Приключения гномов, или О доверии и резном кресле +37

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Хоббит, Толкин Джон Р. Р. «Хоббит, или Туда и обратно» (кроссовер)

Основные персонажи:
Кили, Торин Дубощит, Фили
Пэйринг:
Торин, Кили, Фили, ОМП
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort, Мифические существа
Предупреждения:
Насилие, ОМП
Размер:
Миди, 47 страниц, 15 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Битва при Азанулбизаре осталась в прошлом. Торин осел в Эсгароте и пытается наладить свою жизнь, когда неожиданно получает письмо от сестры. Та обеспокоена судьбой своих сыновей и просит брата позаботиться о них. Сознавая ценность семейных отношений, Торин готовится к приезду племянников, подозревая, что воспитание подростков - дело посложнее сражений.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Этот рассказ родился на стыке двух идей, в мучительном поиске золотой середины.
После просмотра фильма “Хоббит: Нежданное путешествие” у меня, как и у тысяч вдохновившихся, возникло жгучее желание пофантазировать на тему того, как жили гномы Одинокой горы после изгнания Смогом.
Я принялась перечитывать “Приложения” и искать статьи о роде Дурина, чтоб узнать, что об этом пишет сам Толкин. Но все же отправной точкой стал фильм, имеющий с оригиналом немало расхождений – особенно в том, что касается дат рождений, смертей и битв. Ведь Питер Джексон сознательно втиснул события легендариума в суженные временные рамки, чтобы герои на экране выглядели органично за счет заметной разницы в возрасте.
Так родилось понимание того, что мне не удастся развить свою идею, избежав конфликта с обоими источниками.
Таким образом, я представляю вашему вниманию вольную версию того, что случилось с гномами после битвы при Азанулбизаре. Первый рассказ из запланированного цикла основан на теме, лежащей у самой поверхности: Торин Дубощит встречается со своими племянниками. Если не ошибаюсь, в оригинале он воспитывал Фили и Кили с самого их рождения в Синих горах, и здесь началось мое первое и главное отступление от первоисточника. Однако я искренне старалась сделать так, чтоб мысль “такого не могло быть”, посещала читателей как можно реже.
P.S. Заранее прошу прощения у врачей, охотников, писателей, знатоков творчества Толкина и прочих специалистов, ибо автор сего рассказа не всеведущ.

Глава XIV, в которой бургомистр выражает благодарность

11 января 2016, 16:41
      Бургомистр вился вокруг кресла, то и дело наклоняясь, чтоб изучить резьбу и поковырять ее толстым пальцем. Торина это раздражало и забавляло одновременно. Раздражало, потому что эсгаротец пытался найти изъян в гномьей работе и сбить цену, забавляло, к слову, по той же причине, ведь Торин прекрасно понимал, что прицепиться не к чему. К счастью, бургомистр, несмотря на свою жадность, был честным человеком и вскоре развел руками, признавая свое поражение.
      - Великолепно! – улыбнулся он и сел. Довольство на широкой физиономии стало еще заметнее. – Хотя я, по правде говоря, уже не надеялся, что ты успеешь вовремя, - он указал взглядом на плечо Торина.
      Лорн настоял на том, чтоб он держал руку на перевязи до тех пор, пока рана окончательно не затянется. Естественно, Торин снял перевязь, как только кукольник ушел, но хитрый эсгаротец подстерег его на улице и принялся нудить о том, что некогда лекарей чтили наравне с королями, все их предписания выполнялись неукоснительно и так далее, и тому подобное. Словом, через полчаса Торин не выдержал и сдался на милость ухмыляющегося друга.
      - Это правда, - с достоинством кивнул эреборец. – Работу завершили мои племянники.
      - Фили и Кили, кажется? – улыбнулся бургомистр молодым гномам. Те приосанились и смело посмотрели в ответ, явно гордые, что первый человек Эсгарота знает их по именам. – Мне рассказывали, - вновь обратился к Торину бургомистр, - что ты был не слишком доволен, увидев, во что они превратили твой дом?
      - Я уже объяснил им, почему ремеслами занимаются в мастерских. Разногласия улажены, - эреборец повысил тон, заметив, что племянники обиженно надулись и опять собираются защищать свои благие намерения.
      - Откуда вы знаете столярное дело? – спросил у братьев бургомистр.
      - Мы вообще много чего полезного умеем, - отозвался Фили, даже не скрывая, что фраза предназначена дяде.
      - Как бы то ни было, вы молодцы.
      Эсгаротец открыл сундук, стоящий у стола, и, отсчитав деньги в кожаный мешочек, протянул его братьям. Высыпав на ладонь горсть блестящих монет, Фили и Кили не удержались и ахнули: по сравнению с теми крохами, что им удавалось выиграть у трактирных завсегдатаев, это были баснословные богатства.
      Торин, впрочем, был настроен скептически. Как и полагалось истинному гному, он превосходно считал и, бросив на деньги мимолетный взгляд, сразу понял, что там ровно та сумма, на которую они с бургомистром договаривались. Этого было много для него одного, но троим придется жить впроголодь.
      - Вот и чудесно, - улыбнулся бургомистр, рассматривая воодушевленные лица молодых гномов. – Теперь можете идти.
      Эреборец сухо кивнул и подтолкнул племянников к выходу.
      - Останься, Торин, - догнал его голос эсгаротца. – Нам нужно поговорить.
      Гном остановился и поймал на себе вопросительные взгляды Фили и Кили.
      - Ступайте, - негромко велел он. – Я скоро вернусь.
      Он закрыл за племянниками дверь и повернулся к владетелю Озерного города. Тот как-то странно молчал. Торин не причислял себя к тем, кого называют физиономистами, но от него не укрылось, что бургомистр чувствует себя неуютно и не испытывает никакого восторга по поводу того, о чем хочет повести речь.
      - Садись, - предложил он, заставив себя принять величавый вид, но Торин предпочел остаться на ногах.
      Бургомистр, несмотря на свою тучность, был довольно высок, и у гнома не было ни малейшего желания давать ему преимущество и смотреть на него снизу вверх.
      - Я хотел поговорить с тобой о твоих подопечных.
      - Насколько я знаю, в последние дни они не бедокурили, - перехватил инициативу Торин, но эсгаротец только криво усмехнулся.
      - Это как сказать. Младший из братьев, Кили, верно? Он должен покинуть город.
      - Покинуть город? – нахмурился Торин, предвидя, что беседа будет недолгой, но увлекательной.
      - Немедленно. Пока не случилось беды.
      - В чем причина такого решения?
      Бургомистр откинулся на спинку кресла и нервно постучал перстнем по подлокотнику.
      - Он убил Догена.
      - В ту ночь я убил четверых, почему ты наказываешь мальчишку? Он оказал этому городу неоценимую услугу!..
      - Все несколько сложнее, чем может показаться, - перебил эсгаротец. - Разбойники, с которыми ты расправился, были специально выбраны, чтоб измотать тебя, и их участь была предрешена Догеном. Сам главарь – это другое дело. О его смерти не жалеют даже его последователи, но его приемник не позволит вам уйти безнаказанными, и, если Кили останется, он подвергнет опасности жителей Эсгарота. Мне не нужны жертвы.
      Торина сжигал гнев. Он стоял перед человеком с тщедушным нутром и понимал, что не в силах одержать верх в этой битве.
      - Ты хочешь изгнать из города правого юношу в угоду своре негодяев, против которых боишься выступить?
      Приведенный в замешательство прямым вопрос, бургомистр поднял голову и не нашелся, что ответить.
      - Ты не понимаешь, какая на мне ответственность…
      - Понимаю, - отрезал Торин. – Но эта маленькая уступка, сохранившая покой сегодня, завтра дорого тебе обойдется.

***



      - Торин! Я только что узнал!
      Лорн ворвался в дом и в недоумении уставился на друга. Тот преспокойно сидел у окна и попыхивал трубкой.
      - Ты вообще собирался мне сказать? – обижено осведомился кукольник.
      Гном поднял на него задумчивый взгляд.
      - О чем?
      - О том, что бургомистр изгнал Кили! Кстати, где это они с братом пропадают? – забеспокоился Лорн, оглядывая комнату в поисках племянников эреборца.
      - Помогают кузнецу, - подсказал Торин. – Им нравится слушать его небылицы.
      - Ты вообще собираешься что-нибудь предпринять?!
      - Конечно, - гном отложил трубку. – Собираюсь уехать вместе с ними.
      Лорн застыл на месте, пораженно хлопая глазами. Затем пододвинул себе стул и, молча сев напротив друга, облокотился на стол, всем своим видом показывая, что требует объяснений. Торин неспешно вытряхнул пепел, и с последним ударом трубки о ладонь лицо его исказило раздражение.
      - Я солгу, если скажу, что способен понять поступок бургомистра, - проговорил он, едва совладав с собой, - но в одном он прав: наше присутствие подвергает жителей Озерного города опасности, особенно тех, кто открыто встал на нашу сторону. Поэтому ты не должен был узнать, что мы уезжаем завтра с рассветом, но, - гном развел руками, - слухи здесь разносятся слишком быстро.
      - Да если б мы с женой отворачивались от хороших людей всякий раз, когда…
      Лорн не договорил, заносчиво махнув рукой. Он откинулся на спинку стула и долго косился на притихшего эреборца.
      - Вы твердо решили уехать? – спросил он некоторое время спустя. – Ты ведь еще не оправился от раны.
      Торин иронично вскинул бровь.
      - Да, понимаю, притянуто за уши, - согласился кукольник. – Просто мне трудно смириться с несправедливостью.
      - Мне тоже, мой друг. Мне тоже.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.