Приключения гномов, или О доверии и резном кресле +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Хоббит, Толкин Джон Р. Р. «Хоббит, или Туда и обратно» (кроссовер)

Основные персонажи:
Кили, Торин Дубощит, Фили
Пэйринг:
Торин, Кили, Фили, ОМП
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort, Мифические существа
Предупреждения:
Насилие, ОМП
Размер:
Миди, 47 страниц, 15 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Битва при Азанулбизаре осталась в прошлом. Торин осел в Эсгароте и пытается наладить свою жизнь, когда неожиданно получает письмо от сестры. Та обеспокоена судьбой своих сыновей и просит брата позаботиться о них. Сознавая ценность семейных отношений, Торин готовится к приезду племянников, подозревая, что воспитание подростков - дело посложнее сражений.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Этот рассказ родился на стыке двух идей, в мучительном поиске золотой середины.
После просмотра фильма “Хоббит: Нежданное путешествие” у меня, как и у тысяч вдохновившихся, возникло жгучее желание пофантазировать на тему того, как жили гномы Одинокой горы после изгнания Смогом.
Я принялась перечитывать “Приложения” и искать статьи о роде Дурина, чтоб узнать, что об этом пишет сам Толкин. Но все же отправной точкой стал фильм, имеющий с оригиналом немало расхождений – особенно в том, что касается дат рождений, смертей и битв. Ведь Питер Джексон сознательно втиснул события легендариума в суженные временные рамки, чтобы герои на экране выглядели органично за счет заметной разницы в возрасте.
Так родилось понимание того, что мне не удастся развить свою идею, избежав конфликта с обоими источниками.
Таким образом, я представляю вашему вниманию вольную версию того, что случилось с гномами после битвы при Азанулбизаре. Первый рассказ из запланированного цикла основан на теме, лежащей у самой поверхности: Торин Дубощит встречается со своими племянниками. Если не ошибаюсь, в оригинале он воспитывал Фили и Кили с самого их рождения в Синих горах, и здесь началось мое первое и главное отступление от первоисточника. Однако я искренне старалась сделать так, чтоб мысль “такого не могло быть”, посещала читателей как можно реже.
P.S. Заранее прошу прощения у врачей, охотников, писателей, знатоков творчества Толкина и прочих специалистов, ибо автор сего рассказа не всеведущ.

Глава X, в которой, к сожалению, так не хватает хорошего лекаря

7 декабря 2015, 17:26
      Опасения Фили подтвердились. Он все еще чувствовал себя неважно после той мерзкой травы, которую разбойники подсыпали в котел, но хотя бы не был ранен. Торин же с каждой минутой становился все бледнее, но старался не выдать себя ни звуком, ни взглядом, указывая племянникам путь до их стоянки.
      Добравшись до лагеря, гномы с облегчением нашли пони и все свои пожитки там, где видели их в последний раз. Однако о немедленном отправлении не могло быть и речи.
      Бережно устроив Торина у дерева, Фили приблизился к брату, возящемуся с розжигом потухшего костра.
      - Нужно вскипятить воды, - вполголоса произнес он.
      Кили поднял голову и подозрительно прищурился.
      - Что ты задумал?
      - Хочу вытащить стрелу.
      - Вытащить?! – воскликнул Кили и, быстро покосившись на дядю, понизил голос: - А ты разве умеешь?
      - Не умею, - не стал лукавить Фили. – Я знаю, что это опасно и что лучше доверить это лекарю, но до Эсгарота два дня пути. Я не уверен, что у нас есть выбор.
      Сглотнув, Кили кивнул. Он подбросил в разгорающийся огонь еще несколько веток и вновь посмотрел на брата.
      - Нам нечем его перевязать.
      Фили растеряно моргнул и выругался сквозь зубы, кляня себя за то, что упустил это из виду. Без перевязочного материала нечего было и думать о том, чтоб извлечь стрелу…
      - Погоди-ка, - спохватился он, заглядывая брату за пазуху. – На тебе все еще рубашка Торина?
      - Да, - ответил Кили, не вполне понимая, к чему клонит родич.
      - А твоя? Та, которую ты стирал после нашего купания в озере?
      Радостно улыбнувшись, Кили бросился к вещевым мешкам и выудил из недр одного из них ком смятой ткани.
      - Отлично! – расцвел Фили. – У тебя в сумке, конечно, и тараканы жить не стали бы, но это лучшее, что у нас есть. Вскипяти воды, ладно? – попросил он, пока младший брат не принялся доказывать, что его вещи – предел мечтаний любого здравомыслящего таракана.
      Наказав ему вымыть котелок дочиста, Фили поднялся на ноги и, набравшись смелости, подошел к Торину. Он осторожно тронул его руку, и раненый открыл глаза. Поймав его усталый, но неизменно строгий взгляд, молодой гном вздрогнул.
      - Торин, - прошептал он, - мы…
      - Можешь говорить громче, я не умираю, - произнес эреборец.
      Фили смутился было, но быстро взял себя в руки.
      - Мы хотим вытащить стрелу и обработать рану.
      - Я слышал, - кивнул Торин и, приподнявшись, сел поудобнее. – Еще я слышал, что ты не умеешь этого делать.
      На сей раз Фили смутился по-настоящему и даже почувствовал, как горят его уши. Но вскоре выяснилось, что Торин не договорил.
      - Если будешь следовать моим указаниям, все обойдется.
      Стараясь казаться как можно увереннее, молодой гном коротко кивнул, но Торин продолжал смотреть, словно ожидая от него чего-то. Тогда Фили и сообразил, что последнюю фразу дядя произнес не просто так: это было не утверждение, а вопрос.
      - Я уже говорил, что могу быть серьезен, когда это требуется, - буркнул Фили, досадуя, что сам дал повод сомневаться в себе, и этот ответ, похоже, устроил Торина.
      Время шло издевательски неторопливо. Поначалу Фили занял себя тем, что стал рвать рубаху на полосы, но этой деструктивной деятельности хватило ненадолго. Потом он дернулся к брату, но Кили, уже поставивший котелок на огонь, сам маялся от безделья, гипнотизируя воду взглядом. Так что Фили ничего не оставалось, как вернуться к дяде и ждать, устроившись неподалеку. Он надеялся только, что ему чудится, и дыхание Торина не стало более тяжелым и прерывистым.
      Наконец приготовления были закончены.
      - Можем начинать! – от волнения голос Фили немного сел. Он кашлянул и вновь позвал: - Торин! Мы готовы.
      Раненый встрепенулся и, поморщившись, кивнул.
      - Хорошо, - прохрипел он. – Подойдите ближе и слушайте очень внимательно, - дождавшись, пока племянники опустятся на корточки рядом с ним, Торин продолжил: - В первую очередь нужно будет разрезать одежду там, где стрела вошла в плечо. Ткань не должна попасть в рану. Далее приготовьте воду и бинты, действовать нужно будет быстро. Кто будет извлекать стрелу?
      - Наверное, я, - не слишком уверенно откликнулся Фили.
      - Стрелу нельзя выдергивать.
      - Что? – поразился молодой гном. – Зачем тогда…
      - Не перебивай, – Торин помолчал немного, переводя дыхание. – Ты должен ее протолкнуть.
      - Протолкнуть?! – побледнел Кили и поднял взгляд на брата.
      Неожиданно идея оставить стрелу там, где она есть, показалась им не такой уж плохой. По крайней мере, она не была так похожа на бред, который, очевидно, нес дядя.
      - Стрела застряла между лопаткой и ключицей, - принялся разъяснять Торин, заметив замешательство племянников. – А зная Догена, стоит предположить, что на наконечнике есть зазубрины. Если выдернуть стрелу, будет только хуже – при условии, что это вообще удастся сделать. К тому же, - эреборец сунул руку под куртку и показал несколько капель крови, оставшихся на пальцах, - острие уже показалось. Тебе лишь нужно аккуратно отломать оперение, ровно и без рывков протолкнуть древко и вытянуть его из плеча за наконечник. Это несложно.
      - Ага, - оторопело согласился Фили.
      Несложно, как же… Несложно было вытащить маленького Кили из печной трубы, куда он полез в поисках дракона и где благополучно застрял. Несложно было намять бока пятерым соседским мальчишкам, которые приставали к ним с братом из-за роста. Несложно было даже объяснить маме, где он пропадал всю ночь и почему к нему то и дело подходят со словами: “Трактирщику на глаза не попадайся!”
      А вытащить стрелу из плеча собственного дяди было совсем непросто.
      - Хорошо, я понял, - все же кивнул Фили. – Что потом?
      - Промойте рану и перевяжите, - Торин с усилием привстал и повернулся спиной к костру, чтоб племяннику было лучше видно. – Приступай.
      - Хорошо, - вновь повторил Фили. – Кили, держи его.
      Торин поднял голову и внимательно посмотрел на бледного, как полотно, парня. Он смутно подозревал, что парень выглядит не многим лучше него самого, а уж испуган вдвойне.
      - Не тревожься, - очень спокойно сказал ему эреборец, пока Фили возился с вспарыванием куртки и оперением. – В Средиземье нет народа крепче и выносливее гномов.
      Затем вытащил из кармана трубку и за неимением чего-то более подходящего зажал мундштук зубами, показывая тем самым, что готов.
      - Держи его, братец.
      Фили шумно выдохнул и, быстро припомнив всех богов, о которых слышал, с силой протолкнул стрелу. Торин резко вкинул голову, но не произнес ни звука, молчал он и тогда, когда Фили, как и было велено, вытягивал древко из раны. Но через несколько мгновений вдруг вскрикнул Кили:
      - Он потерял сознание! Что делать?
      При виде безвольно опустившихся плеч дяди Фили бросило в холод.
      - То, что и собирались, - отрешившись от лишних эмоций, произнес он. – Промыть и забинтовать. Ну же, ты ведь помог мне, когда я разбил колено!
      Фили тряхнул брата за шиворот, и это привело его в чувство. Вскоре молодые гномы закончили перевязку и перенесли Торина поближе к костру, где укрыли его одеялом и в изнеможении повалились рядом. Какое-то время они просто таращились на шелестящие на ветру листья.
      - Он об этом не предупреждал! – возмутился Кили, переведя дух.
      - Кто? О чем? – бездумно спросил Фили.
      - Торин. О том, что потеряет сознание.
      Фили промолчал. Что он мог ответить кроме того, что ненавидит дядю за то, что он бросил их в тот самый момент, когда наставления, с которыми он вечно лез не в свое дело, наконец потребовались?
      - Что теперь будет? – раздался в тишине усталый голос брата.
      - Не знаю, - не сразу отозвался Фили. – Я не лекарь. Торин тоже.
      - Хочешь сказать, ему может стать хуже? Но как же...
      Совершенно неожиданно Кили умолк и, резко сев, тревожно посмотрел на брата.
      - Я тоже слышал! – Фили вскочил на ноги, чувствуя нарастающее смятение.
      Теперь он отчетливо ощущал, что кто-то наблюдает за ними из зарослей.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.