Иной мир, проблемы те же (ну, почти)... 3363

Дул автор
Ruroni соавтор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Одни мечтают попасть в другой мир, другие же нет. Но что если об этих мирах не подозревать, но все равно там оказаться? Как жить, что делать, какую цель перед собой поставить? Да и как сохранить себя, учитывая то, что теле запечатан демон, у которого так же есть свои мысли и желания.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Чтобы больше соответствовать цензуре, а так же простой логике, но самое важное - заявке, стражницы будут старше в фике, чем они были в сериале и комиксах (там им по 12-14 лет).

Так же все, кто впервые наткнулся на этот фик убедительно просим прочитать предупреждения. Там описаны почти все моменты, которые чаще всего вызывают вопросы, а нас немного достало отвечать одно и тоже.

Если кому нужны ссылки на Самиздат:
1я часть: http://samlib.ru/n/nagelxman_n/01inojmir.shtml
2я часть: http://samlib.ru/n/nagelxman_n/02inojmir.shtml

Омак от Tenge no Sassori: https://ficbook.net/readfic/6432321

Для тех, кто захочет подкинуть на что-нибудь:
https://money.yandex.ru/to/410011383894570
Вебмани - R300322494625
Карта "Сбербанка": 5469-5500-1140-5195

Работа написана по заявке:

Интерлюдия II: Одинокий лист...

11 августа 2018, 04:31
      Весело насвистывая какую-то песенку, из одного неприметного, но очень известного в определенных кругах здания вышла красивая девушка в очень странной одежде. Красивая? Нет, это не точное определение! Мужчины, которые видели её, замирали на месте и пытались подобрать свои челюсти с земли, а если они были еще и с женщинами, то знакомились с их локотками. Сказать по правде, причина, по которой никто к этой девушке не пытался подойти, заключалась в том, что она была шиноби. Точнее, куноичи, но многие не понимали этой разницы. Ведь только представители этой профессии могут одеться во что-то столь неприличное и плевать на все писанные и неписанные правила!       Так что даже отсутствие повязки со знаком деревни никого не смущало и не могло сбить с толку. И пускай чрезвычайно много людей шиноби даже не видели, но в городах, как, например, в том, из которого выходила эта куноичи, их замечали часто, дабы знать о том, что эти наемники не дружат с головой. В самом деле, кто из приличных девушек будет так сильно оголять свое тело? Они же не какие-то проститутки! А эта не только так оделась, но еще и не обращала внимания на откровенно раздевающие взгляды всех мужчин, что её встречали.

***

      Хината с трудом смогла подавить вздох, когда очередной крестьянин засмотрелся на неё, в результате чего буквально грохнулся на землю. Подобное не было для девушки чем-то необычным, но до сих пор вызывало раздражение, и не помогала даже почти трехлетняя тренировка в компании самого большого извращенца их мира, точнее, его "исследования". Впрочем, юная Хьюга все равно не желала менять свой наряд, стоило только представить, как же скривятся лица старейшин её клана.       Когда-то давно подобная одежда, что была одета на ней сегодня, заставила бы девушку грохнуться в обморок от стыда и смущения, и еще неизвестно, чего было бы больше. И правда, когда она уходила из родного селения, Хината никогда не смогла бы представить, что сможет надеть столь коротенькие шортики, едва прикрывавшие её попу… Она бы назвала это скорее спортивными трусами, чем шортами. Да и на спортивный лифчик, что очень плотно прилегал к её груди, не давая сильно колыхаться, она бы вряд ли в те времена решилась. Пожалуй, единственным, что немного все же успокаивало девушку, была куртка, повязанная на поясе и скрывавшая, пускай и не очень удачно, попу, над которой любимая сенсей тоже поработала!       Но, стоило признаться хотя бы самой себе, что, помимо названной, была и еще одна, более практичная причина, которую не слишком хотелось вспоминать.       — Гр-р-р-р… — Только от одной мысли о той самой шутке Цунаде-сенсей хотелось кого-нибудь пристукнуть. В самом деле, как можно было так поиздеваться над ученицей? Теперь-то она понимала Шизуне-сан и её столь категоричные отказы от подобных операций. Но, с другой стороны, даже интересно, как на неё отреагирует Наруто-сама? — А-хе-хе-хе…       Девушка замерла на месте и, приложив руки к горящим щекам, начала пошленько хихикать, несколько раз даже обернувшись вокруг себя. Ох уж эти мечты, когда же она встретит своего господина…       — Наруто-сама… — Несколько раз потеревшись бедрами, чувствуя накатывающее возбуждение, Хьюга все же на несколько мгновений пришла в себя, понимая, что широкий тракт между городами не самое лучшее место, чтобы сходить с ума, да и свидетели были. — Тц… — От раздраженного взгляда девушки из-за того, что в такой момент её увидел какой-то крестьянин, последний опорожнил кишечник прямо в штаны. — И все же награда за голову этого идиота мне пригодится…       Пока юная Хьюга возвращалась в Коноху, думая о том, где бы ей раздобыть немного денег, она как-то очень неудачно (для последнего) налетела на нукенина из Облака. И если раньше она просто могла недовольно посматривать на представителей этого селения, все же история с дядей не была ею забыта, то теперь свое раздражение и недовольство девушка даже не подумала сдерживать. Особенно после того, как этот «умный», раскочегаривая источник, принялся ей вещать о том, что теперь-то после её поимки Райкаге-сама его простит.       Как показала практика, даже нукенин А-ранга против неё ничего не может противопоставить, уж слишком она для него оказалась сильна. Получилось так, что девушка своего противника прихлопнула, как муху, одним ударом. Тот вроде бы даже попытался увернуться, но удар ногой от представителя клана Хьюга, которые обычно так не сражались, просто отправил того полетать. Хорошо хоть голова сохранилась в целости и сохранности.

***

      На самом деле, когда Хината покидала стены родной Конохи, она не знала, что же её ждет впереди, но желала вернуться обратно сильной, чтобы никто более не мог на неё надавить. Правда оказалась немножечко не такой, какой ожидала девушка. Хината отправилась в путешествие-тренировку вместе с одним из легендарных Саннинов, при этом будучи ученицей еще одной из этой троицы, и потому ожидала примерно такого же жесткого метода тренировок. Но в результате оказалась немного разочарованной.       Джирайя-сенсей был довольно странным человеком, который любил подглядывать за девушками, и это происходило в каждом онсене, в котором они оказывались! Даже в то время, когда она сама там мылась! И ведь что бы Хината ни делала и как бы ни обижалась, этому… извращенному отшельнику было плевать! А уж его заходы по борделям там, где они были, еще долгое время вызывали нервное подергивание её века.       Но все же девушка признавала, несмотря на то, что старый мужчина, который вел себя, как маленький ребенок, знал чрезвычайно много и не стеснялся делиться с ней этими знаниями, пускай и в очень своеобразной манере. Однако не стоило забывать, что все то время они были в дороге, и потому Хината не могла уделять много времени тренировкам, особенно когда она доводила себя до истощения. После того как девушке пришлось пережить дорогу на его спине, и все это под пошлые комментарии старого извращенца, юная Хьюга начала более трепетно относиться к своим тренировкам.       До того момента она всегда старалась выложиться полностью, желая нагнать тот разрыв, который разделял её с любимым человеком, но одна вредная старая сволочь показала, что так делать не стоило, пускай и столь экстравагантным способом. Но все же девушка признавала, что, несмотря на все с ней случившееся, не только её физическая сила выросла, но заметно окреп и очаг чакры, да и контроль вырос до того состояния, о котором она даже не подозревала. Даже лекции от Хокаге-сама не были столь эффективны, как эти шуточные подколки старого человека, который заставлял её постоянно смущаться, злиться, лучше контролировать свои собственные силы, постоянно ожидать какой-нибудь пакости.       Хината была красивой девушкой, которая уже по обычаям многих кланов если и не была готова выйти замуж, то проходить специальные тренировки, отчасти связанные с гипнозом, время пришло. Да и к тому моменту она уже два года как считалась взрослой. В некоторых деревнях девушки её возраста имели не только мужа, но уже были как минимум беременны, если уже не имели детей. Это в городах с подобным кто-то ожидает. Да и если бы она жила во времена «Войн кланов», то уже была бы отдана замуж, ведь в те времена лишь единицы из девушек участвовали в боях, во всяком случае, в их клане.       Но все же стоит помнить о том, что эти тренировки принесли ей многое, очень многое, и были основой к её будущей силе, но как-либо кардинально они девушку не поменяли. Подготавливали — это да, но качественного рывка вперед за эти полгода так и не наступило, если не считать Расенган, которому её обучали, заставляя подтягивать контроль. А после было уже не до тренировок.       На самом деле, Расенган у девушки вышел довольно скоро — всего через два с половиной месяца после начала тренировок, отчего Эро-сенсей плакал горькими слезами, но тренировки не прекратились. Каждый раз сенсей заставлял её уменьшать количество чакры, вкладываемой в технику, оставляя убойность, что сделать было нелегко. Хината просто не могла слишком часто пользоваться этой техникой, как Наруто-кун или сенсей, а потому постоянно приходилось тренироваться, выжимая себя до дна.       В какой-то момент Эро-сенсей получил сообщение из Конохи о том, что дела там принимали все более отвратительный поворот и могло случиться так, что Хокаге-сама могла быть убитой. Как только Хината узнала об этом, то буквально впала в ступор, будучи не в силах поверить в подобный исход событий, ведь это означало банальный переворот! Она была наследницей клана и потому знала если не все договора между кланом и Конохой, то многие, и там точно были пункты о поддержке Хокаге! И вот результат — когда «самый сильный» клан Конохи сидел, поджав хвост, хотелось надеяться, что было именно так, а не с интересом наблюдая.       Так что они поспешили в сторону Конохи. Но на середине пути их уже встречала Цунаде-сенсей вместе с Шизуне-сан, которая не выглядела слишком недовольной фактом смещения. Как оказалось, она начала готовиться к подобному почти сразу же после исчезновения Наруто-куна. А ведь до того момента Хината даже и не подозревала, что её любимый имел такое влияние в деревне. И все это после столь отвратительного поведения жителей!

***

      «Даже интересно, как изменилась сестренка? — думать о той информации, которой поделилась Цунаде-сенсей, после того как встретилась с ними, не хотелось. — Стала ли она заметно сильнее? Или же вдобавок к этому она стала еще более милой?»       Хината замерла на несколько мгновений, после чего с удовольствием потянулась, отчего несколько мужчин, что состояли в охране каравана, рядом с которым она проходила, нервно сглотнули. Маленькая пакость, а так приятно сразу же на душе!       «Хм… а правильно ли я поступаю? — Хьюга так и замерла с поднятой ногой. — Может быть, Наруто-сама мое поведение будет неприятно? Или, наоборот, он захочет, чтобы я всегда была голой? Дабы все могли видеть, какая у него красивая слуга? Конечно, если он захочет видеть меня как слугу… А может быть, ему нужна будет рабыня? Интересно, стоит ли присмотреть себе костюм одной из наших служанок или найти что-то более подходящее по статусу?»       Хината знала, что у неё немножечко не все в порядке с головой, но, откровенно говоря, её это не очень-то и беспокоило. Вернее, её этот факт беспокоил только в том, насколько она сможет обрадовать Наруто-сама и как сможет ему послужить. Ведь Наруто-сама — добрый и отзывчивый человек, который может поменять чью-то жизнь в лучшую сторону только одним своим присутствием. Но девушка не знала, как он отнесется к её поведению, хотя и было предположение, основанное на одном факте.       Как-то раз их команда №8 встретилась с седьмой командой, когда они возвращались с миссии уже после экзамена на чунина, и это было одним из самых лучших дней в её жизни. Пускай так думать было и нехорошо, но только благодаря ранению Акамару они смогли встретиться… Их миссией была обычная охрана каравана, которая прошла не так тихо, как хотелось бы девочке, но результат того стоил. Хотя ей и было жалко нинкена.       Тогда они оказались за границами их страны, в результате чего, встретившись с командой №7, оказались в далеко не самом лучшем городе страны Чая, в котором процветала работорговля. И пускай Наруто-сама тогда рвался всех спасать, хотя его и удержали, но ничего не сказал о тех, кто посвящал себя служению кому-то.       «Или же Наруто-сама изменился и возжелает сделать со мной…» — в этот миг мозг девушки вновь отказал, а из её ушей пошел пар, отчего кого-то из торговцев, что продолжали похабно на неё смотреть, пришлось откачивать находящемуся рядом медику из команды сопровождения какой-то маленькой деревушки. У того случился инфаркт.       Хината была одета столь вызывающе не только из желания насолить старейшинам своего клана, а также болезненным воспоминаниям и простой жизненной ситуации, но еще и из-за Наруто-сама. Девушка замечала, как объект её любви незадолго до своего исчезновения стал частенько посматривать на женщин, и чаще всего его взгляд останавливался на открытых участках их тел. Конечно, если только это были хотя бы немного красивые женщины. И, что хуже всего, взгляд Наруто-сама слишком уж часто останавливался на ножках, и не только на них, этой розоволосой суки Сакуры! Интересно, Наруто-сама сильно расстроится, если её голова неожиданно разлетится осколками, а мозги будут украшать стену?        «И все же, Цунаде-сенсей, чтоб вам икалось! Как же меня достало успокаивать тело! — девушка встряхнулась, после чего неожиданно резко стартовала вперед, буквально одним прыжком оказываясь почти в самом носу колонны, а вторым уже стремительно отрываясь вперед. — Вот надо было вам надо мной так издеваться!»       Хината Хьюга была благодарна своей учительнице за улучшение тела, она ей за такой подарок была готова в ноги поклониться, ведь немалая часть её силы пришла именно от этих изменений. Но было кое-что, за что она хотела её удавить! Не будь она сама медиком, Хината бы обкончалась где-нибудь в пути. Улучшили её, ага… да некоторые улучшения надо девкам в борделях проводить!       «Хотя… А что, если это она мне так отомстила за то, что я чуть этого старого извращенца без яиц не оставила? — не хотелось признавать, но эта теория имела право на жизнь и, скорее всего, была ближе всего к реальности. Ведь все то, что с ней сделали, все же не тянет на что-то большее, чем шутку, поскольку она сама могла с легкостью все исправить. — Жаль только, что на это нужно время…»       Правда, у этого действия её наставницы вполне себе могла оказаться еще одна задача — последний экзамен. Сенджу Цунаде безумно любила использовать в бою свои способности медика и слишком часто говорила о том, что так должен поступать любой боевой медик! Вывести организм противника из строя всего лишь одним прикосновением? Для медика подобного уровня это ничего не значит. И потому на тренировках, если их так можно назвать, ситуации, когда её тело просто отказывало, были довольно частыми.       Также одна из причин, по которой содеянное наставницей можно считать экзаменом, — нервная система и очаг чакры. Все проблемы заключались именно в этих двух аспектах. Нервная система шиноби на порядок, если не больше, отличается от обычного человека, у которого недостаточно чакры для развития по пути шиноби, и потому работа с ней крайне сложна.       На самом деле, девушка не была уверена в том, что без знаний о медицинских дзютсу они бы вообще смогли работать с нервной системой. Не в ближайшие лет десять-пятнадцать.       Что же касается изменений, которыми её порадовала Цунаде-сенсей, то все они были привязаны именно к работе с нервной системой и очагом чакры. Без знаний и умений о первом совершенно нельзя работать со вторым. А без умения работать с очагом чакры, хотя бы уметь восстанавливать, нельзя даже и мечтать получить S-ранг как медика. Потому за всю историю шиноби вряд ли найдется больше десятка таких личностей, что имели его полноценный, а не, так сказать, «облегченный» вариант, и теперь она одна из них.       Вернее, её можно будет причислить к специалистам подобного уровня, как только она разберется с тем, что сделала Цунаде-сенсей.

***

      Наследница клана Хьюга после встречи с наставницей была поражена той информацией, которую на неё вывалили о положении дел в деревне и всем, что та знала. А также о том, что у Наруто-куна есть дочь! Точнее, вскоре должна появиться. Это шокировало больше всего. Причем зачата она была неестественным образом, с чем бы девушка хоть как-то смогла смириться, даже если бы матерью была Харуно. Но нет… матерью будущей малышки оказалась Яманака Ино!       И, пока наследница древнего клана пыталась склеить картину мира, ей рассказали всю историю. Как оказалось, глава Корня АНБУ — Шимура Данзо, потому особо и не переживал о потере джинчурики, ведь у него уже был готов запасной план. Хината не знала, откуда эта одноглазая сволочь смогла достать семенной материал Наруто-куна, но результаты её шокировали. Ведь незадолго до того, как Цунаде-сенсей сместили с должности, точнее, она просто сбежала из Конохи, отец Ино, Яманака Иноичи, неожиданно скончался, и его место занял Яманака Фуу. Вот только Ино к тому моменту уже была беременна, а это о многом говорило.       Цунаде-сенсей не знала всей картины произошедшего и, как она сама призналась, не понимала происходящего, ведь это было просто глупо! Происходящее было абсолютно не в стиле Данзо. Именно по этой причине её наставница не сомневалась в том, что Ино действительно была беременна ребенком Наруто-куна, но она была кем-то вроде жертвенного барашка для всех. А под Конохой вполне мог оказаться кто-то еще из его детей.       Что же касается Яманака Иноичи, то тут история умалчивала о том, что же в действительности произошло с ним, известно только то, что мужчина тренировал какое-то киндзютсу, с которым не справился, в результате чего «спалил» свой мозг. Как поведала сенсей, Иноичи его действительно буквально сжег, и потому, даже если бы кто-то вовремя среагировал, даже она бы ничего не смогла сделать.       И хотя Цунаде-сама при ней особо и не говорила обо всем происходящем в Конохе, во всяком случае, в первое время, но иногда проскальзывали фразы о том, что с помощью Ино-тян Шимура Данзо просто подкупил тройственный союз.       Наверное, именно тогда, впервые после ухода из Конохи, её крыша начала протекать. Не то чтобы Хината была в этом так уверена, но думая обо всем этом, а также вспоминая свое состояние в те дни, эти мысли невольно появлялись в её голове. После ситуация начала ухудшаться, особенно с началом особенно жестоких тренировок, после которых она валялась изломанной куклой, частенько с многочисленными открытыми переломами. Но в те времена девушка была этому рада, ведь так она становилась сильнее с каждым днем.       Частые разговоры наставников, которые она слушала, находясь в бреду от боли, постепенно помогали полностью сформулировать свою цель в жизни. Хотя, по словам Шизуне-сан, это и было глупостью, от которой её потом еще долго лечили, но все же кое-что осталось.       Девушка желала, чтобы её успехи оценил один очень дорогой ей человек, отлично понимая, что, вполне возможно, когда они встретятся, он уже может оказаться с кем-то. Это было больно, но не было чем-то необычным, особенно для Наруто-сама, что, оказывается, являлся одним из последних Узумаки. Раньше Хината об этом как-то не задумывалась, но вот после… После того как удалось все обдумать, девушка поняла, что просто хотела быть рядом с ним, быть полезной, быть нужной даже в роли собачки, которая будет приносить во рту тапочки и счастливо вертеть задницей.       Крайности из неё все же выбили, но центром мира для Хинаты был именно Наруто-сама, ради которого она пошла на такое издевательство над собой. А боль после тренировок, когда она почти каждый раз почти умирала по той или иной причине, подтачивала её психику.       Хината знала, что она даже в среде шиноби будет той еще сумасшедшей, но её это не останавливало. Главное — добиться цели, а потом уже будь что будет. Отчасти с этим помогли справиться именно Цунаде-сенсей и Шизуне-сан, точнее, их семья и жизнь вместе с Эро-сенсеем. То, как они взаимодействовали, а также истории о том, какой раньше была жизнь в кланах, в том числе и в Хьюга, помогли принять девушке решение.       Она будет принадлежать Наруто-сама, даже если как личная шлюха. На меньшее она не согласна! Хотя еще каких-то полгода назад она была готова быть его личным оружием, красивой собачкой, да даже ложиться с другими мужчинами, если таково будет желание Наруто-сама.       Крайности из неё выбили, с остальным, как сказала Цунаде-сенсей, поможет справиться только время.

***

      «Хм… и что там у нас?» — после всех операций, через которые ей пришлось пройти, а также тренировок Хината научилась активировать свое додзютсу без того, чтобы это хоть как-то отражалось на её лице.       Основной проблемой бьякугана, точнее, его активации, было то, что глазам начинало не хватать как чакры, так и крови, из-за чего искусственно происходило ускорение кровотока, на что также тратится чакра, пускай и не так сильно. Если глаза к подобному не готовы, Хьюга может даже ослепнуть, просто глаз лопнет из-за слишком высокого давления. Всех членов клана специально учат точно контролировать свои силы, чтобы этого не произошло, но все же иногда подобное происходит.       Цунаде-сенсей переработала её кровеносную систему, и это не говоря уже о том, сколько она сил вложила в улучшение её сердца. А сколько же своих сил и времени она приложила, работая над её глазами? Хината благодаря своим знаниями представляла усилия и была благодарна. Особенно за то, что вены вокруг глаз теперь при активации додзютсу не вспухали и не выглядели столь неприятно.       Вторая проблема глаз её клана заключалась в работе мозга в целом и нервной системы в частности, именно так. Что уж говорить о том, к чему могло привести излишняя нагрузка на глаза, ведь потеря глаз на фоне инсульта в лучшем случае выглядит не так уж и плохо. Отчасти уязвимость их глаз заключалась в том, что мозг просто не справлялся с нагрузкой. А провести действительно качественную операцию на мозге сможет далеко не каждый медик. А уж о том, что сенсей сделала с ней, и говорить не стоит, ведь даже для неё это было на грани знаний и способностей.       Как после призналась Цунаде-сенсей, часть идей и решений она взяла от Учиха, над которыми за время двух Мировых Войн ей пришлось немало поработать. Но Хьюгу это не смущало, ведь это помогало ей стать сильнее. Да и благодаря стараниям наставницы инсульт и прочие радости обладателей додзютсу ей точно не страшны, по крайней мере, если она будет регулярно себя проверять и исправлять повреждения.       — Кхм… вот уж кого не ожидала тут встретить, — как-то даже неуверенно пробормотала девушка, с удивлением рассматривая свою бывшую команду, что сейчас сражалась с превосходящими силами противника. — Эх… придется размяться…       Не то чтобы помощь команде №8 была нужна, пускай противников и было много, но это был такой мусор. Вообще удивительно, откуда умудрилась появиться такая большая группа нукенинов столь низкого уровня, да еще и на территории страны Огня.       «Потом подумаю над этим…» — сейчас можно было немного размяться, да и возвращение в родное селение будет уже не таким скучным.       Легкое ускорение тока чакры, которое из-за постоянных тренировок и так постоянно приходилось поддерживать, и девушка сорвалась с места. Зато Хината узнала причину, по которой один старый извращенец не погибал после удара любви своей молодой, и никак иначе, жены. Огромного объема для подобного недостаточно, хотя от этого тело действительно намного крепче, нужно еще постоянное ускорение и использование чакры. Причем постепенно надо повышать процент используемой чакры, но такое возможно только для обладателей огромного резерва, а также великолепного контроля. Тогда очаг чакры постепенно привыкает и начинает вырабатывать больше чакры, что также связано с определенными рисками, потому далеко не каждый высокоранговый шиноби идет на подобное.       Легкий прыжок, после еще один, ускорилась до состояния, когда все объекты по бокам глаз смазались, но ради того, чтобы преодолеть десяток километров за пять секунд, легкое покалывание каналов чакры не такая высокая цена. Было бы куда обиднее если бы её одежда порвалась! Куртку она и так только чудом спасла.       — Всем привет! — Девушка замерла на самой границе сражения и шутливо помахала своим друзьям и первой наставнице.       Сражение, в котором участвовало с десяток чунинов и почти три десятка генинов, судя по форме, мгновенно остановилось, хотя, казалось бы, подобное случиться не должно было. Однако одна из техник Орочимару, что достались ей от Эро-сенсея, как раз к подобному располагала. Жаль только Акамару, он опять пострадал, пускай теперь и по её вине.       — А ты еще кто? — Хьюга уже хотела поиздеваться над бедным мальчиком, который сразу, после того как повернулся, покраснел, но не успела.       — Х-Хината? — Киба, как всегда, реагирует не слишком по-умному: вместо того чтобы атаковать замерших врагов, он сам превратился в статую.       На тот факт, что её обожаемый Наруто-сама мог бы застыть точно так же, девушка благополучно закрыла глаза, если вообще заметила.       — Что-то никогда не меняется… — проворчала девушка, понимая, что командования у врагов уже и нет.       Сенсей за эти краткие мгновения уже успела разобраться почти со всеми чунинами, с чем ей помогли Шино-кун и его жуки, да и Акамару перегрыз глотку одному зазевавшемуся дурачку. Очевидно, до её появления они скорее больше игрались, чем действительно сражались.       — Дайте и мне показать, что я могу. — Хината не любила хвастаться, но ведь это же её команда! Они должны знать, что она больше не маленькая и хрупкая девочка!       Если бы команда №8 вспомнила о том, что наставницей их подруги и ученицы была одна из легендарных Саннинов, то удивление было бы намного меньше. А так случившееся в следующий миг выбило почву из-под ног, и в прямом смысле тоже.       Резкое движение — и вертикально поднятая нога почти столь же быстро опустилась на землю.       Получившееся землетрясение, а также тот факт, что земля начала ломаться на огромные куски, после чего подлетать на несколько метров в воздух, очень сильно напоминали удары Цунаде Сенджу. Вот только в этот раз эффект был как бы не больше, чем у наставницы девушки. На ногах после этого титанического удара, в результате которого в городе в паре десятков километров дома начало трясти и вышибло пару окон, остались лишь виновница сего происшествия, её наставница, Абураме Шино да Акамару. А вот его владелец не удержался на ногах да так и плюхнулся на задницу, а когда кусок земли, на котором тот стоял, упал, то еще и язык прикусил.       Что же касается оставшегося чунина, а также подчиненных ему генинов, то большая часть из них умудрилась провалиться в появившиеся разломы, после чего их там и замуровало, почти всех убив, остальные же упали, не удержавшись на ногах. Никто не стал им давать шанс прийти в себя, и потому остатки были быстро перебиты.       — Х-Хината… это и правда ты? — Если бы один не очень уклюжий Инузука не прикусил язык, то его бы было более легко понять.       Сразу же после завершения боя команда №8, кроме Кибы, тут же уставилась на неё, кроме Акамару —тот уже радостно скакал рядом. И если реакция Кибы была забавной, более глупого выражения она у него еще не видела, Шино привычно молчалив, хотя вся его поза буквально кричала о пережитом им шоке, то молчание Куренай-сенсей девушку немного нервировало.       — Эх… Киба-кун... — И почему рука так захотела повстречаться с лицом? Этот жест она переняла у Шизуне-сан, которая столь часто его выполняла, что перенять получилось как-то автоматически. — Да я это, я…       Хинате было немного жаль, что её друг не смог сразу же признать её, но это не оттеняло радости от встречи. Решив не доставать куртку, которую она запечатала, как только прибыла, девушка захотела разыграть, а может быть, и не разыграть, свою обиду. Не то чтобы эта куртка была так важна или была чьим-то подарком, на ней просто было удобно сидеть в лодке и на скамейках, и она стоила до неприличия мало. Из печати можно было бы достать и что-то другое, но, к несчастью, Хинате придется потратить много времени, чтобы вспомнить, что и в какую печать на теле она запечатала! Кроме тех, что были последними. Так что сейчас было решено куртку не доставать, ведь могло быть распечатано и еще что-нибудь.       — Прошло всего несколько лет, а ты меня уже не узнаешь, — словно бы обидевшись, слегка отвернулась девушка. — А ведь мы были одной командой… — Кажется, мозг у Инузуки срочно требовал перезагрузки, как один из тех компьютеров у Цунаде-сенсей. Быстро подойдя, пока один собачник не мог связать и двух слов, Хьюга взъерошила его волосы рукой. — Я тоже рада тебя видеть, Киба-кун. — Осознание продолжало уплывать из взора друга. — Но как же это обидно, — отыгрывать нужно было до конца, хотя очень сильно хотелось рассмеяться. Девушка отошла на пару шагов от друга, после чего повернулась к псу, который немного приотстал. — Вот Акамару меня сразу узнал!       Отвернувшись от друга, чтобы тот не видел хитрую ухмылку на лице, Хината наклонилась к Акамару и почти тут же прижала его морду к своей груди, на которой тот, когда был щенком, любил поспать во время ночевок. Хорошо хоть успела немного протереть ту от крови, дабы не испачкаться. Да и шерсть за прошедшее время стала намного длиннее, и теперь пса стало так приятно гладить.       Сзади послышался звук падения и клацанье зубов.       Не то чтобы Хинате нравилось издеваться над людьми, но она до сих пор не могла простить другу некоторые высказывания в сторону Наруто-сама. Раньше бы она не посмела над ним издеваться, но теперь… почему бы и нет? Вот и правильно, пускай и дальше думает, что она на него обижена за то, что он её не узнал, только бы еще попу взглядом так не прожигал, ведь она вся принадлежала Наруто-сама.       — Вот видишь? — Хината слегка развернулась, боясь, что её попа загорится от взгляда парня, и переключая его на что-то новое, в данном случае это был Акамару. — И не стыдно тебе? — Хьюга могла поклясться, что морда Акамару, которую девушка до сих пор вдавливала себе в грудь, выражала превосходство над глупым человеком.       Не став и дальше издеваться, поскольку Инузука уже явно ничего не соображал, девушка отправилась к Абураме.       — Давно не виделись, Шино-кун.       Обнимать его она не стала, все же жуки не вызывали у неё никакой любви, но представители этого клана и сами не особо любили физический контакт.       — Рад видеть тебя я. — Слегка алые щеки говорили о том, что Шино все же уделяет внимание и девушкам, а не только своим жукам, о которых мог говорить сутками напролет. — И рад я, что путешествие окончилось твое.       — Я тоже, Шино-кун, я тоже. — Ведь теперь она могла приступить к исполнению своих планов. Отойдя от Абураме, Хината слегка смущенно подошла к женщине, что отчасти заменила ей мать. — Здравствуйте, Куренай-сенсей.

*******

      Юхи Куренай не могла сдержать ухмылку, поглядывая на свою команду, в которую так неожиданно вернулась её ученица. Если честно, женщина вообще не рассчитывала её больше увидеть в Конохе, хотя и хотела этого. Она слишком уж хорошо знала сложившуюся ситуацию и потому, откровенно говоря, не верила в то, что Саннины отпустят свою ученицу в родное селение, которое для той могло оказаться намного опаснее, чем жизнь на вольных хлебах под защитой таких личностей.       Так уж получилось, что это была её первая и на данный момент единственная команда, и потому она успела к ним привязаться, хотя во всех руководствах подобное не рекомендовалось делать. И потому женщина переживала за них всех, но помнила, что её ученики принадлежали кланам. Хината так вообще являлась наследницей, про Шино ничего не было точно известно, а у Инузука все строилось на личности и силе, и потому Кибе, скорее всего, пост главы клана не светит.       Хината для самой Куренай стала словно бы младшей сестрой, которую хочется защищать от всех опасностей мира, а также можно иногда потискать — уж больно девочка была миленькой, а уж как она смущалась. Стоит только вспомнить все то, что происходило в купальнях, когда они там оказывались, и как маленькая Хьюга всего смущалась.       Именно по причине того, что Юхи воспринимала девочку как часть семьи, она переживала за неё больше, чем за остальных учеников. Не то чтобы она забывала о том, кем являлась, а также все то, что пришлось пройти в жизни, но место в сердце для неё у женщины было. Куренай знала если не обо всех секретах девочки, то о многих точно, и узнавала еще больше, когда Хината иногда оставалась у неё на ночь.       Знала она и об её влюбленности, и тем страннее было видеть нынешнюю девушку, да еще и в такой рискованной одежде.

***

      На самом деле странно, что этот разговор начался после посещения города, но и тогда у них было о чем поговорить.       — Значит, вы уже успели стать чунинами… — протянула Хината, проглатывая какую-то часть фразы, когда начала посасывать фруктовый лед. От этого действия мозг Кибы опять пришел в негодность.       Куренай внутренне усмехнулась, наблюдая за этой игрой. Для Хинаты Киба всегда был кем-то вроде братика, глупого, приставучего, за которым надо присматривать и следить, чтобы тот не натворил глупостей. Именно по этой причине юноше ничего не светило, хотя тому все равно не хватало ума, чтобы понять все это.       Но, очевидно, за прошедшие пару с небольшим лет девушка сильно изменилась, став намного увереннее в себе, и потому теперь не боялась его смущать и провоцировать. И Юхи даже не сомневалась в том, что если и не каждое движение, но почти все были выверены до миллиметра. Как, например, сейчас, когда Хината медленно и с наслаждением на лице провела язычком по фруктовому льду, после чего принялась обсасывать и неожиданно откусила! Бедный Киба споткнулся и рухнул на дорогу, в то время как Шино просто вздрогнул всем телом.       — А вот я еще генин. — И такая застенчивая улыбка, словно бы её действительно это немного смущало.       — Скоро состоится новый экзамен, и потому ты сможешь быстро нас догнать! — Эх Киба, не понимаешь ты ситуацию.       Юхи сейчас не стремилась участвовать в диалоге, зная тот факт, что она сможет наговориться с Хинатой по возвращении в Коноху. Особенно с такой Хинатой! Женщине было даже немножечко жаль, что она не была в жизни этой девушки, когда она столь стремительно менялась.       — Знаешь, Киба-кун, — вершину льда вновь неожиданно откусили, из-за чего парни опять вздрогнули, — я подумываю не восстанавливать свой ранг и уж тем более не сдавать на новый.       От этой информации замерли все, в том числе и женщина.       — Почему? — Юхи хотела бы ошибиться, но, кажется, она знала причину.       — Киба-кун, Шино-кун, видите ли, я отлично знаю, что происходит в Конохе, — девушка на миг прервалась, быстренько доедая лед и собираясь с мыслями, — или что там происходило два месяца назад. — И вот от этих слов вздрогнули уже все, после чего нервно переглянулись.       «Ками-сама… она знает!» — Куренай ждала и боялась этого момента, но не ожидала, что тот настанет так быстро.       Если раньше женщина боялась того, что у девочки может случиться истерика, то сейчас, видя ТАКУЮ Хинату, она больше боялась того, что она просто превратит Ино-тян в кровавый туман. Тем более с её силами был немалый шанс, что такое могло произойти.       — Но также я знаю, что начались неприятности в моем клане, — меж тем продолжила девочка, словно бы и не заметив всего, что творилось вокруг неё. — И происходящее мне не нравится. Думаю, пришло мне время потеснить отца…       Помня о том, что происходило раньше, все вновь вздрогнули.       — Кхм… Хината, — Киба был явно очень сильно не уверен в себе, Шино же, как и обычно, предпочитал молчать, — а ты уверена…       — Киба-кун, — вроде бы милая и приветливая улыбка, и даже яки нет, но страшно стало даже Куренай, — я не для того прошла через ад, чтобы меня могли заткнуть неуверенный в себе закомплексованный идиот и кучка старперов.       «Через что же тебе пришлось пройти, Хината?»        Девочка превратилась в девушку, и если раньше на эти изменения даже она старалась закрыть глаза, то после этой фразы подобное сделать уже вряд ли получится. И почему-то женщина не сомневалась в словах ученицы, которая изменилась намного больше, чем можно было ожидать.       Спустя несколько дней, Ворота Конохи       Путь до главных ворот их селения проходил в ничего не значащих разговорах и воспоминаниях после того откровения от девушки, которую всей команде было очень сложно теперь воспринимать — слишком уж сильно она изменилась!       — Прошло несколько лет, а я теперь понимаю, что еще бы столько же её не видела, — протянула Хината, когда они остановились прямо посередине арки.       Хорошо хоть Хината переоделась и более не гуляла в таком… развратном костюме! Точнее, поменялись шорты, поверх которых была надета небольшая юбка, а вот топик девушка отказалась снимать, разве что только поменяла на другой.       — Хината-сама, Данзо-сама ожидает вас. — Рядом с командой появился один из АНБУ. Очевидно ожидали, когда они уже войдут в деревню. Куренай считала, что о прибытии ученицы они узнали намного раньше, чем когда они прошли через барьер.       — Этот старый мудак ждал несколько лет, подождет еще столько же, — фыркнула девушка, а вот всем остальным стало как-то неудобно.       — Хината? — Куренай, конечно же, замечала все изменения в ученице за эти дни, особенно когда они останавливались ночью в отелях и долго говорили, но этот взбрык она предсказать не смогла!       — Сенсей? — Хьюга как-то насмешливо взглянула на бедного члена АНБУ, который просто не знал, что ему делать в такой ситуации, ведь она была довольно щекотливой.       С одной стороны, Хината вроде как являлась шиноби Конохи, но сейчас она выведена из военных сил и находилась в резерве, а вернуться она сможет, только собственноручно заполнив бланк. Но на подобное было бы наплевать, если бы сама Хьюга не состояла в клане, причем сильнейшем на данный момент клане. И это если забыть о том, что она еще и наследницей являлась. Уже второго пункта вместе с первым было более чем достаточно для отказа, а третий ставил жирный гвоздь в крышку гроба этого приказа. Да вот только их Хокаге, Шимура Данзо, уже давно отвык от того, чтобы ему кто-нибудь перечил.       — Ну не смотрите на меня так! — Конфетка на палочке перекатилась в другую сторону. — Что у этого старика не так, что понадобился медик моей квалификации? Геморрой отсидел на кресле? — Новый фырк. — Или уж, простите, у него на молоденьких девочек больше член не стоит?       Стоявшие недалеко шиноби, что сейчас прислушивались к разговору, как-то неожиданно подверглись действию кашля.       — Так я ему с этим уже не помогу, возраст, понимаете ли… — Кашель усилился. — Сенсей, вы уж простите, но я оставляю все на вас. Когда разберусь, что происходит в клане, тогда к нему приду.       «Вот ведь дерьмо…» — Куренай совсем не улыбалось сейчас идти к начальству.       — Я куплю вам данго при встрече!       В следующий миг девушка уже оказалась на ближайшей крыше, после чего поспешила в сторону своего квартала.       А бедный АНБУ стоял на месте и не знал, что ему делать дальше, ведь нарушить договоры с кланами он не мог.

*******

      Хината довольно потянулась, выбираясь из ванны, которая теперь была для неё немного маловата. Прошло уже несколько часов с того момента, как она вернулась в Коноху, а также сцены возле ворот, но трогало девушку только то, что она слегка подставила своего сенсея. И пускай то, что она сделала, было не слишком красиво, но встречаться сейчас с этой мумией, которая, несмотря на все попытки, так и не смогла продавить изменение древних договоров, она не хотела. Пусть одноглазый и дальше бесится, а она не намерена под него прогибаться! Не после того, что она узнала, а также той информации, что была у неё в папочке и гарантировала её личную неприкосновенность, ведь если об этом узнают посторонние, тогда его уберут очень быстро. И это если забыть о тех сведениях, что сообщил Эро-сенсей.       От Джирайи она получила то, что поможет ей вернуться в Коноху без каких-либо проблем, поскольку, после того как тот перестал добывать информацию для Конохи, их сеть неожиданно показала то, насколько же она являлась дырявой. А папочка от Цунаде-сенсей о том, кто причастен к гибели клана Учиха и поголовному уменьшению Сенджу, могла вызвать взрыв дерьма по всей деревни, и тогда Шимура не усидит, его ничего не спасет. Где и как сенсей достала ЭТО, девушка не знала, но сейчас это было и неважно.       Тонкие, почти прозрачные, трусики и укороченная юката, заканчивавшаяся на середине бедра, позволили чувствовать себя пускай и не совсем уверенно, чем если бы она была голой, но достаточно для жизни. Еще одной причиной её кардинального смены гардероба являлись тренировки, а также воспоминания о том, сколько боли неприятностей было от её глухих одежд, когда их срезали и снимали.       К сожалению, мозг каким-то образом в том бредовом состоянии соотносил всю боль, когда её неоднократно раздевали с наличием грубой одежды. Когда малейшее движение ткани может потревожить сломанную и порвавшую плоть кость, это очень больно и неприятно. Позже, когда Хината решила не портить столько одежды на тренировках, да и не было у неё достаточно вещей, стало немного полегче, но все же основной пик этой проблемы пришелся именно на сейчас.       Девушка примерно представляла, точнее, знала, что же за тараканы отвечали за подобное поведение, но решила ничего не делать, ведь у неё на теле достаточно печатей, которые смогут остановить многое из арсенала возможного противника.       К тому же это была одежда, которую купил Джирайя-сенсей втайне от своих молодых жен. Да и обещала ему девушка сразу же после того, как выкинула мужчину из раздевалки, куда тот пролез «полюбоваться», что эти одеянием шокирует всех! Нет, не так — ВСЕХ! И почему бы этого не сделать? Особенно когда для самой Хинаты было важно лишь мнение одного человека, которого сейчас в этом мире не было.       «Через пару дней отпустит, наверное… — Хината-химе вздохнула, постаравшись успокоиться, ведь правая рука невольно подрагивала, показывая, насколько же на самом деле девушка волновалась. — А вот и сестренка…»       Когда Хината вернулась в родное поместье, ни отца, ни сестры дома не оказалось, да и Неджи пребывал на миссии. Хиаши же и в Конохе на данный момент не было, он должен быть где-то в столице, решать некоторые клановые вопросы. А вот Ханаби-тян уже генин и ходила на миссии, но из-за того, что выпуск был совсем недавно, дальше прополки грядок и прочей мелочевки их никуда не пускали.       «Вы только посмотрите на эти недовольные лица… — пара охранников, что стояла почти прямо напротив двери в ванную, девушку только повеселила. — И правильно, нечего подсматривать…» — а из-за того, что эти личности прислуживали одному из старейшин, девушка и не собиралась их жалеть.       В клане Хьюга из-за того, что любой из членов клана может активировать бьякуган и увидеть то, чего не следует, любые важные переговоры происходили в помещениях, скрытых печатями. То же самое касалось кабинетов старейшин и главы клана и до её похищения относилось к их с Ханаби-тян спальням. Однако после того, что произошло, печати в их комнатах были удалены, и девушке волей или неволей пришлось привыкать быть почти всегда на виду. Хорошо хоть еще их уборные такое счастье не постигло… до сегодняшнего дня.       Когда Хината вернулась домой и решила принять столь долгожданную ванну, некоторыми маслами и шампунями девушка была не готова делиться даже с Куренай-сенсей, то увидела подобное счастье. Когда проверила запасную, то удивилась еще сильнее, ведь печатей, что даруют приватность, и там не было. А потом, наплевав на все, сама же их и установила, да еще и барьер на всякий случай, дабы никто не подумал мешать.       И потому наблюдать собачек одной старой твари ей сейчас было донельзя приятно. Раньше Хината никогда не делила побочную ветвь, для неё все были равны, но вот уже после того месяца, что она провела в обучении у Цунаде-сенсей еще в Конохе, многое изменил. А уж та информация, которую иногда доставлял Джирайя-сенсей (девушка готова была звать его по имени даже только за «печати приватности»), очень сильно подточила веру юной Хьюги в свой клан, а также в то, что все в побочной ветви бедные и несчастные. Некоторым она с удовольствием сама активирует печати за все хорошее, что они совершили, а также за действительно позор клана!       Не удостоив недовольных «стражей», которые, по идее, были её конвоирами, даже взгляда, девушка поспешила на улицу, точнее, к клановым вратам, куда сейчас торопилась одна старая сволочь. Когда же её попытались задержать, Хината не побоялась перешагнуть парочку идиотов, что сложилась с головной болью. А химе меж тем волновал вопрос: где же их горничные? Хотя бы одна из трех! Одну, понятно, мог забрать отец, но где еще две?       По мере приближения к клановым вратам девушка отмечала, что многие члены клана собрались вокруг и уже даже активировали додзютсу, чтобы за всем понаблюдать. В том, что слухи уже распространились по клану, девушка не сомневалась.        — С возвращением домой, Ханаби-чан. — Хината появилась достаточно незаметно, в том числе и для старейшины, что вздрогнул от её голоса. А вот младшая даже подпрыгнула и неверяще уставилась на неё.       — Нее-сама?       Отчасти это было связано еще с тем, что юката слегка съехала с плеч и теперь держалась в основном за счет её груди.       — Да, имото, я дома. — Хината постаралась, чтобы её улыбка не превратилась в оскал при виде того, как старейшину перекосило. — Иди уже сюда! — Ханаби не успела даже мяукнуть, как была сцапана и её лицо оказалось зажато в груди старшей сестры.       Что же касается столь нелюбимого старейшины, то сначала он был в шоке от её появления, после от внешнего вида его, наверное, действительно чуть удар не хватил, а теперь его перекосило от столь открыто проявляемых чувств.       — Ну надо же, Хината-химе вернулась домой. — Слова старика так и сочились ядом. — Одета, словно какая-то уличная девка! Да даже они не позволяют себе такое!       — Виджо-сан, заткнитесь. — С каким бы удовольствием юная Хьюга удавила этого старика, ведь он был одним из пятерых, что требовали поставить на неё печать побочной ветви. Что же касается старика, то сейчас он был больше похож вытащенную на берег рыбу. — Вы уже старенький, тело немощное, вот так присядете на горшок да высрете свои кишки.       Хинате особое удовольствие доставляло грязно ругаться, чего только не изучишь в путешествиях, тем самым доводя старика почти до инфаркта. Хотя на самом деле она бы его лучше своими руками удавила, но еще не время.       В следующий миг послышался голос одного из телохранителей старейшины:       — Да как ты смеешь, биджева блудница? — Со спины кинулся один из членов главной ветви.       Девушка оказалась быстрее. Легкое движение, и юноша промахнулся, зато щелбан Хинаты со всей силой познакомился с грудной клеткой одного не в меру наглого ублюдка. А ведь именно ему её обещали.       — Киоши-кун, ты там как?       Хотя зачем спрашивать, когда она сама и так все видела?       Раздробленные ребра, множественные повреждения внутренних органов от осколков, левое легкое так вообще нашпиговано вместе с сердцем. Смещение позвонков, один из которых почти размолот в труху, ударная волна достала и до него, что уж говорить, что часть органов в принципе перестала существовать. Мужчина жив только из-за печати на голове, которая не даст погибнуть мозгу от отсутствия кислорода и всякого лишнего в ближайшие минут десять.       Эта печать была не столь секретной, но для её нанесения был нужен «мастер» фуиндзютсу, причем из их клана, ведь в противном случае печать могла просто убить того, на кого её ставили. Причина, по которой её предпочитали не использовать, — необходим высокий контроль чакры, хоть какие-то познания в медицине для её постоянной проверки и, конечно же, постоянная подпитка. К тому же её нельзя использовать в паре с печатью «Птица в клетке», и это если забыть про тот факт, что она одноразовая и заменить её на новую нельзя. И потому почти никто из старшей ветви не хотел усложнять себе работу с бьякуганом ценой «возможного» спасения на один раз. Наоборот, в случае войны обладатель этой печати скорее отправится на встречу шинигами, как это случилось со старшим братом отца Хинаты, которого никто из них не застал.       — Ой, какая я неуклюжая... — Хината даже не пыталась скрыть ухмылку, по-прежнему не выпуская шокированную сестру. — Вы бы его к медикам отправили, — ехидство из голоса убрать не получалось, поскольку большую часть здесь присутствовавших девушка с удовольствием удавила бы лично, — а то, неровен час, помрет ведь.       В тот же миг к мужчине кинулись пара соклановцев, а старейшина, кажется, превратился в статую.       — Ну что, пойдем поговорим, сестренка? И ты мне расскажешь, как всё-ё-ё... — И, более не обращая ни на кого внимания, Хината направилась в сторону своей комнаты.       «Если бы не ресурсы клана, которые мне нужны, и имото, я бы сюда никогда не вернулась…» — девушка старалась не думать о бедной малышке, даже чье рождение было всего лишь игрой власть имущих, ведь помочь она хотела и ей.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: