Временное решение / Temporary Fix +25

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Лиам Пейн, Луи Томлинсон, Найл Хоран
Пэйринг:
Найл Хоран\Лиам Пейн\София Смитт; Гарри Стайлс\Луи Томлинсон Niam (Ниам) Larry (Ларри) намёки на Lilo (ЛиЛо) и Narry (Нарри)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Юмор, Флафф, Hurt/comfort, Songfic
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
планируется Макси, написано 254 страницы, 25 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Слоган:"Мы можем назвать это как угодно"

Трудно описать словами то, что происходит между Лиамом и Найлом. Они и сами не всегда это понимают.
Моя версия происходившего в период с 26.07.2015 по 25.10.2015 и закончившегося разрывом Лиама с Софией. То, как это ВОЗМОЖНО могло бы быть.

Фанфик не претендует на биографическую точность, но основан на реальных событиях и даёт некоторым из них объяснение. Насколько оно правильное, не знаю, но вполне правдоподобное.

Посвящение:
Радужным Мишкам

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обидно, что по Ниаму очень мало фиков, вот решила исправить ситуацию.
=======================================
ПОЖАЛУЙСТА! НЕ ПИШИТЕ НИЧЕГО ОБ ОТНОШЕНИЯХ КОНОРА И НАЙЛА У НИХ НА ИГ, ТВИТТЕРЕ И ДРУГИХ СОЦ.СЕТЯХ! ПОДРОБНЕЕ ЗДЕСЬ: http://l-wild.diary.ru/p212344092.htm

19. Поход на Север: Холодная Война.

9 ноября 2016, 10:44
Примечания:
Дополнительные материалы к главе здесь: http://l-wild.diary.ru/p210633144.htm?from=0#714455815

***


Концерты в Лондоне закончились, и у ребят было два дня передышки, однако, их ждал переезд на север, в Манчестер. Из-за перемены климата и усталости от того, что им пришлось дать семь концертов за девять дней, у всех четверых ослаб иммунитет. Гарри подхватил грипп первым, а потом заразил Луи и Найла. Удивительно, но Лиам каким-то образом избежал общей участи, так что он выступал в роли няньки для всех троих, еще раз подтверждая, что его не зря звали папа-дайрекшн.

      Нет, носы он им, конечно, не подтирал, разве что только Найлу, но заботился, чтобы они были вовремя обеспечены всем необходимым, например, горячим чаем, или хорошим фильмом, чтобы посмотреть его и скоротать вечер в отеле.

Найлу должны были разрешить снять ортопедический сапог еще 20 сентября. Но, вместо того, чтобы обеспечить ноге максимум покоя, он всё это время скакал по сцене и слишком нагружал ногу, поэтому врачи посоветовали продолжить ношение сапога еще, как минимум, две недели.

Накануне концерта, когда они уже прибыли в Манчестер, им пришлось поводить вечер в гостинице, они вчетвером собрались в номере Найла и Лиама. Так как все приболели и им нужно было прийти в форму к завтрашнему вечеру, то они приняли лекарства, налили себе по чашке чаю и удобно расположились на диване. По предложению Гарри они смотрели какую-то романтическую мелодраму.

Голова Гарри покоилась на коленях Луи, тот нежно перебирал пряди его волос, от чего Гарри смотрел фильм только вполглаза, рука Луи, массирующая череп, очень отвлекала его, и он постоянно издавал какие-то неясные стоны, явно не имеющие никакого отношения к сюжету фильма.

Найл же всё время хлюпал носом, не понятно было, то ли это у него насморк и заложен нос, то ли он так расчувствовался от просмотра фильма.

- Бедненький мой Найлер, - нежно пробормотал Лиам, осторожно поглаживая его ногу и массируя ступню, - сам Лиам сидел на полу перед диваном, прислонившись к нему спиной, и больная нога Найла была закинута сзади на его плечо, вот её-то он и массировал. Найл был в одних боксерах, без штанов, но в футболке и с накинутым на колени одеялом. Лиам отодвинул краешек одеяла, и, добравшись до обнаженной кожи на внутренней части бедра, потёрся об неё своей покрытой щетиной щекой.

- Ну, Лиам! - прошептал Найл, красноречиво покосившись на Гарри и Луи.

- М? - Лиам поднял на него невинный взгляд и улыбнулся.

- Что ты делаешь?! - Найл еще раз стрельнул глазами на Гарри и Луи, показывая, что они не одни, и не время сейчас с ним заигрывать, но тут же увидел, что эти двое уже не обращают внимания ни на что, кроме друг на друга: ни на них с Лиамом, ни на фильм.

Лиам тоже это заметил, он улыбнулся еще раз и легонько куснул Найла за бедро.

- Продолжай массировать ступню, - авторитетно приказал Найл, толкнув Лиама в затылок, но это был лишь шуточный приказ, Найл не убрал руку, с головы Лиама, пропуская между пальцев длинные пряди на его челке и лаская короткий ежик волос на затылке.

Лиам издал довольное ворчание и передвинулся чуть выше, скользя головой по бедру Найла, чтобы поцеловать его ногу чуть ближе к тому месту, из которого она растёт. Конечно же, он не забывал массировать его больную ступню, перебирая пальчики на ногах одной рукой, и нежно водя ладонью другой руки по его голени, чувствуя кожей завитки мягких редких волос. Сдвинувшись еще чуть выше, и прижавшись ухом к паху Найла, он почувствовал, как набух его член.

- Что это у тебя там шевелится? - спросил он, округляя глаза и изображая шуточный испуг.

- Это среда обитания змей, - ответил Найл, - одна их них вышла на охоту, - пояснил он брутальным тоном.

- По мою душу? - спросил Лиам, он оглянулся на Гарри и Луи, и увидел, что они ищут что-то, что, очевидно, спрятано внутри каждого из них, судя по тому, что они то и дело погружались языками глубоко друг другу в рот.

Найл улыбнулся, тоже бросив взгляд на других двоих и поняв, что фильм уже больше никому не интересен.

- Пойдём от них на кровать, Ли? - предложил он.

- Да, тебе пора начать соблюдать постельный режим, Найлер, - сказал Лиам.

Не желая привлекать особого внимания, они не стали выключать фильм, тихонько поднялись с дивана, оставив Гарри и Луи вдвоём, и на цыпочках прокрались к дверям спальни, исчезнув за ней.

***


Войдя в спальню, Найл лег на кровать. Откинувшись на подушки, он поманил Лиама к себе, но когда тот навис над ним и стал целовать того в губы, он вывернулся, довольно резко, отстраняясь от него.

- Прости, я не могу дышать, - сказал он, сопя заложенным носом.
- Ох, бедненький мой Найлер, - пробормотал Лиам, целуя Найла в лоб, - да у тебя, похоже, еще и температура?
- Угу, - с досадой подтвердил Найл, ощущая, как губы Лиама оставляют влажные поцелуи не его губах, - мне очень жаль, что секс придётся отменить...
- Подожди, еще ничего не отменяется, - сказал Лиам, - уверен, что мы придумаем что-нибудь, а секс поможет тебе пропотеть и снизить температуру! Подожди пару секунд, не уходи никуда с этой кровати, - с этими словами Лиам подскочил и вышел в ванную. Вернулся он действительно очень быстро, неся в одной руке большую пачку одноразовых платков, а в другой влажное полотенце. - На, высморкайся, Найл, и еще приготовь парочку платков на всякий случай, чтобы быстро дотянуться до них. - Лиам распечатал пачку и подал Найлу три одноразовых платка. - А теперь давай, я позабочусь о тебе, - сказал он, когда Найл высморкался.

Лиам, не торопясь, стал обтирать лицо и шею Найла, сначала, действительно, стараясь охладить пылающие румянцем щеки парня, а потом плавно спустившись на шею и проводя по эрогенным зонам на теле Найла, которые он уже достаточно хорошо изучил. Одна из них была расположена у него за ухом и когда Лиам обтёр её влажной махровой тканью, Найл напрягся, чуть выгнул спину и издал короткий тихий стон. Лиам убрал полотенце и поцеловал в этом месте, чуть засасывая кожу. Найл простонал чуть громче, его губы приоткрылись в ожидании, Лиам чуть приподнялся и поцеловал Найла в губы коротким быстрым поцелуем, чтобы не перекрывать ему кислород.

- Я собираюсь обтереть всё твое тело, но для этого нужно раздеть тебя.
- Я разве против? - сказал Найл, блеснув на Лиама томным взглядом из под прикрытых век, - действуй! - он сделал приглашающий жест рукой, показав Лиаму, что его тело в полном распоряжении партнёра. Лиам, не заставляя себя долго ждать, стал снимать с него майку и боксеры, попутно оставляя влажные поцелуи на теле бойфренда. Найл удовлетворённо всхлипывал при каждом из них.

Затем Лиам снова переместился вверх, одной рукой зарывшись в жесткие кудряшки и массируя затылок Найла, чуть сжимая кожу и впиваясь ногтями растопыренной пятерни в кожу на задней части шеи, временами дотягиваясь пальцами до уха и обводя подушечками очертания ушной раковины, а второй рукой, с зажатым в ней полотенцем он медленно скользил по бокам и груди Найла, заставляя того извиваться от возбуждения, когда жесткая влажная ткань касалась сосков.

Он по очереди целовал Найла в бровь, в скулу, в кончик носа, затем, заметив, что губы Найла тянутся вверх в попытке поймать его губы, он высунул язык и нежно обвел им четко очерченный контур губ блондина и тут же отстранился, заставляя того издать короткое разочарованное рычание. Однако, когда раздразненный партнер обхватил его торс руками и властно притянул к себе, он не стал сопротивляться и дал ему то, что тот настойчиво требовал - смачный влажный поцелуй, заставивший губы Найла алеть как бутон розы.

- Я собираюсь спуститься ниже на юг, - пробормотал Лиам, легонько кусая Найла за подбородок.

- Угхм... - простонал Найл, запрокидывая голову и подставляя ему свой кадык.

Лиам расценил это как одобрение его плана и стал осторожно покусывать кожу на шее Найла, захватывая её лишь одними губами и легонько засасывая, спускаясь ниже к ключицам. Найл нетерпеливо выгнулся под ним, прижимаясь бедрами, и Лиам заметил, что член Найла уже пришел в полностью возбужденное состояние и призывно упирается ему в живот, требуя внимания к себе, вот до него то он и хотел добраться. Но не прямо сейчас, всему своё время. А пока он не торопясь провел языком по полоске курчавых волос на груди Найла, наслаждаясь забавным ощущением того, как они щекотят язык и нос. Затем, прикрыв глаза от наслаждения он поцеловал Найла прямо в солнечное сплетение. Найл замер, и перестал шевелиться, даже, казалось, перестал дышать. Лиам поднял голову, чтобы посмотреть, что произошло. Найл смотрел на него, закинув одну руку за голову, второй он погладил Лиама по волосам, и Лиам, как щенок, прильнул к руке, поддаваясь ласкам.

- Всё в порядке? - спросил он, но не вслух, а одними глазами и движением бровей.

- Да, продолжай, - Найл кивнул головой и прошептал одними губами, так как у него пересохло в горле, и указал глазами вниз, куда Лиам и должен был двигаться, так как тот замер на секунду, просто глядя в лицо своего любимого.

Лиам опустил голову и, спустившись ниже, расположился между раскинутых ног Найла, выцеловывая на его животе дорожку вниз, к пупку и даже еще ниже, к паху. Воспользовавшись тем, что Найл снова прогнулся в пояснице, он подсунул свои руки под него и стал ласкать спину, а когда тот приподнял зад, то и ягодицы тоже. Оставляя полукруг влажных следов в самом низу живота, он вылизывал и прикусывал нежную белую кожу над самым лобком, заставляя Найла стонать и извиваться всё более нетерпеливо. Затем он снова припал губами к своему излюбленному месту - той самой ложбинке в паху Найла, где красовалась тату. Найл, не сдерживаясь, громко вскрикнул, вложив в крик все свои эмоции по этому поводу.

Гарри и Луи в соседней комнате, услышав этот крик, навострили уши и замерли, но в следующую же секунду постарались забыть это и продолжили заниматься своими делами.

Лиам, обхватив растопыренными пальцами, сильно сжал ягодицы Найла, заставив его подкинуть из вверх в инстинктивном движении и вскрикнуть еще раз, еще громче и еще более нетерпеливо.

***


- Если так продолжится и дальше, нам придётся уйти в свой номер, - сказал Гарри.
- Серьёзно? - прошептал в ответ Луи, - я сейчас уже не могу никуда идти.
- Да, но они сбивают меня с ритма, - ответил тот.
- Тогда давай поменяемся, - предложил тот, потому, что меня уже ничто с ритма не собьет.
- Ах ты мой маленький Барабанщик! - усмехнулся Гарри, - ну давай, готовь свою палочку.
- Бля, пошляк... – Луи усмехнулся, и вывернулся из под Гарри, меняя позу.

***


Лиам еще раз поцеловал место с татушкой, а потом дразнящим движением провел языком по члену Найла от основания до самой головки, обильно смачивая его слюной.

- Ах! - вскрикнул Найл, крепче хватаясь за изголовье кровати и сильнее выгибаясь.

Лиам еще раз повторил движение, нанося еще больше слюны, за что был вознагражден еще одним сладострастным стоном. Затем он обхватил член Найла ладонью, размазывая по нему собственную слюну, лаская его, и приподнял голову, заглядывая в лицо Найла, желая убедиться, что ему нравится то, что он делает.

Глаза Найла были прикрыты, под тонкими веками было видно, как его зрачки движутся беспорядочно, закатываясь от наслаждения, губы были чуть приоткрыты, испуская стоны и хриплое сбивчивое дыхание. Увидев запрокинутую голову, крепко зажмуренные глаза, и румянец, покрывающий щеки блондина, Лиам уверился, что он на правильном пути, он сделал еще несколько движений кулаком, ощущая в руке налитый кровью, чуть пульсирующий член Найла. Он был такой, какой как раз нравился Лиаму, такой, каким он и представлял себе идеальный член, не очень длинный, но толстый и упругий, такой, который как раз удобно ложился в его руку, и, после некоторой тренировки стал идеально умещаться в его рот. Лиам наклонился и нежно обхватил головку члена своими губами, нежно обводя языком её по окружности. С губ Найла сорвался очередной стон, Лиаму пришлось удержать блондина за бедра, чтобы тот не дергался в попытке ускорить события. Лиама чуть обсосал головку, словно чупа-чупс, и, с громким чмоканием, выпустил её изо рта, переместившись губами на внутреннею часть бедра, целуя Найла в паху.

- Аааа... - вскрикнул Найл, и зашипел, протягивая руку и запутывая свой жаждущий прикосновений член в длинный волосах на челке Лиама, - зачем ты дразнишь меня?! - возмущенно вскрикнул он.

Лиам ничего не ответил, лишь встряхнул головой, освобождая челку, намеренно медленно скользнул лицом по паху Найла, задевая яички сначала носом, затем, высунув язык, он облизал их и снова захватил член блондина, позволяя ему проникнуть чуть глубже в свой рот, сжимая ствол губами и начиная ритмичные движения на нем. Найл чуть расслабился, получая желаемое, и стал постанывать более тихо и спокойно, в такт движениям рта Лиама.

Лиам с наслаждением обрабатывал член партнёра, лаская его губами, щекоча языком головку и то засасывая сильно и глубоко, то полностью выпуская изо рта, заставляя Найла всхлипывать в нетерпеливом ожидании очередного натиска его рта.

Постепенно он наращивал амплитуду, силу и скорость движений. Когда он почувствовал как сжались и подтянулись яички Найла, готовясь извергнуть из себя сперму, словно вулкан горячую лаву, он вдруг замер на секунду, потом снова всосал член Найла глубоко в себя, потом снова отпустил его, и снова засосал, и еще раз.

Он повторял это, то ускоряясь, то замирая, до тех пор, пока Найл не стал стонать и извиваться, схвативши его за волосы и с силой притягивая к себе его голову, стараясь глубже войти в его рот, выкрикивая между стонами междометия и сбивчивые ругательства, порой какие-то непонятные, очевидно на ирландском, а может и на испанском - Лиам не знал, да и не вдавался в подробности. Он сейчас тоже был охвачен азартом игры наслаждаясь ею и преследуя цель как можно дольше продержать Найла на грани, не давая ему кончить, но и не давая остыть.

Да, ему, черт возьми, нравилось слышать то, как ругается Найл, как он стонет, полностью в его власти, как он жаждет, как его член нетерпеливо пульсирует у него во рту. Своими разгоряченными, горящими, как после чили, губами, он чувствовал каждую бьющуюся венку, обвивающую "прибор" его любовника, он чувствовал вкус спермы, уже начинающей по капле выделяться из отверстия на его головке, он осторожно слизывал её, смакуя вкус, так, словно это был какой-то редкий деликатес.

- Блядь! Лиам! - отчаянно вскрикнул Найл, - сумев кое-как придать своим губам нужную форму, чтобы выговорить это. - Я убъю тебя! - Если бы сейчас Лиам мог поднять голову, он бы увидел, что на глазах Найла блестят слёзы. Слёзы отчаяния, слезы желания. Слёзы отчаянного желания!

Найл особенно сильно дернул Лиама за волосы и всхлипнул:
- Пожж.. Ли... - больше ничего он сказать не успел, потому, что Лиам снова захватил его член в рот, и несколькими решительными и сильными движениями, словно фокусник, закончил дело, заставив Найла, крича и выстанывая проклятия, выстрелить спермой прямо в его глотку.

И это было очень хорошо, что сейчас именно Лиам был у руля и контролировал ситуацию, только поэтому на этот раз обошлось без жертв, Лиам даже не подавился, и, похоже, он завтра сможет петь. И не беда, что их товарищи по группе в этот момент, целуясь, зажимали друг другу уши ладошками, чтобы не слышать всей этой звуковой фантасмагории и весь тот спектр ругательств, которые извергал из себя Найл попутно со спермой.

***


- Ну, знаешь, вместо "я убъю тебя", мог бы сказать, "я люблю тебя", раз уж на то пошло, - сказал Лиам, когда они лежали изнеможенные, и Лиам тихонько поглаживал свой собственный неудовлетворенный член.
- Хуй тебе, - усмехнулся Найл.
- Ну, хуй то я уже заполучил, - с усмешкой ответил Лиам, - теперь кто бы позаботился о моём.
- Ой, нет, я не могу, - ответил Найл, - я слишком устал, ты измотал меня.
- Ты устал? - удивился Лиам. - ТЫ?
- Ну, или ты можешь еще меня и трахнуть, - сказал Найл, переворачиваясь на живот и приподнимая попу, демонстрируя, что он предлагает.
- Вот, лишь бы самому ничего не делать! - сказал Лиам, прижимаясь членом к ягодицам Найла, который, казалось, уже готов был заснуть. - Маленькая наглая сволочь!
- Прости, но я же болею, - сказал Найл, сжимая ягодицы обхватывая ими член Лиама. В полусне он чувствовал, как тот трется членом между его ягодиц, целуя его за ухом. Еще немного фрикций и теплая сперма потекла на его копчик. Ну, вот и всё, оба они удовлетворены, зафиксировал его мозг. Он почувствовал, как Лиам тянется за одноразовыми платочками, приготовленными им заранее и обтирает сперму с его тела, а потом накрывает его одеялом.
- Сасио, Ли, я тея люлю, - но сказал ли он это, или только подумал, Найл и сам не знал, так как он не знал был ли он по ту сторону сна или по эту в данный момент.

***


- Найл, - спросил его на следующее утро Гарри, - а не мог бы ты мне переписать на бумажку все те ругательства, которые ты вчера кричал, когда кончал? Я коллекционирую секс-фольклор.
- Иди на хуй, Гарри! - просто и скромно ответил Найл.
- Фу, какой ты грубый стал, Найлер, - поморщился Гарри, - никогда бы не подумал, что в таком прелестном маленьком мальчике так много какашек!
- Не, серьёзно, отъебись, Гарри.
- Ой, Звезда сегодня не в настроении?
- Да всё я в настроении! Просто я же не доёбываюсь до тебя, когда ты орешь как резаный время от времени. Оставь меня в покое.
- Нет, ты явно какой-то сегодня раздражительный, Найлер...

Лиам и Луи переглянулись, но ни один из них не произнёс ни слова. Лиам даже не попытался на этот раз защитить Найла. А между тем, Найл был таким злым как раз из-за него. Утром, когда они собирались на концерт, Лиам сказал ему, как бы между прочим, - "Почему, интересно, у меня такое чувство, что меня используют, Найлер?!" - и Найл понял, что он намекает на вчерашний вечер. Но что поделать, если Найл и правда хотел спать, Лиам сам виноват, что Найлу пришлось слишком много психической энергии потратить, балансируя на грани. Лиам просто заигрался.
И про любовь... Найл уже не раз говорил Лиаму, что любит его, почему он должен повторять это постоянно? Неужели Лиаму нужно каждый раз получать от него словесные подтверждения?! Он искренне не понимал, в чем проблема, и почему вдруг Лиам вздумал дуться на него. Хоть Лиам и старался не показывать этого, но он явно дулся, уж Найл то знает все нюансы поведения Лиама. И, наверняка, он уже нажаловался на него Луи, но тот, вряд ли расскажет Найлу, что именно он сказал.
И если уж кто-то его и использует, так это точно, не Найл! Еще больше настроение ему испортило то, что Бэзил сообщил, что на концерте сегодня будет София. А ведь Лиам ему сам ничего об этом не сказал, на предупредил даже. Неужели он думает, что ему, Найлу, всё равно, или, может быть, он думает, что ему будет легче, если придя на концерт, он вдруг неожиданно столкнётся с ней за кулисами. Лиам же сказал ему только о том, что там будет его семья… Интересненькое дело, а может он и Софию включает в число своей семьи? Тогда вообще всё просто очень замечательно! Найл ничего не сказал Лиаму по этому поводу, но внутри, словно яд, его разъедали эти мысли и он был преисполнен злости и сарказма.

***


К несчастью, проблемы в сексуальной жизни Лиама и Найла и их межличностные трения были далеко не единственными проблемами, преследовавшими группу. За закрытыми дверями офисов компаний Модест!Менеджмент и SYCO обсуждались варианты продления или НЕ продления контрактов с парнями, по многим причинам, в частности по той, что ребята были измотаны непрерывным пятилетним конвейерным трудом, им требовалась передышка. Поэтому было решено, что они уйдут на перерыв, примерно года на полтора.

К тому же, они не горели желанием продлевать контракт с SYCO, но когда они сообщили об этом Саймону, он сначала предложил им подумать хорошенько, а потом стал угрожать. Он намекал, что просто так их не отпустит и запугивал их тем, что у него очень широкие и многочисленные связи в музыкальной индустрии, которые он непременно использует, чтобы осложнить им жизнь. И он уже начал вредить им: в прессе и на сайтах появились статьи о том, что группа исчерпала себя, и её популярность пошла на спад, что ребята не ладят между собой, и что именно из-за этого группа, возможно, не вернётся с хиатуса.

Это была война. И именно поэтому, ребята решили показать, что они приняли вызов. На концерте в Манчестере они снова показали Мишек, причем, Мишки на этот раз были не просто Мишками, ребята не поленились притащить с собой целый джип, покрытый защитной раскраской, желая показать, что на этот раз Мишки не просто какие-то барышни в бальных платьях, но, если надо, они готовы пойти на войну.

На втором концерте в Манчестере, они дали в руки Большому Мишке книгу Клэр Ричардс, в которой она раскрывает секреты музыкальной индустрии, намекая на то, что Саймон всегда играл и будет играть по этим грязным правилам. Да, и Саймон, действительно, уже был в процессе этой грязной игры - он распускал слухи о том, что Гарри ни во что не ставит своих товарищей по группе, в силу того, что его обуяли амбиции начать сольную карьеру.

Кроме того, они поставили рядом с Мишками фото Джона Инмана, который был геем, но скрывал это, как и Лэрри Грэйсон, фото которого они выставляли на одном из предыдущих своих концертов. У Джона Инмана был девиз , -"Я свободен!" - но свободен он был разве только лишь в своих мыслях или за закрытыми дверями своей спальни, его же боссы на BBC всегда объясняли, что он одинок только потому, что до сих пор "не нашел свою единственную женщину".

Точно так же говорили и про Лэрри Грейсона, точно так же сказали бы, например, про Найла, если бы кто-то спросил, почему он до сих пор один. Вернее "один" - в кавычках, потому, что с некоторых пор у него был бой-френд и он, отнюдь, не был одинок.

Найл на концерте хоть и держался молодцом, и старался выкладываться по полной, как и его товарищи по группе, но от верных фанатов не ускользнул тот факт, что он немножко не в себе, поэтому после концерта он прочитал на твиттере множество сочувственных сообщений и пожеланий скорейшего выздоровления от фанатов. Ему стало приятно, что фанаты так беспокоятся за него и всегда готовы его поддержать. И, хоть такая поддержка и была чем-то эфемерным, всё же, ему стало теплее на душе и настроение его чуть-чуть улучшилось. К тому же, похоже, что и здоровье начало потихоньку восстанавливаться, температура уже не стала повышаться по вечерам и нос не закладывало, так что Найл несколько воспрял духом.

***


В Глазго, как и в Манчестере, они были заточены в отеле, и маялись там бездельем до начала концертов. Гарри сидел, сосредоточенно уткнувшись в ноутбук, и, казалось, не обращал внимания ни на что.

- Гарри, что ты там гуглишь? - обратился к нему Луи, - кстати, твой килт уже доставили!
- О! Он будет в килте на концерте? - глаза Лиама загорелись, как только он представил себе эту картину.
- Нет, не он лично, но RBB будет! - пояснил Луи.
- Ух... Как жаль, что не сам Гарри, - надул губы Лиам.
- А что, тебе не терпится залезть к нему под юбку? - спросил Луи с наигранной агрессией.
- Я бы не рискнул, - ответил Лиам, - по двум причинам, и обе находятся в этой комнате, - добавил он, перехватив предупреждающий взгляд Найла.
- Определенно, это не я, - пробормотал Гарри, хотя всем казалось, что он не прислушивается к их разговору, но он всё слышал, - я не против, если Лиам полезет мне под юбку, - уточнил он, игриво, на тот случай, если кто-то вдруг этого не понял.

- Так что ты там гуглишь то, - Найл повторил вопрос, заданный Луи, так как ему тоже стало интересно.
- Смотрю, какие хорошие гей-клубы есть в Бирмингеме.
- Оу, гей клубы? Ты собираешься пойти там в гей клуб? – заинтересовался Найл. Он тоже был бы совсем не против потусоваться в гей-клубе.
- Не я, а мы, я вас всех приглашаю!
- Хм, а я думал, мы, как обычно, будем сидеть в чулане, и наш дядюшка Саймон, как кукловод, выпустит нас из него только на время выступления, - усмехнулся Найл.
- Еще туда приедут Кара и Кендал, - объявил Гарри.
- Они тоже пойдут с нами в гей-клуб? - озабоченно спросил Лиам, он уже знал, что отказаться от похода они с Луи не имеют никакой возможности, но то, что там будут еще и посторонние его напрягало.
- Черт! - выругался Найл.
- Что такое, Дэйзи, - Гарри тоже подхватил от Марка привычку звать Найла Ромашкой, - ты не хочешь пойти с нами и повеселиться, или боишься разозлить дядюшку Саймона?
- Ты прекрасно знаешь, что не боюсь, - самодовольно заявил Найл, - я ходил по гей-клубам еще до того, как это стало мэйнстримом, - с пафосом произнёс он.
- Ой, ой, ой, тусовщик! - воскликнул Луи.
- Хм, - сказал Лиам, он опять напрягся, так как вспомнил случай, когда он вытаскивал Найла из одного такого клуба в Америке.
- Так чего ты чертыхаешься тогда? - вернулся к теме Гарри.
- Я забыл взять с собой свои танцевальные тапки! - пояснил Найл. - В смысле, я забыл взять с собой правые ботинки от каждой пары.
- Печально, - пробормотал Гарри, продолжая щелкать ссылки на экране ноутбука, и изучать страницы ночных клубов и карты проезда к ним, - но тебе же всё равно еще нельзя снимать сапог.

- Вообще-то, я думаю, уже можно, и я хотел бы потанцевать. Но мы с Лиамом просто решили, что я пока похожу в сапоге, это удобно, всем меня жалко...
- К тому же в сапоге не заметно, как сильно он хромает, - вставил Лиам.

- В смысле, он хромает не из-за повреждения ступни? - уточнил Луи. Лиам усмехнулся и пожал плечами. - Найлер, признавайся, что с тобой сделал этот нехороший дяденька? - сказал Луи, обращаясь к Найлу, - покажи на этом мишке, где он тебя трогал? - с этими словами Луи протянул Найлу RBB, уже наряженного в килт.

Найл рассмеялся, забрав медведя из рук Луи:
- Вот так он делал, - он обшарил руками всего медведя, - и еще вот так, - он показал на нем весьма неприличные позы.

Луи взвизгнул и изобразил картину Эдварда Мунка "Крик", а потом забрал Медведя из рук Найла, не желая, чтобы тот нанёс неизгладимую психическую травму его бедному плюшевому другу.

- Так ты, значит, потянул себе мышцы, милый, - сказал Гарри, с пошлой ухмылкой и тихонько рассмеялся.

Найл тоже усмехнулся, но не так радостно, как Луи и Гарри, знали бы они, как непросто обстоят сейчас дела у Найла и Лиама по части прикосновений и всего прочего.

***


В Глазго на стадионе The SSE Hydro было довольно прохладно, поэтому, не желая простужаться, они оделись потеплее. По крайней мере, Лиам надел теплую куртку из флисса. И в ней он выглядел таким мягким и тёплым, как плюшевый медвежонок, так что Найлу приходилось бороться с желанием прижаться к нему.

Он очень соскучился по объятиям Лиама, так как еще в Манчестере между ними пробежала черная кошка, - «или это, скорее, снова была София», - думал Найл, а Лиам в последние дни был с ним довольно-таки сдержан. Хотя Найл не считал, что он давал для этого повод но, похоже, что Лиам дулся на него. В общем, последние три дня между ними не только не было секса, но они даже почти и не разговаривали. Лиам постоянно торчал где-то с Луи, и это тоже начало накалять нервы Найла. Ему не нравилось то, как сблизились эти двое последнее время.

«Где это их всё время носит? Что они там делают наедине? Почему они постоянно что-то обсуждают в полголоса? Что за общие тайны у них завелись?» - Такие вопросы постоянно всплывали в мозгу Найла, мучили его. Что его еще больше удивляло, так это то, что Гарри не проявлял никакого беспокойства по этому поводу. А когда Найл попытался поговорить с ним об этом, он просто сказал, – «забей! Всё в порядке! Поверь мне.» - И не стал больше ничего объяснять. – «Вот же сучий потрох это Гарри!»

К счастью, на концертах в Глазго уже не было никакой Софии и никакого менеджмента! По этому случаю радостные парни выставили Мишек на их обычное место неподалеку от пульта режиссёра.

На первом концерте они, как и было задумано, нарядили RBB в килт и дали ему в одну руку трубку, а в другую баночку айрн-брю, традиционной шотландской газировки. Кроме RBB и SBB, по настоянию Луи, на сцену вышел еще и третий Медведь. Традиционного коричневого цвета и в одежде священника. Красный смайлик на его подошве намекал на Лиама.

На фото в рамочке в этот раз был Квентин Крисп. Шотландский актёр - гей, который, кроме того, что в ранней юности зарабатывал на жизнь проституцией, был известен тем, что он критиковал Принцессу Диану… На кого они намекали? На Найла? Найл не знал, так ли это, но, так как Лиам частенько в последние дни называл его Дивой и Принцессой, он принял намек на свой счет и снова обиделся! А ведь он уже было собирался простить Лиама и сделать первый шаг к примирению. Но, видимо, сегодня снова была не судьба.

И это значит, что Найл сегодня опять останется без секса и без объятий на ночь?! А Лиам снова будет где-то пропадать до самой поздней ночи с Луи? После Концерта он решил наведаться в номер к Гарри и, если не удастся поговорить с ним и выяснить, что происходит, то, по крайней мере, он просто по наглому завалится спать под тёплый бочок своей коллеги – английской Принцессы.

Вечером, после концерта, когда он пришел к Гарри, тот встретил его радушно. И сообщил, что Лиам и Луи снова куда-то удалились по своим делам. Что, впрочем, уже не было новостью для Найла. Он попросил у него разрешения остаться у него в номере на ночь и тот не отказал, так что Найл сходил к себе в номер, умылся и переоделся в пижаму, оставил Лиаму лаконичную записку, - "я у Гарри", - и вернулся к Стайлсу в номер.

Он начал было жаловаться другу и делиться своими страхами о том, что, возможно, у них с Лиамом прошла вся любовь и завяли помидоры:
- Ну вот как так может быть, Гарри, - вопрошал он в темноте, - я думал, что у нас с ним всё это будет навсегда, что мы всегда будет пылать страстью друг к другу, и секс будет таким же жарким, как в первую неделю, а всё так быстро закончилось. - Недоумевал Найл.
- Не дури, Найлер, ничего еще не закончилось, у вас всё еще только начинается, это просто время притирки, этот период временного охлаждения пройдёт, и всё снова будет хорошо.
- Ну, я не знаю, вот у вас же с Луи такого не бывает.
- Бывает! Еще как бывает! Мы просто не выносим сор из избы. Да и вообще, конечно, у нас все эти периоды давно прошли. Именно поэтому я сейчас полностью доверяю Луи ни на секунду не думаю, что они с Лиамом, например, могут сейчас заниматься чем-то, что бы мне не понравилось.

При этих словах Найл вздрогнул:
- Ты уверен? - переспросил он.
- Уверен, - твердо сказал Гарри. На самом деле, он точно знал, чем именно они занимаются, когда пропадают, и он точно знал, что ему это должно даже понравиться, но он не мог пока рассказать об этом Найлу. - К тому же, - Гарри немного замялся, - ты знаешь, может у тебя того, ПМС? - предположил он.
- Что? Я тебе что, женщина? Вроде бы, пока еще вагиной не обзавелся.
- Да нет, не то, чтобы настоящий ПМС, просто... как бы это сказать, ну просто такие циклические перепады настроения, "Мужской грипп", типа, или "Мужской ПМС"…
- А, ну так бы и сказал, что подозреваешь у меня биполярное расстройство.
- Да нет, причем тут это?! - воскликнул Гарри, - это вполне естественные колебания биоритмов, изменение эмоционального состояния. У артистичных натур это бывает сильнее выражено. Разве ты не замечал у себя этого?
- Хм… - Найл задумался, - мне как-то раньше не приходило в голову следить за этим.
- А вот ты последи, и заметишь, что некая закономерность есть.
- Или, может быть, тебе просто удобно списывать все на это, - пробормотал Найл,
- Ну хорошо, как хочешь, можешь не верить мне, и пусть тебе будет неудобно, - сказал Гарри с оттенком злорадства.

Найл тяжело вздохнул и привалился к тёплому боку Гарри:
- Обними меня, - попросил ирландец.
- Что, так плохо? - спросил Гарри, обнимая его.
- Меня уже сто лет никто не обнимал, - пожаловался Найл, - Лиам на меня дуется вот уже почти неделю, - преувеличил он, - я бы на его месте уже давно всё простил и забыл, а он всё дуется и дуется.
- Ну, может ты что-то такое сделал, что вот так просто не прощается? - спросил Гарри.
- Ну, я не знаю.. - протянул Найл, - всё равно, Гарри.. Как можно дуться так долго?
- А ты пытался поговорить с ним и всё выяснить? Как-нибудь загладить свою вину? Или даже извиниться?
-Я?! А какую вину я должен заглаживать, я ничего не сделал? И, нет, я не пытался... я не знаю, с чего начать...
- Хм, странные вы... - сказал Гарри, - попытайся, всё же, сделать первый шаг, если хочешь наладить отношения, даже если ты и не чувствуешь себя виноватым. Я, как более опытный товарищ, тебе советую, если хочешь сохранить отношения, иногда просто не пытайся выяснить кто и в чем именно виноват, будь выше этого. Иначе ваш корабль пойдет ко дну, так и не выйдя в открытое море.
- Ха! Забавно, что ты заговорил про корабли, - улыбнулся Найл.
- Давай, спи, мой капитан, - с улыбкой ответил Гарри, мягко прижимая Найла к себе, - ты же ведь помнишь, что вам с Луи еще завтра интервью давать?
- Угу, помню, как не помнить!
- Приготовься, вряд ли это будет сильно уже приятно...
- Да уж...

Привалившись к мягкому боку Гарри, Найл чувствовал его тепло и то, как вздымаются его ребра при дыхании, он закрыл глаза и представил себе, что спит рядом с огромным теплым котом, который положил на него свою мохнатую лапу и нежно мурлычет во сне, он улыбнулся и пробормотал:
- Ты огромный кот, Гарри... - затем он не заметил, как заснул и проспал спокойно до самого утра. Утром же он проснулся и почувствовал, что ему гораздо лучше, чем было накануне, болезнь окончательно прошла, а от сомнений и нервного напряжения осталась лишь слабая тень.

***


- Ты лечебный Кот, Гарри, - сказал он, - мне нравится спать с тобой, и не в первый раз мне становится легче от того, что ты рядом.
- Обращайся, - сказал Гарри с теплой сонной улыбкой на лице. А потом Найл удивил его тем, что благодарно поцеловал в щеку. - Фу, не слюнявь меня, - игриво ответил тот.
- Спасибо, что разрешил переспать у тебя, пойду к себе в номер, - сказал Найл, выбираясь из постели.

Вернувшись к себе в номер он увидел, что Луи и Лиам спят в их номере. На одной кровати. Одетые. Повернувшись друг к другу спиной. Он подошел ближе и увидел, что Лиам сжимает в кулаке какую-то бумажку. Присмотревшись, он понял, что это его записка.

Он наклонился и тихонько поцеловал Лиама в щеку. Касание его губ было таким легким, что Лиам даже не проснулся. Решив, что это будет не справедливо, если, раздавая поцелуи, он обойдет своим вниманием Луи, Найл забрался на постель, сел на Луи верхом и закричал, - «подъем!» - а когда Луи испуганно вскинул руки, он прижал их к подушке и, таким образом обездвижив его, стал пытаться поцеловать, но Луи, не смотря на то, что был шокирован таким ранним и резким подъемом, ругался матом и вырывался.

После короткой борьбы Найлу всё же удалось поцеловать его в скулу, но потом он резко отпрыгнул, так как Луи, угрожал ему расправой. Найл отскочил на безопасное расстояние, хохоча. Луи матюгался, поливая Найла отборной бранью, но тоже смеялся. И даже Лиам, проснувшись, наконец-то улыбнулся ему. Можно было считать, что этот день начался весьма неплохо.

***


Но оставалось только мечтать, чтобы он так и продолжился. Так как перед концертом им еще пришлось дать несколько интервью, и, как и предрекал Гарри, все они были не приятными, особенно тяжко приходилось Луи, которого то и дело спрашивали о его так называемом ребенке, и он не имел возможности опровергнуть эти слухи.

Даже Найла стало уже потряхивать на нервной почве от этих вопросов и он не знал куда себя деть. Ему хотелось до крови прикусить себе язык, так как из него так и рвались слова о том, что всё это не правда, и что Луи никогда в жизни не променял бы Гарри ни на кого другого, тем более на эту, с позволения сказать, девушку... Он крутил головой, заводил глаза под потолок и ерзал на стуле так, как будто в зад ему что-то впилось, не смотря на то, что его зад был не тронут вот уже несколько дней.

Тут-то он и оценил всю прелесть ситуации с Лиамом, ведь, не смотря ни на что, Лиам не завел ребенка, даже фейкового, не притворялся ни чьим будущим отцом и скоро уже ему не нужно будет притворяться ни чьим бойфрендом. По крайней мере, он стремится освободиться от фальшивых отношений, он много для этого сделал и скоро будет свободен. Так что, Найл в, конце концов, осознал, что ему грех обижаться на Лиама.

Наконец-то они освободились от всех этих навязчивых журналистов и, после передышки, вышли на сцену.

В этот раз Радужный Мишка (RBB) восседал верхом на единороге, так как единорог был символом Шотландии, ну, и к тому же, традиционным гейским «патронусом»!

Концерт проходил вполне неплохо, Найл старался быть милым с Лиамом сегодня за кулисами, и сейчас на сцене он тоже старался быть ближе к нему и оказывать ему незаметные для других знаки внимания. А когда они поздравляли с днем рождения своего тур-менеджера, то он сначала поцеловал его, а потом, воспользовавшись тем, что Лиам стоял рядом, поцеловал и его. Лиам немного смутился от неожиданности, но он улыбнулся, и, Найл надеялся, что он оценил этот жест доброй воли. А если даже и нет, если даже ему и придётся завоёвывать Лиама снова, что же, он готов. К тому же, вспомнив о том, как Лиам старался в прошлый раз доставить ему довольствие, и как он преуспел в этом, он решил, что ради такого, определенно, стоит тоже постараться и завоевать его заново.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.