Временное решение / Temporary Fix +27

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Лиам Пейн, Луи Томлинсон, Найл Хоран
Пэйринг:
Найл Хоран\Лиам Пейн\София Смитт; Гарри Стайлс\Луи Томлинсон Niam (Ниам) Larry (Ларри) намёки на Lilo (ЛиЛо) и Narry (Нарри)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Юмор, Флафф, Hurt/comfort, Songfic
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
Макси, 318 страниц, 30 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Слоган:"Мы можем назвать это как угодно". Трудно описать словами то, что происходит между Лиамом и Найлом. Они и сами не всегда это понимают. Это моя версия происходившего в период с 26.07.2015 по 25.12.2015. Как это ВОЗМОЖНО могло бы быть. Фанфик не претендует на биографическую точность, но основан на реальных событиях и даёт некоторым из них объяснение. Насколько оно правильное, не знаю, но вполне правдоподобное. Так же в фике объясняются некоторые факты из истории РадужныхМедведей (RBB&SBB).

Посвящение:
Радужным Мишкам

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обидно, что по Ниаму очень мало фиков, вот решила исправить ситуацию.
=======================================
ПОЖАЛУЙСТА! НЕ ПИШИТЕ НИЧЕГО ОБ ОТНОШЕНИЯХ КОНОРА И НАЙЛА У НИХ НА ИГ, ТВИТТЕРЕ И ДРУГИХ СОЦ.СЕТЯХ! ПОДРОБНЕЕ ЗДЕСЬ: http://l-wild.diary.ru/p212344092.htm

21."Belfast... What's goin' on???"

7 декабря 2016, 18:21

* * *
//16-10-2015 - Дублин №1//



Время шло, а проблема Лиама всё не решалась, на вопросы о том, когда же его освободят от Софии, представители менеджмента отвечали уклончиво, и каждый раз, когда об этом заходил разговор, Саймон пытался с ним торговаться.

Отношения Найла и Лиама, вроде бы наладившиеся, снова стали осложняться. Они были вместе всего лишь только второй месяц, но Лиам стал замечать, что Найл уже охладел к нему: он стал отдаляться от него, всё реже стал проявлять инициативу в сексе, и Лиам даже заметил, что Найл стал заглядывается на других парней. Он решил, что это всё из-за того, что его расставание с Софией зависло и осталось под вопросом, а значит нужно было срочно форсировать события.

Когда шестнадцатого октября во время концерта в Дублине они были на сцене, и Лиам попытался обнять Найла, а тот отодвинулся от него, Лиам решил, что дальше так продолжаться не может. В этот вечер после концерта, пока Найл принимал душ, он пошел в номер к Гарри и Луи, чтобы пожаловаться им на то что у них что-то не клеится, и что Ирландская Принцесса изображает из себя Королеву Лапландии, и посоветоваться, что же ему, бедному, с этим делать.

Первое, что услышал Лиам, войдя в номер сладкой парочки, был недовольный голос Гарри:
- Луи! Я же просил тебя!
- Что? - вопросил Луи, как ни в чем не бывало.
- Что, что! Посмотри на это! - Гарри ткнул в нос Луи своими телефоном. - Я же просил тебя быть осторожным!
- Ну и что?! Не вижу ничего особенного!

- Оу, ребята, я, наверно, не вовремя... - смущенно пробормотал Лиам, - у вас тут, похоже, тоже проблемы в райских кущах.

Оба парня подняли головы и уставились на нерешительно мнущегося у входа в номер Лиама.

- А, Лиам! - обрадовался Гарри, - иди сюда, посмотри на это!

Лиам подошел и посмотрел на картинку в телефоне Гарри, потом на самого Гарри. Он, честно говоря, не понимал, в чем проблема и почему Гарри так встревожен. Лиам пожал плечами.

- Что ты тут видишь? - строго спросил Гарри.
- Ну, медведя... - неуверенно ответил Лиам, как тупой ученик на допросе у доски.
- И что, все тебе кажется нормальным в этом медведе?
- Ну, - Лиам задумался и запыхтел, - вся фотка какая-то желто-зелёная.
- И всё?! - возмутился Гарри.
- Ну, всё. А что?
- Присмотрись получше, Лиам! Неужели ты не видишь руки Луи, отражающиеся в очках медведя?

- Хм... - хмыкнул Лиам, - ну, теперь, когда ты сказал, и я специально присмотрелся, то вижу.
- Вот! А Луи выложил это на твиттер Мишек, хотя я его просил быть осторожнее! - обличающе вскричал Гарри.

- Ну, этого никто не заметил, это только ты у нас такой глазастый.
- Дорогой мой! - Гарри почти задыхался от возмущения, - Дорогой мой Луи, да будет тебе известно, что у нас почти три десятка миллионов поклонников, и среди них есть еще даже более глазастые, чем мы с тобой...

- Ну, их не так уж и много, - упрямо оправдывался Луи.
- Ну, да! Может быть около тысячи, например... Но, знаешь, нам хватит и этого, для того, чтобы нас заподозрили! - Гарри метнул в Луи две зелёных молнии из своих глаз.

- Нет, я, всё же, не вовремя, - Лиам повернулся, чтобы уйти.

- Нет, нет! Извини, Лиам, - Гарри остановил его, подхватив под локоть и снова развернув к себе, - у тебя тоже какая-то проблема?

- Да... , - Лиам изложил им суть своих переживаний.

Гарри и Луи, по своему обыкновению, очень внимательно выслушали друга, а после они втроём стали думать, что же лучше предпринять в данной ситуации. Нет, конечно, как то подействовать на Найла и вразумить упрямого ирландца было невозможно. В этом все трое отдавали себе отчёт. Если он охладел, то тут только сам Лиам может с этим разобраться. А вот побороться с менеджментом, пожалуй, можно было попытаться. Луи предложил устроить забастовку. Гарри его поддержал.

- Как забастовку? - спросил Лиам.
- А так, просто не выйдем на сцену, и всё, - пояснил Луи менторским тоном, так, словно Лиам неразумное дитя и не знает, что такое забастовка.
- Но мы же не можем, это будет нарушение контракта, - засомневался Лиам.
- А мы скажем, что ты, допустим, заболел, предложил Луи, - ну, мало ли, отравился, например, или еще что-то в этом роде.
- Ага, - добавил Гарри, - для надежности можно будет сказать, что и Найл тоже отравился. Тогда нас точно не заставят выступать вдвоём с Луи.
- Ха-ха, - усмехнулся Лиам, - а пусть заставят! Вашим преданным ларри-фанатам это, пожалуй, даже понравится! Они весь концерт будут скандировать "ларри реальны".
- Точно! - сказал Луи, и тогда уж точно у нас не будет никакого шанса не взаимодействовать на сцене.
- Угу, если только между нами перегородку попрёк сцены не поставят, - саркастически усмехнулся Гарри.
- Вообще, - Лиам задумался, - возможно, этот вариант и сработает, я, конечно, не сторонник бунтов, но они меня уже просто вынуждают. С одной стороны на меня давит менеджмент, с другой - Найл. Я не могу дальше это терпеть.
- Хорошо, Лиам, мы тебя поддержим в твоём бунте, - сказал Гарри, - если надо будет, я тоже притворюсь больным.
- Нет! Ты выйдешь на сцену вместе со мной, моя радость, - сказал Луи. - А ты, Лиам, давай сейчас же звони Саймону и предупреди его, что у тебя нервный стресс из-за Софии, и, если он не решит что-то с ней в ближайшее время, то ты не гарантируешь, что однажды это состояние не ухудшится настолько, что ты не сможешь выйти на сцену.
- Ты думаешь, Саймон правильно воспримет этот намек? - засомневался Лиам.
- Еще бы! Такая манера поведения как раз в его стиле, а поэтому, понятна ему лучше всего.

Лиам тут же набрал номер Саймона и поговорил с ним об этом. Саймон, как всегда, пытался тянуть время и избегал давать конкретные обещания.

- Скользкая тварь! - в сердцах выругался Лиам, положив трубку.
- Ничего себе! - сказал Луи, - я даже и не знал, что ты умеешь так выражаться.
- О! Подождите, у меня идея! - Гарри полез в интернет со своего ноутбука.

Луи заглянул через его плечо, и увидел, что он уже на сайте, где они обычно заказывали одежду и аксессуары для медведей (конечно, не на своё имя), и ищет там что-то.

- Что ты хочешь купить? - спросил он бойфренда.
- Ирландский костюм!
- Оу... - Понимающе произнёс Луи.
- Что, "оу"? Расскажите мне, - спросил Лиам.
- Помнишь, Кита Паско, скрипача из Корка? - спросил Гарри, - в 2013 году в Москве он не вышел на сцену в знак протеста против гомофобного российского закона.
- Ммм.. - Лиам задумчиво покачал головой, ожидая, что же Гарри скажет дальше.
- Так вот, мы можем намекнуть им, - продолжил Гарри, - что мы можем поступить точно так же, как он.
- Ты думаешь, они читают твиттер медведей? - усомнился Лиам.
- Читают! Ещё как читают, - сказал Луи, - он следят за всем, что происходит и что связано с группой даже пристальнее, чем наши самые преданные фанаты.
- Ну, возможно, и стоит попробовать, - сказал Лиам, а затем удалился к себе в номер.

* * *


После того, как Лиам ушел, Луи и Гарри принялись выбирать одежду и все необходимые аксессуары для медведей и обсуждать инсталляцию.

- Ты знаешь, - сказал Гарри, - я думаю, что лучше всего будет, если Мишки не будут присутствовать на концерте, а мы просто разместим их фото на инстаграм.

- Хм, я так и думал. Это вроде бы как само собой ясно, - сказал Луи.

- Ах, ты, моя умница, - сказал Гарри, улыбнувшись, и чмокнул бойфренда в щеку.

Луи улыбнулся, польщенный похвалой. Даже после столь долгого времени вместе, он всё еще не был равнодушен к таким, казалось бы мимолётным и мелким, знакам внимания от Гарри, поэтому глаза его засветились счастьем и он еще некоторое время сидел и улыбался куда-то внутрь себя, как маленькая девочка, польщенная вниманием старшеклассника.

* * *



Когда Лиам вернулся в номер, который теперь они всегда снимали один на двоих с Найлом, он увидел, что тот полулежит на кровати и, слегка нахмурившись, смотрит телевизор. Когда Лиам приблизился, Найл повернулся в его сторону и обдал его взглядом, который показался Лиаму слишком холодным, и не в меру равнодушным. Куда только делась вся та страсть, которая пылала в его глазах буквально неделю назад?!

- Что происходит, Найлер? – попытался затеять разговор Лиам.
- Ничего, - коротко бросил Найл и вернулся к просмотру телепрограммы.
- Нет, что-то происходит, я же вижу, ты стал другим.
- Да никаким я не стал другим, перестань выдумывать, Ли, - ответил Найл слегка раздраженно.
- Так значит всё в порядке? – спросил тот.
- Нет, ничего не в порядке! Именно, что ничего! Ничего не происходит, ничего не меняется, а должно! – воскликнул Найл скороговоркой.
- Ты про меня и Софию?
- Да, я про тебя и Софию. Ты, видимо, не так уж и хочешь с ней расставаться, - обвинил Найл, - может быть, ты хочешь просто отдохнуть, а потом снова к ней вернуться? А я для тебя лишь игрушка, лишь временное решение?

Лиам раскрыл глаза в удивлении, он даже не сразу нашел, что ответить на такие безосновательные выпады со стороны Найла:
- Найл, Найл! - пролепетал он почти в ужасе, - что ты такое говоришь? С чего ты взял?
- Я не знаю, мне кажется, что у нас с тобой все не так серьёзно, как я думал сначала... Что ты, - Найл запнулся, - меня не любишь! – закончил он.

Лиам подошел и присел не кровать, обнимая плечи Найла, покрытые тканью махрового гостиничного халата. Найл напрягся, но не сделал попытки отстраниться.

- Ну ты, что, детка, - ласково пробормотал Лиам и приник лицом к щеке бойфренда, - я очень тебя люблю и хочу быть только с тобой, всегда, - бормотал он, нежно касаясь губами гладкой, только что побритой щеки Найла. - Я сейчас был у Гарри и Луи, разговаривал по телефону с Саймоном. Правда тот, как всегда, выворачивался, он снова не дал ответа, но мы с парнями придумали, как его поторопить!

- Да? – недоверчиво переспросил Найл.
- Да, моя радость, да, - видя, что Найл несколько ослабил защиту, Лиам придвинулся к нему ближе и обнял еще крепче, стараясь охватить руками как можно больше тела Найла. - Ты сердишься на меня?

- Нет… - выдавил из себя Найл, - просто у меня бывают такие приступы хандры, - объяснил он. - Время от времени они повторяются, и я не могу ими управлять.

- Да уж, я замечал, - согласился Лиам. Он усмехнулся, - если бы ты был женщиной, я бы решил, что у тебя ПМС.

- Не вижу в этом ничего смешного, - агрессивно заявил Найл. - Если у меня член между ног, это еще не значит, что у меня не может быть ПМС!

- Ну, ну, ну, - сказал Лиам примирительно, гладя Найла по плечу, - если ты хочешь, ты можешь иметь ПМС, ты имеешь право получить вообще всё, что только пожелаешь, – сказал он, улыбаясь, в его глазах сверкнула искра лукавства.

- Да хватит прикалываться, Пэйно, - сказал Найл с досадой, - мне реально плохо! Черти на душе скребут…

- Ну, если бы ты расслабился, и отдался мне в руки, возможно, я бы смог тебя избавить от этих чертей… - предложил Лиам.

- Ты хочешь сделать мне массаж? – спросил Найл.

- Я могу сделать много еще чего, что будет лучше массажа, - не прекращал свои намёки Лиам, - но давай начнём с него, - с этими словами он сдвинул халат, обнажив плечо Найла и поцеловал его. Найл чуть поёжился, но позволил Лиаму полностью освободить его от халата.

Лиам нежно прикасался губами к столь желанном телу то тут, то там, и чувствовал, как Найл постепенно расслабляется и его тело начинает отвечать на ласки.

- Так что вы, парни, там задумали, - вдруг неожиданно спросил Найл.

- Умм... - Лиам еле сдержал досаду от того, что Найл заставляет его прерываться, - может быть, я расскажу это позже, или даже лучше будет, если Гарри и Луи завтра утром сами расскажут нам обоим, о том, что за план у них за ночь созрел.

- Ты думаешь, они сейчас обдумывают план? - спросил Найл, как только Лиам склонился, желая снова его поцеловать.

- Надеюсь! – сказал Лиам, - но пожалуйста, Найл, давай поговорим об этом позже, а? Я умоляю! Сейчас я хочу тебя! Очень хочу! Так, что просто не в состоянии думать о чем-то другом, – он приник к шее Найла и стал целовать её, пробираясь всё выше и выше, и, наконец добравшись до уха, он провёл горячим и влажным языком по складке за ушной раковиной. Это было слабое место Найла, он сладострастно застонал и подался бедрами вперед, приникая телом к нависшему над ним Лиаму.

Теперь Лиам знал, в ближайшее время Найл больше не будет больше задавать вопросов. Он будет лишь командовать: быстрее, Лиам, глубже, сильнее - и всё в таком духе, все те приказы, которые ему так нравилось исполнять.

* * *
//17-10-2015 - Дублин №2//



На втором концерте в Дублине, как и на первом, они не стали выставлять на сцену мишек, но зато выставили Лошадь, сидящую на троне, как олицетворение лжи, рядом с ней они положили телефон. Старый "Нокиа", это был намек на устаревшие взгляды и методы работы их менеджмента. А перед самым концертом Луи выложил на твиттер RBB и SBB фото Радужного Медведя в костюме исполнителя ирландских национальный танцев. На Сахарном Мишке была надета зелёная шляпа, в знак солидарности. Таким образом они хотели привлечь внимание своего менеджмента и дать понять, что они, подобно ирландскому скрипачу, отказавшемуся выступать в Москве в знак протеста, тоже имеют твердое намерение не выходить на сцену.

Концерт же прошел в целом неплохо. К огромному удовольствию Лиама, Найл перестал на него дуться и сменил гнев на милость. Это позволило Лиаму надеяться, что сердце Найла, слегка было охладевшего к нему, снова оттаяло. Он чувствовал себя на седьмом небе.

И да, конечно, Найл очень ценил то, на какие жертвы Лиам шел ради него. Лиам, который всегда был козлом отпущения для Саймона и всегда соглашался озвучивать всё то, что Саймон вкладывал в его уста, стараясь контролировать имидж группы, наконец-то согласился открыто пойти против менеджмента.

Тем временем, Лиам пытался еще раз позвонить Саймону, но тот снова не пообещал ему избавления от Софии, тогда Лиам сказал ему, что если ничего не решится до этого времени, то в один прекрасный день он просто не выйдет на сцену. Лиам был готов даже рискнуть и играть на грани фола, фактически, нарушая условия контракта. Это было достижение, которым Найл был по праву горд. Но, с другой стороны, когда парни рассказали ему обо всех подробностях его плана, он немного испугался. Всё-таки, срыв концерта, это очень серьёзно.

* * *
//19-10-2015//



Вот уже прошли все три Дублинских концерта и прошло три дня с тех пор, как Лиам поставил ультиматум менеджменту, но менеджмент, как ни странно, в эти дни не только не отвечал Лиаму на его запрос, но и вообще не показывал никаких признаков волнения. Возможно, они не приняли угрозы парней всерьёз и не верили, что те наберутся смелости сорвать концерт. Но, как было видно из разговоров парней, они были настроены весьма и весьма решительно. Он договорились между собой, что двадцатого октября они не выйдут на сцену, если менеджмент не пообещает, наконец, Лиаму ничего конкретного. И тут Найл стал внутренне паниковать. Не веря тому, что они действительно это сделают, но с другой стороны понимая, что это неотвратимо он написал у себя на твиттере: «Belfast… What’s goin’ on???». Он надеялся, что люди Саймона, прочитав его сообщение, поймут, что ребята не шутят. Это была его последняя попытка, последняя надежда на то, что дело решится мирным путём.

* * *
//20-10-2015 - Забастовка//



Наступило двадцатое октября. Они ждали этого дня, и в то же время боялись его. Прошло уже 3 дня с тех пор, как Лиам поставил Саймону ультиматум, и, как они считали, с учетом того, что переговоры ведутся с 5-го сентября, времени у того было уже предостаточно, чтобы решить этот вопрос. Но вестей от Саймона всё не было... Так что, скорее всего, они будут вынуждены выполнить свою угрозу и не выйдут сегодня на сцену.

Вот уже разогрев, в лице Джейми Лоусона, вышел на сцену, а сами парни закончили встречу с фанатами и стали давать интервью. В этот день особенно много интервью пришлось давать Луи, причем, журналисты снова назойливо задавали вопросы о его предполагаемом будущем отцовстве. Луи был ужасно раздражен. Между двумя интервью, следующими друг за другом к нему подошел Найл, который был раздражен не меньше, чем он, и был даже зол. Когда репортёр попросил его ответить на несколько вопросов, он наотрез отказался.

Наконец, закончив интервью парни ушли в гримёрку, но во время переодевания Лиам вдруг согнулся пополам и побежал в туалет.

- Лиам, что с тобой? - Найл поначалу напугался, но, забежав следом за ним в туалет, он увидел, что тот пихает два пальца в рот, пытаясь изобразить рвоту.

Найл засмеялся:
- Ты знаешь, а я могу ведь тебе помочь вызвать рвотный рефлекс!

Лиам весь покраснел, вспоминая, как он неделю не мог разговаривать после вот такой «помощи» Найла, на какую тот сейчас намекает.

- Да прекрати ты! Придумай, что получше! - прохрипел Лиам.

- Ох, а что может быть лучше этого, Ли! - сказал Найл, расстегивая штаны.

- Найл! Найл, Найл! - запротестовал Лиам, мы не можем сейчас.

- Окей, Я просто пошутил! - сказал Найл, - дай, я хотя бы пописаю, раз уж расчехлил "оружие", а то как-то неправильно, засовывать меч обратно в ножны не срубив головы.

Лиам встал, давая Найлу доступ к писсуару и спросил, глядя как тот спокойно стоит и писает:
- Найл, ты правда не осознаёшь всю серьёзность ситуации, или только прикидываешься?

- Прикидываюсь, - сказал Найл. И, действительно, этот мнимый цинизм и невозмутимость были лишь внешними. - Но пойми Лиам, мы должны это сделать, или, в противном случае, мы по жизни будем пленниками, не только Саймона, но и... самих себя...

- Хорошо, - дождавшись, когда Найл отойдет и даст ему снова склониться над унитазом он сказал, - позови охранников, и скажи, что мне плохо, - после этих слов Лиам так решительно засунул пальцы в рот, что у него тут же начались рвотные судороги.

Когда прибежали Падди и Бэзил, то Лиама уже во всю рвало, глаза его были красными, а лицо бледным.

- Я не смогу выйти на сцену, - сказал Лиам, отплёвываясь.

Падди и Бэзил, которых парни не стали оповещать о предстоящей забастовке, были в недоумении. Когда же организаторы концерта пришли в гримёрку к Гарри и Луи, они стали требовать, чтобы группа вышла на сцену без Лиама. То те наотрез отказались делать это.

- Нет, мы не пойдём! - сказал Луи.
- Мы не пойдём. Как вы себе это представляете, выступать втроём, без Лиама? - сказал Гарри. - Тем более, что и я что-то себя не очень хорошо чувствую, да и Найл сегодня жаловался на то, что у него крутило в желудке. Правда же, Найл? - Гарри взглянул на стоявшего чуть позади охранников Найла.
- Да, мне тоже нехорошо, у меня кислотный рефлюкс обострился, - подтвердил Найл, для убедительности, положив руку на живот в районе желудка и озабоченно сморщившись.
- Наверно, мы все отравились, - констатировал Луи, не сильно заботясь, поверят они ему или нет.

После этого на стадионе началась настоящая суета: разогрев попросили задержаться на сцене еще немного и спеть пару-тройку дополнительных песен, надеясь, что за это время организаторы концерта смогут договориться с парнями, но всё было бесполезно. Тогда организаторы стали звонить Саймону, а тот в свою очередь, артистам, но те попросту отклоняли вызов.

В конце концов, когда уже прошло больше получаса после того момента, когда One Direction должны были выйти на сцену, и толпа в зале уже начала волноваться, представители организаторов концерта подготовили заявление и вынуждены были выйти на сцену, чтобы объявить, что концерт будет отменен. Конечно же, они пообещали, что концерт будет просто перенесён на другую дату, иначе рассерженные фанаты просто порвали бы их. Не смотря на то, что в зале была охрана, она была не столь многочисленной, чтобы справиться с несколькими десятками тысяч бунтующих фанатов, так что заблаговременно, перед тем, как объявлять об отмене концерта, они позвонили в полицию и попросили быть наготове и, в случае чего, обеспечить безопасность.

К счастью, фанаты группы были не настолько буйными, как футбольные фанаты, они хоть и роптали и были очень недовольны, но постепенно расходились по домам.

* * *



Чуть погодя, осознав свою вину перед ни в чем неповинными людьми, пришедшими на их концерт, ребята стали постить извиняющиеся твитты. Но это было даже еще не всё, они решили, что могут сделать приятно себе, и, одновременно, порадовать фанатов и частично загладить перед ними свою вину.

Придя в гостиницу, они собрались вместе, немного посовещались, позвонили Джуллиану Буннете. В результате, через несколько часов "Perfect EP" появился в сети. Сингл состоял из ремикса на "Drag me Down", сделанного Лиамом совместно с приглашенными музыкантами, в качестве эксперимента, и двух ремиксов на "Perfect" не вошедших в альбом "Made in the A.M."
Но главное, на этом сингле была песня "Home" которая была их заявлением, их констатацией любви друг к другу. Песня, которая настолько очевидно свидетельствовала о том, чего никак не хотели признавать окружающие. И если они еще как-то но смогли добиться, чтобы "If I could fly" включили в их официальный пятый альбом, главным образом из-за того, что Саймон имел виды на Гарри, как сольного исполнителя и не мог обидеть его отказом, то у песни "Home" никогда не было никаких шансов появиться в его составе.

Буквально через двадцать минут после того, как Луи дал на своём твиттере ссылку на скачивание сингла, им позвонил Саймон, и он был разъярен до предела. Лиам, как обычно, был самый ответственный, взял трубку, но тут же вынужден был отодвинуть её от уха: Саймон старался не орать, но в его голосе слышалось столько темной угрозы, как будто все демоны Ада разом вселились в него. Он угрожал, что им это так не пройдёт. Но Луи взял трубку из рук Лиама, и, при поддержке друзей, сказал, что Саймон должен приехать лично к ним в Белфаст на переговоры и они должны решить, наконец-то все их давние проблемы.

Как результат этого разговора, Саймон всё же пообещал, что он разорвёт контракт с Софией и через пять дней Лиам будет свободен. Лиам сказал, что если менеджмент не устроит это по хорошему, то он это устроит сам, и там уж как получится, или по хорошему, или по плохому - не важно.

Кроме того, Саймон всеми правдами и неправдами пытался заполучить права и на их новый сингл, и ребятам пришлось переуступить их Саймону, так как то, что они сделали, по сути дела было незаконно и было еще одним нарушением условий контракта, за которое, возможно, им еще придётся расплатиться. А пока, в считанные часы, Саймон выправил ситуацию и уже официально разместил сингл на iTunes. Все другие источники скачивания были прикрыты, так что вся прибыль от скачиваний сингла с iTunes потекла на счета SYCO.


* * *
<<Обратный отсчёт>>



«5»

//20-10-2015//



Чтобы менеджмент понял, что они не шутят, Луи разместил на твиттере Мишек изображение ладони с растопыренной пятернёй, окрашенной в радужные цвета. Это было начало "обратного отсчёта".


«4»

//21-10-2015//



На следующий день, двадцать первого октября, концерт состоялся, но ребята запостили картинку с цифрой четыре, чтобы показать, что время идёт, таймер тикает.

«3»

//22-10-2016//



С цифрой "три", которую парни запостили на следующий день, получилось еще интереснее, Гарри нашел в сети изображение трех мисок с кашей из сказки о трех медведях, на которых было написано: "слишком горячо", "слишком холодно" и "в самый раз".

- О, слишком горяч, - это, наверняка о тебе, Гарри, - сказал Луи, увидев картинку, - и даже цвет миски совпадает с цветом твоего микрофона.

- Ага, но и о тебе я бы не сказал, что ты слишком холоден, - ответил Гарри, обращаясь к Луи.

- Значит, это Найл, - сказал Луи.

- Я не холоден, я крут! - сказал Найл, не желая соглашаться с таким определением.

- На самом деле, - сказал Лиам очень серьёзно, - Найл у нас как Солнце: когда его нет, мир кажется мрачным, тебе темно и ты замерзаешь, а когда он появляется, то светит так ярко, что можно ослепнуть, и сжигает тебя без всякой жалости.

- Хм, - Найл нервно усмехнулся и внимательно посмотрел на Лиама, - тебя что-то не устраивает Лиам? Так ты так и скажи! - в его голосе слышались слегка агрессивные нотки, но больше он ничего не добавил.

- Нет, я же не жалуюсь, - сказал Лиам, - просто констатирую факт, - он посмотрел на Найла, но не встретился взглядом его голубых глаз, потому, что тот снова склонился к своей гитаре, что-то наигрывая и делая пометки в блокнотике. Однако, Найл заметил его взгляд боковым зрением, но только упрямо фыркнул и продолжил своё занятие.

Гарри и Луи переглянулись, видя, что в комнате снова происходит что-то странное, то что им совсем не нравилось.

- Ага, зато Лиам у нас "Мистер Райт", как раз в самый раз, - сказал Луи, чтобы как-то замять неловкую ситуацию.

- Ага, Принц на белом коне, - поддержал его Гарри.

- Хм... - с сомнением протянул Найл, - так ты Принц, или ты конь, Лиам?!

- Ну, если я Конь, то ты мой Принц, мы это уже выяснили, - Лиам заставил Найла отложить гитару, усадил верхом к себе на колени и притянул его ближе, чтобы поцеловать. При этом он еще и подкинул Найла на своих коленях, заставив его скакнуть в буквальном смысле.

- Эй, не превращайте всё в шутку, - сказал Луи, - это ведь всё очень серьёзно! - он подошел к Гарри, чтобы помочь ему закончить инсталляцию, которая представляла собой Радужного медведя, в ирландском национальном костюме и со скрипкой лежащей на коленях и смычком в одной руке, а в другой руке у него была флейта.

- “Pay the piper, pay the fiddler”, (*1) - напевал Гарри вполголоса, поправляя смычок так, чтобы было похоже, что RBB играет на скрипке, - “pay the piper, pay the fiddler”, – снова повторил он.

- Что ты имеешь ввиду, Гарри, - спросил Найл.
- Я имею ввиду, сладкий мой, что Саймон и иже с ним, должны заплатить нам за то, что они сделали с нами, - сказал Гарри, - я не о деньгах я сейчас веду речь.

- Но и о деньгах тоже, - возразил Лиам, - мы хотим разорить Саймона.
- Да, - подтвердил Луи, - если мы уйдем от Саймона, он явно лишится денег.
- Я бы хотел, чтобы он лишился еще и уважения, - сказал Гарри, - или, по крайней мере, пусть его покарает Карма.
- О как?! – воскликнул Найл.
- На, именно так, - подтвердил Гарри, еще раз поправляя флейту, - мы, как крысоловы из известной сказки, уведем детей от Саймона, а вместе с тем, и денежки, которые они ему приносят.

Найл и Лиам переглянулись и кивнули головами, соглашаясь с Гарри. А Луи не надо было кивать, необходимость отмщения давно уже не вызывала сомнения у них обоих с Гарри, и они не раз обсуждали разные способы, лежа в обнимку в постели после очередного тяжелого дня, когда им снова приходилось притворяться на публике почти чужими, едва ли не ненавидящими друг друга.

- Ну, тогда я только за, - добавил Найл, - эта идея мне нравится.

Лиам просто еще раз молча кивнул.

В дополнение к музыкальным инструментам Гарри достал книгу Дэнни Ла Рю и дал её в руки Сахарному Мишке (*2):
- Дэнни Ла Рю всегда говорил, что он работает 48 недель в году и ни разу не срывал своего концерта, - сказал Гарри.

- Ага, у нас с ним много общего, - констатировал Лиам.
- Да, Ли, мы всегда выходили на сцену, в каком бы состоянии мы не были, - согласился Гарри.

Найл просто потопал об пол своим костылём.

- Не волнуйся, Найлер, все помнят, что ты у нас инвалид и герой труда, - сказал Луи. Впрочем, на этот раз он сказал это без улыбки: он не пытался подколоть Найла, он действительно был серьёзен и сочувствовал ему.

- Да, не только я, - уточнил Найл, - мы все не раз за эти пять лет выходили на сцену больные. Вот, Лиам, например, со сломанной рукой выступал. А помните, как мы с Зейном, вообще его на руках на сцену выносили, когда он сломал ногу?

- Конечно помним, как не помнить!

- И мы никогда не жаловались и не просили оплатить нам больничный, - сказал Лиам.

- Ха, шутишь, да? – воскликнул Луи, прицеливаясь и устанавливая фокус, чтобы сделать фото медведей. - Или забыл, что у нас в контракте есть пункт, запрещающий нам жаловаться и бросать тень на менеджмент.

- Я то, как раз, очень хорошо это помню, – сказал в ответ Лиам, - а вот ты, видимо, забыл, - он потряс в воздухе своим телефоном, на котором как раз было открыто фото с твиттера медведей, где в отражении очков можно было смутно рассмотреть руки Луи.

- Ничего я не забыл! - воскликнул Луи, просто сколько уже мы можем терпеть?!
- Да... - протянул Гарри. - Позволь, я? - взяв из рук Луи телефон, он оценил фото, только что сделанное Луи и, слегка отредактировав его, отправил на твиттер, - готово, - сказал он удовлетворённо.

- “Pay the piper, pay the fiddler”, - повторил Луи, и подмигнул.

Примечания:
*1 - Поговорка: “Pay the piper, pay the fiddler”, т. е. за всё придётся заплатить.
*2 - RBB - Rainbow Bondage Bear (Радужный Медведь в бондаже) ; SBB - Sugar Bondage Bear (Сахарный Медведь в бондаже). Таковы имена легендарных Медведей.
Когда-нибудь я переведу с английского все материалы про этих медведей. Это отдельное явление в Истории Культуры.
---------------------------------
- В этой главе есть очень много упоминаний о Радужных Медведях One Direction ( RBB & SBB). В будущем я собираюсь перевести все хроники Медведей. Они того стоят.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.