишь Южнобережье, но оно сейчас затихло, – рыцарь попытался пожать плечами. – Я не знаю, кто это сделал, Повелитель. Не было времени разбираться, Ваш зов настиг меня как раз возле руин.       - Прекрасно, - Король-лич кивнул. – Найди того, кто это сделал, разузнай о нём всё и приведи ко мне. Или убей, если будет сопротивляться.       - Будет исполнено, Повелитель, - рыцарь вновь поклонился. – Прикажете идти?       - Свободен. Явишься, как исполнишь всё, - Лич повернулся и пошёл вглубь зала, к трону. Когда рыцарь смерти уже скрывался за дверью, его настиг раскат мертвого голоса Короля. – Позови некроманта. Я уже чувствую его нетерпение.       Выйдя из цитадели, рыцарь увидел мрачного некроманта, от скуки рисующего на сером снегу что-то отдалённо напоминающее виселицы. Услышав шаги за спиной, мужчина обернулся и с явной надеждой уставился на мёртвого воина, мрачно рассматривающего его порванное одеяние и тёмные татуировки на лице. Во взгляде синих глаз рыцаря отчётливо читалось плохо скрываемое отвращение к подобным показательным атрибутам.       - Повелитель ждёт тебя, - презрительно бросил сквозь зубы рыцарь.       Нэд поспешно вскочил со ступенек и, опасливо косясь на фиолетового дракона, боком протиснулся в приоткрытые ворота цитадели. Некромант был одним из наиболее влиятельных магов всего Культа Проклятых, но даже на него рыцари смерти производили пугающее впечатление. Они казались детьми самого Повелителя, вторыми в иерархии после него. Одного взгляда холодных голубых глаз хватало, чтобы даже самый дерзкий некромант трусливо сжался в комок и проклял последними словами тот день, когда впервые оказался в скованной вечной мерзлотой Ледяной Короне.       Рыцарь с презрительной ухмылкой, незаметной под шлемом, проводил взглядом некроманта и прошептал заклятие. Воздух перед ним загустел, потемнел, заклубился дымом, и рядом с воином возник чёрный портал. Гортанно крикнув что-то дракону, рыцарь шагнул в образовавшуюся дыру в пространстве. Фиолетовый зверь, мощным взмахом крыльев взметнув снег со ступеней, резко взлетел и скрылся в сизо-зелёных тучах, затянувших небо над цитаделью.

***

      В небе над Акерусом всё так же продолжали свой неслышный танец стальные облака. Дренейка с глазами, сияющими мертвенным голубым светом, неподвижно стояла на балконе и наблюдала за вспышками молний, изредка прорезающими небо. Серебристые черепа тускло поблескивали в их ярком свете, саронитовые латы оставались матовыми. Шею девушки уродовал огромный шрам, кое-как скрепленный металлическими скобами, в сиреневых волосах виднелась седая прядь. За её спиной, в залах Акеруса, царила привычная суета, создаваемая рыцарями смерти, потому она предпочла уйти туда, где никого не было. Но даже тут блаженное одиночество было недолгим, сзади послышались шаги. Девушка недовольно поморщилась.       «Кого тут ещё несёт?»       - Привет, Лара. Давно не виделись, - раздался сзади голос, сквозь мёртвый гул которого всё же пробивались нотки радости. Дренейка резко обернулась и мгновенно просветлела.       - Ничего себе, кто пожаловал. Акаша, где тебя ветры носили? – с наигранной ворчливостью поприветствовала давнюю боевую подругу Лара. Дренейка не могла сказать, что была прямо очень рада видеть вечно мрачную и надменную эльфийку крови, но всё же встреча была приятной. Ровно настолько, насколько что-то вообще может быть приятным для рыцаря смерти.       Акаша лениво отбросила назад малиновые волосы, собранные в высокий хвост, и встала рядом с Ларой, задумчиво рассматривая дренейку.       - Много где, знаешь ли. Вояж по Азероту и не только, развлечения включены в программу. Кстати, ты куда двуручный меч дела, чучело? – поинтересовалась эльфийка.       - Сама ты чучело. Новизны захотелось, понимаешь ли, с одноручными мечами побегать, как разбойник-тяжеловес, - лениво огрызнулась Лара. Она уже давно привыкла к подобной постановке вопросов и не воспринимала её как оскорбление. Во всяком случае, в устах Акаши.       - Хорош разбойник, - фыркнула Акаша. – Ты же подойти тихо не сможешь со своими копытами, успокойся.       - Ты со своей грацией - тоже, детёныш тундрового мамонта, - хихикнула дренейка. Чего таить, она скучала по этим перепалкам.       - Коза на выгуле… - проворчала эльфийка, выдавая некоторое подобие улыбки, чему здорово мешал шрам в углу рта. – Как я тебя вообще терплю?       - Так же, как и я тебя, ушастик, - ухмыльнулась Лара. Акаша снова фыркнула и, замолчав, просто стояла рядом с подругой, следя взглядом за вальсом туч на небе. Дренейка искоса посмотрела на неё, вспоминая день, когда впервые столкнулась с бывшей син’дорай.

***

      «Что, опять?!»       Ощущение полёта и тепла, окутавшее дренейку, оборвалось так же резко, как и появилось. Неяркий голубой свет больно резанул глаза даже сквозь сомкнутые веки. Лара тихо застонала и попыталась зажмуриться ещё сильнее. Всё тело болело так, будто дренейку пропустили через мясорубку и снова слепили воедино, во рту чувствовался неприятный металлический привкус крови. Она попыталась пошевелиться, но движение далось с трудом, тело казалось ватным. Девушка с трудом разлепила отёкшие веки и вскрикнула.       Вернее попыталась вскрикнуть. Голос прозвучал сдавленно и хрипло, так, что это было скорее похоже на мышиный писк. Девушка лежала на спине, ошарашено разглядывая высокий чёрный потолок, на котором тускло светились синие руны. В голове резвым вихрем проносились обрывки воспоминаний, которые никак не желали соединяться в целостную картину. Она помнила лишь звон сражения, резкий всплеск боли, пронзивший грудь, тёплую липкую жидкость, стекающую по животу под пробитым нагрудником, и угасающую тупую боль от тяжелых ног, пинающих её тело.       Боль в глазах постепенно затихала. Лара осторожно повернула голову, пытаясь осмотреться. Она лежала на чёрном каменном алтаре, покрытом такими же синими рунами, какие украшали потолок и стены мрачного зала, больше напоминавшего склеп. Вместо серебряных доспехов паладина её тело закрывало черное одеяние, руки были в многочисленных шрамах, раны грубо зашиты толстой нитью.       Вопросов становилось всё больше.       Откуда-то сверху донёсся низкий голос, который, казалось, проникал в самую душу… если она ещё оставалась.       - Все, что составляет мою сущность: злость, безжалостность, отмщение – я вкладываю в тебя, достойнейший рыцарь. Я даровал тебе бессмертие, ибо тебе суждено стать вестником новой, тёмной эры Плети. Узри же земли, лежащие перед тобой. Видишь ли ты, как Алый орден тщетно пытается разрушить созданное нами? Видишь батальоны Последней Надежды, бросающие вызов войскам Плети в Чумных землях? Все они должны поплатиться за свое упрямство. Ты станешь моим возмездием, и страшен будет удел тех, кто встанет у тебя на пути. Иди же и взгляни в лицо своей судьбе, мой рыцарь смерти.       - Вообще прекрасно… - пробормотала Лара, вздрогнув от собственного голоса. Ещё недавно он разливался нежным звоном, теперь же в нём сквозили низкие нотки ужаса. Рыцарь смерти? Она? Да как так вообще? Её поработил тот, против кого она боролась?       - А можно мне просто умереть? – насколько позволял голос, жалобно спросила она в пустоту. Вопрос, впрочем, остался без ответа. Да и ответ уже не требовался.       Сознание Лары накрыла тёмная пелена. На секунду девушка почувствовала, как из её груди вырывают что-то тёплое, отчаянно пульсирующее, но бестелесное. Последние осколки памяти вспыхнули и погасли во мраке. Вновь резко открыв засиявшие мертвенно-голубым светом глаза, дренейка решительно спрыгнула с алтаря, глухо ударившись копытцами об каменный пол. Её повелитель ждёт. Нельзя заставлять его ждать.       Осторожно осматриваясь, новоявленная рыцарь смерти пошла вглубь зала, откуда слышался деловитый шум. Из полумрака шагнул высокий мужчина в голубых доспехах. Мёртвые глаза на сером лице горели ледяным огнём, цепким взглядом окидывая застывшую на месте Лару.       - Здравствуй, новый рыцарь, - холодно приветствовал он её. – Отныне и до конца обучения я твой инструктор. Моё имя Разувий, наш Повелитель доверил мне роль наставника его новобранцев. Не смей даже думать о том, чтобы ослушаться меня, или твоя жизнь завершится среди нежити. Ясно?       - Да, наставник, - склонила голову дренейка.       - Отлично. Тогда начнём. Запомни, единственный и самый важный инструмент рыцаря смерти – это рунический меч. Именно с его помощью ты подчинишь себе магию льда, крови и нечестивости. Рунический меч – это сосуд, вмещающий силы рун рыцаря смерти, - начал Разувий, сверху вниз окидывая взглядом девушку.       - Я достойна того, чтобы получить его? – тихо спросила рыцарь.       - Да, рыцарь, настал твой час обрести собственный клинок, - инструктор кивнул вглубь зала, где что-то поблескивало в полумраке. – Осмотри оружейные стойки на этом этаже и найди меч, который позовёт тебя, после чего отнеси его к ближайшей кузне рун и перекуй в рунический. Потом вернёшься ко мне. Пошевеливайся!       Девушка молча кивнула и двинулась было к цели, но тут же была остановлена окриком Разувия.       - Постой. Я не договорил. Затем отправляйся к одной из рунных кузней в Сердце Акеруса и нанеси могущественную руну на свой клинок! Возвращайся ко мне, когда твой меч наполнится тёмной энергией.       Лара послушно направилась к одной из стоек у чёрной стены. Непривычно длинное одеяние путалось в ногах, заставляя спотыкаться чуть ли не через каждый шаг, всё ещё немного ватное тело не позволяло двигаться настолько проворно, насколько хотелось бы дренейке, но она чувствовала, что скоро это пройдёт. Наконец расстояние в несколько десятков шагов было преодолено, и рыцарь склонилась над оружейной стойкой, присматриваясь к клинкам. Всмотрелась в один, перевела взгляд на другой. Медленно провела ладонью над ними. Рука сама потянулась к крайнему клинку, который когда-то явно выглядел довольно богато, но теперь утратил свой лоск и величие от сотен битв и бурых пятен крови, прочно въевшихся в потускневший металл. Решительно вытащив его, Лара направилась к жутковатому горну в виде огромного черепа, из пасти которого вылетали языки голубого пламени. Подняв лежащие рядом инструменты, девушка примерилась и осторожно ударила по разогретому лезвию меча в первый раз. Черный металл скользнул по тусклому клинку, проводя глубокую борозду замысловатой формы. Казалось, инструмент сам знает, что ему делать. Или же руки рыцаря смерти сами ощущали, какие руны нужны клинку, чья тихая песнь жажды крови уже начинала разливаться вокруг.       В последний раз проведя ветошью по клинку, полируя его, Лара осмотрела своё новое оружие. Странные узоры, неярко светящиеся алым, покрывали вновь засиявшее лезвие меча. Клинок послушно лежал в руке, точно лапа верного пса, готового служить хозяину до последнего вздоха. Довольно улыбнувшись, дренейка машинально провела пальцами по небольшому шраму на щеке и быстрым шагом направилась туда, где виднелись ярко-голубые латы Разувия.       - Наставник, я всё сделала правильно? – с почтительным поклоном спросила Лара у инструктора, протягивая меч перед собой. Мужчина бегло осмотрел клинок и равнодушно кивнул.       - Да, всё в порядке. Отличная работа, Диэлара. Твой первый рунический клинок готов. С его помощью ты будешь сеять хаос и разрушение, его остриём прольёшь реки крови и заточишь его лезвие о трупы врагов, осмелившихся бросить вызов могуществу Плети! - к концу тирады жуткий голос рыцаря смерти разнёсся на весь зал, став почти осязаемым. - Итак, вернёмся к твоей миссии. Прежде чем ты предстанешь перед Повелителем, тебе предстоит пройти испытание. Знаешь ли ты, что происходит с теми, кто его проваливает?       - Что же? – тихо спросила Лара.       - Они становятся скотом на убой. Манекенами для прохождения испытания другими новобранцами. Я отсеиваю пушечное мясо, ибо такая битва – это удел нежити.       - В чём заключается испытание? – голос нового рыцаря смерти не дрогнул.       - Скоро тобой овладеет неутолимый голод, и когда это произойдёт, ты испытаешь невообразимые страдания. От этой боли есть лишь одно средство, которое успокоит муки голода. Тебя спасёт только свежая кровь, пролитая на твой клинок. Здесь, в сердце Акеруса, мы держим тех, кто оказался недостоин вступить в наше тёмное братство, - Разувий снял с пояса связку ключей и протянул один из них дренейке. – Отомкни этим ключом цепи, в которые закованы недостойные ученики. Позволь им сразиться за свою свободу. Убей их – и боль пройдёт. Уступи им – и твои страдания будут длиться вечно.       Перехватив меч удобнее, Лара направилась к центру зала, где на дне подобия амфитеатра виднелись чёрные фигуры, неподвижно сидящие у стен. Тусклые цепи тянулись от их рук к крючьям, вбитым в пол, не позволяя даже встать. Дренейка медленно прошла по кругу, всматриваясь в лица тех, кто оказался недостоин вступить в ряды рыцарей смерти. Узники даже не пошевелились, равнодушно провожая взглядами ту, кто могла скоро стать равной им. Лишь один, худой, измождённый ночной эльф с потемневшими от пыли, крови и грязи волосами и безжизненным серым лицом медленно поднял голову. В его глазах, пытливо изучающих дренейку, светилась ненависть, смешанная с болью и… запредельной тоской.       - Лара? – хрипло спросил он.       - Ты знаешь моё имя? – равнодушно отозвалась дренейка.       - А ты всё уже забыла… - с тоской прошептал эльф, опуская лицо. – Теперь и ты одна из этих тварей, шавок Лича… - В шею мужчины упёрлось ледяное лезвие, неярко сияющее кроваво-алым, заставив его замолчать.       - Не смей поганить своим грязным языком имя Повелителя, - холодно процедила Лара. – Я заставлю тебя проглотить эти слова, - девушка решительно шагнула к замку, удерживающему цепи пленника. Ключ щёлкнул, поворачиваясь, и эльф с тихим стоном рухнул на колени, разглядывая мёртвые запястья с тёмными отпечатками кандалов. Клинок Лары по-прежнему упирался ему в шею.       - Встань и прими бой, - всё тем же ледяным тоном приказала рыцарь смерти, бросая эльфу клинок, взятый с оружейной стойки неподалёку.       - О Элуна, какого дьявола это решил сделать именно ты… - тоскливо вздохнул эльф, бегло осматривая оружие. – Хоть и тебя уже не спасти…       - О чём ты болтаешь? – Лара недовольно посмотрела на эльфа, медленно убирая клинок от его горла. – Мне некогда.       - Я понял, - эльф пожал плечами. – Прости, о звезда моего неба. Ты не оставляешь мне выбора.       Неуловимо двинувшись в сторону, эльф резко вскинул меч, и не успела дренейка опомниться, как он нанёс удар. В измождённом, мёртвом теле мужчины всё ещё чувствовалось пугающее сочетание мощи и грации, присущее только разбойникам.       Последующие события проносились перед глазами рыцаря смерти вспышками. Парирование. Выпад. Звон стали о тёмные доспехи рыцаря. Удар. Блок. Эльф отступает на шаг назад, неосторожно открывается. Она атакует, забыв, что её противник слишком хитёр. Клинок воина Элуны проносится перед лицом дренейки, глубоко ранит шею. Боли нет, но поворачивать голову теперь намного сложнее. Зарычав, Лара идёт в атаку. Эльф силён, но делает ставку на ловкость. Лара не столь проворна, но обладает неумолимой мощью.       Удар.       Ещё удар.       Эльф падает на пол, с почти детским удивлением глядя на алый клинок, пронзивший его грудь.       До ушей Лары донёсся его тихий шёпот.       - Видит Элуна, я сделал для тебя всё, что мог… - эльф устало закрыл глаза. – Добей.       Надменно приподняв брови, дренейка медленно провернула клинок в ране. Фиолетовое сияние тонкими нитями скользнуло вдоль лезвия, быстро впитавшись в него. Одновременно с этим эльф обмяк, став больше похожим на груду изорванного тряпья на каменном полу. По амфитеатру лёгким ветром пронёсся дружный вздох зависти. Никто из прикованных здесь не признался бы в этом, но все они хотели такой же судьбы. Она означала освобождение от вечных мук, ибо наказание за провал испытания было страшно.       Бессмертное существование цепной нежити. Мёртвое тело с осколком души. Недостаточно для радости, но достаточно для вечной боли.       Небрежно пнув копытцем тело эльфа, Лара направилась туда, откуда слышался голос Разувия, что-то втолковывающего очередному новобранцу. Подойдя ближе, дренейка с неудовольствием увидела эльфийку крови, держащую в опущенной руке меч, сияющий ледяным синим светом. Услышав шаги, инструктор обернулся и с удовлетворением осмотрел замершую Лару.       - Что ж, прекрасно. Как я и ожидал, мой верный рыцарь смерти вернулся с победой! Твоё обучение завершено, Диэлара. Наш Повелитель ждёт тебя. Осмотрись – это Акерус, великая цитадель смерти! Ничто на земле не может с ней сравниться. Даже могучий Наксрамас не смог бы устоять против Черного оплота! – голос инструктора вознёсся до небес. – А над некрополем виднеется тень всевидящего ока Акеруса. С его помощью наш повелитель может узреть то, что находится за гранью досягаемости, на территориях врагов. То, что видит око, видит и Король-лич. Теперь же настал твой час заглянуть в его глубины! Король-лич призывает тебя к себе. Иди же, и да продлятся твои страдания, сестра, - Разувий снова повернулся к эльфийке. – Итак, ты всё запомнила, что говорили Повелитель и я? Действуй.       Учтиво поклонившись, Лара пошла к балкону, где виднелась фигура Повелителя, неподвижно наблюдавшего за происходящим внизу. Акерус окутывали клубы тумана, не позволяющие разглядеть хоть что-то внизу, но холодной силе синих глаз Лича он не мешал. Девушка остановилась в нескольких шагах от него, набираясь смелости, чтоб окликнуть того, кто первым из них отрёкся от паладинского молота ради чёрного клинка. Но Повелитель повернулся сам.       - Здравствуй, мой юный воин, - тяжёлый, жуткий голос будто обволакивал дренейку, вызывая непреодолимое желание склониться к земле. На мгновение девушка пошатнулась, но всё же устояла, заметив, как в глазах Повелителя промелькнуло удовлетворение. - Скоро настанет время проливать кровь наших врагов. Но сначала ты должна увидеть то, что собираешься уничтожить. Нельзя безоглядно бросаться в битву, не имея представления о том, с чем тебе предстоит столкнуться. Именно это отличает рыцаря смерти от безмозглого вурдалака, - Лич брезгливо оттолкнул ногой полуразложившуюся нежить, подползшую к нему. - Око Акеруса поможет тебе в этом.       Король-лич протянул дренейке руку. Не веря своим глазам, она осторожно коснулась ладони, обжегшей её холодом даже сквозь перчатку, и неуверенно сжала её. Ведомая, рыцарь коснулась одного из голубых сияющих шаров, и перед глазами девушки возникло то, что видел сквозь туман сам Повелитель.       На землях под Акерусом простилались последние владения людей в этих краях. Неспешная жизнь фермеров, идущая, впрочем, с явным опасением, вооруженные рыцари в алых доспехах, патрулирующие деревню с такими же алыми крышами, посеревшие лица людей с улыбками, натянутыми через силу, только потому, что иначе они просто убегут без оглядки от страха. Лара насмешливо усмехнулась. Жалкие люди. Они боятся, но пытаются бороться с самой Смертью. Готовятся, строят укрепления, делают оружие, бессильное против живых мертвецов. Уже скоро от них не останется и следа. Повелитель призвал её в судный час.       Видение прервалось. Лара вновь стояла рядом с Королём-Личом, видя лишь клубы тумана за оградой балкона.       - Что ты успела заметить? – глухо спросил Лич.       - Повелитель, они готовятся к битве. Думаю, им это не поможет, но подготовка более чем усердна и не прекращается ни на минуту, - немного помедлив, ответила дренейка.       - Что ж, этого следовало ожидать… - Лич на секунду замолчал и задумчиво продолжил: - Но я почувствовал там кое-что другое... присутствие старого врага, которого считал уничтоженным много лет назад... впрочем, это неважно, - рука Короля легла на Фростморн, и мужчина с глухой яростью прорычал: - Мы обрушим на них всю мощь Плети прежде, чем они успеют опомниться! У них не будет ни единого шанса защитить себя и свои дома.       - Я готова верно служить вам в этом, повелитель, - Лара всё же почтительно опустилась на одно колено.       - Слушай меня, рыцарь смерти, ибо мои слова развяжут великую войну, - Король-лич выпрямился, шёпот душ, заключенных в Фростморн, усилился. - Я вынес свой приговор: смерть. Всем. И каждому. Никто более не посмеет бросать вызов Плети, не понеся должного наказания.       Король подошёл к резному чёрному столу и быстро написал что-то на куске пергамента, скрепив его своей печатью. Внимательно осмотрев свёрнутый в трубку лист, он протянул его ожидающей Ларе.       - Передай мой приказ верховному лорду Могрейну на командный пост Акеруса. Скажи ему, что мы начинаем наступление, - в голосе Короля появились нотки удовлетворения. - А когда Алый орден падёт, мы покончим с Серебряным Рассветом.       Молча поклонившись, Лара пошла к кругу телепорта, ведущего на командный пост. Когда розовое сияние, окутавшее её, рассеялось, девушка увидела перед собой мрачного мужчину, без особого удовольствия рассматривающего её.       - Чего явилась? Выкладывай, у меня мало времени, - мрачно рыкнул верховный лорд Дарион Могрейн, продолжая буравить её недовольным взглядом. Девушка молча протянула ему приказ Повелителя. Пробежавшись по нему взглядом, лорд кивнул и уже более спокойно продолжил: - Король наконец-то решил пойти в наступление? Прекрасно. Принц Валанар будет рад узнать об этом. Ступай к нему в Разлом Смерти. Костяные грифоны знают дорогу, а ты найдёшь их без особого труда.       Спустя некоторое время Лара стояла внизу, на жухлой траве, по старой привычке щурясь на яркое солнце. С этого момента начиналась её служба Повелителю. Дренейка нашла взглядом мрачного эльфа крови, бережно вычёсывающего гриву жуткого коня, бывшего ему вполне под стать. При приближении Лары эльф поднял голову и холодно улыбнулся девушке.       - Я уже слышал о тебе, наш новый воин. Жаль, что вас настолько мало, что слухи о появлении новых рыцарей разлетаются так быстро… - принц вздохнул. – Впрочем, я отвлёкся. Грядут великие свершения, рыцарь. Ты чувствуешь? Кажется, Алый Орден подобрался ближе.       - Не чувствую, - Лара удивлённо приподняла брови.       - Свежим мясом запахло… - Валанар облизнулся и мечтательно вздохнул. – Ох, прошу прощения, ты ведь не за моими кулинарными предпочтениями сюда прибыла. К делу. Алый Орден подобрался слишком близко к Разлому Смерти. Это несколько напрягает, знаешь ли. Но, прежде чем ты покажешь им вкус крови, я хочу сделать тебе небольшой подарок.       - Какой? – с любопытством спросила Лара.       - Ты же не собираешься вечно ходить пешком, верно? – Валанар улыбнулся краями губ. – Вон там стоит Саланар Всадник. Он поможет тебе обрести скакуна, который никогда не покинет тебя. Стой-стой, не нужно излишних благодарностей, иди!       Пробормотав что-то невразумительное, отдалённо напоминающее благодарность, девушка быстрым шагом пошла к уже ждавшему её всаднику на закованном в чёрные латы жутком коне.       - Думаю, ты догадываешься, что к чему, - сразу приступил к делу Саланар. – Обычная лошадь не подходит рыцарю смерти. Скажем так, они нас несколько боятся. До смерти боятся, если быть точнее, потому нам нужно организовать им эту смерть, - всадник хохотнул, оставшись доволен спонтанным каламбуром. – Довольно удачно, что неподалёку отсюда расположены конюшни Алого Ордена. Они, конечно, берегут своих лошадей, но это не проблема. Приведи мне одну, и я помогу тебе сделать из неё настоящего боевого скакуна.

***

      Сухая желтая трава скрадывала звук шагов рыцаря смерти. Лара осторожно шла вниз по крутому склону, стараясь быть как можно незаметнее для часовых, патрулировавших линию обороны. Цель девушки находилась почти в самом центре Тихоземья, деревни Алого Ордена, и задача украсть скакуна уже не казалась такой лёгкой. Крепко сжав рукоять меча, Лара скользнула под сень деревьев, ветви которых спускались почти до самой земли, и, критически прищурившись, осмотрелась. Площадь перед конюшнями была почти пустой, но несколько фермеров и стражников всё же мешали абсолютно безопасному выполнению задумки.       Нужные слова пришли в голову сами собой. Выбросив правую руку вперёд, девушка шепнула отрывистый приказ, и из её ладони вырвался язык фиолетового огня, светящимися нитями мгновенно притянувший одного из стражников прямо в цепкие руки злобно улыбающегося рыцаря смерти. Короткое движение меча – и человек, не успев даже пискнуть, упал на землю с перерезанным горлом.       Спустя несколько минут площадь была идеально чиста. Дренейка неспешно прошлась по ней к конюшне и задумчиво осмотрела лошадей. Животные, почуяв дух смерти, с испуганным ржанием пытались отскочить от рыцаря как можно дальше. Девушка остановилась, глядя на сбившихся в кучу коней и протянула руку к конюшне. Откуда-то из глубины кучи тел послышалось тоненький задушенный писк – придавили кого-то из жеребят. Лара устало прикрыла глаза. Кажется, это будет намного сложнее, чем она думала.       Неожиданно ладони девушки что-то коснулось. Открыв глаза, она с удивлением увидела крупного чёрного жеребца, стоящего перед ней. Конь осторожно обнюхал руку рыцаря смерти, ткнулся мягким носом в её лицо и тихонько заржал. Не веря своим глазам, девушка провела ладонью по его морде, ожидая, что сейчас животное отшатнется, но лошадь осталась на месте. Чёрные глаза жеребца встретились с синими глазами девушки, и он легонько подтолкнул её мордой к своей спине – садись, мол.       Проведя рукой по носу скакуна, девушка неловко запрыгнула на спину неосёдланного коня и крепко обхватила его шею. Плавно набирая скорость, жеребец понёс всадницу в сторону Разлома Смерти. Сзади раздался истошный крик.       - Держите чудовище! Она украла Дэсио!       «Проклятый конюх».       Над плечом рыцаря смерти пронеслась стрела. Ещё одна чиркнула по сиреневой пряди волос, выбившихся из-под капюшона.       «Меткие стрелки у них…»       - Вали быстрее, я разберусь! – надрывный крик сзади был самым неожиданным событием. На секунду обернувшись, Лара увидела уже знакомую эльфийку крови, светящиеся синим одноручные мечи которой начали смертельную пляску вместе со своей хозяйкой. У неё опыта явно было намного больше, чем у Лары, поскольку клинки, и правда, казались продолжением её рук. Что ж, тем лучше. Дренейка пришпорила скакуна и через несколько минут влетела в Разлом Смерти, едва успев затормозить перед Саланаром.       - Привела? Умница, - кивнул он. – А теперь тебя ждёт настоящее испытание. Сможешь ли ты укротить необъезженного скакуна и силой взять то, чего желаешь больше всего на свете?       - Как? – недоумённо спросила Лара.       - Сейчас увидишь.       Резким взмахом чёрного серпа Саланар перерезал лошади горло. Жалобно заржав, жеребец упал к ногам дренейки, ошарашено смотрящей на него.       - Не бойся. Это не совсем то, о чём ты могла подумать, - хмыкнул Саланар. - Я отвёл украденную тобой лошадь в Долину Теней. Именно там мои верные наездники оборвут её смертную жизнь и воскресят как коня смерти. Хватит ли тебе смелости самой забрать его из Долины Теней?       - Хватит, но как? – осторожно поинтересовалась Лара.       - Если пожелаешь, я отправлю тебя в загробный мир. Как только окажешься на месте, найди тёмных всадников на полях к югу отсюда. Чтобы получить полную власть над своим конем, убей наездника, забери его скакуна и приведи обратно в Разлом Смерти. Вызови меня, если тебе улыбнётся удача.       - Только постарайся не привлечь внимание десятка всадников. Там меня рядом уже не будет, - раздался из-за спины дренейки насмешливый голос. Обернувшись, она увидела ту самую эльфийку с малиновыми волосами, которая помогла ей сбежать.       - Постараюсь. Спасибо тебе, - Лара сдержанно кивнула.       - Акаша, когда ты успеваешь оказаться во всех местах одновременно? – поинтересовался Саланар.       - Талант со смертью не уходит, - фыркнула эльфийка. – Как тебя зовут, рогатое чудовище?       - Лара. Твоё имя я вроде бы запомнила, - огрызнулась дренейка.       - Чудно. Саланар, позови меня, если она вернётся. Хочу на это посмотреть, - Акаша любовно погладила морду чёрного коня, глаза которого горели таким же синим огнём, как и у неё.       - Договорились. Ты готова? – последние слова предназначались уже Ларе.       Девушка молча кивнула. Взмах чёрного серпа – и мир вокруг потерял краски, окутавшись серым туманом. Дренейка спустилась в долину, уже не боясь попасться на глаза людям, которых здесь не было, и остановилась на границе полей. Несколько тёмных всадников выгуливали жутковатых лошадей, одетых в чёрную сбрую, одна из которых приковала к себе взгляд Лары. Она ничем не отличалась от остальных, но девушка знала, что ей нужна именно эта. Это был её скакун. Её Дэсио.       Секунда – и тёмный всадник притянут фиолетовыми нитями к дренейке. Звон стали. Удар. Парирование. Удар. Промах. Удар. Звук ломающегося металла нагрудника тёмного всадника. Удар. Лара едва успевает увернуться. Последний удар. Всадник падает на серую от праха землю.       - Дэсио, - тихо позвала Лара. Чёрный конь, грациозно переступая горящими голубым пламенем копытами, подошёл к дренейке и так же, как и в первый раз, ткнулся мордой в её лицо, приветственно заржав. Голос коня изменился так же, как и голос его хозяйки, но всё же был узнаваем. Улыбнувшись, девушка запрыгнула в седло и направила коня к Разлому Смерти.       - Привет.       Мир снова обрёл краски. Но всё же что-то изменилось.       - Что ж, молодец. Ты преуспела там, где потерпели неудачу многие, - Саланар почтительно поклонился дренейке. – Думаю, Акаша будет рада тебя видеть.       - А где она? – уточнила Лара.       - Не знаю, - всадник пожал плечами. – Скоро будет. Она просила подождать её.       - Я здесь, - слегка потрёпанная Акаша появилась как всегда неожиданно. – Пока ты училась, мы с остальными рыцарями устроили настоящее пиршество Хаоса. Взгляни, Лара!       Эльфийка подвела дренейку к обрыву, с которого открывался вид на Тихоземье и Новый Авалон – последние оплоты Алого Ордена. Наконец-то девушка поняла, что же изменилось.       Прежде голубое небо затянули чёрные тучи, горизонт озаряло яркое зарево пожаров. Слабый ветер доносил до Разлома Смерти запах крови и гари, которым пропиталась земля вокруг. Деревня и город лежали в руинах, по которым ползала нежить, ведомая лишь голодом. Дома пылали, трещали и рушились, навеки погребая под собой жителей, умиравших с бесполезными молитвами и горячими проклятиями на губах. Предсмертные крики и стоны людей сливались в жуткую симфонию, служащую достойным сопровождением триумфу Короля-лича.       - Забавно, как много могут сделать шесть рыцарей смерти, верно? – Акаша торжествующе расхохоталась. – Ты теперь одна из нас, седьмая. Добро пожаловать, Лара.       - Всего семь рыцарей смерти? – дренейка удивлённо посмотрела на эльфийку.       - Нет. Всего нас больше, конечно, - Акаша фыркнула. – Около двух сотен. Но мы – избранные. Мы те, кто стоял рядом с Повелителем в день его триумфа. Идём со мной. Он ждёт нас.       Уже скоро семь рыцарей смерти стояли перед своим Артасом, ловя каждое его слово. Король-лич прохаживался по своему балкону, с явным удовольствием оглядывая картину, раскинувшуюся перед его глазами.       - Анклав Алого ордена пал, и жалкие остатки ордена не смогут оказать нам сопротивления в Нордсколе. Что ж… - король остановился и повернулся к своим рыцарям. - Теперь настал час сокрушить Часовню Последней Надежды. Я не желаю больше терпеть присутствие этих мятежников! Я подписал им смертный приговор. Командир Плети Таланор ожидает вашего прибытия возле лесопилки Бровача. Идите на северо-запад, через пещеру к Ядовитой поляне, от которой идет прямая дорога на лесопилку. А я… - Король-Лич вновь отвернулся, любуясь руинами, в которые превратились владения Алого Ордена. - А я буду наслаждаться своей местью.

***

      - Таланор, мы готовы присоединиться, - долгая поездка сквозь толпы нежити, собравшейся на битву перед каменным зданием Часовни Последней Надежды, слегка задержал рыцарей смерти во главе с Акашей, но всё же они успели. – Что от нас требуется?       - То, что вы умеете лучше всего, - хмыкнул Таланор, – битва во имя нашего короля!       - Прекрасно… - оскалилась Акаша. – Погодите, у нас есть несколько минут?       - Да, - пожал плечами командир. – Вы прибыли чуть раньше назначенного срока. Но как только явится лорд Дарион Могрейн, мы идём в атаку.       - Чудно. Лара, иди сюда!       - Что такое? – дренейка с опаской подошла к эльфийке.       - Стой ровно. Оп! – Акаша ловко загнала в шею Лары несколько металлических скоб, прочно зашивая рану на шее, которая потихоньку увеличивалась в размерах. – Вот так. А то голову в бою потеряешь.       - Спасибо… - Лара ошарашено заморгала и отошла назад. Эльфийка вновь равнодушно отвернулась.       - Солдаты Плети, готовьтесь! Скоро вы получите возможность обрушить свою мощь на Серебряный Рассвет! – мёртвый голос верховного лорда Дариона Могрейна разнёсся над армией Плети, заставив рыцарей смерти выхватить сияющие клинки. – Небо прольется кровавыми слезами на разрушенную вами землю! Рыцари смерти Акеруса, да начнётся марш смерти!       Переглянувшись, рыцари смерти слаженным строем пошли в атаку. Здание явно долго готовили к нападению – просто так его было не сломить. Солдаты Серебрчного Рассвета отбивались из-за укреплений, в первые же минуты сражения умудрившись выжечь почти треть нежити. Акаша и Лара, казалось, танцевали жуткий, но грациозный танец с клинками, поливая кровью защитников часовни стонущую от скверны землю. Вот Лара ловко пригнулась, уходя от удара в шею. Вот Акаша, играючи, вонзила один из клинков в спину рыцаря Ордена, собиравшегося наброситься на одного из рыцарей смерти, молчаливого седого эльфа крови.       Удар. Парирование. Резким движением Лара отбросила с меча тело совсем юного паренька, так некстати решившего проткнуть её насквозь. Удар. Удар. Длинный двуручный меч порхает в руках дренейки, словно он вообще не имеет веса. Удар. Кровавые брызги на доспехах. Двое мужчин падают, сражённые одновременно Акашей и спасённым ею эльфом. Запах палёного мяса. Что ж, защитники часовни прекрасно подготовились к нападению нежити, но всё же силы неравны.       - Свет падёт, братья и сёстры! – голос Дариона раскатился над шумом битвы подобно грому. – Восстаньте же! Уничтожьте их!       Нежить с победным воем ринулась в атаку, но тут в торжественном голосе верховного лорда прорезались тревожные нотки, он стал почти неслышимым. Чуткие уши рыцарей смерти различили недоуменное бормотание.       - Сила… где же… мой клинок, почему… почему Испепелитель меня не слышит?.. повинуйтесь же мне! Ну же!       - Ты не сможешь победить, Дарион.       Усталый голос оторвал Дариона Могрейна от его стенаний, и верховный лорд злобно уставился на того, кто посмел усомниться в нём. Из-за векового дерева, уже поражённого порчей, вышел Тирион Фолдринг.       - Как ты смеешь пытаться прервать нашу битву? – прорычал Дарион.       - Глупец… вспомни, наконец, кто ты! Вспомни, кто мы! – Тирион легко коснулся рукой лба Дариона. Едва заметное сияние окутало покрытую шрамами ладонь, и подёрнутые пеленой ярости глаза Могрейна внезапно просветлели. Посерев, лорд рухнул на колени перед Тирионом. Бывший поборник Света всё вспомнил.       - Опуститесь рядом со мной, рыцари смерти… - с почти детским удивлением прошептал он, - мы потеряли Свет… это место… в нём нет надежды…       - Ты ведь ничего не понял… ты стал тем, против кого сражался твой отец, Дарион, - тяжело вздохнул Тирион. – Ты позволил тьме поглотить себя, как и Артас, этот трус и отцеубийца… ты кормишься страданиями тех, кого пытал и убивал во имя своего наслаждения… Кем ты стал, Дарион? Кем?       - Я не знаю… - обречённо ответил Дарион. Стоящие рядом рыцари смерти лишь беспомощно переглядывались. В каждом из них шла борьба крох души, оставленных им, и тьмы, заполнившей их сердца. Перед глазами Лары вспыхнула картина, как она пронзает клинком измождённого ночного эльфа, так не хотевшего с ней сражаться. Резкая, непривычная боль обожгла дренейку. Она вспомнила, кем он был.       - Ваш повелитель знал, что лежит под этой часовней, - тихо продолжал Тирион Фолдринг. – Это и есть причина того, что он не решается показать своё лицо. Он послал тебя на верную гибель, Дарион. Тебя и твоих рыцарей. Как скот на бойню. Чувствуешь это? Слышишь крики тысяч потерянных душ, обречённых на страдания по милости твоей и твоего повелителя? Свет покинул тебя, Дарион!       Глаза Дариона затуманились. Перед мысленным взором встал день, прошедший… когда? Год назад? Два? Век?       - Отец! Я хочу сражаться с нежитью наравне с тобой! – в голосе юного Дариона Могрейна звучали обиженные нотки. - Я хочу стать настоящим паладином! Я уже не могу сидеть в седле за твоей спиной!       - Дарион Могрейн, ты только вступил в возраст, когда можно позволить тебе взять в руки меч! – лорд Александрос Могрейн был непреклонен. – Оставь мечты о битве с нежитью, сынок. Я не могу позволить тебе погибнуть.       - Если мне суждено погибнуть, то лучше уж я погибну в бою, сражаясь против легионов нежити! – юноша распалялся всё сильнее. – Если я погибну, то погибну рядом с тобой!       - Сын мой, - Александрос тяжело вздохнул, - придёт день, когда ты получишь Испепелитель, наш верный меч, и будешь с его помощью вершить правосудие на этой земле. Я не сомневаюсь, что ты станешь гордостью нашего народа, и Лордерон станет ещё лучше именно благодаря тебе. Но, Дарион, этот день наступит не сегодня.       - Не сегодня… - отрешённо прошептал Дарион Могрейн.       - Очень трогательно… - даже рыцари смерти вздрогнули от жуткого, преисполненного ярости и сарказма голоса, разнёсшегося над полем боя. Повелитель. Он прибыл. И он очень недоволен происходящим.       Глаза Дариона Могрейна вновь заволокла кровавая пелена. Всё так же застывшие на месте рыцари смерти вновь увидели перед собой своего предводителя. И его злоба не уступала ярости Короля-Лича.       - Ты покинул меня, ублюдок! – прорычал Дарион в сторону Тириона Фолдринга.       - Жалкий… - Король-лич победно расхохотался. – Он вновь мой, видишь, Фолдринг?       - Ты настоящий монстр, Артас… - с ледяной злобой прошипел Тирион.       - Я знаю, - усмехнулся тот, кто когда-то звался Артасом Менетилом. – Ты был прав, я послал их на верную гибель. Их жизни ничего не стоят, в отличие от твоей. Всё же как же просто было заставить великого Тириона Фолдринга показать своё истинное лицо… - Лич расхохотался. – Ты остался беззащитен, паладин. Ничто тебя не спасёт.       Артас резко взмахнул Фростморном. С рунического клинка сорвался ледяной вихрь, подбросивший Тириона высоко над землёй. Дьявольски расхохотавшись, король нежити взмахнул смертоносным мечом ещё раз, вызвав шквал ледяных стрел. Воздух заполнили полные боли крики – защитники Часовни Последней Надежды были готовы ко многому, но не к появлению самого Лича.       - Этот день не сегодня… - недоверчиво прошептал Дарион. Мрачное лицо сына Александроса Испепелителя Могрейна вдруг просветлело. – Тирион!       Еле стоящий на ногах паладин едва успел обернуться, чтобы поймать брошенный осквернённый Испепелитель в тот момент, когда сам рыцарь смерти упал, задетый Фростморном. Быстро окинув клинок грустным взглядом, Тирион провёл ладонью, от которой исходило тёплое сияние, по лезвию. Семёрка рыцарей смерти зачарованно наблюдала за тем, как тьма постепенно стекает с меча, вновь заменяясь ярким серебром. Голова Лары разрывалась от боли. Похоронным звоном в ушах раздавался крик Короля-лича, приказывающий повиноваться, но в это же время в груди просыпалось что-то тёплое, нежное, давно уже потерянное. Это не было душой, которую уже нельзя было вернуть. Но какие-то крохи, осколки остались, и теперь они оживали. Дренейка бросила взгляд на остальных рыцарей. Судя по их лицам, в них происходила такая же борьба.       - Артас! – крикнул Тирион, вскинув Испепелитель. На его лице светилось торжество.       - Я слышу какие-то странные звуки. Что это ещё такое? – с лёгкой насмешкой спросил Король-лич, медленно оборачиваясь.       - Твоя погибель, - довольно усмехнулся Фолдринг, бросаясь к Артасу с сияющим Испепелителем в руках.       В ледяных глазах Короля мёртвых промелькнул испуг.       - Невозможно… - прошептал он.       Рунный клинок парировал удар и печально зазвенел, будто не он привык разбивать вдребезги чужое оружие, а сам готов разломиться. Фростморн плашмя стукнулся в еагрудник, отчего Король мёртвых отступил на шаг. И всё же Тирион не наседал, не развтвал успех, он остался на месте. Растерянность, появившаяся было в голосе Лича, быстро исчезла, и он холодно бросил: "В следующую нашу встречу ты будешь не на святой земле, паладин".       И грозная фигура растаяла в воздухе.       Тяжело дыша, Тирион подошёл к лежащему на земле Могрейну.       - Встань, Дарион. Встань и слушай меня, - начал он. – Мы все стали свидетелями ужасной трагедии. Эта земля была залита кровью невинных людей, таких же благородных рыцарей, как и мы. Это никогда не должно повториться, и Король-Лич должен ответить за свои деяния. И для этого я созываю союз. Серебряный Рассвет и Серебряная Длань будут действовать сообща и отныне нарекаются Серебряным Авангардом. Артас будет повержен, я клянусь!       - Лорд Тирион, что будет с нами? – тихо спросила Акаша, подошедшая к Фолдрингу вместе с остальными рыцарями. Фолдринг задумчиво кивнул.       - Нет для вас искупления, Акаша. Вы навеки обречены существовать в обличии чудовищ. Даже если Король-Лич освободит вас от клятв, призраки прошлого никогда не дадут нам жить спокойно. Вам остается только следовать путем смерти и разрушения... – паладин улыбнулся. – Так войдите же вместе со мной в Акерус и, освободив его от Плети, станьте одними из рыцарей нового ордена - Черного Клинка. Вместе мы уничтожим Короля-Лича и положим конец Плети!       - Мы пойдём за Вами, лорд, - решительно ответила эльфийка. – Вперёд!

***

      - Прекрасно. И что теперь? – задумчиво поинтересовалась Лара, критически осматривая усеянный трупами нежити зал Акеруса. Тирион Фолдринг, которому и предназначался вопрос, задумчиво потёр подбородок.       - Теперь… теперь вы все, отныне и навек, нарекаетесь рыцарями Чёрного Клинка. Но всё же не забывайте, что когда-то вы служили Альянсу и Орде. Вы семеро станете его представителями в этих фракциях. Помните, что ни один рыцарь Черного Клинка не поднимет свой клинок против своего собрата, вне зависимости от его фракции. Вы едины. Вы всегда идёте отдельно.       - Конечно, - кивнула Акаша. – Но как нам убедить вождей, что мы пришли с благими намерениями и вовсе не собираемся вырезать подчистую Оргриммар или Штормград?       - Довольно просто, - лорд взял со стола два пергамента и протянул их рыцарям. – Это письма королю Вариану Ринну и вождю Траллу. Когда попадёте в столицы, попросите встречи с ними и отдайте им эти бумаги. Они вас примут.       - Хорошо, - Лара с сомнением покосилась в сторону балкона, с которого открывался вид на Чумные земли. – Далеко идти, между прочим.       - Да вам не надо никуда идти, - фыркнул Тирион, – в крепости есть платформа, на ней два портала. Сомневаюсь, что вы их перепутаете. Идите, и да простит нас Свет за наши грехи.       Переглянувшись, рыцари направились в указанном направлении. Порталы, на которых сменялись городские пейзажи, и правда было довольно сложно перепутать.       - Что ж, до встречи, - вздохнула Лара. – Акаша, спасибо за всё, ушастое ты чудовище.       - Не за что, козочка, - хмыкнула эльфийка. – Бреанн, Мол’тейн, Теара, идём.       Проводив взглядом двоих эльфов, тролля и орчиху, Лара, зажмурившись, шагнула в портал, ведущий в Штормград.       Вспышка, ощущение полёта, резкий удар в ноги.       Открыв глаза, дренейка увидела перед собой огромный белокаменный замок. Они стояли на небольшой площади рядом с каналом, разделяющим два квартала города. В воздухе плыли ароматы свежей листвы и душистой выпечки, в прозрачной воде канала плескалась рыба, то и дело вылавливаемая под радостные возгласы детей, толпящихся вокруг рыбаков. Отовсюду доносились стук копыт лошадей о брусчатку, крики уличных зазывал и торговцев, весёлое щебетание девиц и радостное гоготание юношей. Лара недовольно поморщилась. Она уже отвыкла от такого шума.       Истошный визг, раздавшийся сзади, свидетельствовал о том, что появление троицы рыцарей смерти не прошло незамеченным. Лара тихонько выругалась.       - Идём быстрее, пока нас тут не перебили, - бросила она спутникам и первой поднялась по ступенькам к входу в замок.       Обитель короля Вариана Ринна встретила рыцарей Черного Клинка приятной прохладой и полумраком, в меру разбавленным тёплым светом свечей. Дренейка, эльф и человек осторожно прошли по длинному коридору, в конце которого виднелись высокие деревянные двери с вырезанным на них львом Альянса. Собравшись с духом, Лара толкнула створку двери и вошла, остановившись на почтительном расстоянии от сидящего на троне темноволосого мужчины, лицо которого пересекал глубокий шрам. Отвлечённый неожиданными посетителями, Вариан Ринн медленно поднялся и, обнажив клинок, шагнул к застывшей на месте кучке рыцарей. Холодные карие глаза короля встретились с горящими синим глазами дренейки.       - Ваше Величество, мы прибыли с поручением, - быстро проговорила Лара, взявшая на себя роль главного парламентёра.       - Говори, ибо сейчас ты умрёшь, - холодно ответил Вариан Ринн.       - За меня всё скажет этот пергамент, - учтиво поклонившись, Лара протянула королю письмо от Тириона Фолдринга. Брезгливо развернув лист, Ринн пробежался по нему взглядом и задумчиво посмотрел вдаль.       - Воистину, это весточка от старого друга… Кровь и честь! – взгляд Вариана вновь остановился на Ларе. - Если бы не это письмо – лежать бы вам троим с перерезанным горлом. Благодарите за ваше спасение одного из величайших паладинов нашего времени! – король на мгновение задумался и продолжил, торжественно повысив голос: - Мы... мы будем сражаться вместе с вашим орденом против Плети. Против Короля-Лича. И ВО СЛАВУ АЛЬЯНСА!
Реклама:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: