Land of thousands spirits 176

Tatiana Miobi автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
iKON

Пэйринг и персонажи:
Джунэ/Чжинхван, Ку Чжунхэ, Ким Чжинхван
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 84 страницы, 19 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Насилие Психология Смерть основных персонажей Философия Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Среди тысячи незримых духов найдётся тот, кто будет присматривать именно за тобой. Тебе всего лишь остаётся слушать подсказки и помнить, что Союзник в любой момент может избавиться от своего "подопечного".

Посвящение:
Дорогой Баночке, благодаря которой этот фанфик появился на свет ~ ♡

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Моё видение такого понятия, как "эгрегор", может немного отличаться от общеизвестного. В конце концов, мной движет желание создать что-то новое, а не пересказывать старое :)

***
Читать, смотреть, качать в PDF: http://miobifull.com/ff/ff-rating-nc17/ff-65.html

Часть 8

9 сентября 2015, 22:01
Опомнившись и частично придя в себя, Джунэ резко оттолкнул от себя мальчишку. Тот пошатнулся, сделав пару шагов назад, но устоял на ногах. Пальцы ненароком коснулись маленькой тёмной родинки на правой щеке, будто желая удержать на этом месте тающее ощущение мягкого поцелуя. Чжинхван рассматривал асфальт у себя под ногами, не решаясь посмотреть на Хранителя, а тот, в свою очередь, ненавидел всё вокруг и, конечно, самого себя за минутное помутнение разума. Он тяжело дышал, однако причиной сбившегося дыхания была не излишняя потеря сил, а нечто совсем иное. То, чего раньше никогда не случалось и, по идее, не должно случиться. Руки до боли сжимались в кулаки, костяшки заметно побелели. Джунэ быстро разжал пальцы и внимательно на них посмотрел. Он видел тонкую, чуть светящуюся дымку, витающую над ладонями, которая быстро исчезала, соединяясь с энергетическим полем Ангела. Быстро подняв взгляд на Чжинхвана, Союзник увидел ту самую дымку, витавшую вокруг, и заодно свою, чуть более плотную, точно так же растворяющуюся в ауре парня. Их энергетические поля полностью подходили друг другу. Они охотно соединялись, образуя единое целое. Это крайне удивительно и совершенно непонятно, учитывая всю ту разницу, что доселе существовала между человеком и чужим Хранителем. Однако теперь, когда Джунэ получил способность видеть ауру человека, которому не принадлежал, он отчасти понял, что их встреча была заранее кем-то спланирована и прописана детально в сюжете переплетения судеб. А значит, Хранитель ни в коем случае не должен уходить и бросать мальчишку. Ко всему прочему, он вовсе не хотел этого делать, всей своей сущностью желая остаться рядом, стать ближе, увидеть больше. Конечно же, временно, ведь очень скоро Джунэ окончательно придёт в себя и снова встанет на позицию вечного недовольства жизнью, миром людей и этим парнем, который очень некстати свалился на его голову и принёс с собой ненужные обязанности. Но прямо сейчас нужно было срочно что-то решать. Как-то действовать. Ангел по-прежнему не мог читать мысли Чжинхвана, а потому не знал, о чём в данный момент думает парень, продолжая застенчиво трогать свою щёку и рассматривать асфальт у себя под ногами. - Просто расскажи мне, наконец, что произошло с твоей матерью, и почему ты носишь неподъёмный груз на своих плечах, - Джунэ произнёс эти слова, стараясь сохранять спокойствие и недюжинное терпение, - Почему ты улыбаешься столь искренне, когда на самом деле хочешь зарыдать? Что мешает тебе вырваться на свободу? Кто, в конце концов, бросил трубку, когда мы стояли в телефонной будке? Расскажи мне всё прямо сейчас, пока кто-нибудь снова не умудрился помешать нам! – сорвавшееся на крик восклицание, которое мог слышать только Чжинхван, разнеслось по вечерней округе коротким эхом. Мальчишка грустно усмехнулся, посмотрев на Джунэ так, словно они вот-вот должны попрощаться. Он был настроен на подобный исход и, кажется, ничуть не удивится, если Хранитель повернётся спиной и зашагает прочь, не оглядываясь. - Но ты ведь сам говорил, что уйдёшь, - печальная полуулыбка на лице, и глаза, готовые пролить на щёки порцию слёз. А может, и нет. Заметно было, что мальчишка держится, - «Если имеешь хоть какое-то отношение к спиртному, то давай расстанемся по-хорошему». Не твои ли слова, Джунэ? Прекрасно их помню, поэтому и молчу. Я не хочу, чтобы ты уходил, понимаешь? Особенно, сейчас. После того, как ты раскидал в стороны этих типов… я… я видел всё это своими глазами и теперь точно уверен, что ты настоящий. Не галлюцинация, не выдумка. Ведь после того удара… всякое может быть… - Чжинхван опустил голову, но, переведя дыхание, снова посмотрел на Союзника. Он ждал ответа, для которого у Джунэ не находилось слов. Всё это время парень предполагал, что видит перед собой галлюцинацию. Никакие действия Хранителя не могли полностью убедить его в обратном. Ни просыпавшаяся под ноги мелочь из телефонного аппарата, ни выхваченная из рук газета с вакансиями, ни прикосновение пальцев к хилым бицепсам, ни голос, постоянно звучавший рядом… Чжинхван быстро привык к присутствию существа, называвшего себя эгрегором, и старался узнать о нём как можно больше, чтобы понять, насколько реально то, чего больше никто не видит. Парень задумывался о людях, которые, в силу каких-то обстоятельств, начинали видеть или слышать невозможное, но, ни в коем случае, не причислял себя к ним. Говорят ведь, что для открытия подобных «талантов» нужно изначально иметь склонность, ну, или хотя бы немножко интересоваться чем-то потусторонним, а он, обычный парень из бедной семьи, хоть и пытался иногда мысленно заглянуть за границу бесконечных предположений, но никогда не уходил слишком глубоко в подобные размышления. Их просто не на чем было основывать из-за недостатка знаний, касающихся этой области. - Если ты считал меня галлюцинацией… - Джунэ говорил медленно, будто пытался спрятать подальше затаившуюся обиду, - То почему продолжал со мной разговаривать? Ты мог бы просто игнорировать. А мог бы приказать уйти. Поверь, я бы с радостью тебя послушал. Чжинхван улыбнулся, продолжая смотреть на Хранителя. В очередной раз он прятал за теплом своей улыбки что-то горькое и печальное, разрывающее пополам грудную клетку. Что-то, о чём нельзя просто взять и рассказать вслух. Нечто такое, что присутствует в жизни у каждого третьего. Одиночество… - Мне больше не с кем разговаривать, - его улыбка буквально засияла, и это никак не соответствовало произнесённым словам, - В глубине души я надеялся, что нашёл себе друга. Так глупо, не правда ли? – быстрым движением руки мальчишка вытер слезу, скатившуюся по щеке, - Захотеть подружиться с тем, кого никто, кроме тебя, не видит. Всё время оглядываться по сторонам, убеждаясь в отсутствии прохожих, которые могут принять тебя за сумасшедшего. А ещё ненароком стать для кого-то обузой. Прости, Джунэ. Я, правда, не хочу, чтобы ты уходил. Но если так надо, то я пойму. В конце концов, ты вовсе не обязан быть здесь. Тебя вообще не должно быть рядом, и это тоже твои слова, - он горько усмехнулся, по-прежнему изображая жизнерадостное настроение. Хранитель, не сдержавшись, сделал шаг вперёд, будучи не в силах совладать с желанием крепко обнять Чжинхвана, но тот незамедлительно отстранился, увеличив расстояние между ними. Серьёзный взгляд на Союзника. Что называется, глаза в глаза. - Моя мама практически никогда не выходит из запоев, - откинув в сторону эмоции, мальчишка говорил твёрдо и уверенно, - Я уехал в другой город, чтобы больше зарабатывать и присылать ей деньги. И… да, знаю, что большую их часть она, конечно же, тратит на выпивку для себя и своих собутыльников, но… - Чжинхван на секунду сжал кулаки, пытаясь совладать с собой, - Я просто не могу поступить иначе, понимаешь? Они приходят к ней, нередко просят деньги. Что будет, если в доме не окажется ни гроша? Во-первых, моя мама умрёт от голода. А во-вторых… чёрт… я так боюсь, что эти люди сделают что-то ужасное… Не трогай меня! – парень закрыл лицо руками, но тут же испуганно вскрикнул, почувствовав объятия друга, - Не трогай… отпусти… - пальцы сжали чёрную рубашку. Из глаз с новой силой хлынули слёзы. Чжинхван очень долго не позволял себе плакать, и доселе сдерживаемые внутри эмоции всё же дали о себе знать, - Уходи, Джунэ... Ты… ты хотел уйти, так уходи, я прошу тебя… - Тише… - губы мягко коснулись макушки, - Я буду рядом с тобой. И не спорь. Ясно? Неважно, пожалеет ли Хранитель о своих словах, вырвавшихся изнутри в порыве неоднозначных эмоций. В данный момент ничто не имеет значения, кроме дальнейших планов, которые нужно строить незамедлительно, прямо сейчас, не откладывая дело в долгий ящик. Хранитель окончательно понял суть просьбы Чжинхвана, которую мальчишка боялся озвучить. Он должен был поехать вместе с парнем к его матери и попытаться как-то повлиять на её Союзника, то есть, попросить чужого эгрегора направить женщину в сторону излечения от алкоголизма. Не так уж прост сей план, как могло бы показаться на первый взгляд. Джунэ продолжал обнимать Чжинхвана, прижимал к себе дрожащее тело и успокаивающе поглаживал парня по спине и плечу, в то же время, совсем не спеша успокаивать. Союзник знал, что всему скопившемуся внутри необходимо дать выход, позволить вылиться вместе со слезами до конца и без остатка, чтобы потом хорошенько выспаться и принимать решения на свежую голову. Дожить до утра. А там – работа, потому что, будучи единственным продавцом, непозволительно отпрашиваться спустя пару дней пребывания на новой должности. Джунэ собственноручно, но совершенно случайно подсунул мальчишке вакансию, впоследствии не обещавшую ни одного выходного дня в течение ближайших двух недель. Возможно, и дольше, если хозяин магазина не найдёт сменщика. Не думает же он, что парень долго протянет без возможности отдохнуть? Однако завтра отдыха не предвидится. Сразу после работы Чжинхван поедет в другой город, чтобы повидать мать, а заодно позволить Джунэ осуществить задуманное. На самом деле, план всё ещё находился в стадии зародыша, и Союзник понятия не имел, каким образом повлияет на эгрегора пьющей женщины. Более того, он даже не предполагал, с чем ему придётся столкнуться, и насколько разговорчивым окажется этот эгрегор. Судя по всему, во многом придётся импровизировать. Чжинхван уснул спустя минуту после того, как лёг на диван. Хранитель осторожно опустился рядом, не смея тревожить глубокий сон уставшего парня. Сейчас они находились намного ближе друг к другу, чем в прошлый раз, и Джунэ мог проявить настойчивость в попытке разглядеть детали чужого сновидения. Прикрыв глаза, он настроил своё дыхание так, чтобы оно звучало в унисон с дыханием парня, и создалось впечатление нахождения «на одной волне». Эгрегорам, по сути, вовсе не обязательно дышать. Они делают это лишь при желании почувствовать запахи, либо в том случае, когда сильно волнуются. Что касается Джунэ, то этот Хранитель привык дышать, выходя на улицу, а во время нахождения рядом со своим предыдущим хозяином задерживал дыхание до тех пор, пока не появится возможность куда-нибудь выйти или наполовину свеситься в окно через подоконник. Алкогольная вонь с каждым годом становилась всё более тяжёлой и отвратительной, а запах сигарет, тем временем, настолько приучил обоняние к своему присутствию, что без него существование в этом мире казалось куда менее актуальным. Джунэ продолжал размеренно дышать, изучая запахи, исходившие от стен, потолка, мебели, а так же кожи и волос Чжинхвана. Последним, к слову, можно было бесконечно наслаждаться: лёгкий аромат, присущий только этому телу, навевал ощущение чего-то тёплого, приятного и будто до боли родного и знакомого. Если бы Ангелы имели за плечами своего настоящего предыдущие воплощения, то Джунэ вполне мог бы предположить, что память об этом запахе сохранилась со времён прошлой жизни. Что-то странное предстало перед взором Союзника. Он видел этот сон прошлой ночью, но не столь отчётливо и без всяких подробностей, за исключением забытой клумбы, покосившейся ограды и скрипящих полов на крыльце. Теперь же скрип раздавался громче, и всё, что находилось поблизости, приобретало менее размытые очертания. Словно фотография на бумаге, постепенно проявилась тропинка через какое-то подобие сада, да и сам участок, прилегающий к дому, приобрёл видимый размер. А дом, в свою очередь, оказался маленькой двухэтажной постройкой, фасад которой не ремонтировали, по меньшей мере, лет двадцать. Угрюмо настроенная погода придавала увиденному атмосферу заброшенности и ненужности, будто никому нет дела до того, кто здесь живёт и живёт ли вообще. Чжинхван шёл впереди, поднимался на скрипящее крыльцо по старым деревянным ступеням, где в заметных глазу трещинах уже успели обосноваться жучки-короеды и прочая летняя нечисть. Сердце мальчишки застучало быстрее и громче, то ли во сне, то ли на самом деле. Джунэ лежал рядом с закрытыми глазами и всё ещё находился в смутной реальности, порождённой чужим мозгом, но почувствовал, как парень перевернулся на бок и, продолжая спать, доверчиво приобнял Хранителя, уткнувшись носом в его плечо. Высокий мужчина, вышедший из дома, заставил Союзника насторожиться. Он много выпил и еле стоял на ногах, пошатываясь из стороны в сторону, однако настроен был весьма агрессивно и явно не собирался мирно залечь в кусты до следующей пьянки. Опасность повисла в воздухе. Мужчина что-то кричал и поднимал кулаки, замахиваясь на Чжинхвана, но парень ловко уворачивался от ударов, стремясь попасть в дом. Джунэ схватил мальчишку за плечи и начал оттаскивать от разбушевавшегося алкаша, однако тот успел войти в раж и незамедлительно двинулся следом, всё так же продолжая кричать. Хранитель, что есть сил, умолял парня проснуться. Чжинхван, похоже, не понимал, что находится во власти сновидения. Как и в большинстве случаев, впрочем. Происходящее кажется реальностью до тех пор, пока не откроешь глаза. Испуганный взгляд, вспотевшая спина. Чжинхван отпустил рубашку Хранителя, когда понял, что слишком сильно сжимает её пальцами. Кошмар постепенно отходил на второй план, но ощущение страха не спешило покидать мысли парня. Джунэ не знал, насколько правдивым был этот сон, но догадывался, что нельзя отпускать мальчишку без своего сопровождения. То, что ожидало дома, вполне могло угрожать его жизни.