Истории невидимых героев

Гет
NC-17
В процессе
20
Реклама:
Размер:
планируется Макси, написано 194 страницы, 21 часть
Описание:
Всем известны истории сильных мира сего. Но мало кто понимает, что историю двигают не только полководцы, но и солдаты. Эта повесть - о тех, чьи имена неизвестны, о тех, кто живёт в Азероте, любит и ненавидит, сражается, побеждает и проигрывает, о новой жизни Отрекшихся и рыцарей смерти, старых проблемах людей и эльфов, и том, что не всегда противоположные фракции являются гарантией ненависти.
Посвящение:
Той Амалэджес на WoWCircle, с которой всё и началось
Примечания автора:
Действие происходит в мире WoW времен дополнения Wrath of the Lich King.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 91 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 7. Сувенир для нежити

29 августа 2015, 18:17
Настройки текста
      Амалэджес заворочалась на кровати, просыпаясь, и тут же испуганно замерла, почувствовав щекой что-то холодное. В голове Отрекшейся вихрем пронеслась сотня мыслей, главной из которых было паническое «Мама, мне конец!». Собравшись с духом, жрица осторожно приоткрыла один глаз и удивлённо вздрогнула. Она ожидала увидеть что угодно, но не это.       На полу рядом с её кроватью сидела рыжеволосая эльфийка крови, с любопытством изучающая лицо Отрекшейся пытливым взглядом зелёных глаз. «Чем-то холодным», напрягшим Джес, оказалась кольчужная перчатка неожиданной гостьи, рука которой мирно лежала на подушке. Заметив, что Отрекшаяся проснулась, эльфийка приветливо заулыбалась и слегка отодвинулась от кровати, позволяя той сесть.       – Я тебя не сильно испугала, надеюсь? – начала эльфийка. – Мне просто сказали, что ты сможешь стать неплохим компаньоном.       – Не особо… – Джес, поджав ноги, села на кровати. – Кто сказал?       – Леш, ловчая смерти, – эльфийка пожала плечами. – Ты ведь жрица, одной тебе будет тяжело. Меня Килера зовут, кстати.       – Амалэджес, – кисло представилась Отрекшаяся. – Самоуверенно звучит.       – Не обижайся, – Килера улыбнулась, – я просто хочу облегчить нам обеим жизнь.       Джес сидела, задумчиво рассматривая неожиданно подвернувшуюся помощь. Она, конечно, в чем-то права, но доверять первой встречной… хотя…       – Хорошо, я согласна. Всё равно я уже мертва, – хмыкнула Джес. – Ты воин?       – Паладин, – с чувством обиженного достоинства поправила Килера.       – О, боги, ещё хуже, – закатила глаза Отрекшаяся. – Тебе вера в Свет не помешает иметь дело с нежитью, да ещё и жрицей Тьмы?       – Немного помешает, но я уж как-нибудь с этим попытаюсь смириться, – без тени иронии ответила эльфийка. – Так что, по рукам?       – Угу… – нехотя отозвалась Джес, принимая протянутую ладонь. – Как ты сюда попала?       – Ну…

***

      Килера неспешно ехала по каменной дороге, петляющей между невысокими горами. Она никогда не была в этих землях, потому старалась увидеть и запомнить всё, что происходило вокруг неё. Разрушенный Лордерон и мёртвый Тирисфаль оставили после себя горький осадок в душе, так что солнечный Хилсбрад стал своевременным со своим контрастом.       – Эй… путник… иди сюда!       Голос доносился со стороны полуразрушенной сторожевой башни возле дороги. Килера притормозила коня и, осторожно спешившись, с трудом забралась на второй этаж башни, откуда и доносился голос. Осколки камней, когда-то составлявшие кладку стены, выскальзывали из-под подошвы кольчужных сапог, грозя отправить девушку в недолгий, но увлекательный полёт.       На потемневшем от времени и грязи полу небольшой комнатки лежала Отрекшаяся в тёмных полуразбитых доспехах. Её тело в разных местах пронзало с десяток стрел, намертво пригвождая женщину к земле. Впрочем, разговаривать и отчаянно ругаться ей это не мешало.       – Слава богам, хоть кто-то отозвался, – в голосе Отрекшейся звучала неподдельная радость. – Я Леш, ловчая смерти. Проклятые люди из Хилсбрада! Давно уже пора сжечь эту чёртову деревушку!       – Что случилось? – поинтересовалась Килера, осторожно вытаскивая стрелы из тела Леш.       – Эти чёртовы людишки вломились в мою башню! А… ты же не знаешь. Тут неподалёку есть деревушка, Хилсбрад зовётся, её жители слишком рьяно пытаются выжить нас, Отрекшихся, из этих земель. Сегодня ночью они совершили набег на это место. Слышала бы ты, с каким счастьем и улюлюканьем они пытались меня убить! Рубили, резали, стрелами тыкали, тьфу! – Леш, уже освобожденная, села и брезгливо сплюнула на пол. – А потом, когда поняли, что их жалкое железо с примесью меди меня не возьмёт, просто пригвоздили меня к полу и ушли. Попытались сжечь башню, но чёрта с два им это удалось. Целый день я пыталась докричаться хоть до кого-то, наконец мне это удалось. Ты не на мельницу Таррен едешь?       – На мельницу, а что? – с интересом рассматривая грубо сделанную стрелу, отозвалась Килера.       – Передай верховному палачу Дарталии, что пора принимать меры. Расскажешь ей всё, и пусть присылает подмогу. Кстати, тут вчера вечером жрица мимо проезжала, Отрекшаяся, может, найдёшь её. Она стала бы неплохим компаньоном для тебя, но это уж как договоритесь. Спасибо за оказанную помощь, а теперь дуй отсюда, время не ждёт.       Молча пожав плечами, Килера осторожно спустилась вниз и, запрыгнув на спину коня, направилась дальше. Цинизм и своеобразная вежливость нежити её всё ещё немного коробила. Хотя пора бы уже и привыкнуть, с чего им быть добрыми…       Мельница Таррен встретила Килеру лёгким ветерком с запахом тлена и чего-то приторно-сладкого. Шелест листвы и сонное кряхтение летучих мышей разбавлял гортанный голос одной из Отрекшихся, которая во всю мощь полусгнивших лёгких и голосовых связок распекала виновато потупившегося эльфа.       – Тоже мне, разбойник! Дерьмо ты мышиное, а не разбойник! Разве так сложно было просто пробраться в эту чёртову деревушку и выкрасть одну книгу?!       – Ну, я пытался… – тихо промямлил эльф, быстрым движением убирая с лица прядь волос.       – Пытался он, конечно… если бы не Акаша, висел бы ты сейчас где-нибудь, синий и с вывалившимся языком! – Отрекшаяся всё сильнее распалялась, в то время как эльф пытался стать ещё незаметнее. – Вот подумай своей лохматой башкой и скажи, что было бы, если бы не она?! – нежить показала на стоящую рядом с ней эльфийку крови, которая равнодушно крутила в пальцах прядь волос странного тёмно-малинового оттенка.       – Дарталия, ладно, успокойся, – лениво вмешалась она в разговор. – У всех случаются проколы.       Килера с лёгким испугом и жгучим любопытством уставилась на эльфийку. Если жуткий, потусторонний голос мог оставлять хоть тень сомнения о том, кто стоит перед ней, то горящие мертвенным синим светом глаза говорили сами за себя. Впервые в жизни паладин видела настоящего рыцаря смерти, воина, вырвавшегося из-под контроля Короля Лича.       – Случаются, но это уже слишком! – непробиваемое спокойствие Акаши слегка остудило горячность Дарталии, но она всё ещё продолжала злиться. – А ты что стоишь тут? – наконец заметила она Килеру.       – Меня к вам Леш послала, – быстро заговорила Килера. – Просила помочь с Хилсбрадом. Её прошлой ночью к полу прибили.       – В смысле? – Дарталия чуть не потеряла отгнивающую челюсть.       – В прямом смысле. Стрелами, – Килера хихикнула. – Я вытащила, всё хорошо.       – Ясно… – Отрекшаяся нахмурилась. – Акаша, можно тебя попросить?       – Попроси, но у меня дела, – хмыкнула рыцарь смерти и изучающее посмотрела на Килеру, которая неуютно поёжилась под холодным цепким взглядом. – Пошли её, Ли. Она справится.       – Упаси тебя Тёмная Госпожа, если ты ошиблась, Акаша… – пробормотала Дарталия. – В таверне остановилась жрица, Отрекшаяся. Отдохни, потом бери её, тогда и подходите ко мне.

***

      – Ну, суть, думаю, понятна, – закончила Килера. – Пойдем, Амалэджес?       – Угу. Не стоит так официально, можно просто Джес, – Отрекшаяся с наслаждением потянулась, хрустнув парой суставов и чуть не выломав один из них, и встала с кровати.       Крики Дарталии внизу продолжались. Объектом раздражения стал всё тот же незадачливый эльф-разбойник, который теперь приобрёл цвет спелого помидора. Джес и Килера остановились на выходе из таверны, с любопытством прислушиваясь к разбору полётов.       – Дарталия! – позвала Килера, которой это представление надоело раньше.       Отрекшаяся обернулась и слегка просветлела, увидев жрицу и паладина.       – А, девочки… в общем, идите в Хилсбрад и перебейте к дьяволу всю эту деревушку. Черепа людей принесёте мне. Не все – штук двадцать хватит, – Дарталия повернулась к эльфу, сделавшему робкую попытку скрыться в тени. – А ты куда?! Я с тобой ещё не закончила!       Джес и Килера молча ехали по дороге, ведущей на запад, к Хилсбраду. Отрекшаяся отрешённо рассматривала спину эльфийки впереди, гадая, откуда и за что она взялась на её голову. Слегка надменная эльфийка крови не слишком ей нравилась, но могла стать ценным помощником… ну, или отвлекающим маневром. Джес коснулась костяными пальцами язвы на щеке и раздражённо нахмурилась. Признавать это не хотелось, но девчонка злила её в основном именно из-за того, что была живой и красивой.       – Приехали, – Килера обернулась к Джес. – Попробуем тихо, чтоб тревогу не подняли?       – Конечно, – нежить ухмыльнулась, на её ладони вспыхнул шарик тьмы.       Девушки спешились, оставив лошадей в зарослях возле дороги и осторожно, прячась за деревьями, подошли к виноградным полям на окраине деревни. Стояла пора сбора урожая, и поле прямо-таки кишело людьми. Крестьяне, батраки, фермеры на время забыли о своей иерархии и собирали всё сообща, весело переговариваясь и что-то напевая. Джес, наблюдая за этим, скривилась от отвращения и лёгкой зависти. Неуловимое движение руки – и один из крестьян, сдавленно захрипев, рухнул на землю. Килера удивлённо посмотрела на напарницу, та лишь улыбнулась краями губ.       – Что ты с ним сделала? – прошептала эльфийка.       – Вынесла ему мозг, – тихо хмыкнула Джес. – Давай, подключайся. Сейчас развлечёмся.       Килера сосредоточенно уставилась на светловолосую крепкую женщину, снующую между мужчинами. Губы сами произнесли нужные слова, и фермерша душераздирающе закричала. Голова женщины запрокинулась, глаза закатились, и из открытого рта вырвалось облако тёмного дыма. Тело выгнулось ещё сильнее, до хруста в позвоночнике, крик перешёл в хрип, и женщина упала на землю. Из её носа текла тонкая струйка крови, медленно капая на утоптанный десятками сапог грунт.       Теперь уже пришла пора удивляться Амалэджес.       – А это ещё что такое, ты, воин Света? – ехидно прошептала она.       – Ну, я же не виновата, что она была не самым хорошим человеком… – удовлетворённо отозвалась Килера. – На хорошего бы не подействовало.       – Так идеальных людей же не существует? – уточнила Джес.       – Ну, оно потому на всех и срабатывает… – пожала плечами эльфийка.       Люди на поле столпились возле двух трупов, испуганно переговариваясь. До чутких ушей Килеры долетали обрывки растерянных фраз, тихие всхлипы, принадлежавшие, очевидно, жене убитого первым мужчины и раздражённый бас, командным тоном пытающийся навести порядок. Краем глаза эльфийка заметила, как Джес подняла руку, готовясь метнуть ещё одно проклятие, как вдруг что-то с силой врезалось спину, и девушка вылетела из-за дерева прямо к низкому забору, ограждавшему поле. Рядом послышалась хриплая ругань – Амалэджес тоже зацепило, и она приземлилась рядом с напарницей. Преодолев секундное замешательство, девушки вскочили на ноги и, не сговариваясь, повернули головы назад. Джес повторно выругалась.       На траве, виновато улыбаясь, сидел тот самый эльф-разбойник, на которого кричала Дарталия. Его неуклюжее падение и снайперски точное приземление стало причиной головокружительного полёта девушек, которых он просто сбил с ног. Джес медленно повернулась к полю и встретилась взглядом с худенькой темноволосой женщиной, баюкавшей на коленях руку мёртвого мужчины. Насколько бы циничной Отрекшуюся ни сделала смерть, даже ей захотелось стать маленькой и незаметной из-за тех ненависти и боли, которые светились во взгляде крестьянки.       – Взять их.       Властный голос седого мужчины разорвал тишину, накрывшую виноградники. Люди, словно выйдя из транса, разом зашумели и толпой двинулись на Джес и Килеру, за спинами которых прятался горе-разбойник. Девушки торопливо зашептали нужные слова, в толпе раздались полные боли крики, но всё же силы были несоизмеримы. Оборвавшись на полуслове, Джес покачнулась. В ее груди торчали ржавые вилы, брошенные кем-то из селян. Раздражённо глянув на досадную помеху, нежить резким движением вырвала их из тела и метнула обратно, успев проворчать что-то, от чего они слегка изменили направление полета и вернулись к своему изначальному хозяину, пробив того насквозь.       Килера рядом отчаянно вскрикнула. Бросив взгляд в её сторону, Джес увидела то, что мгновенно обрушило её боевой дух. Эльфийка лежала на земле, изо всех сил пытаясь отбиться от троих мужчин, скручивающих ей руки за спиной. Ещё один методично заталкивал в рот девушке кляп. Амалэджес отвлеклась буквально на секунду, но та стала роковой. Отрекшуюся сбили с ног, быстро надели на голову мешок и скрутили руки. Лишившись зрительного контакта хоть с кем-то, Джес стала беспомощна. Обнаженные суставы хрустнули, когда запястья нежити перехватили прочной веревкой. Где-то рядом слышались обиженные вопли разбойника, которого Отрекшаяся сейчас готова была задушить голыми руками.       Тело Отрекшейся пронзила острая боль, разлившаяся по телу обжигающей волной, будто кровь в жилах, если бы она еще была, превратилась в лаву. Джес гортанно закричала. Она ведь не могла чувствовать боль от обычного оружия… или всё же могла? Сознание нежити помутнело, и она провалилась в темноту.       Килера беспомощно смотрела на напарницу, между ребер которой торчал жутковатый кинжал, чьё лезвие отливало зеленью. Молодой мужчина в странной оранжевой одежде, разукрашенной чёрными символами, довольно улыбнулся и с видимым наслаждением провернул оружие в ране. Амалэджес коротко вскрикнула и обмякла в руках крестьян. В её крике слышалась смесь боли и удивления, от которой у Килеры пробежали мурашки по коже. Проклятый разбойник, откуда он вообще взялся на их головы?!       Эльфийку сзади осторожно, почти нежно ударили чем-то тяжелым по голове, и хрупкое тело мешком повисло на руках у злобно скалящихся крестьян. Так же резко стихли и крики незадачливого разбойника.

***

      Сознание вернулось к Амалэджес так же резко, как и при воскрешении. Руки, заведённые за спину, туго обхватывала верёвка, глаза закрывала плотная повязка. Джес застонала от бессилия – в таком положении она была беспомощна, как новорождённый котёнок. Рядом послышался ответный стон.       – Килера? Ты? – осторожно поинтересовалась жрица.       – У тебя есть другие варианты? – недовольно отозвались откуда-то слева.       – Ну, мало ли… где мы? – Джес попробовала пошевелиться и поняла, что может разве что поёрзать на месте, не более того.       – В подвале каком-то. Тут решётка напротив нас, мы заперты. Я пыталась что-то сделать, но Свет молчит, я не чувствую своей силы, – эльфийка тяжело вздохнула. – Зачем ты вообще явился, идиот?!       – Ну, я же не думал… – раздался с другой стороны мальчишеский, ещё не сформировавшийся голос.       – Думай: иногда полезно… – рыкнула Килера. – Джес, как рана?       – Больно, – лаконично отозвалась нежить.       Со стороны решётки донеслись шум, возня и топот десятков ног. Ржавые петли скрипнули, шаги приблизились, и Джес сощурилась от тусклого света, резанувшего по глазам: повязку с глаз сорвали резким движением. В тот же момент шеей нежить почувствовала прикосновение чего-то холодного. Осторожно скосив глаза вниз, она увидела кинжал, неярко светящийся зеленоватым.       – Только дёрнись, отродье… – почти нежно прошептал ей на ухо мужчина, сжимающий оружие. – Смотрите, люди! Эти существа пытались убить наших сограждан! Алексис и Демария погибли жестокой смертью из-за их прихоти! Чего заслуживают эти животные?!       По толпе народа за решёткой прокатился ропот, с каждой секундой всё усиливающийся и крепнущий, сливающийся в одно слово:       – Смерти! Смерти! Смерти!!! – скандировала толпа. Впереди, почти прижатые к решетке, стояли две женщины, в глазах которых плескалась особенная злоба. Джес беспомощно оглядывала толпу, уже не надеясь даже на чудо, и вдруг резко остановила взгляд на женщине с серебряными волосами, единственной, кто разглядывал её без злобы, со странным удивлением и сосредоточенностью. Глаза женщины, кажущиеся чёрными, встретились с горящими глазами нежити. Джес всмотрелась внимательнее и обомлела.       – Матушка?..       Тихий шёпот утонул в общем шуме толпы, но Джес уже не замечала никого. Этого не может быть: её мать мертва, но… вот же она стоит! Стоит, смотрит на неё и тепло, грустно улыбается! Амалэджес закрыла глаза и попыталась собраться с мыслями.       Шум толпы постепенно начал удаляться и затихать. Когда Джес открыла глаза, вновь завязанные, рядом с темницей уже не было ни души. Килера и разбойник с любопытством смотрели на неё.       – Ты чего так в лице поменялась? – тихо спросила эльфийка.       – Матушка… – безжизненным тоном отозвалась Джес. – Моя мать жива. И она здесь.       – Это ведь хорошо, разве нет? – осторожно уточнила Килера.       – А разница? Всё равно на рассвете нас повесят. Ну, вас – точно, меня тем милым ножичком уберут, – из голоса Джес пропали все эмоции.       Со стороны решётки послышались шаги. Килера с надеждой бросила взгляд в ту сторону и заулыбалась. Нежить даже не повернулась.       – Амалэджес? – раздался тихий женский голос. Жрица вздрогнула и повернула голову на голос, кажущийся ей безумно знакомым.       – Матушка? – так же тихо отозвалась Джес. – Мне сказали, никто из родных не выжил…       – Мне говорили то же самое, – грустно улыбнулась женщина. – Отчасти они были правы: твои отец и брат погибли, да и ты… не совсем живая. Не обижайся, цветочек.       – Я не обижаюсь, – вздохнула Джес. – Всё равно через несколько часов нас повесят.       – Не дождутся, – женщина нахмурилась и вытащила из-под полы длинного плаща связку ключей. – Не позволю убить мою дочь второй раз!       Замок щёлкнул, и дверь тихо скрипнула, когда женщина проскользнула в камеру. Ловкие руки, покрытые сеточкой морщин, отомкнули кандалы на запястьях жрицы и паладина, и девушки, едва сдерживая стон облегчения, стали разминать суставы. Повязка с глаз, развязанная заботливыми материнскими руками, упала на пол.       – Запястье мне надорвали, звери… – буркнула нежить. – Кожа была как новая, между прочим!       – Могло быть и хуже, – хмыкнула Килера. – Вот этого берём с собой? – она кивнула в сторону разбойника, который попытался что-то сказать, но был мгновенно заткнут метким заклятием Джес.       – Может, пусть тут остается? – с сомнением протянула жрица.       – Да ладно, возьмём, – вздохнула паладин. – Мне совесть не позволяет.       – Ладно, но ещё одна такая выходка, и я ему сама горло порву, – рыкнула Джес, тотчас виновато покосившись на мать. – Прости, матушка.       – Я понимаю, – улыбнулась она, освобождая разбойника. – Пойдём, времени мало.       Изо всех сил стараясь не шуметь, троица направилась по узким тёмным коридорам вслед за своей проводницей. Женщина уверенно шла впереди, подсвечивая себе дорогу коптящим факелом. Местами коридор становился настолько низким и тесным, что приходилось пробираться на корточках, что Джес делала с тихой руганью, каждый раз быстро извиняясь перед матерью.       Коридор привёл к невысокой дубовой двери, обитой тёмным железом. Женщина отперла несколько замков и осторожно толкнула створку, впуская в затхлость подземелья свежий ночной воздух. Килера и разбойник одновременно глубоко и с наслаждением вдохнули.       – Теперь осторожно, вдоль стены, выходите на дорогу, – тихо приказала женщина, – и бегите к Мельнице Таррен. Лошадей призовёте.       – Как? – не поняла Джес.       – Мысленно. Попробуй, – нахмурилась мать, – но только когда выйдешь на дорогу. Здесь будет слишком шумно. Идите за мной, но тихо. По городу ходят ночные стражники.       Нежить и эльфы послушно направились вслед за матерью Джес. Несколько раз приходилось прижиматься к стенам или деревьям и прикрывать светящиеся глаза, но женщина явно выбрала самый безопасный путь. Впереди вскоре показалась светлая лента дороги.       – Удачи тебе, доченька. Может, ещё свидимся, и да хранят тебя боги, – мать нежно поцеловала Амалэджес в лоб и убрала с её глаз фиолетовую чёлку. – Да, а причёска у тебя не изменилась, такая же непослушная…       – Спасибо, матушка, – через силу выговорила Джес. Казалось, грудь сжало в тиски.       Мать молча сняла с шеи шнурок с тёмным медальоном и повесила его на шею дочери. Внезапно со стороны темницы послышались крики и шум. Женщина вздрогнула.       – Бегите, ну! – срывающимся шепотом приказала она. Сзади приближался топот людей, тёмный городок осветился вспышками факелов. Джес, Килера и разбойник, не сговариваясь, рванули вперёд, на ходу призывая скакунов. Стук копыт показался девушкам музыкой, и навстречу им выскочили две лошади.       – А твой? – крикнула нежить эльфу.       – Нету! – отозвался тот.       – Дьявол… запрыгивай! – рыкнула она, придерживая коня.       Две лошади, несущие троих всадников, галопом рванули на запад, в сторону спасительной мельницы Таррен. Оглянувшись в последний раз, Амалэджес увидела, как хрупкую фигуру в длинном плаще стража утаскивает в сторону темницы.       – Матушка!..       – Не останавливайся, её не спасёшь! – рявкнула Килера.       Закусив губу, Джес сильнее пришпорила лошадь. Чёртова эльфийка была права. К тому же, сзади уже приближалась конная стража, которая явно выигрывала в скорости у гружённого двойным весом коня Отрекшейся.       «Дьявол, да что же такое!»       Чёрный ворон, летящий навстречу, чиркнул Амалэджес крылом по щеке. Девушка еле сдержалась, чтоб не отшатнуться, и пришпорила лошадь, которая и так неслась во весь опор. Сзади вдруг послышались звук удара и крики боли, которые Джес пропустила мимо ушей, но уловила Килера. Эльфийка оглянулась как раз вовремя, чтоб увидеть крупного медведя, точным прыжком сбивающего со скакуна последнего стражника. Веером полетели тёмные брызги, и Килера, судорожно вздохнув, снова перевела взгляд на дорогу.       Поднималось солнце. Впереди показалась полузаброшенная деревушка.

***

      Килера проснулась на закате, когда золотистые лучи опускающегося солнца еле пробивались сквозь неплотно заколоченные окна. На соседней кровати уютно посапывал разбойник, по-детски посасывая большой палец. Джес не было ни рядом с ними, ни в её комнате, куда Килера осторожно постучала и, не получив ответа, заглянула. Недоуменно пожав плечами, эльфийка спустилась вниз и вышла на улицу, где размеренно текла неспешная жизнь нежити. Размышляя о том, где может быть Амалэджес, Килера медленно пошла к покосившейся церкви.       – Паладин! Подожди меня! – раздался сзади запыхавшийся голос. Оглянувшись, Килера увидела уже знакомого разбойника и недовольно закатила глаза.       – Ну, чего тебе? – раздражённо поинтересовалась она.       – Ничего… – он смущенно потупился. – Я проснулся, а вас нет…       – Испугался? – фыркнула эльфийка.       – Да нет… – эльф совсем стушевался. – Просто неуютно стало.       – Угу… как зовут тебя, чудище? – мрачно спросила Килера, смирившись с нежеланным спутником.       – Флинтас, – посветлев, ответил эльф, – а тебя?       – Килера, – кисло представилась паладин. – Где Амалэджес, ты не знаешь, я так полагаю?       – Я знаю, – раздался сзади знакомый хрипловатый голос нежити. Эльфы, вздрогнув, обернулись, и увидели стоящую сзади Отрекшуюся, с довольной ухмылкой любующуюся хрустальным флаконом с зеленоватой жидкостью, тускло светящейся в последних солнечных лучах.       – Джес, куда пропала? – с облегчением спросила Килера.       – Травы собирала, потом сидела с местными алхимиками. Так, ты, недоразумение, – костлявый палец нацелился в грудь Флинтасу, – остаёшься здесь, и упаси тебя Тёмная Госпожа, если ты снова пойдёшь за нами! Килера, – взгляд горящих жёлтым глаз перескочил на эльфийку, – ты идёшь со мной. Такое зрелище я не позволю тебе пропустить.       – Что ты задумала? – недоуменно спросила паладин, подзывая скакуна.       – Увидишь, – лицо Амалэджес осветила злорадная ухмылка.       Флинтас с грустью поводил взглядом удаляющихся эльфийку и Отрекшуюся. Хорошие девушки. Жалко будет делать то, что он задумал.       Лошади шли лёгкой рысью, приминая копытами траву. Килера задумчиво рассматривала мёртвое лицо напарницы, в уголках тёмных губ которой жила лёгкая улыбка. Солнце уже опустилось, и тропа впереди отливала в лунном свете серебром. Таким же зеленоватым серебром светился флакон в кармане Отрекшейся.       – Может, ты уже скажешь, что это? – повторно спросила Килера.       – Не торопись… – Джес натянул поводья и спешилась. – Пойдём.       Отрекшаяся и эльфийка тихо приблизились к деревеньке, окутанной покрывалом сна. Издалека доносились перекрикивания ночной стражи, но в месте, куда они подошли, было тихо и темно, только почти неслышно журчал родник, от которого брали воду все жители. Джес достала из кармана флакон и нерешительно замерла, занеся руку над водой.       – Дьявол, а как же матушка?.. – тихо пробормотала она.       – Ей уже неважно, – севшим голосом ответила Килера и кивнула за спину Джес. Отрекшаяся обернулась и чуть не выронила флакон. Сзади поскрипывала от легкого ветерка виселица, в петле которой болталось тело светловолосой женщины. На шее несчастной виднелась табличка с надписью «Предатель». Не узнать свою недавнюю проводницу паладин просто не могла.       Если бы Джес могла побледнеть, она бы стала белее снега.       – Матушка… – тихо, ещё не веря своим глазам, прошептала она. Руки нежити задрожали; пошатываясь, она подошла к виселице и нежно провела ладонью по щеке женщины. В жёлтых глазах Отрекшейся светилась боль. Сжав флакон в руке так, что он чуть не треснул, Амалэджес быстрым шагом подошла к роднику и решительно вылила в воду всё до капли. На несколько секунд позеленев, родник снова стал прозрачным.       – Помоги мне, – бросила Джес Килере, осторожно вынимая тело матери из петли. Эльфийка послушно подхватила его и помогла Отрекшейся усадить его впереди неё на лошадь. Девушки медленно тронулись с места.       – Куда мы? – спросила эльфийка, с сочувствием глядя на напарницу.       – В рощу возле мельницы. Похороню её так, как подобает, – почти неслышно ответила Джес. – А завтра вечером снова сюда наведаемся.       Солнце уже поднималось над лесом, когда Джес и Килера вышли из рощи. Под стройным высоким деревом появился небольшой холм земли с массивным камнем, стоящим на нем. Джес выглядела подавленной и разбитой, но почему-то в её глазах было удовлетворение.       – Иди спать, вечером придёшь ко мне. А я пойду к Хилсбраду, – полуприказным тоном сказала Амалэджес Килере. Та молча кивнула и направилась в сторону таверны: ей и вправду безумно хотелось спать. Разбойник уже был там и снова сопел, держа палец во рту. Тихонько хихикнув, паладин легла на соседнюю кровать и мгновенно провалилась в сон.       Как и день назад, эльфийка проснулась на закате. Флинтаса уже не было, потому она сразу спустилась и, подозвав лошадь, поехала к деревушке. На подъезде к ней она услышала смех и жуткие крики, потому ошарашено остановилась.       На дороге напротив селения стояла Амалэджес и хрипло, жутко смеялась. Деревня была объята паникой и страданием. Люди корчились от боли, лёжа прямо на земле, стонали, кричали, проклинали всё и всех вокруг. Деревья в садах пожухли и высохли, кора на них слезла, обнажив жуткие трухлявые язвы. Такие же язвы расцветали на телах людей, причиняя им явно невыносимую боль. А Амалэджес неподвижно стояла, любуясь этим, и смеялась.       – Привет, малышка, – жутковато оскалилась она в сторону Килеры. – Как тебе представление?       – Впечатляет, – осторожно ответила эльфийка. – Это… тот флакончик?       – Да, – Отрекшаяся вновь расхохоталась, – оно превзошло все мои ожидания. Спи спокойно, матушка, твоя смерть отомщена.       – Джес, ты сильный алхимик? – ошарашено спросила Килера, наконец осознав все масштабы происходящего.       – Не то чтобы сильный, но что-то умею, – ухмыльнулась нежить. – Поехали отсюда. В Предгорьях Хилсбрада нам больше делать нечего.       – Куда мы? – эльфийка облегченно вздохнула. После такого ей не хотелось здесь оставаться.       – Дальше на запад. А там решим, – решительно ответила Амалэджес, запрыгивая на спину коня и пуская его рысью. Тронув поводья, Килера направилась за ней.       Лунный свет накрывал лес серебристой вуалью. С сухого дерева на окраине деревни слетел чёрный ворон и, степенно взмахивая крыльями, полетел над дорогой в сторону мельницы Таррен, оставшись не замеченным жрицей и паладином, уже отъехавшими на достаточное расстояние.
Реклама:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: