Притворщик

Джен
R
Завершён
233
автор
Размер:
133 страницы, 13 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
233 Нравится 59 Отзывы 113 В сборник Скачать

11. Безумные игры

Настройки текста
Яркое пятнышко маршевых двигателей ушедшего в прыжок корабля вспыхнуло и тут же погасло. Адмирал Пиетт ощутил, как точно так же гаснет его жизнь. Уже не важно как, но повстанцы смогли сообразить, что гипердвигатель «Сокола» просто отключен, и активировали его в последний момент, который раз выскользнув из расставленной по всем правилам ловушки. «А я ведь предлагал разобрать эту посудину на винтики, но меня никто не послушал!» — мысль мелькнула и исчезла, смытая волной отчаяния. Темный лорд ошибок не прощал, особенно таких грубых. Поэтому оставалось лишь зажмуриться и ждать своей участи. Видеть в последние секунды жизни осуждающе-сочувственные гримасы штабных офицеров Фирмусу не хотелось. За месяц, прошедший с его назначения на высокую должность, эти понимающие ухмылки уже успели набить оскомину. Быстрый взлет — быстрое падение. Похоже, сегодня те, кто ставил свои жалкие кредитки против него, получат крупный куш. Но Вейдера мало интересовали настроения на мостике. Ситх развернулся и медленно пошел прочь, подметая надраенную палубу полами плаща. Пиетт изумленно моргнул и с растущим недоумением посмотрел вслед главкому. Ощущал себя адмирал, как жертва сарлака, которою почему-то сочли невкусной. Но привлекать внимание монстра лишний раз было безумием. Спустя несколько секунд Фирмус сообразил, что капитан линкора топчется у него за спиной в попытке привлечь внимание. — Да? — короткое слово вышло больше похожим на карканье, но Пиетта это не смутило. Адмирал был рад, что ему вообще удалось выдавить из перехваченного спазмом горла хоть какой-то звук. — Сэр, — капитан первого ранга Герент замялся, не зная, как помягче сформулировать вопрос. — Каковы будут дальнейшие указания? «Указания?» — мысленно удивился Пиетт. Вся эта операция была построена вокруг захвата одного единственного человека, недоученного рыцаря-джедая. В качестве приятного бонуса прилагалась еще мятежная принцесса, хотя адмирал не был уверен в том, что даже Вейдер знает, что делать с ее высочеством. Приказ о передаче заложников на «Исполнитель» был отдан буквально за пять минут перед посадкой Скайуокера и явственно попахивал импровизацией. То ли ситх предвидел возможную неудачу, то ли просто решил перестраховаться, адмирал так и не узнал, поскольку повстанцы не рискнули воспользоваться имперским гостеприимством. А их несговорчивость едва не стоила ему головы. Пиетт украдкой покосился на монитор, показывающий панораму Беспина, тонущего в последних лучах закатного солнца. Облачный город казался черным силуэтом, плывущим на фоне карминно-красного неба. «Кажется, это добывающая колония», — адмирал порылся в памяти в поисках названия местных полезных ископаемых, но быстро оставил эти попытки. Что бы там ни было — глупо покидать уже взятый город. — Оставьте там гарнизон и сообщите моффу сектора, что эта планета переходит под его юрисдикцию, — Пиетт, никогда не считавший зазорным сваливание ответственности на чужие плечи, не стал изменять привычке и на этот раз. — Прочешите пространство в поисках неопознанных кораблей. Возможно, тут остались те, кто сочувствует Альянсу. Капитан резко кивнул и отошел, раздавая указания по цепочке. Мостик снова ожил: зазвучали голоса операторов, послышался привычный бубнеж координаторов полетов, звонкие доклады вахтенных и тому подобный рабочий шум. Гроза миновала, можно было выдохнуть, пересчитать новые седые волосы и вернуться к выполнению своих обязанностей. Адмирал так и собирался сделать, но его отвлек старший связист дежурной смены, не поленившийся оторваться от своего места и лично принести датапад с последними полученными данными. Разведка любезно сообщала, что в секторе Трилл-17 обнаружена повышенная активность, предположительно связанная с концентрацией повстанческого флота. Точно такие же сведения поступили из сектора Оск-2, что серьезно усложняло задачу. Указанные точки находились фактически в разных концах галактики, а гонять «Эскадрон» за призраками, которые на поверку могут оказаться всего лишь горсткой контрабандистов, Пиетт не имел никакого желания. Как и идти с таким докладом к лорду Вейдеру. Поэтому Фирмус сухо поблагодарил связиста, затребовав через час организовать ему прямую связь с Корускантом. Возможно, глава военной разведки сочтет его перестраховщиком, но адмирал хотел точно знать, что именно они там нашли. Сейчас ему, как никогда, требовался совет, но он очень сомневался в том, что все еще имеет на него право. Спустившись на несколько уровней, Пиетт подошел к двери каюты и коснулся клавиши, опасаясь, что Вирс просто не захочет с ним разговаривать. После того как адмирал воспользовался своим положением и практически насильно вернул генерала в мир живых, Максимилиан всячески избегал бывшего друга. Протезирование, к которому пришлось прибегнуть после тяжелого ранения на Хоте, шло вразрез с принципами Вирса, но оспорить приказ Вейдера он не смог, да и вообще узнал о нем, только очнувшись от наркоза. Кто стоял за этим приказом, выяснить особого труда не составило. Спустя долю секунды створка скользнула в сторону. — Какая неожиданность, — вместо приветствия сообщил генерал, не потрудившись даже обернуться. — Неприятная, надо полагать, — Пиетт прошелся по светло-серому ковру и без приглашения уселся в кресло. — Но мне нужна помощь. — Увы, сейчас из меня плохой советчик, — с непонятной интонацией отозвался Вирс. — Я покидаю «Исполнитель» через два часа. Отправляюсь смывать вину кровью и курировать очередную великую имперскую стройку в самом занюханном углу Галактики. Генерал посмотрел на рамку с голографией, которую держал в руках, и осторожно положил ее лицом вниз на столешницу. — Что? Какую еще вину? — Фирмус снял каскетку и взъерошил волосы. Новости обрушивались на него одна за другой, и он уже не знал, как на них реагировать. — Мне сообщили, что мой сын присоединился к повстанцам, — Вирс присел на край столешницы и уперся в нее руками. Костяшки крепко стиснутых пальцев побелели. Похоже, ровный тон давался Максимилиану очень тяжело. Пиетт подобрал отвисшую челюсть и нервно хихикнул: — Могу тебя обрадовать, ты в этом не одинок. Лорд Вейдер всего пару часов назад сообщил страшную правду одному юному повстанцу. Парень настолько впечатлился, что предпочел прыгнуть в вентиляционную шахту. Вот уж правду говорят, что с такими родичами никаких врагов не надо, — неожиданно зло закончил фразу адмирал. Вирс уставился на него, как на умалишенного. — Мальчишка-джедай — сын Вейдера? Не может быть… хотя, он ведь тоже одаренный… Стоп, а откуда тебе это известно? Не думаю, что ситх устраивал из этого признания спектакль. Это же не показательная казнь, в конце концов! — От большой белой банты. Прослушка, конечно, — Фирмус устало пожал плечами. — Вейдер приказал полностью проверить город сразу, как мы вошли в систему. Я тогда не знал, что именно мы ищем, но на всякий случай приказал техникам подключиться к городским коммуникациям и фильтровать данные по ключевым словам. Шифры там не настолько сложные, чтобы составить серьезную проблему, хотя задержка в передаче данных есть. Таким образом, подробности всего, что творилось на Беспине, я выяснил буквально за пять минут до того, как повстанцы удрали. Хорошо хоть мы не успели подстрелить их корыто перед самым уходом в прыжок. Собирать высокородные останки по всему сектору пришлось бы долго. Пиетт с силой потер висок. — Вопрос — что теперь с этим всем делать? — Молчать в тряпочку, — мрачно хмыкнул Вирс. — Если жить хочешь, конечно. — Не получится, — Фирмус вздохнул. — Надеюсь, ты в курсе, что Оззеля главком недолюбливал не только за глупость и полную профнепригодность? Лорд думал, что покойник работал на Службу Безопасности. — А разве нет? — генерал обошел стол и тяжело уселся на свое обычное место. Максимилиан еще не привык к протезам и поэтому сам себе временами напоминал шагающий танк — движения получались такими же неуклюжими. — Нет, на СИБ работал я. Повисла гнетущая тишина. Вполне ожидаемо завершившаяся взрывом. — Фирмус, ты шаак! Ты! — на этом печатные слова у Вирса закончились, и он выдал в пространство заковыристую фразу на хаттском. Прочувствованно, хорошо поставленным командным голосом. — Спасибо, я в курсе, — Пиетт демонстративно потер оглохшее ухо. — Чем я думал в тот момент, когда соглашался на это предложение, я тоже помню достаточно хорошо. Головой. — Не похоже, — буркнул Максимилиан, постепенно успокаиваясь. Руганью данная проблема не решалась. — Если лорд узнает… — Он знает, — убитым тоном сообщил адмирал. — Более того, я сам ему об этом сказал. Через сутки после своего повышения. Лучше уж так, чем на допросе. Вирс помотал головой, пытаясь вытряхнуть из нее дурацкую мысль о том, что находится в сумасшедшем доме. Ладно ситх, который всегда отличался склонностью к странным поступкам, но Фирмус? Или это резкий карьерный взлет на него так повлиял? — И… что? — генералу очень хотелось поставить вопрос иначе, но подходящая формулировка упорно не придумывалась. — Скажем так, мы договорились. То есть, мне не свернули шею сразу, — Пиетт поежился, вспомнив тот крайне неприятный разговор, в процессе которого он умудрился грохнуться в обморок. — В общем, теперь я работаю на две стороны сразу. — И шарахаешься от каждой тени, — мрачно заключил Максимилиан. — От одной единственной, если точнее, — адмирал откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Безвольно свешивающиеся с подлокотников кисти и бледный в прозелень цвет лица Фирмуса заставили бы любого стороннего наблюдателя засомневаться в том, что командующий «Эскадроном» все еще жив. А Вирса — впервые обратить внимание на то, как осунулся Пиетт за последние несколько недель. Черты заострились, под глазами залегли темные тени, а уголок правого глаза то и дело подергивался в нервном тике. Вот как сейчас. Фирмус прижал дрожащее веко кончиком указательного пальца, дожидаясь, пока пройдет приступ. Спал он последний раз около двадцати часов назад и сомневался, что сегодня ему светит свидание с подушкой. Поздороваться с сапогом Темного лорда по примеру казненного Нииды было куда больше шансов. — Итак, что именно ты хочешь услышать? Стреляться лучше в висок, так надежнее, а снотворное и коньяк лучше не смешивать, — хмыкнул генерал. — А если серьезно, то кроме доклада по всей форме главкому о полученных в результате прослушивания данных, мне посоветовать нечего. Скорее всего, эта информация уже ушла в Центр Империи и вызвала там нездоровое оживление. Пиетт открыл один глаз и недоверчиво уставился на приятеля. — Я похож на идиота? — Очень, — бессердечно подтвердил его подозрения генерал. — Спасибо на добром слове, я всегда знал, что ты блестяще умеешь утешать, — Пиетт резко выпрямился, мгновенно перейдя от ленивой расслабленности к хищной собранности. Умение быстро соображать в критических ситуациях было тем качеством, которое Вейдер и его кошмарный повелитель ценили в адмирале больше всего. И нещадно эксплуатировали. — Оставим в покое ситхов, их предсказать невозможно. Тем более что после передачи этого доноса милорда наверняка вызовут в столицу, проверить, почему это он, только что из исполняющего обязанности ставший действительным главнокомандующим, раздает Империю направо и налево. Со мной или без меня, но «Эскадрон» должен продолжить поиски базы Альянса. А сведения разведка дает противоречивые. — Например? — Вирс удивленно вздернул бровь, выразив свое сомнение в компетентности агентов. До сегодняшнего дня «Эскадрон» в своих передвижениях руководствовался скорее озарениями Темного лорда и данными автоматических спутников-шпионов, чем сводками главного управления военной разведки. — Сектора Трилл-17 и Оск-2. На выбор. Генерал пощелкал клавишами, выведя на проекционный стол объемную карту галактики. — Интересно, поближе они ничего не нашли? — проворчал он. — Видимо, нет, — вздохнул Пиетт. — Если это не очередные политические игры в попытке загнать нас с глаз подальше, то сектор Трилл выглядит более правдоподобно. Практически край мира, Пространство Хаттов рядом. Идиотов, желающих сдать Империи кого-либо за те деньги, которые она предлагает, исчезающее мало. Уютный уголок, прямо скажем. И смыться просто — прямой гиперпростанственный маршрут на расстоянии вытянутой руки. Смущает только то, что сектор Оск-2 находится на другом конце этого маршрута. — Две связанные базы? — предположил Вирс. В стратегии он разбирался лучше Фирмуса, но никогда не акцентировал на этом факте внимания. — Возможно. Но если так, то повстанцам пришлось разделить флот. У Хота мы уничтожили почти два десятка транспортов. Для Альянса потеря существенная, но не критическая. Боевых кораблей там уже не было, успели унести ноги раньше, — Пиетт помолчал, разглядывая карту и напряженно размышляя. — Я постараюсь вытрясти из разведки всё, им известное, но подозреваю, что основную базу стоит искать в районе рукава Тингел. А флот — в Пространстве Хаттов. — Хочешь привлечь к поискам местные силы? — уточнил Максимилиан, постукивая по столу кончиками пальцев. Выкладки адмирала ему не нравились, но он пока не мог точно сказать — чем. — А кто мне даст? Всё сами. Один разрушитель, например «Мститель», отправим в сектор Орск. Изобразить патрульный крейсер много ума не надо, справятся. Заодно выгрузят разведдройдов. Остаток «Эскадрона» можно послать в гости к хаттам. Даже если там нет повстанцев, напомнить о величии Империи не помешает. А то не сектор, а гнездо сарлакка в чистом виде. Собственно, надо бы обрадовать контр–адмирала Виира. «Эскадрон» в сектор Трилл предстоит вести именно ему. — Подарок с подвохом, да? — неуклюже пошутил Вирс, прекрасно помнивший, что именно контр-адмирал был одним из тех, кто не стеснялся называть Фирмуса выскочкой вслух и писать на тогда еще капитана Пиетта доносы. Впрочем, это не отменяло того факта, что из всех офицеров штаба флота Виир был самым талантливым. А скверный характер у таких высокопоставленных особ скорее правило, чем исключение. — Именно, — хмыкнул адмирал и, резко побледнев, взглянул на пронзительно пискнувший комлинк. — А я пойду докладываться. Лорд Вейдер желает меня видеть немедленно. Завещание писать некогда, да и смысла нет. Пиетт вымучено улыбнулся. — Пожалуй, сегодня я вынужден сказать «прощай», а не «до свидания». — Не стоит, — покачал головой Вирс. — Не для того тебя вытащили из этого болота, чтобы в нем же утопить. Вейдер, быть может, и чудовище, но при этом он очень прагматичный хаттов сын. Не трясись, похоже, что в этом дурдоме ты выглядишь самым нормальным. — Знать бы еще, хорошо это или плохо, — тихо проговорил Пиетт, крепко пожимая протянутую руку. — Не знаю, — Максимилиан внимательно взглянул приятелю в глаза, — но определенное разнообразие в ряды наших хронических параноиков вносит. Фирмус звонко фыркнул в ответ и шагнул через порог, испытывая странное чувство. Ему казалось, что Вирса он видит в последний раз. Но адмирал лишь тряхнул головой, загоняя эту дикую мысль подальше. Сохранность собственной жизни Пиетта сейчас волновала больше всего. А обо всех прочих проблемах он подумает завтра. Если доживет.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.