Меня зовут Миура Хару.

Смешанная направленность
NC-17
В процессе
1956
автор
Размер:
планируется Макси, написано 594 страницы, 95 частей
Описание:
Переродилась в безумном мире как второстепенный персонаж комедийной манги. Но ждёт ли тебя хэппи-энд лишь потому, что манга комедийная?


Посвящение:
Любители пользоваться ПБ. Когда отмечаете ошибку, то пишите свой вариант исправления.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1956 Нравится 809 Отзывы 948 В сборник Скачать

глава 92

Настройки текста
      Мы с капитаном прилетели в Рим среди ночи. На парковке аэропорта нас уже ждёт машина с эмблемой Вонголы. Садимся туда и едем в главную резиденцию Вонголы, которая находится возле Рима. Кстати, в самом Риме мафиози запрещают иметь резиденции и базы другим мафиози, а также запрещается устраивать бои. Тоже самое с Ватиканом. И, вообще, в любой столице сильного государства пламенные не выёживаются, дабы не провоцировать конфликт между пламенными и беспламенными людьми. Никому не нужна охота за сверхлюдьми, которую стопудово спровоцировал Бьякуран в не случившимся будущем.       Довольно быстро мы приезжаем в главную резиденцию Вонголы. Поскольку ночь на дворе, то в гостевом крыле нам выделяют целые покои. Они состоят из двух смежных спален (к каждой из которых прилагается своя громадная ванна с функцией джакузи) общей гостиной, отдельной гардеробной, отдельным туалетом с раковиной (видимо, если вдруг мы приведём гостя или гостей, то чтобы их не пришлось пускать в свои ванные комнаты сквозь спальни, продуманно) и шикарным балконом с уличными креслами и столиком с видом на цветущий сад (это в начале-то декабря). Да, обстановка здесь шикарная, Вонгола действительно богатая семья.       Утром после завтрака нас без проволочек провожают в кабинет дона Тимотео. Там мне снова приходится подробно рассказывать про события в будущем, особенно про тринисете и способности колец Вонголы. Несколько раз я вынужденно замолкаю и делаю перерывы на три-пять минут из-за пересохшего горла. Ну, не оратор я, не оратор, и не привыкла так много говорить без остановки.       Расспросами меня мурыжили до самого обеда. Капитан всё это время терпеливо молча стоял у стены. Оставаться на обед мы не стали, уехали в аэропорт и улетели в Палермо. Из аэропорта Палермо поехали сразу в особняк-замок Варии, не гуляя по городу.       В холле мне навстречу кидается радостный хранитель солнца Варии, подхватывает меня на руки и счастливо кружит.       - Хару-тян! Я так переживал за тебя!       Внезапно радость солнышка Варии прерывает сильное потемнение в холле. Как только Луссурия перестаёт кружиться и ставит меня на пол, возвращается нормальное освещение.       - Неужели в будущем параллельного мира умерли все аркобалено? – требует ответа Маммон.       - Да, все аркобалено были ослаблены излучением, после чего убиты, - подтверждаю я. - Тема для взрослых вонгольцев была тяжёлая, поэтому мне не удалось узнать подробности, какого аркобалено кто добивал. Про вашу смерть тот Луссурия-сан сказал только, что Вас облучение настигло на одиночной миссии и, видимо, подействовало практически мгновенно. Остальные офицеры Варии не успели приехать на помощь, а рядовые были убиты вместе с Вами. Формула излучения, убивающего аркобалено, уже у Вонголы. Реборн-сан, кажется, выучил её наизусть.       Иллюзионист растворяется клочьями тумана. Да уж, быть побеждённым таким подлым способом обидно. Вначале ослабили излучением, потом добили, не дав сразиться в полную силу.       - Кстати, Хару-тян, специально для тебя я вчера заказал тортеллини с ветчиной и тортелли с белыми грибами, сделанные вручную. Будут поданы на ужин.       - Спасибо.       Луссурия умеет готовить, но у него много обязанностей. Поэтому домашние заготовки хранитель солнца Варии заказывает в окрестных деревеньках близ Палермо. Там есть артели, делающие на заказ без обмана вручную домашнюю еду в виде пасты любого вида, или мягкие сыры, которые без добавок долго не хранятся, или скоропортящиеся соусы из вручную перетёртых ингредиентов. Летом варийцы заказывают просто пасту, без начинок. А вот в холодное время года есть разные варианты. Но, не слишком часто, потому как босс любит просто мясо, особенно говяжьи рёбра или свиную ногу, а любимые блюда Занзас готовятся чаще всего.       - Твоя походка немножко скованна. Что болит? – спрашивает Луссурия участливым тоном.       - Всё тело, но уже меньше. Отхожу после воздействия разных видов пламени посмертной воли, - морщусь я.       - Высыпаешься?       - Не очень, - со вздохом признаюсь я. – Если просыпаюсь от чего-то, то уже не засну.       - Бедняжка. Я дам тебе набор трав, напитанных пламенем неба, распаришь их в ванной после ужина и полежишь минут тридцать-сорок, тебе станет легче.       - Не лучше ли употребить внутрь? – удивляюсь я.       - Нет, это набор для наружного применения. Травы обычные, снимающие спазмы, вся суть в напитанности пламенем неба. Чистое пламя неба успокоит отголоски чужого пламени, за счёт чего они перестанут грызться друг с другом и тебе станет чуточку легче, - поясняет солнышко Варии.       - О, понятно.       Мы приходим в кабинет к боссу. Там на креслах и диване уже расположились Маммон, Скуало, Бельфегор, Леви-а-тан и Агон. Луссурия тоже садится на кресло, я же остаюсь стоять перед письменным столом босса.       - Расскажи про варийцев из параллельной реальности, - требует Скайрини.       - Ну, Луссурия-сан из параллельной реальности сказал, что, к сожалению, женить или хотя бы помолвить ему никого из офицеров не уда…, - тут мне приходится уворачиваться от стакана.       - Босс, это же важный вопрос! – протестует наш Луссурия, за что получает стаканом по башке (в меня Занзас стакан швырнул с меньшей силой, поэтому я смогла уклониться).       - Девчачий мусоррр, попробуй рассказать ещё раз.       - Гм, вместо умершего Маммона в Варии появился новый иллюзионист, его зовут Фран. Проблема в его возрасте, в будущем он подросток, а сейчас – ребёнок. В той реальности Мукуро намного сильнее здешнего и является наставником Франа. Но, если Фран в нашей реальности так же силён, как Фран из параллельной реальности, то здешний Мукуро его репетиторство не потянет. Фран живет хххххх хххххххх ххххххххх хххххх с бабушкой. У Франа есть привычка много язвить, - предупреждаю я.       - Один из способов проверки реальности, - пренебрежительно отмахивается босс от моего предупреждения. – Ему трудно отделять реальность от иллюзий.       - Но ведь реакции живых людей на повторяющиеся раздражители тоже становятся похожими, что же это за проверка такая? – удивляюсь я.       - Физическая боль помогает иллюзионисту понять, что он общается с реальными людьми, - поясняет Луссурия.       - А, понятно, - киваю я. И продолжаю свой доклад. – Занзас Скайрини из той реальности сообщил мне координаты ххххххххх ххххххххххххх хххххххххх хххххх. Сказал, там лежит заначка старика, имея в виду дона Тимотео.       - Уже знаю, - буркает босс. – Жадный мусор, даже не думай соваться туда.       - Босс, я бы нико… - с пылом возражает аркобалено тумана.       - Опозоришь меня – пристрелю. Золота и прочих металлических слитков там нет. Та нычка состоит из памятных драгоценностей и трофейного оружия, в основном.       - Я учту это, - отвечает туманник кислым тоном.       - Капитан из той реальности сказал, что Дяньфуку из Китая слаб как мечник и его смерть приведёт к ссоре с аркобалено Фонгом, оно того не стоит по итогу. Ещё капитан из той реальности сказал, что клада в Мексике нет и не было никогда, это обычная разводка для гринго, поэтому Маммона-сана туда не пускать, а то Маммон-сан там почти пять месяцев безвылазно сидел, всё клад искал и не рассказывал никому про свои поиски, не то бы капитан живо правил мозги Маммону-сану.       Иллюзионист возмущённо взлетает над диваном, Бельфегор издевательски шишикает, Агон жизнерадостно ржёт. Я продолжаю свой рассказ.       - Луссурия-сан из той реальности советовал не отправлять его в Бразилию. Там сильные столкновения между консерваторами и проамериканскими силами. Из-за яркого имиджа Лусссурии-сана его принимают за американского агитатора и пытаются побить. Это мешает выполнению миссий.       - Вроооооооооооооооооооой! Бестолочь ты гейская! Неужели так трудно одеться по скромнее ради маскировки на миссии?! – Скуало сердито жестикулирует, направляя меч в сторону носителя солнца Варии.       Луссурия начинает обиженно жестикулировать в ответ и открывает рот, но тут же закрывает рот обратно при виде угрожающее приподнятого бокала босса.       - Молчать, - произносит Занзас холодным тоном. – Девчачий мусор, продолжай.       - Леви-а-тан-сан из той реальности попытался передать, будто их босс Варии поклялся никогда не жениться и все свои силы тратить на доказательство величия Варии, но Скуало-сан, Луссурия-сан, Бельфегор-сан и Фран-кун хором сказали, что это враньё, только разными словами.       Бельфегор вновь шишикает, Агон жизнерадостно ржёт, Луссурия воспитанно смеётся в ладошку, Скуало тяжело вздыхает, босс же лишь на мгновенье сжимает очередной стакан всей ладонью, после чего вновь расслабляет пальцы.       - Принц Потрошитель из той реальности приказал передать, что в их реальности Бьякуран спас Расиэля. Ольгерт выбрал Расиэля и служит ему.       Неожиданно Бельфегор приходит в состояние бешенства. Он рычит и начинает выпускать своё пламя, но выстрел босса прерывает этот процесс, заставляя принца удариться об стену вместе с вынесенным куском дивана.       - Продолжай, - приказывает мне Занзас, игнорируя поднимающегося с пола успокоившегося Бельфегора.       - Маммон-сан из той реальности сказал, что любые сведения стоят денег, а у меня их нет, поэтому он ничего мне не расскажет.       Здешний аркобалено тумана распадается клочьями, прячась от своих раздосадованных коллег.       - Доклад окончен, - сообщаю я.       Агон тут же резко переходит из расслабленно-расхлябанной позы в напряженную, оставаясь при этом сидеть в кресле.       - Девка, ты ничего не забыла?       - Мне жаль, Агон-сан, но в той реальности место офицера облака так и осталось вакантным, - вежливо сообщаю я.       - И как сложилась судьба моего двойника? Не верю, что ты не спросила обо мне никого из варийцев, - интересуется облачник подозрительным тоном.       Я колеблюсь, не желая говорить неприятную правду при всех и тем самым унижать его. Агон и так от меня не в восторге, не хочу портить отношения ещё больше.       - Врооооооооой! Не позорься, Агон! По молчанию девчонки понятно, что без мотивирующих пинков и регулярных тренировок ты сдулся и подох жалкой смертью, - берёт на себя неприятную обязанность капитан. – И нет, я не спрашивал девчонку про другие наши «я». Я спрашивал лишь про то, что девчонка не стала рассказывать прочим вонгольцам. Нам надо обсудить, кто поедет за Франом. Хару, иди на хрен отсюда.       Поскольку босс не возражает, я ухожу в свою комнату. Принимаю душ, переодеваюсь в варийскую форму. Мои вещи не выбросили, значит, не списали со счетов и не похоронили мысленно, а ждали моего возвращения из сломавшейся базуки Ламбо. Это приятно.       На ужине подали обещанные Луссурией тортеллини с ветчиной и тортелли с белыми грибами. Я кладу их на свою тарелку в пропорции два к одному и поливаю соусом бешамель. Вкусно! Жаль, мне нельзя есть такое каждый день – растолстею, даже несмотря на тренировки.       Поев фаршированных изделий из теста, я с наслаждением пью холодный персиковый сок. Мой любимый сок. Обычно я пью лишь воду, но, когда ем особенно вкусное блюдо, то запиваю его тоже чем-то вкусным. В зависимости от блюда это либо молоко, либо персиковый или черешневый сок. Хорошо!       - Хару, - обращается ко мне капитан. – У нас нет возможности нянькаться с тобой. Завтра Лусс поможет тебе собрать вещи, послезавтра поедешь учиться в пансионат до новогодних каникул.       - А? В какой пансионат? И разве нельзя мне тогда просто вернуться домой в Намимори?       - После того, как наследник Девятого просрал тебя вместе с аркобалено солнца? – переспрашивает капитан раздражённым тоном. – Исключено! К родне будешь ездить летом и на весь январь. Лусс подобрал тебе пансионат, в котором в январе разрешено дистанционное обучение, чтобы родаки обучаемых не забыли, за чьё обучение они деньги платят. Ты будешь обучаться за свой счёт, тебе как варийке открываем кредитную линию.       - Хару-тян, не волнуйся. Это пансионат ХХХХххххххх ХХХХххххх, находится в городе Болонья. Пансионат только для девушек. Но обучение отличное. Некоторые уроки ведут профессора из Болонского университета. Я уже записал тебя на углублённую подготовку для факультета фармацевтики и биотехнологий Болонского университета. Плюс, там ты сдашь экзамены на уровень знания японского, итальянского, английского, немецкого и латинского языков и получишь официальные корочки с описанием уровня твоего знания того или иного языка. Регулярные занятия будут только по итальянскому языку. По остальным языкам будут поддерживающие занятия два-три раза в месяц. Обязательная физкультура там представлена на выбор зарядкой или занятиями в спортзале либо посещением йоги. Я записал тебя на бальные танцы и конные поездки по выходным. Кстати, занятия бальными танцами проходят за пределами территории пансионата, на них ходят юноши из школ только для юношей. Удачных тебе знакомств! – сияет Луссурия. – Если вдруг кто заинтересует, сразу пиши мне, я соберу о любом претенденте на твоё сердце всю известную информацию абсолютно бесплатно. Нельзя допустить, чтобы тебя обманул какой-нибудь прохвост, возомнивший себя великим донжуаном.       - Гейский мусор. Если девчачий мусор после твоих наставлений вернётся с пузом, спрошу с тебя, - хмыкает Занзас, после чего невозмутимо продолжает есть.       Луссурия удивлённо замирает, я бросаю на босса слегка недоумённый взгляд (с чего вдруг такие слова? у меня нет наклонностей вертихвостки!), Бельфегор подавился от удивления и теперь отплёвывается в салфетку, Скуало устало потирает лоб, Маммон и Агон невозмутимо едят.       После ужина я полежала в ванне с травами, как мне посоветовал Луссурия. Действительно, классная вещь. Я расслабилась и чуть не заснула прямо в ванной.       Накрываясь одеялом, я подумала, что завтра будет тяжёлый день – ведь Луссурия обожает шопинг.       Утром меня никто не разбудил. Будильник я поставить забыла, поэтому отлично выспалась. Проснулась я уже в десять с чем-то утра.       Выполнив утренние гигиенические процедуры, спускаюсь на первый этаж и захожу в комнату, где мы с Луссом обычно занимаемся изготовлением и напиткой лекарств.       - Хару-тян, тебе стало лучше! По походке вижу, - улыбается мне солнце Варии.       - Да, - согласно киваю я. – По моим ощущениям, отголоски чужого пламени почти полностью покинули моё тело. Болей почти не осталось.       - Пансионат чисто гражданский, поэтому огнестрельное оружие я тебе с собой дать не могу, - расстроенно вздыхает Луссурия. – Холодное тоже под запретом. Только кастеты и то, смотри, чтобы их не увидели. У тебя будет отдельная комната, но все удобства на этаже, учти это.       - В вещах там роются? – спрашиваю я. – Что с гаджетами?       - Гаджеты запрещено приносить в душевые, вплоть до вызова полиции. В комнате главное не шуметь, будешь слушать фильм или музыку в наушниках. Также нельзя использовать гаджеты во время уроков. В вещах могут рыться только если будут подозрения на употребление тобой наркотиков или алкогольных напитков со стороны медсестры или трижды в течение короткого времени твои соседки пожалуются на шум из твоей комнаты. О каждой жалобе ты будешь предупреждена. Теперь, смотри. Вот твоя карточка, раз в месяц тебе будет приходить пять тысяч лир. Карты мало где принимают, снимай деньги в банке. Вот карта города, вот пансионат с ближайшими к нему кварталами. Итальянский государственный банк находится вот здесь, - Луссурия красным карандашом отмечает нужное мне здание на карте. – После уроков можно гулять по городу. Ты должна быть на территории пансионата к шести вечера, за исключением поездок совместно с учителями. В девять двадцать вечера – расход по своим комнатам. В десять вечера – отбой, везде выключают свет. Подъём в будни в семь тридцать утра, на территории играет общий будильник. В пансионате есть несколько своих медсестёр, одна всегда остаётся дежурить на ночь. У всех учениц есть медицинские страховки, в случае чего отправляют в больницу.       - Несколько медсестёр? А сколько учениц в пансионате? – спрашиваю я подозрительным тоном.       - Ммм…, - мнётся Луссурия в ответ, понимая, почему я спрашиваю. Но затем отвечает. – Около двухсот, возможный максимум – двести сорок учениц.       - Хватило бы одной медсестры. Зачем несколько медсестёр? Луссурия-сан, Вы мне пансионат самый дорогой и самый навороченный подобрали, да? – вздыхаю я.       - Ну, Хару-тян, я просто не мог взять более дешёвый вариант, - оправдывается этот выпендрёжник в ответ. – Только там есть занятия на латыни по истории мирового искусства! Каждый приём пищи – заодно занятие по этикету, сервировка стола и подача блюд происходят как на королевских приёмах. Высокое качество обучения по выбранным профильным предметам практически гарантирует, что ты без проблем сдашь вступительные экзамены на факультет фармацевтики и биотехнологий Болонского университета. В придачу, там есть занятия на иностранных языках и общение с носителями других языков во время коротких поездок в Англию, Германию, Францию. Есть прикладные курсы ухода за собой. Тебя научат правильно выбирать ухаживающую косметику и делать макияж. Прости, Хару-тян, но твои попытки накраситься на бал просто ужасны! Тональный крем надо уметь использовать, а не игнорировать. А твоя попытка сделать подводку для глаз?! Хару-тян, тебе же ещё замуж выходить, ты просто обязана уметь делать приличный макияж!       - В общем, в пансионате меня научат не только наукам, но и умению подать себя, - делаю вывод я под довольные всплески руками Луссурии. – И сколько лет после завершения обучения я буду оплачивать это счастье?!       - Хару-тян! – носитель солнца Варии укоризненно всплёскивает руками. – Я бы никогда не стал загонять тебя в долги. Кредитная линия для тебя беспроцентная. В день совершеннолетия ты получишь полный доступ к своей награде от Вонголы за информацию, принесённую из будущего. На тот же счёт будет добавлена награда от Варии за сведенья о Фране. Неужели ты думала, что ничего не получишь за принесённую информацию из будущего параллельного мира?       - Но ведь ту информацию мне безвозмездно дали другие версии вонгольцев и варийцев, чтобы я передала её Вонголе и Варии, - возражаю я. Потому что да, при передаче сведений ни о какой награде я не думала.       - Ты же спрятала формулу радиационного излучения, убивающего аркобалено, - замечает хранитель солнца Варии.       - Но, я спрятала на тот случай, если окажусь не в своей изначальной реальности! – протестую я. – Если бы меня занесло в реальность, где жила и умерла другая реальность, то мне надо было бы заботиться о себе самой.       - Ох, Хару-тян, Хару-тян. Ты слишком добрая для мафиози. Я просто обязан найти для тебя порядочного человека в мужья, - вздыхает Луссурия. – Ты получила ценную информацию с риском для своей жизни. Естественно, ты получишь за неё деньги. Было бы у тебя полноценное пламя, ты бы уже получила доступ к наградным деньгам. Но, у тебя мягкое пламя, поэтому доступ к наградным деньгам получишь в восемнадцать лет. Не волнуйся, там хватит не только на оплату пансионата, но и на оплату обучения в Болонском университете или в любом другом. И это без учёта денег от Варии. Их на счёт тебе перечислят после оценки потенциала Франа.       - Что-то за рассказ о Наги мне достались только люли, - замечаю я. – Мне непонятна разница в последствиях за похожие действия.       - Хару-тян! Твоё знакомство с Наги-тян было глупым и спонтанным, без подстраховки. В будущее же ты отправилась не по своей воле. Сумела выжить и принесла много ценной информации. Это совсем разные дела, - грозит мне пальцем Лусс. – Иди, переоденься в гражданское. Мы едем за покупками!       Весь день мы угробили на покупки. Луссурия дал мне копию списка желаемых вещей. Школьную форму я куплю на месте, а вот остальные вещи покупаю в Палермо. В руководстве пансионата такие снобы, что даже не неформенная одежда должна отвечать определённой цветовой гамме. Ладно, требование к нижнему белью, чтобы оно не просвечивало сквозь одежду, я могу понять. А вот требование к пальто или куртке: обычный невычурный крой, мягкий бежево-серый цвет либо пастельно лимонный (я так понимаю, это не ярко-жёлтый, а бледно жёлтый цвет имеется в виду); перчатки, обувь и шарф тоже не могут быть яркими, они должны неяркими, допустимые цвета – серый, бежевый, лимонный, перчатки должны быть одного цвета целиком, с разноцветными пальцами нельзя. Спрашивается, какого фига? Буржуи чёртовы, почему я должна носить одежду именно такого цвета за пределами пансионата?       А требования к обуви? Обувь для помещений должна иметь белую не чиркающую подошву. Для уроков это должны быть классические туфли-лодочки белого цвета, чешки для занятий танцами пастельно-розового цвета и кроссовки для физкультуры белого цвета без узоров. Для прогулок вне пансионата обувь должна классической, цвета допустимы не яркие, на выбор – бежевый, белый, светло-серый, бледно-жёлтый, без узоров. Обалдеть!       К пяти вечера я была вымотана так, словно попыталась выполнить двойную норму тренировок от Скуало. Зато Луссурия цветёт и пахнет, он обожает шопинг.       - Хару-тян, мы всё купили! Можно возвращаться. Ты точно не хочешь купить себе платье-другое на всякий случай?       - Нет! Давайте уже покончим с шопингом, - стону я в ответ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты