Истории невидимых героев 20

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Всем известны истории сильных мира сего. Но мало кто понимает, что историю двигают не только полководцы, но и солдаты. Эта повесть - о тех, чьи имена неизвестны, о тех, кто живёт в Азероте, любит и ненавидит, сражается, побеждает и проигрывает, о новой жизни Отрекшихся и рыцарей смерти, старых проблемах людей и эльфов, и том, что не всегда противоположные фракции являются гарантией ненависти.

Посвящение:
Той Амалэджес на WoWCircle, с которой всё и началось

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Действие происходит в мире WoW времен дополнения Wrath of the Lich King.

Глава 18. Йо-хо-хо и бутылка пунша

20 августа 2019, 15:00
Примечания:
(давайте будем считать, что чернокнижницу изначально так и звали, ладно?)
      — Ты облажался.       Высокий худощавый мужчина с длинными седыми волосами, забранными в хвост, неспешно ходил по комнате из угла в угол, периодически бросая взгляд на понуро стоящего в углу эльфа крови. Тот молча кивал, уставившись на носки своих изрядно стоптанных ботинок.       — Флинт, ты идиот. У тебя была возможность сделать всё тихо и без свидетелей. Но ты облажался, — холодно продолжил мужчина, четко чеканя каждое своё слово в такт шагам.       — Мне помешали… — начал эльф, но быстро осёкся, поймав холодный взгляд чёрных глаз мужчины.       — Плохому танцору известно что мешает, — недовольно отозвался его собеседник. — Тебе нужно было всего лишь оглушить девчонку любым удобным способом и привезти сюда, ко мне. Мы искали её по всем Восточным королевствам, следили за ней больше полугода, мы ждали, пока она подойдёт максимально близко, и именно в этот момент ты облажался. Вот и где она сейчас, не скажешь?       — Не скажу, — вздохнул эльф. — Но мне правда помешали! Там этот друид не пойми откуда вылез…       — Какой ещё друид? — кустистые брови седовласого удивлённо приподнялись.       — Ночной эльф. Желтоглазый, — поспешно объяснил Флинтас. — Я не заметил даже, как он появился, будто из ниоткуда вынырнул. Странный тип, — эльф поморщился и осторожно коснулся свежих шрамов на щеке.       — Или ты точно идиот, или у нас появилась проблема, — задумчиво пробормотал мужчина. — Ладно. Ищи девчонку, и упаси тебя любая сила, в которую ты веришь, если ты опять облажаешься.       — Шеф, но зачем вам именно она? — простонал эльф. — Есть множество куда более значимых личностей, а вы гоняетесь за паладиншей средней руки, которая толком ничего и не умеет и никому не нужна.       — Мне не нужна сама она, — огрызнулся тот. — Мне нужен её брат. Ты же слышал о резне в Тихоземье?       — Кто ж о ней не слышал, — болезненно поморщился Флинт. — А что?       — А то. Я родом из Тихоземья. Уезжал по делам в Штормград, а когда вернулся, нашёл только тлеющие руины, гору трупов и некрополь в небе, — мужчина запнулся, горько вздохнул и продолжил. — После битвы под Часовней Последней Надежды, в которой я, к сожалению, выжил, я бросил все силы, чтоб выяснить, кто из ныне зовущихся рыцарями смерти приложил руку к гибели именно моей семьи. Не поверишь, но я это узнал. А ещё узнал, что у него есть сестра и она тоже выжила после набега Плети.       — Выходит, — осторожно начал эльф, — девчонка — это?..       — Да, — кивнул его собеседник, — она его сестра. Возможно, она знает, где он сейчас. А если даже не знает, то мы его всё равно найдём, и она станет моим главным орудием мести.       — Интересные дела творятся у вас в ШРУ, — хмыкнул Флинтас.       — Да при чём здесь ШРУ? Это моё дело, работы оно не касается, — огрызнулся шеф, раздраженно пиная носком сапога щепку на полу. — Я вообще здорово подставляюсь, имея контакты со шпионом, принадлежащим к Орде и не проходившим проверку наверху. Но имей в виду, пострадаю я — заберу тебя в могилу тоже. Ещё вопросы есть?       — Никак нет, сэр, — фыркнул разбойник.       — Свободен.       Флинтас послушно вышел на улицу из небольшого домика на окраине Внутренних земель, в котором и проходила встреча. Заходящее солнце скользнуло золотистым лучом по его глазам, заставив эльфа недовольно сощуриться и поспешно шагнуть под густую сень леса. Стоило обдумать всю информацию, которая у него была, и продолжать действовать. Его цель могла уйти куда угодно за то время, которое он залечивал изрядно воспалённую рану на щеке. Чёртов друид, хоть бы иногда когти мыл.       Песочного цвета барс с эльфом на спине неслышно бежал по дороге, ведущей в сторону перевала. Охота вновь началась.

***

      Таверна в Пиратской бухте была определённо не очень.       Вилена не любила такие злачные места. Слишком шумно, слишком громко, слишком накурено, но выбора у девушки не было. Оставалось только выбрать столик подальше от всех, в самом тёмном углу, и сидеть тихо, не привлекая ничьего внимания. Благо, ярких и разнузданных портовых девок с лихвой хватало, чтоб отвлечь пьяных моряков от одинокой девушки за отдалённым столом.       Опьянение всё не приходило. Перед чернокнижницей стояло уже пять пустых кружек от эля, но разум так и оставался чист. Сидящий рядом Ксиви сочувственно погладил хозяйку лапкой по руке и вытащил из вазочки ещё одно миндальное печенье.       Девушка выглядела измученной, да и чувствовала себя соответствующе. Почти каждую ночь ей снились кошмары, хотя бы раз в неделю — та сцена в заброшенной часовне, которая и положила начало её злоключениям. Алкоголь не помогал забыться, моряки, время от времени пытавшиеся завязать разговор, вызывали лишь отвращение. Надежда оставалась только на то, что корабль до Калимдора должен отплыть уже завтра утром. Это путешествие обязано было хоть как-то помочь.       Размеренный ход мыслей девушки прервал крайне пугающий грохот снаружи, перекрывший даже хохот гуляк и громкую музыку. Вилена машинально вскочила и тут же рухнула на пол, сбитая с ног невидимым Малиреусом. Секунду спустя на месте, где только что была её голова, в стене образовалась недурных размеров дыра, пробитая пушечным ядром. Зазвенела разбитая посуда в баре, хохот мгновенно сменился криками ужаса, и толпа в панике повалила на выход. Судя по сдавленным крикам, кого-то уже затоптали. Чернокнижница, к своему удивлению, не утратившая самообладания, осторожно выглянула наружу сквозь пробоину.       На улице творился форменный ад. Грохотала канонада пушек с причаливших к пристани кораблей под красно-чёрными парусами, множество людей в странной одежде с гоготом сновало среди домов, отовсюду слышались выстрелы и звон оружия. Заметив несколько крепких молодцев, шагающих в сторону таверны, Вилена с раздражённым вздохом вылезла наружу через дыру в стене и, присев рядом с ней, быстро стала просчитывать оптимальный план действий. Кажется, путешествие в Калимдор пока что придётся отложить.       — Смотри-ка, какая конфетка у нас тут сидит! — раздался рядом довольный бас. Девушка злобно бросила сквозь зубы одно слово, и обладатель баса плашмя рухнул в воду в глубоком обмороке.       — Ксиви, сколько способен выдержать щит? — быстро спросила Вилена у бесёнка.       — Достаточно, но пушечные ядра в упор лучше не ловить, — отозвался демон. — Магия магией, а грубую силу никто не отменял ещё.       — Ага. Ладно, пойдём, поможем, — девушка решительно встала и, заняв удобную для осмотра позицию, зашептала нужные слова. После потрясений, пережитых в Темнолесье, она, видимо, окончательно утратила способность чего-то бояться, да и повязка на повреждённом глазу на меткость не повлияла. Тёмные стрелы летели чётко в цель, и нападавшие валились как подкошенные.       Один из бандитов подскочил к девушке и замахнулся коротким кинжалом, но лезвие лишь беспомощно скользнуло по почти прозрачному куполу защиты. Вилена задумчиво посмотрела на сбитого с толку мужчину и легонько ударила его по щеке, прошептав короткое заклятие. Взвыв от боли, тот отшатнулся и с громким всплеском упал в тёмные воды под помостом, держась за лицо, украшенное глубоким ожогом в форме ладони. Чернокнижница довольно улыбнулась: несколько недель, проведённых в библиотеке таверны чернокнижников, даром не прошли, заклятие и правда эффектное. Опьяненная битвой, девушка не замечала пристального взгляда, следящего за каждым её движением.       Нападение ошарашивало своей внезапностью и дерзостью, но силы были явно неравны. Защитники Пиратской бухты быстро развернули полномасштабную оборону, и бандиты явно несли ощутимые потери. Ещё несколько минут — и корабли с красно-чёрными парусами поспешно отплыли от причала, сопровождаемые последними выстрелами с берега. Протрезвевшие гуляки потихоньку вылезали из укрытий, охранники сосредоточенно утаскивали тела убитых в сторону кладбища и, уже более бережно, уносили раненых в лазарет. Вилена, наблюдая за этим, тихо хмыкнула. Судя по всему, подобные сражения уже настолько вошли в привычку для жителей бухты, что особой трагедии из этого не делалось, да и в общей массе погибших в основном были или пираты, или моряки из числа самых пьяных.       Девушка накинула на голову капюшон плаща, спавший во время сражения, и внезапно заметила выпавшую из него записку. На пожелтевшем листке тёмно-красными чернилами была схематично набросана карта с отмеченным крестиком местом и выведено всего три слова.       «Приходи в полночь»       Вилена недоумевающе посмотрела на Ксиви.       — Ты не заметил, когда это появилось? — спросила она.       — Не-а, — пожал плечами бесёнок. — Пойдёте? Мы с вами, в обиду не дадим.       — Схожу, — помедлив, ответила девушка. — Терять мне особо нечего.       Бесёнок с сочувствием взглянул на хозяйку и ловко забрался ей на плечо. Несколько месяцев ночных кошмаров изрядно измучили чернокнижницу, и человеческие чувства вроде любви, страха и осторожности в её душе изрядно притупились, защищая рассудок от окончательного помешательства. Мудрый демон прекрасно видел это, но помочь ничем не мог. Она сама должна была справиться.       Незадолго до полуночи тёмная фигура выскользнула из тоннеля, ведущего в Пиратскую бухту, и направилась вглубь джунглей. Место, отмеченное на карте, находилось относительно недалеко, и вскоре девушка вышла на небольшую полянку, в центре которой горел маленький костёр со странным алым пламенем. Вилена в нерешительности остановилась.       — Да ты иди сюда, не бойся, — послышался хрипловатый бархатный голос откуда-то сбоку.       Чернокнижница резко обернулась. Из темноты на полянку выступил высокий черноволосый мужчина, одетый в свободную белую рубашку и красные брюки. Выражение его довольно красивого лица было достаточно дружелюбным, но глаза цепко и беспокойно осматривали девушку.       — Как ты могла понять, записку прислал я, — продолжил мужчина. — Признаться, я был впечатлён твоим стилем сражения, потому очень захотел познакомиться лично. Я Эдвард Джонсон.       — Вы пират? — уточнила Вилена.       — Я предпочитаю звать себя вольным моряком, но можно и так сказать, — хмыкнул Эдвард. — Так как тебя зовут?       — Вилена, — настороженно отозвалась девушка. — У вас очень странные методы знакомства с девушками, да и выбор тоже.       — Ну, почему же? — удивился пират, подбрасывая в костерок ветку. — Я ж тебя не в койку на одну ночь затащить хочу. Для этого вовсе не обязательно так изгаляться, да и даму можно выбрать посимпатичнее, откровенно скажем.       Вилена дёрнулась, будто от удара, и густо покраснела. Впрочем, в темноте это осталось незамеченным. Да будь трижды проклята эта блондинка и её огненные шары.       — Так вот, — продолжил Эдвард, — нынешнее состояние банды Кровавого Паруса, в которой я, собственно, являюсь старшим помощником капитана одного из кораблей, весьма плачевно. Это уже скорее шайка головорезов и идиотов, не способных ни на что более путное, чем сдохнуть от пули охраны при очередной попытке штурма бухты. Они не дают действительно способным людям развить свои таланты, а капитаны трясутся только за сохранность своей задницы в капитанской каюте. Мне не нравится.       — Поздравляю, а я тут при чём? — поинтересовалась Вилена.       — Я подбираю свою собственную команду, которая будет способна сделать так, чтоб пиратов Кровавого Паруса уважали на всём побережье Восточных королевств, а то и дальше. Уважали и боялись, — усмехнулся пират, — и ты, как мне кажется, вполне можешь мне помочь.       — А с какой стати я на это должна соглашаться? — фыркнула чернокнижница.       — А что, не должна? — мужчина приподнял брови. — Тебя что-то останавливает? Семья, дети? Или ты предпочтёшь и дальше просиживать вечера в компании портовых шлюх, в доску пьяных матросов и вечного запаха блевоты? Да, я за тобой давно наблюдал, не надо делать такое удивлённое лицо.       Ошарашенная девушка смогла только отрицательно покачать головой. И как это, интересно, ни она, ни демоны не заметили слежки?       — Я хотела завтра уплыть в Калимдор, — ухватилась она за последний аргумент.       — Так и уплывёшь, но попозже, — Эдвард пожал плечами, — и на своём корабле. А, как тебе перспектива?       — Вы слишком внезапно свалились с ней мне на голову, — пробормотала Вилена. — Мне нужно подумать.       — Думай, кто ж не даёт. И давай на «ты», я же не господин какой-то, — охотно согласился пират. — Завтра в полночь здесь же. Скажешь, что надумала.       — Ладно… а вы… ты как-то слишком… — Вилена замялась, — слишком интеллигентный для пирата.       — Я просто читал много, да и читаю, — Эдвард презрительно скривился. — Эти идиоты, дай им волю, жгли бы всё бумажное на захваченных кораблях. А я забираю. Вот и похож на человека, а не тупое животное. Ладно, иди, жду тебя завтра здесь же. А, нет, стой! Ещё одно.       — Что? — с подозрением спросила девушка.       — Если всё же надумаешь, я должен знать, что ты меня не предашь. Потому подтверждением согласия будет, скажем… — пират задумался, — скажем, голова капитана Морского Рога. Давно пора устроить в бухте смену власти. Теперь точно всё, свободна.

***

      На утренний корабль до Калимдора Вилена не села. Предложение странного пирата не давало ей покоя. С одной стороны, это абсолютно не входило в её планы, да и выполнять такое условие желания не было, но с другой… как знать, может, это и правда поможет начать новую жизнь? Ну, или окончательно попрощаться со старой в одной из заварушек.       Сомнения мучили девушку весь день, и окончательное решение созрело уже на закате, когда солнце коснулось водной глади, окрашивая бирюзовые волны в огненный цвет. Вилена затеяла достаточно рискованную авантюру и надеялась только на то, что для пиратов все копытные действительно на одно лицо.       Девушка бережно приладила купленную капитанскую шляпу на коровью голову той же масти, что и у Морского Рога, таурена, командовавшего Пиратской Бухтой, и отошла на пару шагов, критически осматривая своё творение. Голову откуда-то притащил Малиреус, и чернокнижница изо всех сил старалась не думать, что будет, если подлог заметят. Хотя вышло, в целом, достаточно похоже.       Ровно в полночь Вилена с мешком в руках вышла на уже знакомую полянку. Вновь в центре горел костерок, и вновь на поляне никого не было. Чернокнижница села на траву возле огня и нервно огляделась.       — Малышка, ты меня приятно удивила, — послышался всё тот же голос, и на поляну вышел Эдвард. — А ну, покажи трофей.       Чернокнижница медленно развязала мешок и за рога достала коровью голову. Пират восхищенно присвистнул и заглянул голове в подёрнутые мутной плёнкой глаза.       — Ну что, добил копытом, бурёнка? — умилённо проворковал он. — Умница, солнышко. Всё прошло гладко?       — Абсолютно, — девушка недовольно поморщилась от такого обращения, но сдержалась. — Я принята?       — Разумеется! — пират забрал у неё голову, сунул в мешок и закинул его на плечо. — Вещи свои забрала из бухты? А, всё, вижу рюкзак. В общем, план такой. Утром я представлю тебя капитану, найдём тебе непыльную работёнку, и будем выжидать. Я и дальше буду искать себе достойных членов команды, а твоя задача – втереться в доверие к остальным, выяснить, кто из них есть кто, кому можно доверять, и ждать моего сигнала. Добро пожаловать на борт, матрос!

***

      Рассвет нового дня ознаменовал для Вилены начало новой жизни. Девушка сменила старое платье на найденные в лагере Кровавого Паруса брюки со шнуровкой и голубую блузу, чёрные волосы подхватывала красная повязка. Эдвард довольно хмыкнул, увидев преображение новой соратницы, и потянул её за собой в сторону стоящего у берега корабля со спущенными парусами.       На корабле царила ленивая атмосфера. Совсем молоденькие юнги нехотя драили палубу, матросы постарше играли в кости на бочке и периодически отвешивали друг другу увесистые щелбаны. Пахло солёным морем, деревом, потом и нестиранными портянками.       — А ну, шевелитесь, крысы сухопутные! — прорычал Джонсон, взобравшись на палубу. — Что за хлев вы тут развели?!       — Так мы, это, уже вот почти всё и убрали! — отозвались моряки, застенчиво закрывая спинами бочку. — Не кипятись, старпом. А чегой-то за краля такая новая с тобой?       — Не ваше собачье дело, — огрызнулся старпом. — Новобранца привёл, капитану представить.       — Не наше — так не наше… — миролюбиво протянул один из матросов, лысый дядька с внушительной чёрной бородой. — Капитан-то из каюты выйдет сегодня?       — А я почём знаю? Сам у него и спроси.       — Не, спасибо, я ещё пожить хочу.       Эдвард раздражённо вздохнул и потащил Вилену за собой вглубь корабля. Возле массивной двери, окованной железом, он остановился и, трижды постучав, вошёл.       Каюта капитана была обставлена с поразительными роскошью и безвкусием. Диван, привинченный к полу, украшали бархатная обивка и позолоченные ножки, резной шкаф занимали золотые и серебряные кубки, тарелки и прочая посуда, тяжелый стол из красного дерева усыпали драгоценные камни. Посреди всего этого великолепия стоял среднего роста мужчина с неприятным, будто крысиным, лицом и жиденьким хвостиком волос на голове. Водянисто-серые глаза капитана цепко впились взглядом в лицо чернокнижницы.       — Джонсон, ты серьёзно? Щуплая девица? — процедил он.       — Кэп, я не выбираю добровольцев, — пожал плечами Эдвард. — Но она принесла голову Морского Рога, я не мог удержаться.       — Чего-чего?! — глаза капитана расширились от удивления. — Дай сюда… — пират заглянул в протянутый мешок и скривился. — Фу, ну и вонь. Ладно, согласен, девчонка заслужила быть в наших рядах. Салага, я — командир флота Фираллон, и добро пожаловать на борт Кровавой Завесы! Джонсон, найди ей работу по плечу, и валите отсюда оба, у меня очень много дел.       — Есть, капитан! — отсалютовал старпом и поспешно вышел.       На берегу пират остановился и задумчиво посмотрел на Вилену, которая явно чувствовала себя неуютно.       — Идиот напыщенный, — прошипел он. — Теперь понимаешь, почему я его на дух не переношу?       — Более чем, — кивнула девушка. — А мне-то теперь что делать?       — Тебе?.. — старпом задумался. — Ты готовить умеешь?       — Угу.       — Вот и ладненько. Иди вон к дедушке Бену, палатка под пальмами. Там и свободная есть для тебя как раз. Он так-то старик хороший, но уже подслеповат и забывчив, так что про хорошую еду мы уже давно позабыли. Не пересолено, так пережарено. А бабам нашим доверь, так вообще лагерь сожгут, — вздохнул Эдвард. — И помни, наблюдай и старайся стать своей. Усекла?       — Усекла, — согласилась Вилена. Подобный вариант пиратской жизни был ей не особо по душе, но в голове уже промелькнула одна крайне безумная и амбициозная мысль. А для её исполнения нужно было следовать правилам игры.       Чернокнижница решительно зашагала в сторону палаток, перед которыми горел небольшой костёр с котелком, закреплённым над огнём. Ещё один такой же костёр был разложен перед соседней пустой палаткой и ничем не занят.       — Дедушка, доброе утро! — жизнерадостно поздоровалась Вилена с крепким стариком, чёрные волосы которого уже сошли с макушки, оставив на ней блестящую плешь. — А я теперь вам помогать буду, можно?       — Нужно, дочка, нужно! — довольно прогудел дед. — Хоть одна хорошая душа среди этого сброда. Рому хочешь?       — Да нет, спасибо, — чернокнижница на секунду задумалась. — А кроме рома, ничего больше нет?       — Вода, — хохотнул в рыжую бороду дедушка Бен, — а из спирта только ром. Надоел уже, хуже горькой редьки, да кроме него честному пирату и горло промочить нечем. Апельсинку хоть возьми, или яблоко, на тебя ж смотреть страшно, кожа да кости.       — А давайте, — девушка улыбнулась, — и ром тоже давайте. Сейчас попробую внести вам в жизнь разнообразие.       Вилена с детства часто проводила время на виноградниках отца, в глубине которых был его «алхимический центр». Креонис очень любил эксперименты с алкоголем, так что его дочь умела готовить множество напитков, один из которых теперь пришёл ей в голову. Тем более, что пунш ей всегда удавался даже лучше, чем отцу.       Над свободным костром девушка подвесила пустой котелок, залила туда ром из нескольких бутылок и занялась фруктами. Через некоторое время к палаткам начал стекаться народ, привлечённый необычным запахом и известием о новой пиратке. Последнее разнеслось по берегу со скоростью урагана, и любопытных оказалось достаточно много.       — Вот, готово! — чернокнижница налила готовый пунш в оловянную кружку и протянула её дедушке Бену. — Ну, как?       Старый пират осторожно отхлебнул и расплылся в блаженной улыбке.       — Разорви меня морское чудище, это лучшее, что я пил за последние полсотни лет! — громогласно пророкотал он и залпом осушил кружку до дна. — Налетай, братва!       Спустя несколько минут котелок опустел, и довольные пираты разбрелись обратно по берегу. Некоторые, впрочем, остались возле палаток с желанием пообщаться с новенькой, чем Вилена была крайне довольна. Кажется, она нашла свой путь к сердцам пиратов.       Над морем поднималось южное солнце. Чернокнижница сидела на песке, поджав под себя ноги, и сосредоточенно разделывала мясо для своей фирменной похлёбки. Что ж, если для совершения задуманного придётся побыть кухаркой, то так тому и быть.       Почему-то она впервые за долгое время чувствовала себя крайне довольной.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: