Приключения гномов, или О доверии и резном кресле +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Хоббит, Толкин Джон Р. Р. «Хоббит, или Туда и обратно» (кроссовер)

Основные персонажи:
Кили, Торин Дубощит, Фили
Пэйринг:
Торин, Кили, Фили, ОМП
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort, Мифические существа
Предупреждения:
Насилие, ОМП
Размер:
Миди, 47 страниц, 15 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Битва при Азанулбизаре осталась в прошлом. Торин осел в Эсгароте и пытается наладить свою жизнь, когда неожиданно получает письмо от сестры. Та обеспокоена судьбой своих сыновей и просит брата позаботиться о них. Сознавая ценность семейных отношений, Торин готовится к приезду племянников, подозревая, что воспитание подростков - дело посложнее сражений.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Этот рассказ родился на стыке двух идей, в мучительном поиске золотой середины.
После просмотра фильма “Хоббит: Нежданное путешествие” у меня, как и у тысяч вдохновившихся, возникло жгучее желание пофантазировать на тему того, как жили гномы Одинокой горы после изгнания Смогом.
Я принялась перечитывать “Приложения” и искать статьи о роде Дурина, чтоб узнать, что об этом пишет сам Толкин. Но все же отправной точкой стал фильм, имеющий с оригиналом немало расхождений – особенно в том, что касается дат рождений, смертей и битв. Ведь Питер Джексон сознательно втиснул события легендариума в суженные временные рамки, чтобы герои на экране выглядели органично за счет заметной разницы в возрасте.
Так родилось понимание того, что мне не удастся развить свою идею, избежав конфликта с обоими источниками.
Таким образом, я представляю вашему вниманию вольную версию того, что случилось с гномами после битвы при Азанулбизаре. Первый рассказ из запланированного цикла основан на теме, лежащей у самой поверхности: Торин Дубощит встречается со своими племянниками. Если не ошибаюсь, в оригинале он воспитывал Фили и Кили с самого их рождения в Синих горах, и здесь началось мое первое и главное отступление от первоисточника. Однако я искренне старалась сделать так, чтоб мысль “такого не могло быть”, посещала читателей как можно реже.
P.S. Заранее прошу прощения у врачей, охотников, писателей, знатоков творчества Толкина и прочих специалистов, ибо автор сего рассказа не всеведущ.

Глава IX, в которой Кили делает свой первый меткий выстрел

1 декабря 2015, 17:49
      - Фили, что нам делать? – шепнул Кили, как только Доген отошел к костру и не мог их услышать.
      Фили с досадой скрипнул зубами. Обычно он всегда находил ответ на этот вопрос, и брат полагался на него. Но сегодня все было иначе, и, несмотря на то, что он уже начал перетирать веревки о выступающий за спиной камень, никакого плана у гнома не было.
      - Я не знаю, Кили, - признался он. – Но мы придумаем что-нибудь, не бойся.
      - Но Доген прав, Торину не справиться со всеми. Их там семеро…
      - Шестеро, - поправил Фили, сосредоточенно отыскивая у камня какой-нибудь острый выступ.
      На ощупь это было не так уж просто.
      - Семеро или шестеро – его убьют, если мы не поможем.
      - Эй, вы! – вдруг крикнул один из разбойников. – Закройте рты, я ведь могу и языки отрез…
      Он не договорил, прерванный громким треском, раздавшимся среди деревьев. Звук прокатился над оврагом и затих, а разбойники так и остались сидеть, настороженно всматриваясь в заросли. Со своего места Фили увидел, как Доген кивнул головой, и двое его людей, выхватив мечи и кинжалы, скрылись в чаще.
      - Следи за ними, - главарь покосился в сторону связанных гномов, и рядом с ними тут же оказался громила - тот самый, что окатил их водой.
      Фили вспомнил его. Именно он бросился на них с кулаками, когда Торин раскрыл, что они с Кили мухлевали с картами. Впору было начать проклинать день, когда их соперником по игре стал Доген, но сейчас Фили больше беспокоила пара злых глаз, уставившихся на него сверху вниз.
      Так прошло около получаса, а дозорные все не возвращались.
      - Приготовьтесь, - негромко приказал Доген, и в свете костра сверкнули клинки.
      В тишине минуло еще несколько минут, как вдруг что-то заставило главаря обернуться. Фили вытянул шею, но обзор ему загораживала ненавистная туша разбойника.
      - Столяр! – чей-то возглас эхом пронесся по лесу.
      Выкрик привлек всеобщее внимание. Сторож тоже развернулся, отступив на шаг, и молодые гномы наконец увидели Торина. Он стоял на склоне оврага и молча взирал на бандитов. В руке гном сжимал меч, подозрительно напоминающий тот, с которым ушел один из разведчиков. Доген тоже заметил это.
      - Полагаю, мои люди отдыхают там, где ты их оставил, - ухмыльнулся он.
      Торин не ответил. Пересчитав про себя разбойников, он бросил мимолетный взгляд на связанных родичей, и Фили кивнул, подтверждая, что с ним и Кили все в порядке.
      - Долго же ты добирался, - вновь обратился к эреборцу главарь.
      - Доген, отзови своих людей и отпусти моих племянников, - негромко, но быстро проговорил Торин. Неожиданно для себя Фили понял, что дядя очень зол, гораздо злее чем был тогда, когда они с Кили бедокурили. – Ты знаешь, кто я, и знаешь, на что я способен. Давай обойдемся без кровопролития.
      - Брось, Торин! С тех пор, как ты появился в Эсгароте, все шло именно к этому дню, а твои мальчишки просто дали повод. Так что посмотри на них напоследок и умри, как подобает гному твоему положения.
      - Быть убитым шайкой оборванцев в эльфийском лесу? – воскликнул Торин с нескрываемым презрением.
      Противники бросились друг на друга без команды, в порыве всколыхнувшейся ненависти. Забыв, что связан, Фили рванулся вперед и тут же получил по ребрам от взревевшего стражника.
      - Фили!
      - Я в порядке, братец, - прохрипел молодой гном и, кое-как сев, привалился плечом к камню.
      Разбойник, охранявший их, и не думал покидать свой пост, но любопытство было сильнее его: убедившись, что пленник больше не пытается сбежать, он стал наблюдать за разгорающейся схваткой. О большем Фили и не мечтал. Не сводя глаз со спины здоровяка, он придвинулся поближе к валуну и продолжил перетирать веревку.
      Торопясь и нервничая, он ободрал себе все костяшки, но путы наконец ослабли, и оставалось лишь освободить ноги, как вдруг разбойник обернулся. Фили замер на мгновение и поспешно спрятал руки за спину, но было поздно: выхватив короткий кривой меч, стражник решил устранить назойливую проблему один махом.
      Фили сделал глубокий вздох, поклявшись себе не закрывать глаза, но на ухо ему неожиданно гаркнули:
      - Давай быстрее, чего расселся!
      И в следующий миг Кили, сидящий рядом, молниеносно распрямился и изо всех сил ударил разбойника головой в живот. Равновесие потеряли оба: и связанный гном, и застигнутый врасплох человек, - но, в отличие от Кили, разбойник незамедлительно вскочил на ноги.
      - Недомерок! – взревел он и, бросившись на пленника, сдавил его шею обеими руками.
      Кили захрипел, но не было никакой возможности вырваться из железной хватки.
      - А ну, пошел вон! – услышал гном, почти потеряв сознание, и ощутил на своем лице горячие брызги.
      Он судорожно глотнул воздуха, потом еще раз и еще, пока зрение не прояснилось, и обнаружил склонившегося над ним Фили с окровавленным мечом наперевес. Он был бледен, как полотно.
      - Ты в порядке? – спросил Фили дрожащим голосом, разрезая веревки, стягивающие руки и ноги брата.
      Кили обескуражено огляделся и лишь по прошествии нескольких секунд осознал, что смотрит на отрубленную голову человека, который только что душил его.
      - Он что, мертв?! – воскликнул молодой гном, поспешно отворачиваясь от малоприятного зрелища.
      - Да нет, не думаю, - потряс гривой Фили, помогая брату подняться с земли и одновременно пытаясь вытереть с его лица чужую кровь.
      Получилось неважно, но это бестолковее действие отчего-то успокоило гнома. Только тогда оба брата заметили, что звон мечей, раздававшийся со стороны костра, стал гораздо тише. Противников не было видно.
      - Что происходит? Где Торин? – забеспокоился Кили, но рассмотреть что-то в полумраке было не так уж просто.
      - Вон! – крикнул Фили, указывая на дальний склон оврага.
      И в самом деле: в слабых отсветах костра гномы заметили коренастую фигуру дяди. Из троих противников Торина в живых остался лишь один, но он сильно теснил его, заставляя отступать вверх по склону. И все же в этой схватке Торину не было равных. Уступив разбойнику еще шаг, он прочно закрепился на выбранном месте и нанес страшный удар, обезоружив врага. Следующий взмах клинка навсегда сбил спесь с ретивого эсгаротца.
      - Он победил! – радостно воскликнул Фили, жалея, что ноги все еще плохо слушаются его, и он не может броситься к дяде.
      По крайней мере, Кили был рядом, и его можно было тормошить сколько душе угодно. Но стоило Фили схватить его за плечо, как он заметил, что брат пристально всматривается куда-то между деревьев.
      - Берегись! – пронзительно крикнул он во всю силу своих легких.
      Торин услышал его, но не успел обернуться.

***



      Фили отчетливо видел, как стрела вошла к плечо дяди, как он вздрогнул, пошатнулся и тяжело опустился на одно колено, и неожиданно ощутил сковывающее чувство беспомощности. Он опомнился лишь тогда, когда заметил Догена, выходящего из-за деревьев.
      - Выродок! – раскатисто рыкнул молодой гном, устремляясь на помощь родичу, но Кили тут же повис на его руке, не давая сделать и шага.
      - Остановись! – отчаянно вскричал он. – Они слишком далеко, мы не успеем! Подсади меня, ну же! Лишь бы дотянуться...
      Доген тем временем направлялся вниз по склону, закинув лук за спину и обнажив меч.
      - Прости, столяр, - без тени ухмылки произнес разбойник, прожигая взглядом раненого врага. – Я хотел лишь привлечь твое внимание, но промахнулся, - он остановился и помолчал немного. – Обещаю, все закончится быстро.
      Торин не проронил ни слова, лишь выпрямился и, переложив меч в левую руку, твердо взглянул в лицо эсгаротца. Пронзительный и спокойный, этот взор ясно свидетельствовал о том, что гном не позволит противнику так просто выполнить обещание.
      Клинки взметнулись в воздух одновременно и устремились наперерез друг другу, но на сей раз преимущество было на стороне разбойника. Без труда отразив атаку Торина, Доген ударил его ногой в грудь и, воспользовавшись тем, что эреборец задохнулся от вспыхнувшей в плече боли, занес меч. Но неожиданный свист заставил его встрепенуться, а вырвавшаяся из темноты стрела насквозь пробила ему горло.
      Хрипя и захлебываясь собственной кровью, судорожно пытаясь ухватиться за древко, Доген повалился на землю и, скатившись на дно оврага, замер.
      - Во имя Дурина! – взревел Фили, подпрыгнув на месте, несмотря на нелегкую – в прямом смысле этого слова – ношу. – Ты попал в него, Кили! Попал!
      Ответа не последовало. Вцепившись в лук Торина трясущимися руками, Кили сидел на плечах брата и молча обливался потом. Его не заботило даже то, что Фили скачет, как безумный, рискуя сбросить его вниз. Впрочем, шорох, донесшийся со склона, сразу привел гномов в чувство. Младший вырвался из оцепенения, а старший усмирил свой восторг.
      - Спешивайся, братец! – торопливо воскликнул Фили и, недолго думая, скинул Кили на землю.
      Он подоспел как раз вовремя, чтоб подхватить Торина, неторопливо выходящего из-за деревьев.
      - Я в порядке, - сдержанно заверил эреборец. – Просто немного устал.
      Но он не стал отвергать помощь, и Фили это встревожило. У тела Догена Торин задержался. Некоторое время он молча всматривался в залитое кровью лицо, а затем отвернулся. Украдкой взглянув на дядю, Фили с сожалением отметил, что понятия не имеет, о чем тот думает. Единственное, что он знал наверняка, это то, что стрела, засевшая в плече, вызывает не только легкую слабость.
      - Отличный выстрел, - кивнул Торин запыхавшемуся Кили.
      Не прекращая теребить лук, молодой гном вспыхнул до корней волос, радуясь, что темнота не позволяет распознать его смущения. В конце концов, можно и потом признаться, что он целился Догену в ноги.
      - Кили, подбрось дров в костер, - попросил Фили, заметив, что брат смешался. – Нужно осмотреть рану…
      - Нет, - вдруг твердо отчеканил Торин. – Это может подождать. Мы слишком углубились в проклятый лес, и нет никакой гарантии, что разбойников было лишь шестеро, - уже тише добавил он.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.