Приключения гномов, или О доверии и резном кресле +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Хоббит, Толкин Джон Р. Р. «Хоббит, или Туда и обратно» (кроссовер)

Основные персонажи:
Кили, Торин Дубощит, Фили
Пэйринг:
Торин, Кили, Фили, ОМП
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort, Мифические существа
Предупреждения:
Насилие, ОМП
Размер:
Миди, 47 страниц, 15 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Битва при Азанулбизаре осталась в прошлом. Торин осел в Эсгароте и пытается наладить свою жизнь, когда неожиданно получает письмо от сестры. Та обеспокоена судьбой своих сыновей и просит брата позаботиться о них. Сознавая ценность семейных отношений, Торин готовится к приезду племянников, подозревая, что воспитание подростков - дело посложнее сражений.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Этот рассказ родился на стыке двух идей, в мучительном поиске золотой середины.
После просмотра фильма “Хоббит: Нежданное путешествие” у меня, как и у тысяч вдохновившихся, возникло жгучее желание пофантазировать на тему того, как жили гномы Одинокой горы после изгнания Смогом.
Я принялась перечитывать “Приложения” и искать статьи о роде Дурина, чтоб узнать, что об этом пишет сам Толкин. Но все же отправной точкой стал фильм, имеющий с оригиналом немало расхождений – особенно в том, что касается дат рождений, смертей и битв. Ведь Питер Джексон сознательно втиснул события легендариума в суженные временные рамки, чтобы герои на экране выглядели органично за счет заметной разницы в возрасте.
Так родилось понимание того, что мне не удастся развить свою идею, избежав конфликта с обоими источниками.
Таким образом, я представляю вашему вниманию вольную версию того, что случилось с гномами после битвы при Азанулбизаре. Первый рассказ из запланированного цикла основан на теме, лежащей у самой поверхности: Торин Дубощит встречается со своими племянниками. Если не ошибаюсь, в оригинале он воспитывал Фили и Кили с самого их рождения в Синих горах, и здесь началось мое первое и главное отступление от первоисточника. Однако я искренне старалась сделать так, чтоб мысль “такого не могло быть”, посещала читателей как можно реже.
P.S. Заранее прошу прощения у врачей, охотников, писателей, знатоков творчества Толкина и прочих специалистов, ибо автор сего рассказа не всеведущ.

Глава XI, в которой хороший лекарь все же появляется

13 декабря 2015, 19:17
      Кили громко выругался и в мгновение ока натянул лук Торина.
      - Живо выходи, пока я тебя не пристрелил!
      К вящему изумлению обоих гномов, кусты незамедлительно раздвинулись, и в свет костра ступил высокий незнакомец. Он был строен, длинные светло-каштановые волосы плавно ниспадали на плечи, а на утонченном лице не было и следа щетины. Легкие одежды почти сливались с листвой, и сам таинственный гость, глядящий на гномов немигающим взором, казался сотканным из неземных материй.
      - Это что еще за чучело? – буркнул Фили, крепче сжимая меч.
      - Я не уверен, - протянул Кили, - но, похоже, он эльф.
      - Вот этот?!
      Фили подался вперед, недоверчиво уставившись на незнакомца. Первое впечатление схлынуло. Эльфа (или кто он там на самом деле?) действительно окружал странный ореол, но в остальном предания о дивном народе были преувеличены: гном ожидал встретить кого-то внушительного, высокопарно спокойного, а видел горящее в светлых глазах любопытство и явное нежелание быть пристреленным. Фили еще усомнился бы в догадке брата, но пряди волос у висков незнакомца были заплетены в тонкие косички, обнажая аккуратные острые уши.
      - Тебе что здесь надо? – вызывающе крикнул Кили, прицеливаясь. – Заблудился?
      - Заблудился? – возмутился эльф. Голос у него был звонкий и мелодичный. – Да будет вам известно, что я здесь живу! А вы кто такие?
      Фили прищурился. Он смутно представлял себе, как быстро взрослеют эльфы, но стоящий перед ним тип был на вид не старше их с Кили.
      - Что вы здесь делаете? – спросил эльф, не дождавшись ответа на первый вопрос.
      - Что надо, то и делаем!
      На сей раз прищурился эльф, не забывая, впрочем, с опаской коситься на направленный на него лук.
      - Вы гномы? – подозрительно осведомился он.
      Братья переглянулись. Возможно, они еще слишком молоды, и бород у них нет, но крепкое телосложение и низкий рост ясно указывали, к какому народу они принадлежат. Похоже, остроухий никогда до сих пор не встречал гномов.
      - Как догадался? – ухмыльнулся Фили.
      - По манерам, - незамедлительно отозвался эльф.
      Он замолчал и вытянул шею, заглядывая за их спины. Фили это не понравилось, и он сделал шаг в сторону, стремясь скрыть Торина от пытливых глаз. Но едва ли это помогло.
      - Что с ним произошло? – спросил эльф таким тоном, словно ему обязаны были ответить.
      - Неприятность на охоте, - буркнул Кили.
      - Вы неправильно его перевязали.
      Лихолесец выступил вперед и тут же отпрянул. В грудь ему упиралось острие меча, а стрела смотрела точно в лоб.
      - Вы не поняли! Я лекарь, я могу помочь вашему другу…
      - Шел бы ты отсюда, остроухий, подобру-поздорову!
      На мгновение эльф замер, и испуг на его лице сменился презрением.
      - Отец был прав, - отрывисто бросил он и, не успели гномы моргнуть, скрылся в тени густого леса.
      Гнев улегся так же быстро, как всколыхнулся. Фили потерянно смотреть на то место, где только что стоял ночной гость, и неожиданно вспомнил все, что Торин рассказывал об эльфах. Только теперь дядя лежал без сознания и медленно истекал кровью.
      - Стой! – запоздало крикнул молодой гном, но лес хранил молчание.
      В смятении Фили запустил пальцы в спутанную гриву и уставился в землю.
      - Что же я сделал, - пробормотал он. – Мы встретили лекаря, а я прогнал его, - гном поднял голову и беспомощно посмотрел на брата, - потому что у него острые уши.
      Кили не знал, что сказать. Он просто положил ладонь на его плечо и крепко сжал, как бы говоря, что они и сами найдут выход. Этот незамысловатый жест заставил Фили встряхнуться.
      - Мы не можем больше ждать, - промолвил он. – Нужно ехать сейчас.
      Гном бросился собирать вещи и уже готов был затушить костер, как вдруг Кили окликнул его. Обернувшись, Фили застыл на месте.
      Эльф стоял чуть поодаль, мрачно глядя на растерявшихся братьев. Он молчал.
      - Это были разбойники, - поколебавшись, негромко произнес Фили. – Они пленили нас с братом…
      - В этих местах нет разбойников, - сухо отрезал лихолесец, не приближаясь.
      - Они ехали за нами из Эсгарота, - объяснил Кили. – Ты поможешь?
      Эльф не шевелился, не сводя с гномов взгляда и не отвечая, а затем посмотрел на Торина. По лицу его нельзя было прочитать, о чем он думает, но этого и не нужно было. Фили расстегнул пряжки на перевязи и положил ножны с мечом на землю.
      - Приподнимите его, - после недолгих раздумий произнес эльф.
      Он скинул с плеча сумку и, присев рядом с эреборцем, осторожно заглянул под повязки. Какое-то время он молча возился с бинтами, бережно снимая слой за слоем, пока не добрался до раны. Обнаружив, что она сквозная, эльф сдвинул брови и покосился на лук, который Кили все еще держал в руках, стоя рядом с ним.
      - Стрела, которой он был ранен, была другой? – спросил он, указав на короткую и мощную стрелу из колчана Торина. – Та была тоньше. А наконечник был с зазубринами, верно?
      Фили утвердительно кивнул, внимательно следя за тем, что делает лекарь. И когда тот достал из-за пазухи пузырек с желтоватой жидкостью, поймал его за руку.
      - Что это?
      - У меня нет иглы, чтоб зашить рану, - пояснил эльф, - но это снадобье не даст ей загноиться и остановит кровь. Реши, наконец, нужна ли вам моя помощь, - добавил он, заметив, что гном ничуть не ослабил хватку.
      Шумно выдохнув, Фили разжал пальцы и принялся наблюдать за тем, как лихолесец откупоривает пузырек и наносит несколько капель на плечо Торина.
      - А что ты вообще делаешь в лесу ночью? – неожиданно спросил Кили, подавая из сумки эльфа чистые повязки.
      - То же, что и любой здравомыслящий лекарь, когда серп луны молод, - ничуть не смутившись, отозвался тот. – Искал травы.
      Он замолчал на минут, поправляя бинт на спине эреборца.
      - Гилгелир, - вдруг произнес он, не поднимая головы.
      - Что?
      - Так меня зовут. Гилгелир, - повторил эльф.
      - Фили, - кивнув, представился гном, - а брата Кили.
      Услышав их имена, лихолесец усмехнулся, но ничего не сказал, а потомки Дурина, вопреки своему обыкновению, решили не уточнять.
      - Готово, - промолвил Гилгелир, затянув узел на повязках. – Он скоро придет в себя.
      - Спасибо, - негромко произнес Кили, и лихолесец поднял на него удивленный взгляд.
      - За это не благодарят, - совсем не по-эльфийски буркнул он, помогая Фили уложить Торина и накрывая его одеялом. – Вам не мешало бы поспать, вы оба устали.
      Братья неуверенно переглянулись. Они осознавали правоту Гилгелира, но спать сейчас казалось неразумным. Торин мог быть прав, и со смертью Догена опасность не миновала, да еще этот остроухий. Он помог, но дядя ведь не просто так предупреждал их об эльфах.
      - Ты ложись, - кивнул брату Фили, - а я еще посижу.
      - Не доверяешь мне? – улыбнулся Гилгелир.
      - Дело не в этом, - поспешил возразить гном, чувствуя, как предательски вспыхнули уши. – Я хочу быть рядом, когда он очнется.
      “А тебе советую сделать с точностью наоборот”, - хотел он добавить, но удержался.
      - Хорошо, - не стал спорить лекарь.
      Фили бросил на него быстрый взгляд. А может, этот эльф – исключение из правил. По крайней мере, Гилгелир прекрасно понял его истинные мотивы и сделал вид, что Фили удалось его обмануть.
      Гном вскинул голову и посмотрел в просвет между деревьями. Было еще очень темно, но он знал, что ночь на исходе. Эта длинная ночь. Фили сел у костра, полный решимости не смыкать глаз, и вскоре, сам того не заметив, задремал.

***



      Фили проснулся от того, что кто-то настойчиво трясет его за плечо. Он встрепенулся и резко сел, проклиная себя за то, что поддался усталости.
      - Где стрела? – крикнул кто-то прямо ему на ухо.
      Гном непременно съездил бы шумному полудурку по носу, если б вовремя не сообразил, что это Гилгелир.
      - Какая стрела? – поежившись спросонок, спросил Фили.
      - Та, которую вы вытащили из плеча вашего друга, - нетерпеливо пояснил эльф. – Где она?
      - Не знаю. Кажется, я кинул ее в костер, - неуверенно отозвался гном.
      - Этого нельзя было делать!
      Гилгелир выпрямился и запустил пальцы в волосы, терзаемый сильнейшим волнением. Недоуменно посмотрев на эльфа, Фили уже открыл рот, чтоб спросить, в чем дело, как за спиной раздался возглас Кили:
      - Ты сказал, что он скоро очнется, а он весь горит!
      Сон как рукой сняло. Развернувшись, Фили увидел перепуганного брата, положившего голову Торина себе на колени и держащего его за плечи. Дядю трясла лихорадка, и, прикоснувшись к его лицу, Фили ужаснулся тому, насколько силен снедающий его жар.
      - Что ты натворил?!
      Вскочив на ноги, молодой гном бросился на Гилгелира и, схватив его за грудки, повалил на землю, не имея возможности поднять в воздух. Эльф вскрикнул.
      - Клянусь, я не сделал ничего, что могло бы ему навредить!
      - Так я тебе и поверил! Дядя был прав!
      Фили занес кулак, но Гилгелир неожиданно затих и перестал сопротивляться. Гном замешкался.
      - Если б я хотел вас убить, я бы сделал это, пока вы спали, - хрипло проговорил эльф. – Я пошел против воли отца, помогая вам. Неужели я сделал это напрасно?
      Прохладный предрассветный воздух отрезвил Фили. Он судорожно вздохнул и, посмотрев на родичей, поймал взгляд Кили. То, что другие снисходительно или с презрением называли доверчивостью, Фили считал верой. Именно ей сейчас поделился с ним брат.
      - Отпусти меня, - попросил Гилгелир, но гном уже и так разжал руку.
      Поднявшись с земли, эльф отряхнул плащ и, явно нервничая, спросил:
      - Где мне найти того, кто ранил вашего друга?
      - Нашего дядю, - поправил Кили.
      - В получасе ходьбы отсюда есть овраг, - Фили указал направление. – Он там.
      - Как я его узнаю?
      - Не пропустишь, - криво ухмыльнулся молодой гном. – Он там единственный со стрелой в шее.
      Впрочем, он тут же пожалел о своих словах, заметив, что брат вздрогнул и понурился. Гилгелиру тоже стало не по себе, но он немедля подхватил сумку и торопливо зашагал в сторону оврага.
      - Сбивайте жар до моего возвращения, - велел он. – Я скоро.
      - Что ты хочешь там найти? – крикнул Фили ему вдогонку.
      - Я думаю, стрела была отравлена.
      - Что?! – вскинулся Кили, но эльф уже скрылся в зарослях, бесшумный и стремительный. – В спину да еще и отравленной стрелой. Ненавижу лучников!
      Фили ничего не ответил. Он с нетерпением ожидал возвращения Гилгелира, надеясь, что ненужных встреч на пути эльфа не будет. А пока им оставалось лишь следовать его указанию и пытаться облегчить состояние Торина холодной родниковой водой. Но все было тщетно: стоило эреборцу затихнуть, а братьям решить, что жар спал, как лихорадка возвращалась. Торину не становилось хуже, но и улучшений тоже не было.
      - Куда подевался этот остроухий! – в сердцах зашипел Фили и, оглядевшись вот уже в который раз, вдруг наткнулся взором на эльфа. – Гилгелир! Эй, что с тобой?
      Лихолесец брел, не разбирая дороги, волоча за собой колчан, полный стрел. Каждому ребенку было известно, что дивный народ славится своей светлой кожей, но Гилгелир был неестественно бледен и не мог вымолвить и слова, скользя по земле пустым взглядом.
      - Что с тобой? – повторил Фили, подскочив к лекарю. – Ты ранен? Гил!
      Гном грубо тряхнул его за плечо, и тот наконец пришел в себя.
      - Они все мертвы, - пробормотал эльф, подняв голову.
      Эльф судорожно вздохнул, и лицо его исказила гримаса ужаса.
      - Эти люди, шесть человек мертвы. И в этом виноваты вы!
      Гилгелир вдруг дернулся, словно попытавшись вырваться из рук Фили, и потерянно посмотрел в чащу леса.
      - Я должен сообщить страже.
      Гном похолодели. Вот только вооруженного отряда им не хватало!
      - Гилгелир!
      - Вы принесли несчастье в этот лес! – гневно выкрикнул эльф. – Вы пролили кровь людей, наших соседей!
      - Гил, опомнись! – Кили вскочил на ноги и, оттолкнув брата, ударил лихолесца по щеке, заставив смотреть на себя. – Эти люди хотели убить нашего дядю только за то, кто он есть, а нас за компанию!
      - Это неважно…
      - Еще как важно! Ты ослушался отца, мы – дядю, если мы получим по шее, так пусть хоть будет за что.
      С замиранием сердца Фили следил за лекарем. Тот затих и понурился, но было видно, что дух его все еще в смятении. В молчании прошло несколько секунд.
      - Если так надо, - негромко продолжил Кили, - мы с братом вернемся и понесем наказание. Но сперва мы должны отвезти дядю в Озерный город.
      Гилгелир поднял голову.
      - Ну как, - прошипел он сквозь зубы, - как я умудрился связаться с гномами! – эльф отер лицо рукавом и, подхватив колчан, направился к раненому.
      Незаметно выдохнув, Фили приблизился к брату и, прикоснувшись лбом к его лбу, потрепал его за загривок.
      - Видела бы тебя сейчас мама, – с гордостью шепнул он.
      - Не избежать нам взбучки, если она узнает, что здесь случилось!
      В это время Гилгелир, сидя у костра, внимательно разглядывал наконечник стрелы, затем осторожно провел по нему пальцем и, попробовав на язык, тут же сплюнул.
      - Я был прав, - без всякого восторга сообщил эльф. Он был все еще бледен, но уже вполне владел собой. – На стреле какая-то отрава.
      - Какая-то отрава? – подозрительно повторил Фили. – Ты что, не знаешь точно?
      - Но ты же лекарь! – нахмурился Кили, когда Гилгелир смущенно помотал головой.
      - Я у него учусь. Я еще не умею выводить яд из раны…
      - Не умеешь или не хочешь? – накинулся на него Фили.
      - Меня поражает твоя непоследовательность! Любой уважающий себя эльф уже бросил бы вас, выслушав столько оскорблений, не знаю, что удерживает меня!
      - Не сомневаюсь, что любой эльф именно так бы и сделал! Вы вообще склонны думать только о себе и о том, как бы сбежать за море!
      - Зато мы не питаем слабости к кровавым сражениям!
      - Прекратите немедленно!
      Кили вклинился между распаляющимися спорщиками и потряс стрелой перед носом каждого.
      - Нашли время! – сердито прикрикнул он. – Надо решить, что делать дальше.
      Гилгелир и Фили обменялись недовольными взглядами, но не проронили ни слова в адрес друг друга.
      - До Эсгарота больше двух дней пути, - буркнул Фили. – Даже здоровому гному двухдневный переход по такой одуряющей жаре дастся с трудом.
      - Не говоря уже о том, что вы ничего не смыслите во врачевании, - ехидно заметил Гилгелир.
      - Может, отнесем его к твоему учителю? – предложил Кили, пока брат не принялся пересчитывать лекарские зубы.
      - Это плохая идея! – в один голос воскликнули Гилгелир и Фили. Они покосились друг на друга, и лихолосец пояснил: - Он, конечно, вылечит вашего дядю, но он преданный слуга короля, а король вряд ли проявит благосклонность к тем, кто вторгся в его владения и убил стольких эсгаротцев.
      - Так что же нам делать?
      Над поляной повисла тишина, слышно было только треск горячих веток и тяжелое дыхание Торина. Ситуация казалось патовой.
      - Среди ваших знакомых в Эсгароте есть тот, кто разбирается в ядах? – неожиданно спросил Гилгелир каким-то странным тоном.
      Гномы, впрочем, этого не заметили.
      - Лорн! – в озарении воскликнул Кили.
      - Ты что, братец, он же кукольник!
      - Лорн был лекарем когда-то. Он спас тебя у озера. И он дружен с дядей!
      - Даже если так: Эсгарот, два дня пути, помнишь?
      - Есть способ уменьшить риск, - Гилгелир тревожно потер руки, словно жалея о том, что сказал.
      Не давая никаких пояснений, он опустился на колени рядом с раненым и, откинув одеяло, положил одну ладонь ему на грудь, другой коснулся покрытого испариной лба.
      - Что ты делаешь? – Кили присел рядом, но эльф не ответил.
      Закрыв глаза, он шептал что-то на незнакомом братьям языке. Вспышка света, гулкий раскат грома – этого ожидали молодые гномы, но ничего не произошло, просто в какой-то момент Гилгелир вздрогнул и стал заваливаться назад.
      - Гил! – испуганно вскрикнул Фили, ловя эльфа за плечи. – Что с тобой? Что ты сделал?
      Лекарь скривился и только потом приоткрыл глаза.
      - Есть разные заклинания, - прохрипел он, неловко приподнимаясь. – Они помогают раненому продержаться до прихода целителя. Некоторые делятся силой, а я забрал часть недуга себе.
      - Как это?
      Вместо ответа Гилгелир кивнул в сторону Торина, и изумленные гномы заметили, что дыхание дяди стало ровнее и глубже. Эльф же, напротив, дышал теперь прерывисто, то и дело потирая правое плечо.
      - Жар скоро спадет, - добавил Гилгелир, поднимаясь на ноги.
      - Откуда ты знаешь?
      - Потому что у меня он начинается.
      Лекарь наклонился за фляжкой с водой и пошатнулся. Он упал бы, если б вовремя не оперся о дерево.
      - Так, - Фили вытащил пробку и с некоторым беспокойством отдал фляжку эльфу, - теперь осталось придумать, что делать с тобой.
      - Не надо ничего делать. Со мной все будет в порядке, эта боль не моя, и ей неоткуда исходить, - он с усилием сглотнул и тут же поморщился, едва ли не высовывая язык. – Эру великий, вы что, жевали вискорицу?!
      - Вискорицу? Это что еще такое? Что от нее бывает?
      Всего мгновение Гилгелир выглядел озадаченным, словно ему задали детский вопрос.
      - Тошнота, головокружение, - принялся он перечислять, - ломота в костях, в худших случаях – потеря сознания…
      - Ах, это, - с пониманием протянул Кили. – Мы, гномы, используем эту травку, когда готовим кроликов.
      - Точно, - подтвердил Фили. – Добавляем в качестве приправы.
      - Приправы? – окончательно выпал из реальности Гилгелир. – Не стоит нам враждовать с теми, кто добавляет вискорицу в еду… В любом случае вам нужно немедленно уезжать. Я забрал только часть боли, но не ее причину.
      Торопить гномов не потребовалось. Они незамедлительно принялись собирать свои пожитки и седлать пони, то и дело бросая на эльфа и дядю обеспокоенные взгляды.
      - А как ты объяснишь сородичам свою землистую физиономию? – спросил Фили, затягивая ремни под брюхом лошадки.
      - Скажу правду, - пожал плечами лекарь и, заметив, как вытянулись лица гномов, пояснил: - Скажу, что набрел на стоянку разбойников, перебивших друг друга, и пытался помочь раненому.
      Фили остановился и выпрямился, с уважением посмотрев на Гилгелира. Эльф, увлеченный борьбой с принятой болью, не ответил на его взгляд. Он опустился на землю и встал только тогда, когда гномы уже были в седлах.
      - Ровной вам дороги, - пожелал он, протягивая Кили руку, которую тот тут же крепко пожал. – Не теряйте времени.
      - Гил, - окликнул эльфа Фили, - спасибо.
      Лекарь кивнул, и всадники пришпорили пони.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.