Приключения гномов, или О доверии и резном кресле +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Хоббит, Толкин Джон Р. Р. «Хоббит, или Туда и обратно» (кроссовер)

Основные персонажи:
Кили, Торин Дубощит, Фили
Пэйринг:
Торин, Кили, Фили, ОМП
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort, Мифические существа
Предупреждения:
Насилие, ОМП
Размер:
Миди, 47 страниц, 15 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Битва при Азанулбизаре осталась в прошлом. Торин осел в Эсгароте и пытается наладить свою жизнь, когда неожиданно получает письмо от сестры. Та обеспокоена судьбой своих сыновей и просит брата позаботиться о них. Сознавая ценность семейных отношений, Торин готовится к приезду племянников, подозревая, что воспитание подростков - дело посложнее сражений.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Этот рассказ родился на стыке двух идей, в мучительном поиске золотой середины.
После просмотра фильма “Хоббит: Нежданное путешествие” у меня, как и у тысяч вдохновившихся, возникло жгучее желание пофантазировать на тему того, как жили гномы Одинокой горы после изгнания Смогом.
Я принялась перечитывать “Приложения” и искать статьи о роде Дурина, чтоб узнать, что об этом пишет сам Толкин. Но все же отправной точкой стал фильм, имеющий с оригиналом немало расхождений – особенно в том, что касается дат рождений, смертей и битв. Ведь Питер Джексон сознательно втиснул события легендариума в суженные временные рамки, чтобы герои на экране выглядели органично за счет заметной разницы в возрасте.
Так родилось понимание того, что мне не удастся развить свою идею, избежав конфликта с обоими источниками.
Таким образом, я представляю вашему вниманию вольную версию того, что случилось с гномами после битвы при Азанулбизаре. Первый рассказ из запланированного цикла основан на теме, лежащей у самой поверхности: Торин Дубощит встречается со своими племянниками. Если не ошибаюсь, в оригинале он воспитывал Фили и Кили с самого их рождения в Синих горах, и здесь началось мое первое и главное отступление от первоисточника. Однако я искренне старалась сделать так, чтоб мысль “такого не могло быть”, посещала читателей как можно реже.
P.S. Заранее прошу прощения у врачей, охотников, писателей, знатоков творчества Толкина и прочих специалистов, ибо автор сего рассказа не всеведущ.

Глава XII, в которой взросление приходит с ответственностью

19 декабря 2015, 19:38
      Заклинание сработало. Фили, который вез Торина, прижимая его к себе одной рукой, в какой-то момент осознал, что на его запястье сомкнулись сильные пальцы.
      - Кили! – позвал он, натягивая поводья. – Давай быстрее флягу!
      - Он очнулся?
      Кили перекинул поводья пони Торина, которого вел под уздцы, через луку своего седла и торопливо спешился. Строгий взгляд дяди, на который он наткнулся в следующее мгновение, обрадовал его больше, чем можно было себе представить.
      - Вы целы? – едва слышно осведомился Торин, сделав глоток воды.
      - В полном порядке, - улыбнулся Кили.
      - Мы возвращаемся в Эсгарот, - добавил Фили, знаком велев брату вернуться в седло. – Продержись еще немного.
      И все же через пару часов гномам пришлось остановиться. Пони были выносливы, но даже они не смогли бы преодолеть такое расстояние за раз.
      Дневная жара спала, и землей постепенно овладевал пронизывающий ветер. В Бурых землях всегда было так, и братья поспешили собрать хоть какой-то хворост и лишайник, чтоб развести костер.
      - Продолжим путь, как только пони отдохнут, - проговорил Фили, доставая из сумок одеяла. – Попробуй поспать, я разбужу тебя.
      - Не хочу, - помотал головой Кили, грея руки у трепещущих язычков пламени.
      Фили внимательно посмотрел на брата и, не сказав ничего, отошел к Торину. Тот спал, и молодой гном осторожно, боясь потревожить его сон, заглянул под повязки. Увиденное ему не понравилось, но, к сожалению, Гилгелир был прав, говоря об их лекарских талантах, а точнее их отсутствии. Подавив тяжелый вздох, Фили укрыл дядю одеялом и сел рядом с Кили.
      - Ты не хочешь поговорить? – неожиданно спросил он.
      - О чем?
      - О том, что тебя беспокоит. Мне странно видеть тебя таким тихим.
      Кили заерзал, но так и не ответил, с остервенением поворошив ветки в костре.
      - Например, о том, что ты убил человека, - подсказал Фили.
      Кили вздрогнул, словно от удара.
      - Ты тоже, - почти с вызовом бросил он. – Не жалеешь?
      - Жалею, что есть люди, которые не оставляют выбора, - отозвался Фили, быстрым ответом дав понять, что не сомневается в своих словах.       – Я защищал тебя в детстве от соседских мальчишек. Это почти то же самое, только они никогда не пытались тебя задушить. Ну а ты? Жалеешь?
      Кили потребовалось несколько минут на то, чтоб собраться с мыслями, хотя Фили видел, что именно об этом брат и размышлял с тех пор, как они покинули лес.
      - Я не хотел его убивать, - признался наконец Кили, - но иначе он убил бы Торина.
      - Да, - невесело ухмыльнулся Фили, - но от этого не легче, верно?
      - Не легче.
      Ободряюще взлохматив волосы младшего брата, молодой гном плотнее закутался в одеяло. Они живы. Все трое. И так оно и останется.
      - Как думаешь, - некоторое время спустя произнес Кили, глядя на Торина сквозь огонь, - что сделает с нами дядя, когда узнает, что мы спелись с эльфом?
      - Мой бедный брат! – воскликнул Фили и, покосившись на спящего эреборца, понизил голос до шепота: - В тебе все еще говорит вискорица. С каким еще эльфом?
      - Ты прав. Кто знает, что с нами приключилось бы, наткнись мы не на Гила, а на кого-то другого из его народа. По крайней мере, он выиграл нам время…
      - Немного, - нехотя признался Фили. – Рана воспалилась, действие магии ослабевает, а впереди еще большая часть пути.
      С тревогой посмотрев на брата, Кили выпутался из одеяла и, обойдя костер, присел на корточки рядом с Торином. Прикоснувшись к пылающему лбу дяди, он вскинул голову.
      - Ему становится хуже. Почему ты мне не сказал?
      - Потому что ты бессилен что-либо сделать! И я тоже, - примиряющее добавил Фили.
      Но Кили такой ответ не устроил. Перемахнув через костер, он оказался возле брата и с неожиданной легкостью вздернул его с земли.
      - Значит, надо торопиться!
      - Возьми себя в руки! - прикрикнул Фили, хватая родича за ворот. – Если не дать пони отдохнуть, от них не будет толку!
      - Но мы не можем просто сидеть и ждать, - в голосе Кили мелькнула обреченность. – Ты не понимаешь… Мама. Сперва она потеряла деда, потом брата…*
      - Я знаю историю нашей семьи, - отрезал молодой гном, отвернувшись.
      - Мы не можем допустить, чтоб он тоже погиб.
      На задворках сознания Фили сообразил, что Кили не хочет произносить имя Торина, боясь накликать беду, но дальше эта мысль не пошла.
      - Лорн, - вдруг отчеканил он.
      - Что? – растерялся Кили.
      - Помнишь, Лорн рассказывал про вонючую траву?
      - Ацелас? Да, и что?
      - Он сказал, что следопыт, которого он ей лечил, был отравлен.
      - Я понял, к чему ты ведешь! Но ведь мы не имеем никакого представления о том, как ей пользоваться!
      Фили задумался. Мама не раз говорила, как опасно использовать то, о чем ничего не знаешь, и он не мог отмахнуться от ее слов. С другой стороны…
      - Слушай, – Фили взял брата за плечи и твердо посмотрел ему в глаза, - мы ведь еще в детстве решили, что добрые знаки помогают, а дурные предупреждают. Так что ничего еще не решено!
      Он выпустил Кили и принялся рыться в сумках в поисках тряпиц, в которые они заворачивали растения.
      - Лорн не просто так упомянул о том случае со следопытом, - продолжал рассуждать от, чувствуя, что внутри поднимается волна уверенности. – Ты не просто так нашел ацелас в этом чертовом лесу. Я не просто так вспомнил о нем сейчас, - Фили достал длинные листья и торжествующе показал их брату. – И не просто так мы сохранили их в суматохе.
      - А если ничего не выйдет? – очень тихо спросил Кили.
      На мгновение Фили посерьезнел.
      - На то я и старший брат, чтоб брать на себя ответственность.
Примечания:
* Речь идет о битве при Азанулбизаре, ставшей знаковой в войне между орками и гномами, мстящими за смерть короля Трора. В этой битве погиб Фрерин, брат Торина, были ранены Траин, отец Торина, и сам Торин. Но в фильме “Хоббит: Нежданное путешествие” Балин рассказывает о битве, в которой погиб Трор, а Траин пропал, потеряв рассудок от горя. В оригинале же между смертью Трора и Траина проходит 60 лет.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.