Истории невидимых героев 20

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Всем известны истории сильных мира сего. Но мало кто понимает, что историю двигают не только полководцы, но и солдаты. Эта повесть - о тех, чьи имена неизвестны, о тех, кто живёт в Азероте, любит и ненавидит, сражается, побеждает и проигрывает, о новой жизни Отрекшихся и рыцарей смерти, старых проблемах людей и эльфов, и том, что не всегда противоположные фракции являются гарантией ненависти.

Посвящение:
Той Амалэджес на WoWCircle, с которой всё и началось

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Действие происходит в мире WoW времен дополнения Wrath of the Lich King.

Глава 16. Коктейли безумия

20 июля 2019, 14:33
Примечания:
Умоляю, если кто-то всё же дождался этого спустя три года - дайте знать.
Мне очень стыдно, правда.
      Солнце медленно опускалось за горизонт, окрашивая лазурные воды небольшого залива у берега Тернистой долины в золотисто-алые оттенки. С востока уже подбирались сумерки, зажигая на небе первые звёзды, птицы в джунглях дежурно перекликались перед ночным затишьем, а тихий ветерок нежно шелестел зарослями папоротника на границе между лесом и уютным песчаным пляжем, скрытым от глаз любопытных путников на тракте за невысокими холмами.       Джес сидела на стволе сломанной пальмы, низко склонившейся над морем, и бодро болтала босыми ногами в воде, наблюдая за тем, как вздымаются песчаные волны со дна. Маленькие блестящие рыбки шустро сновали в волнах, то и дело проскальзывая между костлявыми пальцами нежити. Но, как и всегда, идиллическое настроение быстро прервал окрик из-за спины.       – Поберегись!       Не успела нежить оглянуться, как была сбита с бревна и рухнула в воду. Рядом приземлилась демоническая собачка и, довольно фыркнув, ткулась девушке мордочкой в лицо. Джес невольно расхохоталась.       – Кассиль, ну, можно вести себя повежливее? Наша спутница всё же дама, а ты такое творишь! – Чарг укоризненно покачал головой, наблюдая с берега за радостно скачущей вокруг девушки гончей. Демон благополучно пропустил замечание мимо ушей и продолжил приставать к девушке, с каждым прыжком окатывая её дождём брызг.       – Да ладно тебе ворчать, давай к нам лучше, – Джес уселась на дно, погрузившись в воду по грудь, и, нашарив в песке раковину, зашвырнула её подальше вдоль берега, к искреннему восторгу Кассиля.       – Нет уж, юная леди, я не фанат подобных водных процедур, – фыркнул Чарг. – Вылезать собираешься? Я тут костёр развёл для уюта.       – Где? – девушка непонимающе уставилась на абсолютно целый ворох веток у ног чернокнижника.       – Вот, – Чарг пожал плечами и, коснувшись веток, что-то тихо шепнул. С пальцев отрёкшегося соскочил небольшой огонёк, и, секунду спустя, костёр уже мерно горел, отбрасывая на мёртвое лицо мужчины тёплые блики. – Чего смотришь так странно?       – Ничего, всё в порядке, – Джес вылезла из воды и уселась на песок напротив чернокнижника, полускрытая от него за жемчужным дымом. – Итак, если не секрет, какова цель нашего путешествия? Ты же ведь явно не гулять приехал.       – Вы весьма проницательны, миледи, – чернокнижник придвинулся к ней ближе и понизил голос до полушёпота. – В общем, ты ведь слышала про разработку лучшими алхимиками Королевского фармацевтического общества новой чумы, которая, по плану Тёмной Госпожи, поможет нам в будущей войне с Альянсом и нынешней с Плетью?       – Ну?       – Баранки гну. Так вот. Пока они там перебирают самые смертоносные варианты, я придумал нечто лучшее. Смотри, Плеть же поднимает мертвецов из могил при помощи некромантии, превращая их в тупых и не слишком послушных рабов. При благоприятном стечении обстоятельств получаемся мы, Отрекшиеся, но нас крайне мало.       – Это я знаю, а клонишь-то ты к чему? – Джес непонимающе смотрела в воодушевленно мерцающие желтые глаза мужчины.       – А к тому, – Чарг заговорил быстрее. – Я как-то услышал, что тролли Тернистой долины знакомы с магией, помогающей им превращать кого угодно в зомби, послушных, не слишком тупых и не гнилых. Я как-то сам чуть не попался им в лапы, еле успел ускользнуть, так что это явно не слухи. И, если мне удастся выяснить, что за магия позволяет это проворачивать, ход событий может очень сильно измениться. Возможно… – глаза чернокнижника мечтательно затуманились, – возможно, я, – чернокнижник запнулся, – хотел сказать «мы», даже войдем в историю. Чарг, победитель Плети и Амалэджес, Завоевательница Штормграда! А, как тебе?       – Звучит очень многообещающе, но как это всё провернуть? – задумчиво протянула девушка.       – Я об этом долго думал, моя прекрасная леди, и набросал небольшой план, – чернокнижник залез в лежащий рядом рюкзак и, порывшись, достал исписанный свиток пергамента. – От самих зомби мы мало чего добьемся, посему необходимо совершить вылазку в их колыбель. Я некоторое время в прошлый раз наблюдал за ними и выяснил, что они появляются из нескольких древних тролльских деревушек вдоль побережья. Там можно или поискать их лаборатории, или проследить за ритуалами. Возможно, – отрекшийся коварно улыбнулся, – нам удастся одолжить у них кого-то из участников процесса и, скажем так, побеседовать с ним на нейтральной территории.       – Слушай, демонический животновод, ты при жизни случаем не адвокатом был? – хихикнула Джес, оценив формулировку.       – Да я ж откуда помню? – пожал плечами Чарг. – Я и имя-то своё вспомнить не могу, какая уж там биография.       – Логично, – девушка вздохнула и подсела ближе к костру. Холода она не чувствовала, но ощущение уюта от потрескивающих под огнём веток заставляло разливаться внутри странное тепло. Да и сырая одежда была не слишком удобной.       – Ну вот, – чернокнижник отвернулся и замолчал, глядя куда-то за горизонт, в сторону выщербленного диска луны, уже поднимающегося над морем. Волны мерно шумели, накатывая на берег, и казалось, что серебристая дорожка на воде незаметно сливается с площадью белого песка отмели. Джес тоже перевела взгляд на водную гладь, завораживающую своим спокойствием и огромной силой. Лунную тропу неспешно пересекал корабль с белыми парусами, направляющийся на юг, в Пиратскую бухту.       – Чарг, – нарушила молчание девушка, – а он откуда?       – Кто? – очнулся от задумчивости мужчина.       – Корабль тот.       – А. Из Дуротара, в Калимдоре. Слышала о таком? Один из самых быстрых способов добраться отсюда в столицу, не считая телепортации, если, конечно, тебя не укачивает. А что, хочешь покататься?       – Разве что потом когда-то, – Джес вновь обняла колени и замолчала, положив на них подбородок. Её целью был северный континент, а не западный, но… нужно же будет что-то делать дальше, когда счёты с падшим принцем будут сведены?       О том, что этому может быть не суждено случиться, девушка предпочитала не думать.

* * *

      Незадолго до рассвета жрица и чернокнижник затушили костёр и двинулись на северо-запад по побережью, в сторону одной из деревушек троллей. Рассвет был временем отдыха троллей и упадка сил странной магии, держащей под контролем зомби-армию, что давало шанс на успех задуманной операции.       Древнее поселение выглядело полузаброшенным и пребывало в явном упадке. Судя по всему, тролли были приверженцами аскетического образа жизни и даже не пытались как-то улучшить свою деревню, потому каменные стены оплетал сплошной ковёр плюща, в их трещинах кое-где уже проглядывали молодые деревца, а статуи с отбитыми частями тел наполовину облепил песок. Новыми выглядели только рунические тотемы на входе и разноцветные жуткие маски, через равные промежутки висящие на стенах. Отрекшиеся остановились неподалёку, спрятавшись за огромным валуном.       – Каков наш дальнейший план? – поинтересовалась Джес.       – Меня несколько смущают эти их маски, – задумчиво отозвался Чарг. – Вполне возможно, это что-то вроде вуду-сигнализации или тьма знает какой охранной системы. Хотя… есть одна мыслишка.       Чернокнижник ненадолго зарылся в рюкзак, который иногда казался Джес бездонным, позвенел там какими-то склянками и, наконец, вытащил на свет небольшой пузырёк со странной переливающейся жидкостью.       – Это ещё что такое? – ревниво спросила девушка, с первого взгляда понявшая, что не имеет абсолютно никаких предположений о составе и способе приготовления эликсира, явно требовавшего куда большего навыка, чем у неё был.       – Оборотное зелье, – коварно ухмыльнулся Чарг. – Нам нужно теперь поймать какого-нибудь тролля, добавить туда его кровь, и мы на несколько часов уподобимся им. Его даже убивать необязательно, так, комарик укусит. Оп, а вот и нужный нам субъект! Сейчас мы его…       Из арки на входе в деревню действительно вышел тролль-часовой, который теперь стоял на берегу и внимательно осматривался по сторонам. На секунду задумавшись, чернокнижник подхватил лежащую рядом ракушку и с силой швырнул её в дерево неподалёку. Расчёт оказался верным: привлечённый шумом, часовой осторожно пошёл в сторону валуна, за которым притаились отрекшиеся. Чарг сосредоточенно наблюдал за приближением тролля и, когда тот почти поравнялся с укрытием, кивнул Кассилю.       Гончая растворилась в рассветных сумерках, и уже через две секунды тролль рухнул как подкошенный, пропахав крючковатым носом песок. Стоящий на его спине Кассиль вновь проявился и довольно хрюкнул. Джес с удивлением перевела взгляд на чернокнижника.       – А как он?.. – начала она.       – Переходит в измерение теней, – пожал плечами Чарг. – Так, теперь не отвлекай.       Чернокнижник присел рядом с лежащим без сознания троллем и, вытащив из ножен короткий кинжал, аккуратно надрезал ему запястье. Капли тёмной крови полились в подставленный флакон, окрашивая жидкость в багровый цвет. Через пару минут Чарг удовлетворенно кивнул и, заткнув флакон, осторожно потряс его.       – Подлечить его можешь? – указал он на тролля.       – А надо? – усомнилась Джес.       – Милая леди, ну вы же жрица, в конце-то концов! – покачал головой Чарг. – Да и потом, зачем нам лишний труп?       – Действительно, – Джес присела рядом с лежащим без чувств троллем и, поморщившись, провела пальцами по его запястью. Тёплый свет стёк с её ладони на его руку, и спустя пару секунд от глубокого пореза не осталось и следа.       – Умница, – чернокнижник улыбнулся и протянул девушке пузырёк, в котором оставалась примерно половина зелья. – Вот, пей. Не скажу, что оно по вкусу похоже на нектар, но всяко не помои.       Джес осторожно отпила из пузырька. Вкус напитка действительно был довольно странным и немного отдавал металлом. За несколько глотков флакон опустел и благополучно вернулся в сумку Чарга.       – О, смотри, смотри! – чернокнижник с почти детским восторгом смотрел на свою руку, которая постепенно обрастала мышцами и меняла цвет кожи на сине-зеленый, – началось! Я таки не ошибся с пропорциями!       – А было подозрение? – девушка уставилась на своего спутника, лицо которого приобретало всё более троллиные черты, а светлые волосы стремительно отрастали и оживали. – Кстати, очень мило выглядишь.       – Ну да, – смущённо улыбнулся Чарг. – Это ведь всегда риск, сама знаешь. Мерси, кстати, ты тоже ничего.       Джес запустила пальцы в густые фиолетовые волосы, свисающие уже почти до поясницы, ощупала небольшие аккуратные клыки, приподнимающие верхнюю губу, и задумчиво посмотрела на трехпалую кисть руки. М-да уж, забавно получается. Да и позвоночник стал непривычно ровным…       – Всё, пойдём, – чернокнижник заторопился, – у нас шесть часов на всё про всё, не больше.       Стараясь вести себя как можно более естественно, отрёкшиеся пошли в сторону деревушки. Жуткие чёрные глаза масок, вырезанные из какого-то камня, сверкнули при их приближении, но тут же снова перешли в спящее состояние. Уловка Чарга сработала.       Деревня потихоньку просыпалась. Возле некоторых хижин уже сидели ремесленники, размеренно вытесывающие что-то из грубых камней, выстругивающие деревянные амулеты и расшивающие узорами простую ткань, рыбаки готовили утренний улов к обмену, женщины оправляли свои нехитрые жилища. Замаскированная нежить уже приближалась к центру деревушки, как вдруг внимание Джес привлекла странная хижина.       Она не была похожа на соломенные и деревянные дома обычных жителей. Сложенный из грубых камней, дом мрачной горой выделялся среди лёгких соседей, по обе же стороны от входа стояли два тролля со странным застывшим выражением лиц. Из-за глухой деревянной двери доносились приглушенные стоны и странное кряхтение. Девушка осторожно кивнула спутнику в их сторону.       – Тебя ничего не смущает? – тихо поинтересовалась она.       – Ещё как, – на секунду задумавшись, отозвался Чарг. – Чувствуешь запах?       Джес заставила себя зачерпнуть носом воздух и принюхалась. От дома шел приторно-сладкий запах трав, гнили и перепревшего сена, будто внутри находилась деревенская помойка.       – Думаешь, это лаборатория? – шепнула девушка.       – Угу. Осталось только…       Договорить чернокнижник не успел. Тяжелая дверь распахнулась, и из дома, изрыгая проклятия, вывалился взъерошенный тролль с явно опаленной красной бородой. За ним с виноватым видом выбежал второй, на вид почти подросток.       – Чтоб я тебя, шпану малолетнюю, больше не видел! – проорал подпаленный. – Третий раз за неделю мне всю работу пускаешь ящеру под хвост, сколько ж можно, на тебя ничего не напасешься! Пшёл вон!       – Но… – попытался возразить, по-видимому, нерадивый ученик.       – Да я лучше с улицы пару проходимцев возьму, чем тебя, придурка, нянчить! – глаза тролля разве что молнии не метали. – Вон, их, например! Заходите, молодёжь, считайте, что поймали удачу за хвост! – алхимик втащил остолбеневших отрёкшихся в комнату и захлопнул за собой дверь. – Не, ну вы прикиньте, третий раз зелье запорол! С меня ж повелитель шкуру спустит!       – А… А вы серьёзно берёте нас на помощь? – протянула Джес.       – Та, у меня выбора нет, подруга, – тролль махнул покрытой шрамами от ожогов рукой. – Я с этим дуралеем все сроки уже прошляпил, меня Занзил скоро на кости для украшения пустит, если ему партию не отправлю. А самому проще наизнанку вывернуться и кишками обмотаться, чем всё сделать. Но учти, запорешь зелье – превратишься из помощника в подопытную крысу, ясно тебе?       – Яснее не бывает, – поспешно заверила его девушка, – что требуется?       – Пока что отойди и не мешай, – алхимик вернулся к столу, – а ты, качок, разомни вот эти раковины в порошок. Ступка и пестик вон там, на полке.       – А зачем это всё? – натужно кряхтя, поинтересовался Чарг.       – Ты откуда свалился? – фыркнул алхимик. – Верховный вождь вроде как ясно сказал: все знахари делают зомби-сок, чтоб собрать армию. А то развелось тут, понимаешь, всяких в нашей долине, пора их прищучить, да.       – Точно. Забыл. Память страдает знатно с тех пор, как кокосом по голове получил, – согласился Чарг, тщательно разминая противно хрустящие раковины. – Вот, готово, дальше что?       – Ты глянь, какой быстрый! – восхитился знахарь. – Подруга, иди ты сюда. Смотри, берёшь вот эти фрукты, давишь из них сок, добавляешь его в порошок раковин, а потом… – знахарь осёкся, осмотрелся и достал из кучи пергамента на столе один листок. – Вот, тут всё написано, по нему делайте. А я посижу, устал что-то.       Отрёкшиеся переглянулись и, ненадолго углубившись в изучение тролльских каракулей на листе, приступили к работе, мысленно благодаря саму Тьму за имеющийся у обоих алхимический опыт.       Спустя пару часов светящаяся бледно-зелёная жидкость с приторным запахом прелой травы и гнили была готова и разлита по склянкам. Знахарь довольно оглядел партию и заулыбался во все имеющиеся зубы.       – Молодцы! Цены вам нет, молодёжь. Может, подмастерьями останетесь? – предложил он, почёсывая бороду.       – Нет, спасибо, нам пора уже, пожалуй, – поёрзал на стуле Чарг, молясь про себя, чтоб исчезновение некоторых компонентов зелья осталось незамеченным.       – Тогда, может, чаю, а? – осклабился знахарь. Хорошего, на травках…       – Не-е-е-т, мы уже уходим, – чернокнижник бросил быстрый взгляд на Джес, длинные волосы которой уже немного укоротились, а кожа посерела, и понял, что пора сматываться. – Джесси, пойдём.       – Отсюда просто так не уходят, приятель, – ухмыльнулся тролль. – Эй, ребята, взять их!       Чарг резко свистнул, и из полумрака комнаты соткался Кассиль, без лишних звуков бросившийся на знахаря. Несколько секунд, и тот уже лежал на пыльном полу, абсолютно целый, но уже бездыханный. Та же участь постигла одного из зомби, вломившихся на зов хозяина, второго же прикончила тёмная стрела, пущенная чернокнижником. Джес, застыв на месте, наблюдала за молниеносной потасовкой.       – Чего стоишь? Валим отсюда, пока нас не заметили! – прошипел Чарг, на время растерявший всю свою учтивость. – Стой, пару склянок захвати!!!       Отрёкшиеся с трудом протиснулись через высоко пробитое узкое окно на задний двор хижины и, стараясь вести себя как можно спокойнее, быстро зашагали в сторону джунглей, раскинувшихся за деревней. Джес уже ощутимо пригибало к земле, на руках Чарга вновь проявлялись рубцы и язвы, а оранжевые глаза обоих начинали светиться мертвенным жёлтым огнём. Оборотное зелье явно теряло свою силу с каждой минутой. Последние метры до джунглей отрёкшиеся преодолевали уже бегом.       – Ты же говорил, шесть часов! – возмутилась Джес спустя несколько часов, когда они зашли уже достаточно глубоко в джунгли, для верности пройдя немного по руслу реки и уйдя на другой берег.       – Я говорил «не больше шести часов», – огрызнулся Чарг. – Зелье делалось на коленке, исследования силы крови этого тролля тоже не проводил никто, чего ты ждала?       – Немного не этого, – проворчала девушка, усаживаясь на мягкую траву небольшой поляны, на которую они вышли. – Что теперь?       – Теперь – долгие недели работы с составом, – уже спокойнее отозвался чернокнижник. – Но, для начала, нам нужно решить одну проблему с этим Занзилом. Мне вовсе не хочется, чтоб это уютное, почти курортное место стало ещё одной колыбелью зомби!       – В смысле – убрать пастуха, чтоб овцы разбежались? – уточнила жрица.       – В смысле да, - кивнул Чарг. – Ай, Тьма!       Прогуливающийся по поляне чернокнижник споткнулся обо что-то в высокой траве и, наклонившись над неожиданным препятствием, удивлённо присвистнул.       – Милая леди, вы только поглядите, что я нашёл!       Джес нехотя встала и подошла к мужчине, с интересом что-то изучающему в траве. Под его ногами оказалось разорённое гнездо довольно больших размеров, одно яйцо в котором, впрочем, каким-то чудом уцелело. Видимо, нападающего отвлекли, и он не успел довершить начатое. Сам, судя по всему, нападающий – огромный кроколиск – лежал неподалёку без признаков жизни.       – Ну и габариты у птички… – протянула Джес, рассматривая пятнистое светло-голубое яйцо.       – Боюсь, миледи, это не птичка, – отозвался Чарг, кивая куда-то за её спину.       Обернувшись, девушка увидела лежащий в густых зарослях труп зелёного ящера, одного из коренных жителей Тернистой долины. Тело покрывали жуткие раны и укусы, нанесенные зубами кроколиска, красные глаза уже подёрнулись мутной плёнкой.       – А вот и мамочка нашего малыша, – пробормотала жрица, переводя взгляд обратно на яйцо. – Ой, что это?       Смирно лежащее до этого яйцо вдруг подпрыгнуло и мелко задрожало. Изнутри скорлупы доносились сосредоточенные удары и возня, будто кто-то, сидящий в нём, очень сильно хотел наружу. Нежить зачарованно наблюдала за тем, как по скорлупе пошла тоненькая трещина, от которой паутинками отходили множество других, и после особо мощного удара кусочек отлетел в сторону. Ещё несколько ударов – и яйцо разлетелось на несколько частей, а в гнезде оказался маленький синий ящер, с любопытством уставившийся чёрными глазками-бусинками на Джес. Поймав взгляд девушки, детёныш запищал и, потешно переваливаясь, подбежал к ней.       – Поздравляю, ты, кажется, теперь мама, – хихикнул Чарг. – Он уже не отвяжется.       – Это, конечно, здорово, а делать мне с ним что? – девушка растерянно почесала малышу шейку. Тот довольно заурчал, но сразу снова требовательно пискнул.       – Что-что. Кормить, любить и заботиться, – пожал плечами мужчина. – Милая леди, вы же знакомы с охотой на средних и мелких животных? Вот и займитесь, ваш питомец, думаю, будет не против немножко свежего мяска. А я пока обустрою нам лагерь вон в той симпатичной пещере и займусь разработкой дальнейшего плана действий.       Вздохнув, Джес подхватила малыша на руки и пошла в сторону реки. На берегу она видела крабов и молодых кроколисков, может, их мясо придется детёнышу по вкусу?

* * *

      – Ну, и долго мы будем так сидеть? – капризно протянула Джес.       – Сколько нужно, столько и будем, радость моя, не нуди, – огрызнулся Чарг.       Солнце уже зашло за густое сплетение джунглей, озаряя лазурное небо последними лучами и окрашивая его в нежно-розовый цвет. Джес сидела на входе в одну из трёх небольших пещер, углублявшихся в горный массив, который отгораживал Тернистую долину от других земель. Ещё две такие пещеры располагались на примерно равном расстоянии от неё, образовывая почти правильный треугольник, что несколько смущало девушку. Впрочем, дурные мысли она старалась гнать прочь.       У ног жрицы, сладко посапывая, свернулся в гнезде из старого плаща маленький ящер. Как выяснилось, больше всего ему по вкусу пришлись птицы, крабы и, как ни странно, мурлоки – полуразумные полурыбы, про которых в детстве они с друзьями рассказывали друг другу страшилки. Девушка гуляла с малышом до самого вечера, периодически подстреливая ему кого-то подкрепиться, ящер же благодарно урчал и иногда попискивал, прося взять его на руки. На удивление, дикий детёныш кнутохвоста вёл себя как заправский штормградский котёнок, разве что не мурлыкал.       Ближе к закату Джес с сонным сытым ящером и полной сумкой различных трав вернулась к лагерю, где застала Чарга ровно в той же позе, в которой и оставила: на коленях возле камня, на котором были разложены всяческие склянки, пробирки и пипетки, выуженные из бездонной седельной сумки чернокнижника. Сам же огненный конь мирно пофыркивал, стоя рядом с костлявым жеребцом жрицы в тени густого дикого винограда, заплетавшего несколько деревьев на манер беседки. В траве что-то блеснуло под последним лучом заходящего солнца. Лениво потянувшись, Джес подошла посмотреть и с удивлением уставилась на неожиданную находку. В траве лежала хрустальная статуя гоблина с множеством отбитых частей, грани которых и бросили в глаза девушке солнечный зайчик. Неподалёку обнаружилось ещё несколько таких статуй, не замеченных в густой траве ранее, а ближе к пещерам жрица наткнулась на старую, обросшую мхом вагонетку.       Будь Джес живой, у неё бы неприятно заныло под ложечкой. Даже её не самых обширных познаний зоологии хватило на то, чтоб понять, какими неприятностями чреваты эти находки.       – Ча-а-а-арг! – позвала она. – Есть подозрение, что у нас могут быть проблемы.       – Ну, чего ещё? – недовольно пробурчал чернокнижник, отрываясь от работы. – Ты там что-то нашла?       – Да. Кажется, мы разбили лагерь в брошенных шахтах гоблинов. Причём брошены они… – девушка оценивающе взглянула на рельсы под вагонеткой, – не слишком давно.       – И что с того? – пожал плечами Чарг.       – В траве валятся хрустальные статуи, – продолжила Джес. – А кто у нас живёт в шахтах и взглядом превращает шахтёров в хрусталь?       Чернокнижник на минуту замолчал, а после витиевато выругался.       – Думаешь, мы попали в логово к василискам? – задумчиво уточнил он.       – Уверена, - хмуро подытожила жрица. – Сматываемся?       – Поздно, – фыркнул Чарг. – Тут ночью на дорогах иногда такое ходит, что куда там твоим василискам. Надо думать, как решать проблему. У меня есть зеркальные очки, ювелир знакомый сделал, но они только одни. И тебе я их не отдам. Не-не-не, миледи, вы совершенно не то подумали о своём покорном слуге! – поспешно прервался чернокнижник, заметив изменившееся выражение лица Джес. – Просто если вдруг что, то я тебя в виде статуи дотащу до безопасного места, а ты меня даже не поднимешь. Но, всё же, надеюсь на благоприятный исход. В глаза им не смотри, и всё будет хорошо.       – Будет… – пробормотала Джес, напряженно осматривая поляну.       Сумерки уже опустились на джунгли, придавая им всё более зловещий вид, и каждый шорох теперь воспринимался как угроза. Чарг, надев нечто похожее на лётный шлем с зеркальными очками, стоял рядом и почёсывал холку непривычно спокойному Кассилю. Чернокнижник на секунду задумался, что-то неразборчиво прошептал, и из клубов дыма за его спиной выступил огромный серокожий демон, закованный в грязно-красную броню. Жрица вздрогнула от неожиданности.       – Это ещё кто? – опасливо спросила она.       – Страховка, – пожал плечами мужчина. – Знакомься, это Малтазан.       – Неплохо… – протянула девушка, оглядывая хмурого стража, покачивающего огромным двуручным топором.       Сзади послышался едва различимый шорох. Кассиль зарычал и метнулся в темноту, откуда спустя секунду послышались звуки ожесточённой схватки. Джес, растерявшись в первый момент, собралась с мыслями и накинула на себя светлый магический щит, который, впрочем, уже начинал мерцать фиолетовым, подпитываясь крепнущей энергией жрицы Тьмы. Прищурившись, девушка сосредоточенно смотрела в темноту. Не так давно она стала замечать неяркое свечение аур живых существ, чем сейчас и старалась максимально воспользоваться. Из густой темноты леса показалось мертвенно-синее свечение. Не задумываясь, жрица сплела заклятие и швырнула его в сторону противника, туже же следом полетела зелёная огненная стрела чернокнижника. Что-то коротко взвизгнуло, и аура погасла. Девушка с облегчением вздохнула было, но тут на поляне появилось ещё с десяток таких же ореолов.       – Твою ж… – прошипел рядом чернокнижник.       Поляна озарилась вспышками магических стрел и огненных глыб Чарга, которые с шипением врезались в панцири василисков, прожигая их насквозь. В воздухе витал отчётливый аромат палёной плоти. Джес, не отставая, шептала слова заклятий, укладывая всё больше и больше противников, между которыми сновали демоны, разрывая и разрубая на части раненых рептилий. В конце концов, потоки василисков стали редеть, и вот Малтазан с размаха опустил топор на голову последнего. Поляна вновь погрузилась в тишину.       – Кажется, всё, – выдохнула Джес.       – Или нет… – севшим голосом отозвался Чарг, глядя ей за спину, в глубину пещеры. – Не оборачивайся!!!       Предупреждение запоздало. Девушка уже автоматически обернулась и с ужасом смотрела на два красных огонька, приближающиеся к ним из темноты. Казалось, ноги приросли к земле, а всё тело занемело, и она уже просто не могла оторвать взгляд от этих гипнотических огней. Сознание начало угасать, качаясь на волнах жуткой дрёмы.       Чарг беспомощно уставился на спутницу. Её тело стремительно теряло живость, светящиеся глаза тускнели и гасли, сквозь руки уже просвечивали угли догоревшего костра. Девушка быстро и необратимо каменела, превращаясь в хрустальную статую. Чернокнижник злобно выругался.       Матриарх василисков была несколько сбита с толку. Один из непрошеных гостей уже стоял камнем, второй же почему-то не поддавался её взгляду. Видимо, придётся расправляться с ним более утомительным способом…       Прямо в уродливую голову рептилии прилетела огромная глыба зелёного огня. Чарг вложил все свои злость и расстройство в это заклятие, но даже сам где-то на задворках сознания удивился результату. Огромный василиск тонко визжал и шипел от боли, чешуйчатая морда превратилась в сплошное горящее мясо, ослепшие глаза погасли и больше не представляли опасности. Подоспевший Малтазан двумя ударами отделил голову чудовища от тела, и оно наконец затихло. Смертельно уставший Чарг опустился на землю рядом с хрустальной статуей.       – Говорил же тебе, дурёха, не оборачивайся… – прошептал он. – Кажется, знакомство с Занзилом отменяется.       Чарг просидел, молча глядя в темноту, до начала рассвета. Когда небо на востоке начало сереть, он очнулся от задумчивости и с небольшим кинжалом в руках прошёлся по поляне, тщательно осматривая трупы василисков и вырезая у некоторых глаза, сердца и другие, не имеющие аналогий в человеческом организме органы, которые со смертью хозяина превращались в нечто похожее на камень. С первыми лучами солнца чернокнижник погрузил добычу в отдельный мешочек и, подозвав коня, направил его в сторону одного из лагерей Орды, куда прибывал дирижабль из Подгорода. За ним со статуей, аккуратно завёрнутой в шерстяную ткань, на руках следовал Малтазан, из небольшой сумки, притороченной к седлу коня, выглядывала заспанная мордочка детёныша ящера. Лошадь Джес смирно шла рядом, явно признавая Чарга как одного из хозяев. Впереди чернокнижника ждала очень долгая и кропотливая работа.        «Ты поправишься, думал он. – Ты обязательно поправишься. Я найду способ».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: