Временное решение / Temporary Fix +28

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Лиам Пейн, Луи Томлинсон, Найл Хоран
Пэйринг:
Найл Хоран\Лиам Пейн\София Смитт; Гарри Стайлс\Луи Томлинсон Niam (Ниам) Larry (Ларри), Lilo (ЛиЛо) и Narry (Нарри)- как бромансы.
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Юмор, Флафф, Hurt/comfort, Songfic
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
Макси, 318 страниц, 30 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Трудно описать словами то, что происходит между Лиамом и Найлом. Они и сами не всегда это понимают. Как поётся в песне Temporary Fix:"мы можем назвать это как угодно". Фанфик не претендует на биографическую точность, это всего лишь моя версия происходившего с 26.07.2015 по 31.12.2015, но он основан на реальных событиях и даёт объяснение некоторым из них. Насколько оно правильное, не знаю, но вполне правдоподобное. Так же в фике объясняются некоторые факты из истории Радужных Медведей (RBB&SBB).

Посвящение:
Радужным Мишкам

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обидно, что по Ниаму очень мало фиков, вот решила исправить ситуацию.
=======================================
ПОЖАЛУЙСТА! НЕ ПИШИТЕ НИЧЕГО ОБ ОТНОШЕНИЯХ КОНОРА И НАЙЛА У НИХ НА ИГ, ТВИТТЕРЕ И ДРУГИХ СОЦ.СЕТЯХ! ПОДРОБНЕЕ ЗДЕСЬ: http://l-wild.diary.ru/p212344092.htm

26. Кое-что о дружбе и нежности.

20 июля 2017, 06:27

***



- Ты к себе домой едешь из аэропорта, или к Лиаму? - спросил Гарри у Найла, когда их самолёт уже заходил на посадку над аэропортом Хитроу.

- Пожалуй, к себе. А что?

- Что, если я тоже поеду к тебе? - предложил Гарри.

- Зачем? – Найл насторожился.

- Н-ну… - замялся Гарри, - мне кажется, что нам лучше побыть пока вместе, чтобы…

- Ох, да брось ты, - вспылил было Найл, - что ты въёшься вокруг меня и всё кудахчешь, как курочка, вот уже больше месяца! Поверь, Гарри, всё со мной будет нормально.

- Найл, глупенький, я не из-за тебя беспокоюсь! Я боюсь, что мне будет непривычно одному до возвращения Луи, - пояснил Гарри.

Дело в том, что Луи пришлось задержаться в Лос-Анджелесе, для согласования некоторых вопросов, поэтому домой летели без него.

- Ну, ладно, - пожал плечами Найл, - можешь сегодня переночевать у меня.

Первое, что увидел Найл, когда они приземлились, и он зашел в интернет, было письмо от его адвоката с сообщением о том, что он выиграл суд. К письму была даже была приложена ссылка на статью с опровержением и разъяснениями, уже размещённую в Дэйли Стар. По этому поводу, а еще и в честь их возвращения домой, Гарри и Найл решили устроить небольшую пирушку, поэтому, прежде чем осесть у Найла дома, они заехали к Гарри, чтобы захватить несколько бутылок вина из его коллекции.

Готовить им совсем не хотелось, поэтому закусывать пришлось тем, что нашлось в холодильнике, благо, что помощница Найла, зная его, укомплектовала холодильник свежими продуктами, там нашлись сыр, ветчина, оливки, помидоры. Так что они на скорую руку соорудили весьма неплохой холодный ужин.

- Слушай, давай сразу пойдём в спальню, и расположимся там, на случай, если мы неожиданно уснём, - предложил Гарри.

- Ух, ага, прямо так сразу я и повёл тебя в свою спальню! – возмутился Найл.

- Да, брось ты, Хоран! Я просто вношу рационализаторское предложение, от которого никто бы не отказался! – Гарри довольно рассмеялся.

- Нет, Гарри, спальня, это святая святых. А ты у нас всем известный постельный бандит!

- Ой, ой, ой! Ца-ца! – возмутился в свою очередь Гарри, - как будто бы ты никогда не спал со мной в одной постели! Если бы я хотел тебя соблазнить, я бы сделал это прямо здесь и сейчас! На этом кухонном столе! Не задумываясь! – Гарри указал на разделочный столик, на котором Найл сейчас нарезал сыр.

- Ох, ох, ох! Не так быстро, Стайлс! Если ты попробуешь залезть на мой разделочный столик, я разделаю тебя, как селёдку! – Найл усмехнулся и помахал в воздухе ножом для сыра.

- Вот за это я и люблю тебя, Хоран, - Гарри чмокнул Найла сзади в подставленную, как будто специально, шею, - за твою непреклонность и решительность! – пояснил он. - Жду тебя в спальне, любимый! – шутливо проворковал Гарри. Захватив две бутылки вина в одну из своих огромных рук, и два бокала в другую, он спешно удалился по направлению ко второму этажу, где находилась спальня.

- Эй, ублюдок! Для начала станцуй мне хотя бы стриптиз на барной стойке! – прокричал Найл ему вслед.

Из дверного проёма показалось довольное лицо Гарри:
- Я сейчас вернусь, дорогой! – кокетливо сказал он, подмигнул и снова скрылся из виду. На что Найл только усмехнулся.

С улыбкой на лице он продолжил раскладывать на тарелки нарезку из сыра и ветчины, придавая им как можно более эстетичный вид, он даже высунул кончик языка от старания. Когда Гарри, судя по звуку шагов, удалился, он разлил в два стоящих на кухонном столике фужера, остатки вина из бутылки, которую они открыли, еще только начав приготовления. Сейчас там оставалось уже совсем немного жидкости цвета бордо. Именно это вино и джетлаг, по мнению Найла, были виной такого развязного поведения Гарри. Но сам Найл был совсем не против: это было весело, это было забавно, это было одним из привычных элементов их общения. Они просто обожали троллить друг друга таким образом.

Поэтому, когда Гарри вернулся, Найл уже восседал на стуле, готовый заставить Стайлса танцевать перед ним. Гарри вошёл на кухню и увидел Хорана сидящего и спокойно потягивающего вино, он протянул руку и хотел взять со столика свой бокал, но Найл отодвинул его и загородил рукой доступ к нему.

- Нет, нет, это надо еще заработать! - сказал он, - давай, разденься для меня! *1

- Эм... ну ты же помнишь, что это вообще-то моё вино, да? – сказал Гарри.

- Это уже не важно, Гарри! – нагло заявил Найл, - раздевайся и танцуй!

- И что я устал после перелёта? – добавил Гарри.

- Так, тем более, тебе надо размяться! – ответил Найл.

- Ну, хорошо, засранец! – Гарри сделал музыку, игравшую у них на кухне, чуть громче, и стал медленно, облизывая губы и извиваясь всем телом расстёгивать рубашку.

- Ха-ха-ха! – Найл довольно заржал, запрокинув голову назад. Тем временем, Гарри стянул рубашку с одного плеча и, поигрывая им, медленно повернулся к Найлу спиной. Затем, под аккомпанемент музыки и истерического хохота Найла, он расстегнул штаны и, оттопырив ягодицы, стал медленно стягивать джинсы, обнажая попу.

- Ладно, достаточно! – Найл встал, подошел к Гарри и звонко шлёпнул его ладонью по обнаженной коже пятой точки.

- Давай отнёсем все ингредиенты наверх, в спальню, Секс Бомба! – он с улыбкой показал на тарелки с их, так называемым, ужином, расставленные на столе.
- Сработало! Сработало! – обрадовался Гарри. Он подлетел к Найлу, подхватил его на руки и, подняв, прокружил по комнате. При этом его так и не возвращенные на место штаны мешали ему, стесняя движения и грозя тем, что они оба упадут на пол.

- Прекрати это сейчас же, паразит! – вскричал Найл, когда они опасно покачнулись, и ему показалось, что Гарри сейчас потеряет равновесие. – Иначе мы упадем и разобьемся!

- Хахаха! И нам придётся выехать на сцену Экстра Фактора в креслах каталках и загипсованными с ног до головы! – засмеялся Гарри. - Это они надолго запомнят! – но он, всё же, поставил Найла на пол.

- Не забывай, что ты не сможешь натянуть поверх гипса свой прекрасный костюм! – подколол Найл. Он иногда присутствовал на примерках Гарри, и знал, в чём тот собирается пойти на их последнее выступление перед хиатусом.

- Ох, спасибо, что напомнил, - Гарри подмигнул и стал пытаться снова захватить в руки как можно больше тарелок.

- Погоди, у меня где-то был сервировочный столик, - спохватился Найл, - ух, кажется, он как раз уже в спальне, так что нам придётся подняться наверх с тарелками в руках. По крайней мере, один раз.

Они собрали в руки, сколько могли, и пошли наверх.

- Так ты, всё же, с кем-то ешь в спальне? – предположил Гарри с хитрой ухмылкой.

- Почему бы мне ни есть в постели одному, когда я смотрю телевизор? – спросил Найл.

- Хм… И что ты смотришь по телевизору?! - спросил Гарри.

- Сейчас узнаешь! – многообещающе заявил Найл.

Но когда они перетащили в спальню всю еду и расположились с ней на кровати, Найл включил телевизор и Гарри и отвращением обнаружил, что Найл смотрит гольф-канал.

- Фууууу… - проворчал Гарри, - Я, конечно, люблю иногда погонять мячик по полю, - сказал он, - но чтобы еще об этом и программы смотреть… Фффууу…

- А что ты хотел бы смотреть? «Я, снова я и Элен»? – спросил Найл.

- А почему бы нет?! – сказал Гарри, - я люблю Джимма Керри. Или давай полистаем список комедий на Нетфликс и посмотрим, что выйдет? *2

Найл улыбнулся и покачал головой, вместо этого, он нашел канал MTV и включил его на минимальную громкость, чтобы музыка звучала фоном и не мешала разговаривать.

Они и так уже были слегка пьяны, так как, пока готовили, они распили бутылку вина натощак, но сейчас они налили еще по бокалу и стали есть, потихоньку отпивая вино. Найл обычно предпочитал пиво, но вместе с Гарри можно было выпить и вина. Тем более, что Гарри знал толк в этом напитке, и его вино всегда было отменным на вкус. Да и компания Гарри всегда была приятной для Найла, и, с каждым глотком вина, она становилась всё приятнее.

Когда они наелись, изрядно опьянели и расслабились после перелёта, настал удобный момент для разговора:

- Знаешь, Найл, честно говоря, я всегда сомневался, что у вас с Лиамом что-то получится… - да, Гарри наконец-то сказал это.

- Почему ты мне сразу это не сказал? Еще когда всё у нас только начиналось с ним?

- Ну, я понял, что тебя бесполезно отговаривать, - медленно проговорил Гарри, - на каком-то этапе я увидел, что ты снова и снова пытаешься сблизиться с ним, и я подумал, что ты должен использовать свой шанс. В конце концов, я же ведь мог быть и не прав. И сейчас я всё еще могу быть не прав…

- Да… - протянул Найл, задумчиво ударив по струнам и извлекая аккорд. Он хранил одну из своих гитар поблизости от кровати и сейчас уже привычно держал её в руках, - я никогда не предполагал, что после того, как я заполучу Лиама к себе в постель, мои страдания не закончатся, а еще только начнутся… - сказал он с горечью. Я не мог предвидеть, что такое… то, что так здорово начиналось, перерастёт, в конце концов, в такое… непонятно, что… - сказал он, запинаясь и путаясь в словах.

- Мне кажется, что ты вообще мало о чем думал тогда, - усмехнулся Гарри.

- А ты на моем месте, что бы делал? Обдумывал бы каждый шаг и его последствия?! - спросил Найл с небольшой толикой агрессии в голосе.

- Нет, - протянул Гарри, - я и на своём месте не думал, - в такой ситуации никто из нас не думает, по крайней мере, не этой головой.

Оба рассмеялись. Найл еще раз провёл рукой по струнам и извлёк очередной аккорд, потом еще один, и Гарри узнал песню «Wolves» с их самого последнего альбома.

- Хотя, в твоём случае, я думал, что ты не такой как я, - перестав смеяться, сказал Гарри, - более рассудительный, - пояснил он.

- Хм… - неопределенно хмыкнул Найл, продолжая наигрывать мелодию.

- I hear them calling for you, I hear them calling for you, - пропел Гарри.

Найл взял другой аккорд и начал прямо со второго куплета, пропустив первый. Просто потому, что он ему больше нравился, и он был пьян, и он, в конце концов был дома, а не на концерте. Он мог себе позволить петь те строчки, которые хотел:

In the middle of the night when the wolves come out
They head straight for your heart
Like a bullet in the dark
One by one, I take them down
We can run and hide, ain't goin' down without a fight
I hear them calling for you
I hear them calling for you

Гарри подпел:
One by one, I take them down
We can run and hide, ain't goin' down without a fight
I hear them calling for you
I hear them calling for you

Гарри тоже мог выбирать, что петь. Сейчас они были свободны в своём выборе.

Найл:
I ain't up for debating
Ain't in it for the taking
We got the world shaking

In the middle of the night when the wolves come out
They head straight for your heart
Like a bullet in the dark

Гарри:
One by one, I take them down
We can run and hide, ain't goin' down without a fight
I hear them calling for you
I hear them calling for you

Найл продолжал играть мелодию, но никто из них двоих не пел, лишь невнятно бубня что-то себе под нос и имитируя мелодию голосом.

Потом, из завываний вырисовались слова, когда Гарри снова по-настоящему запел:
I wish it wasn't true
But the whole world's tryin' to get a piece of you
And my heart keeps fighting in this battle of fools
Gotta make it through, gotta make it through

После этого Гарри снова задумался, Найл извлёк еще несколько аккордов и прервал игру, поняв, что заканчивать песню они не будут.

Он отложил гитару и придвинулся ближе к Гарри, полулежащему на подушках.

- Гарри, давай договоримся… - проговорил Найл, нерешительно дотронувшись до обнаженного плеча друга.

- М? – вопросительно промычал Гарри, не выходя из состояния задумчивости.

- Давай договоримся, что бы ни случилось, где бы мы ни были, и сколько бы времени ни прошло, мы будем поддерживать связь. И, если будем менять номера телефонов, то будем сообщать их друг другу?

- Ну, конечно же, мой дорогой, - Гарри развернулся к Найлу лицом, обнял его, сгребая в охапку и гладя по волосам, – конечно же, будем, - он поцеловал Найла в растрёпанную чёлку.

-Я имею в виду, - смутился Найл, - нужно чтобы мы могли позвонить друг другу, если нам станет плохо, и попросить поддержки.

- Да, это нам может понадобиться, - согласился Гарри, и снова задумался, прижимая Найла к себе.

Найл осторожно обвил торс Гарри руками и спросил, дыша ему в грудь:

- Будем спать?

- Угу.

- Почему мы не назвали альбом просто «Five», - спросил Найл сонным голосом, когда Гарри думал, что тот уже заснул.

- Потому, что все бы тогда решили, что мы всё еще скучаем по Зейну.

- А мы не скучаем? – спросил Найл.

- Кто такой Зейн? – спросил Гарри вместо ответа.

- Змей! – резюмировал Найл, крепче прижимаясь к Гарри, вжимаясь лицом в его грудь, как в подушку, и закидывая на него одну ногу.

Гарри показалось, что он его опутывают по рукам и ногам щупальца гигантского осьминога, но немного прислушавшись к ощущениям, он решил, что этот осьминог довольно тёплый мягкий и дружелюбный, совсем плюшевый, а не холодный и скользкий, как монстр из морских глубин. Так что, он решил не сопротивляться и спокойно провалился в сон.

***



На следующий день Луи прибыл в Лондон, и Гарри счастливо вернулся в дом и в постель своего возлюбленного, стараясь провести с ним рядом как можно больше времени, пока это возможно. А Найл остался коротать одинокий вечер у себя в доме. Странно, но теперь он и здесь себя чувствовал одиноко и неуютно. И это в своём собственном доме! Прожив две недели у Лиама, он отвык быть дома один. Лиам лишил его этого. Да, мысленно Найл снова обвинял Лиама, теперь уже и в этом грехе: в том, что он так быстро привык чувствовать рядом его присутствие.

Чтобы немного отвлечься от грустных мыслей о том, что теперь, получалось, ему не найти покоя ни рядом с Лиамом, ни вдали от него, он решил приготовить себе обед, а потом усесться и посмотреть Royal Variety Performance, запись которого как раз была сегодня выложена на YouTube.

И вот, он сидел на диване в гостиной, поглощая вкусный и питательный коддл *3
собственного приготовления и радуясь, что отец, который сам был на кухне, как в своей стихии, научил его готовить блюда ирландской кухни почти профессионально.
С удовольствием хлебая густой горячий бульон с плавающими в нём овощами и кусочками мяса, он любовался на то, как Джек Уайтхолл изображает Гарри.
«Кстати, как там Джек?!» - Найл давненько не общался с ним, хотя тот и жил неподалёку. Найл слизал капли бульона с губ, вытер их салфеткой и отставил тарелку подальше на стол. Он взял телефон и набрал номер комедианта. К счастью, на том конце довольно быстро взяли трубку.

- Алло, Джекки! Как сам? – жизнерадостно спросил Найл в трубку.

- Нормально, а что, скучаешь по мне? – Джек догадался, что Найл не просто так звонит.

- Да, я вот как раз сейчас смотрю запись того, как ты пародируешь Гарри и кушаю коддл. Кстати, ты не голоден? А то у меня еще целых полкастрюли осталось! Приходи, я тебя угощу! Он даже еще не остыл!

- Ха, ха, ха, соблазнительно звучит! – Сказал Джек, - ты всегда такой соблазнительный, Найлер! Знаешь, чем меня завлечь! – даже по телефону было слышно, что Джек улыбается.
Найл тоже улыбнулся, представив лучистые голубые глаза Джека и его улыбку, прячущуюся в густой бороде.

- Давай, приходи! – еще раз попросил Найл.

- Не, Найлер, послушай, давай лучше пойдём в паб! Знаешь, в тот паб неподалёку от твоего дома, нам обоим как раз примерно одинаково идти до него, ты же ведь из дома звонишь?

- Блин, а еще откуда? Куда бы я тебя приглашал на коддл? – воскликнул Найл.

- Ну, так что? Идём в паб, или тебе лень оторвать твою жопку от дивана? - спросил Джек.

Найл на секунду задумался. Даже немного пошевелил булками, ерзая на любимом диване: ему, и правда, было лень, тем более, что на улице была декабрьская стужа. Лондон был весьма неприветлив в это время года.

- Умм… - промычал Найл, - ладно, пойдём, - согласился он, - но надеюсь, что я не пожалею, что оторвал мою драгоценную попу от дивана и вынес её на мороз, Джекки! – предупредил Найл.

- Не волнуйся, я обеспечу тебе веселье! – заверил Джек, - и, я плачу за выпивку, так и быть, – сказал он.

Джек понимал, что Найл, в принципе, не стеснён в средствах и может сам за себя заплатить, но он знал, что парню будет приятно, и он почувствовал, что Найл как раз сейчас нуждается в том, чтобы ему сделали приятно.

- Хорошо, Джеки, встречаемся в пабе через… полчаса? Идёт?

- Не уверен, что за полчаса ты сможешь сделать хороший макияж, Найлер.

- Заткнись лучше, придурок! И натягивай штаны и куртку! Я уже почти в пути! – сказал Найл.

- Ага, не забудь шарфик и кепочку, малыш, - сказал Джек нежно и повесил трубку.

Действительно, когда Джек, пришедший немного раньше ирландца, и успевший занять столик в самом тёмном углу, увидел Найла, вошедшего в паб, тот был закутан в шарф до самых глаз, а на голове у него была его любимая ирландская кепка. По причине плохой погоды, это не вызывало подозрений, но, кроме того, это было удобно, так как дало Найлу возможность благополучно добраться до бара в одиночку, и остаться ни кем не узнанным.

Найл осмотрелся, заметил Джека и направился прямо к нему. Подойдя, он сел, и размотал шарф.

- О! Гюльчатай открыла личико! - рассмеялся Джек. – Я уже заказал пиво, - он придвинул кружку к Найлу, - но не стал заказывать закуску. Ты же ведь только что поел, правда?

- Угу, - подтвердил Найл. Моим бедным печени и желудку нужно было дать кое-что, кроме красного вина.

- У… С кем это ты пил красное вино? – поинтересовался Джек.

- Угадай! – ответил Найл…

- Эммм… Со Стайлсом? - сказал Джек, так как это было первое имя любителя красного вина, знакомого с Найлом, пришедшее ему на ум.

- Угадал! – сказал Найл и рассмеялся, - мы вчера растребушили его коллекцию, а потом зависли у меня дома и отметили возвращение.

- А что делал у тебя Стайлс? – спросил Джек.

- Коротал ночь, - ответил Найл, - пока его бойфренд не вернулся.

- Хм... А ты почему не у своего? – спросил Джек, который был в курсе изменений в личной жизни Найла, но, конечно же, не знал всех подробностей.

- Н-ну.. Я хотел составить компанию Гарри, – уклончиво ответил Найл.

- А сегодня?

- А сегодня ты можешь составить компанию мне, - ответил Найл, отпивая от своей кружки, которая уже на две трети опустела за время их разговора.

- И скоротать ночь у тебя в доме?!

- Если твоя подружка не против, - сказал Найл.

- Она как раз уехала на съемки, - сообщил Джек, - а я живу по принципу: «она не может быть против того, о чем не узнает».

Найл рассмеялся:
- Очень мудро.

В результате, после того как они выпили по несколько пинт, попытались вылезти на сцену в баре и попеть караоке, потом они, пьяно качаясь, долго стояли на улице, не в силах решить, в какую же сторону они должны податься. Найл убеждал Джека, что он должен отвести его домой, так как он младше и за ним нужно присматривать. К тому же, Джек, наверняка теперь уже голоден, а он, Найл, как раз способен утолить его голод, то есть, накормить его. Ну, в смысле, коддлом, пояснил Найл, а не в том смысле… В конце концов, Джек согласился, что он действительно голоден, и они пошли в сторону дома Найла. По пути Джек решил, что Найл, наверно, замёрз и стал заботливо укутывать его шарфом, и застёгивать на нем куртку, которую Найл поленился как следует застегнуть, так как был довольно сильно пьян и пальцы его не слушались.

- Постой, Найлер, - Джек остановил его, и, развернув лицом к себе, стал застёгивать куртку на нем, - надо застегнуться, а то ты простынешь.

- Вот почему у всех всегда возникает желание меня опекать?! – воскликнул Найл и отступил на два шага назад, пытаясь избавиться от рук Джека на себе, но он оказался прижатым к оградке маленького садика, окружавшего чей-то дом.

- Милый мальчик, - Джек пьяно улыбнулся, покачнулся, и его лицо стало так близко к лицу Найла, что его черты расплылись у него перед глазами, - ты же ведь сам просил меня проводить тебя, аргументируя тем, что ты младший и тебе нужен присмотр! – Джек икнул и отстранился от Найла.

- Ну, вообще-то, да, - Найл взял Джека под руку и повис на его локте, - тогда пошли дальше!

- Застегнись! - приказал Джек.

- Отъебись! – ответил Найл ему в тон.

- Маленькая сволочь, ты еще пожалеешь, что не слушался! – рассмеялся Джек.

Когда они вошли в дом, и Найл попробовал расшнуровать ботинки и расстегнуть ту часть пуговиц, которые оказались застёгнутыми, это у него не получилось. Джек толкнул Найла, заставив сесть на пуфик, и стал развязывать шнурки на его ботинках.

- Эх, молодёжь! Напьются в стельку, нянчись потом с ними, - в шутку причитал он.

Найл прикрыл глаза, привалившись затылком к стене, и пробормотал:
- Чёрт, я надеюсь, что завтра мне не надо будет играть на гитаре! Кажется, я отморозил себе пальцы.

- У вас что, завтра выступление?! – спросил Джек, - Что же ты раньше не сказал?

- Нет, запись шоу Алана Карра.

- А, это пустяки, как-нибудь справишься! Алан умеет так себя повести, что твоё похмелье не будет заметно на фоне его ебанутости. – Джек рассмеялся. – Но надо было перчатки надевать!

- Я хочу в туалет! – невпопад сказал Найл.

- Не, уж извини, а в туалет я тебя не поведу.

- Джек ты только доведи меня до туалета и расстегни мне штаны! – умоляюще произнёс Найл, а дальше я сам…

Джек оторопело уставился на него, силясь понять, на самом ли деле Найл так уж пьян и всерьёз ли он это говорит.

- Так и быть, держать мой член не надо! – сказал Найл, чуть приоткрыв один глаз, в котором Джек уловил хитрую искорку, которая и выдала Найла.

- Ах ты, скотина, - Джек легонько ударил Найла по голове его же ботинком, только что снятым с ноги, - ты меня разыгрываешь!

- Нет, - Найл снова закрыл глаза и придал лицу выражение в стельку пьяного, – не хочешь же ты, чтобы я напрудил в штаны?!

- Да иди ты! Можешь и в штаны! И вообще, сам снимай второй ботинок! – завозмущался Джек. – Я же его вывел в паб, я же его напоил и после этого мне же потом его раздевать и в туалет вести!

- Конечно! Твое пиво – твоя вина! И все последствия – тоже твои! – Найл обнял Джека за плечи, привалившись лбом к его лбу. – Мне просто нравится, как ты ухаживаешь за мной! – пролепетал он. - Отведи меня наверх!

- Угу, очень лестное предложение! – усмехнулся Джек, но позже они, всё же, оказались в спальне Найла, и Джек, уставший тащить Найла наверх и раздевать его, плашмя плюхнулся на его кровать.

- Кстати, как раз на этом месте вчера спал Гарри Стайлс, - проинформировал Найл, - и я даже еще не успел сменить постельное бельё после него.

- О, Гарри, Гарри, - Джек поёрзал на кровати, разводя руками и ногами, делая вид, что фетиширует.

- О, это тебя возбуждает, Джек? – спросил Найл.

- Ну, вообще-то я натурал! – сказал Джек, - но Гарри… Уммм… - он снова потёрся телом о простыни.

- Так значит, в любом случае мне не стоит опасаться, что ты будешь ко мне приставать, Джекки? - спросил Найл. - По одной из двух причин: либо ты натурал, либо ты предпочитаешь Гарри? – Найл сделал надутую мину.

- Вот тут ты подколол, Хоран! - Джек пьяно рассмеялся, переворачиваясь на спину. - Или лучше сказать Хоре-ан.*4

- Да, со вчерашнего дня я пускаю в свою спальню всех подряд! – согласился Найл, ложась на бок и поворачиваясь к Джеку лицом.

- Хм, так значит вы с Гарри… - Джек показал пальцами жест, намекающий на связь определённого характера, не решаясь сказать это слово вслух.

Но Найл, конечно, понял, о чем он спрашивает:
- Фу, Джекки, ФУ! Как ты мог такое подумать?! Я не понимаю, почему все всегда подозревают во всем секс!? - Вот лежим же мы с тобой в постели, чисто по-дружески! Почему с Гарри я не мог лежать в постели вот так же по-дружески?! Причем, это было не раз…

- О… я с трудом могу поверить, что кто-то, лежащий в постели с Гарри, может устоять перед соблазном, будь он хоть натуралом, хоть супер-натуралом, а тем более, если он совсем не натурал!

- Дурак ты, Джек! – не выдержал Найл. Он надулся и замолчал.

- Ну... извини... я не думал это всерьёз. Надеюсь, я не очень тебя обидел таким предположением?

- Мы с Гарри друзья! – с чувством сказал Найл. И.. к тому же... Ты знаешь, мы доверяем друг дугу. Иногда, дружба это более близкие отношения, чем любовь и чем секс. Нет, не иногда. Всегда.

- Да ладно, ладно, всё, всё… Я всё понял, - успокаивающе проговорил Джек. Прости меня, я просто не на шутку разошелся… в своих шутках. Давай спать, тебе же завтра к Алану Карру.

***



На следующий день с утра они позавтракали разогретым коддлом, до которого они вчера так и не добрались по причине позднего возвращения и сильного опьянения.

Плотная пища и изрядная доля ирландского кофе, сдобренного виски, помогла Найлу прийти в форму ближе к обеду, как раз к тому времени, когда нужно было явиться на запись шоу «Болтун». Весьма кстати пришлись и напитки, которыми Алан угощал гостей на своём шоу, так как Найл чувствовал жажду и даже некоторое першение в горле после вчерашней ночи.

Как и предполагал Джек, Алан умел так повернуть, что все неудобные моменты и острые углы сглаживались его шармом и вуалировались его шутками, которые сами по себе были отнюдь не безобидными. Чего стоит хотя бы его ловкая подводка, натолкнувшая их с Лиамом на шутку про Софию. Сами того не ожидая, они высказали свои мысли по этому поводу, причем, их мысли совпали, они поддержали друг друга, даже заранее не сговариваясь. Они вообще едва ли перекинулись парой фраз перед началом записи программы. Так как Найл болел с похмелья, а Лиам тоже был чем-то озабочен.

После этого инцидента, настроение Найла резко улучшилось, поэтому, когда после передачи Лиам попросил его снова приехать жить к нему, он согласился. Лиам аргументировал свою просьбу тем, что ему нужна помощь в подготовке к вечеринке по случаю Рождества, которую они решили совместить с празднованием и дня рождения Луи. К тому же Найл понимал, что еще одну ночь в одиночестве ему не выдержать, а пить с друзьями третий день подряд он уже не может.

После шоу они вместе с Лиамом заехали домой к Найлу, он собрал некоторые вещи и они двинулись к Лиаму в Суррей. Когда они уже были в машине, и шофер вез их по пути к замку Лорда Пэйно, его телефон зазвонил.

Это был Джек:
- Так что, значит не я самый смешной? – тут же раздалось с того конца телефонной линии, когда Найл поднял трубку. Это Джек возмущался по поводу его твита про Алана Карра, который он сделал сразу же после окончания съемок шоу. *5

- Нет, не ты. А что, ревнуешь, Джек?!

- Да, ревную! – согласился тот, - могли бы мы встретиться сегодня и поговорить об этом?

- Неа, сегодня я буду занят. Тем более, что я не могу больше пить.

- Ох, а может «мы не спим две ночи подряд с одним и тем же мужчиной», господин Хор-э-ан?! – прокричал Джек в трубку и заливисто рассмеялся.

- Что?! Ах-ха-ха! Я надеялся, что ты был пьян и ничего не помнишь! – сказал Найл, рассмеявшись в свою очередь.

При этом Лиам, сидевший сейчас рядом с ним, нервно вздрогнул, нахмурился и обернулся на Найла. Чего, интересно, не должен был помнить Джек? Это напрягло Лиама. Он не стал спрашивать об этом у Найла, побоявшись, что тот может передумать остаться ночевать у него, но этот разговор между Джеком и Найлом засел у него в голове. Да, он помнил, что Джек натурал. Ну, так и сам Лиам тоже некоторое время назад, до встречи с Найлом, считал себя натуралом. Да и вообще, всё в мире относительно и всё в мире непостоянно. Лиам еще раз покосился на Найла, внимательно изучая выражение его лица, на котором всё еще играла довольная улыбка после разговора с Джеком.

***



Вечером, уже перед сном, Лиам и Найл решили посмотреть выложенный сегодня на YouTube выпуск ABC Family, где они неожиданно выходят к фанатам. Лиам невольно рассмеялся, когда увидел, как напугался Найл, когда фанаты завизжали и подскочили, увидев парней.

- Найл, ты иногда бываешь пугливый, как девочка, - сказал он с улыбкой.

- Я не пугливый, а нервный. Я инстинктивно отшатнулся. Да и вообще, наши фанаты иногда такие бешенные, что невольно пугаешься. Я, наверно, никогда к этому не привыкну.

- Да уж, - протянул Лиам.

- Но более интересно то, что ты кинулся меня защищать, как будто, правда, верил, что они могут на меня напасть.

- Ну, я тоже сделал это инстинктивно… - сказал Лиам, - я боялся, что ты упадёшь в обморок, да и вообще, за эти годы я привык к тому, чтобы быть наготове и защитить тебя, Найлер, - сказал Лиам тепло, и, придвинувшись ближе, нежно обнял Найла.

Найл не стал сопротивляться и покорно лег в руки Лиама, прислонившись спиной к его накачанной груди, чувствуя, как под слоем мышц и ребер бьётся сердце.

Лиам уткнулся лицом в затылок Найла и прикрыл глаза:
- Я очень соскучился по тебе, - сказал он, водя губами по жестким завиткам, чувствуя, как кудри Найла щекочут его лицо, вдыхая такой знакомый запах кожи Найла. Он издал стон, наглядно демонстрируя то, как сильно он скучал по Найлу, в нем слились тоска и вожделение. – Можно я… - не закончив фразу, он спустился губами по шее Найла и стал целовать её у основания черепа, а затем и ниже, оттягивая футболку и спускаясь по позвоночнику между лопаток.

Найл не сопротивляется, Найл молчит – значит, можно, - решил Лиам. Он обнял Найла поперёк торса, запуская руки под его одежду и жадно шаря по его мягкой коже, лаская его.
И Найл не сопротивлялся, но каждый раз, когда Лиам вот так прикасался к нему, его накрывало смутное чувство. Это чувство было сродни горькой жадности и зависти к самому себе. Зависти от себя будущего к себе нынешнему, чувство неминуемой утраты, чувство угасающего дня… Предчувствие наступления тех дней, когда он будет с грустью вспоминать эти объятия, когда воспоминания будут единственным, что ему останется. И это чувство ударяло в голову как крепкий виски, заставляя терять рассудок и думать только об одном – взять сейчас! Взять так много, сколько сможешь унести!

Найл застонал, плотно вжался спиной в грудь Лиама и чуть раздвинул ноги, давая его руке доступ к самым интимным частям своего тела.

- Возьми меня, - прошептал он, теряя самообладание. - Возьми меня сейчас, пожалуйста, - эта просьба прозвучала как отчаянная мольба, и Лиам, конечно же, выполнил её. Он был нежным и страстным, он не хотел думать в этот вечер ни о чем другом, кроме Найла, и, к счастью, у него получилось отодвинуть все посторонние мысли на задворки сознания. Сейчас Найл был с ним, распластан под ним, в его постели, и они были одни, никто не мог им сейчас помешать. Поэтому Лиам позволил себе отключить мозг, забыть условности и исключить всё наносное, что дала им цивилизация и воспитание и оставить действовать лишь свои эмоции и чувства, и свои самые базовые инстинкты. Он словно парил в потоке ощущений, плыл в эфире, сотканном из тончайших нитей его нервов. Он забыл всех и всё: все интриги, все обязательства, все мнения, всех людей, зависящих от него, ждущих чего-то от него. Все они отступили на второй план, слились в неопределённую мешанину бледно-серых пятен и постепенно совсем растворились. Сейчас были только они двое: он и Найл. Только его лицо выделялось ярким пятном на простынях, его голубые глаза, его зацелованные кораллово-красные губы. Это было как в первый раз, как там, в Нью-Йорке… Ох… Лиам всё еще помнит тот день! Он никогда его не забудет…

***


Утром десятого декабря Найл проснулся с чувством, что его переехал товарняк. Он перевернулся с боку на бок – мышцы адски болели. Он хотел застонать, но почувствовал резкую боль в горле. Он широко раскрыл глаза и понял – веки, это единственное, что у него не болело. Несколько секунд он так и лежал: замерев, лежа в полуоборота, со скрещенными в нелепом положении ногами, с чуть приподнятой от подушки головой и выпученными глазами, так и не закончив настоящий переворот на другой бок и думая о том, как же он сегодня будет выступать на BBC Music Awards.

- Что-то не так, Найлер? – Лиам приподнял голову с подушки, с тревогой рассматривая лицо и позу парня. - Что случилось? – он нахмурился.

Найл с усилием сглотнул слюну, чтобы смягчить горло, и хрипло произнёс:
- Горло, - для подстраховки показывая пальцем на горло.

Лиам нахмурился еще сильнее. Найл нахмурился тоже, некоторое время они лежали так, раздумывая, что же делать. Сегодня им предстояло почти самое последнее выступление перед хиатусом, возможно, вообще одно из последних совместных выступлений в истории их группы. Они не могли его запороть.

Через несколько минут Лиам сказал:
- Я пойду, поищу какие-нибудь лекарства, и сделаю тебе чай.

- С мёдом, - хотел сказать Найл, но закашлялся.

Лиам вышел на кухню и стал шарить по шкафам. К сожалению лекарств, и вообще, аптечки как таковой, у него в доме не было, так как он сам почти никогда не болел. С большим трудом он нашарил в шкафчике баночку с аспирином, оставшуюся там еще после Софии, которая, как многие женщины, иногда страдала головными болями.

Лиам принёс кружку и таблетки и передал их Найлу:
- Это всё твои похождения с Джеком, - заметил он.

- Угу... - промычал в ответ Найл.

- Молчи! - приказал Лиам. - Молчи и пей.

- Угу, - повторил Найл после нескольких глотков, - если бы я пил только с Гарри, ты, наверное, не упрекал бы меня, - сказал он.

- А ты пил еще и с Гарри? – удивился Лиам, - И, да, кстати, что у тебя там с Джеком? - спросил Лиам, не откладывая этот вопрос на потом.

- Ничего, Джек натурал, если ты вдруг не знал, - ответил Найл. – Мы просто друзья.

- Хм... А ты это точно проверил, Найл, - с подозрением спросил Лиам. – Так же как меня проверял?

- Лиам, ты что, ревнуешь? - от возмущения Найл даже закашлялся. Мы же с ним просто друзья. Неужели ты не веришь в мужскую дружбу, Лиам?

- Верю, верю, пей таблетки.

- Не веришь, - сделал вывод Найл, лишь посмотрев на выражение лица Лиама. Он проглотил таблетки, а потом сказал, - иногда мне кажется, что ты ревнуешь меня ко всем, даже к Ватсону.

- К Ватсону не ревную, я знаю, что ты его терпеть не можешь.

- Может, я так маскирую нашу с ним взаимную страсть?! - предположил Найл и тут же снова закашлялся.

- Хм... по-моему, я перепутал баночки, и таблетки на тебя как-то странно действуют, - предположил Лиам.

- По крайней мере, от боли в горле они точно не помогают! - сказал Найл, - мне нужен коделак и фервекс, иначе, я не смогу сегодня выступать.

Лиам задумался. Он только недавно переехал сюда, в Сюррей, и не знал, где поблизости можно найти хорошую аптеку, но потом он взял телефон и задал поиск в гугл-мэпс.

- Хорошо, я сейчас прыгну в свой «бэтмобиль», и съезжу за лекарствами, - заверил он Найла, уже начиная одеваться, а ты лежи тут и постарайся всё же поправиться. Принести тебе еще чаю? - спросил он.

- Нет, я просто попробую еще немного вздремнуть, - ответил Найл.

Было около девяти часов утра, когда Лиам отъехал от дома, Найл прикрыл глаза, и, действительно, задремал. Но, через минут сорок он проснулся от того, что его телефон издал звук. Он испугался, что проспал, и пора уже собираться, но нет, это было всего лишь уведомление о твите от Лиама: "Прошло пять лет, а меня всё еще называют Луи в общественных местах". Очевидно, в аптеке его спутали с Луи. Забавно.

Но вот ему, Найлу, сейчас совсем не весело. Он взял телефон и набрал: "Бронхит... Заноза в заднице . Кашляю и плююсь, как сумасшедший!" - Нужно напомнить этому Лиаму, чтобы он поторапливался, Найлу нужно успеть прийти в форму к тому времени, как нужно будет выдвигаться на концерт.

Ответа от Лиама не было.
Наверно, он за рулём, предположил Найл. Он решил пока принять горячую ванну, чтобы облегчить боль в мышцах, которые тянуло и крутило сейчас с удвоенной силой. Да, ванна должна ему помочь. Он, собрав все силы, поднялся и дошел до ванной, раскрутил краны, отрегулировав температуру воды на максимально горячую, какую только смог стерпеть. Затем он поискал в шкафчике соль для ванн. И он её нашел-таки! Ароматизированная соль должна помочь, решил он. Когда он уже сидел и отогревался в ванной, вернулся Лиам, он услышал, как тот зовёт его, - "Хэй! Ангел!" - но он не мог ему ответить, жалел больное горло. Лиам даже написал твит: "Эй, ангел!" и снабдил твит парочкой эмоджи, чтобы подбодрить его, но Найл не взял телефон с собой в ванную.

В конце концов, Лиам сам нашел его, обойдя половину своего огромного нового дома. Он принёс ему лекарства прямо в ванную и подождал, пока Найл их выпьет.

- Ну, будем надеяться, что всё это сработает, - сказал он, поцеловав Найла в мокрый лоб, - пойду, приготовлю что-нибудь поесть.

Найл размокал в ванной: постепенно лекарства начинали действовать, он ощутил, как ему становится легче, казалось, вместе с телом, согревается и размягчается и его душа. Да, и Лиам был таким внимательным, что Найлу стало казаться, что всё у них еще может наладиться. Вчерашний секс и сегодняшняя забота Лиама напомнила ему о тех днях, в начале сентября, когда у них всё только начиналось, когда их чувства были свежи, и всё казалось таким прекрасным, когда он был полон надежд на их совместное радужное будущее.

«Возможно, - рассуждал про себя Найл, лежа в ванной, - нам просто не нужно всё время жить вместе, может быть так и надо, расставаться время от времени, чтобы отдохнуть друг от друга и успеть за это время как следует соскучиться? Может быть, такая схема сработает?! – с надеждой подумал он».

Выйдя из ванны, Найл отправился на кухню, откуда раздавался аппетитный аромат куриного бульона. Он вошел и увидел Лиама в фартуке, хлопотавшим у плиты, его сердце превратилось в пудинг, а глаза увлажнились.

Лиам повернулся, со словами:
- Как ты себя чувствуешь? Садись, – он показал поварёшкой на мягкий диванчик, стоящий у стены, с придвинутым к нему столом.

Найл прикрыл лицо руками, чтобы Лиам не заметил его выражения:
- Я сейчас чихну! – предупредил он.

- О, детка! – Лиам спешно протянул ему бумажное полотенце.

- Нет, передумал, - с улыбкой заявил Найл, садясь за стол и с вожделением глядя на тарелку бульона, которую поставил перед ним Лиам.

- Ешь, и чтобы к прибытию на церемонию был у меня как огурчик, - приказал Лиам.

- Слушаюсь, сэр! – ответил Найл.

И, действительно, когда они прибыли на красную дорожку, Найл держался молодцом, и со стороны никто даже и не подумал бы, что он болен. Но Лиам, всё же, захватил с собой пакет с медикаментами, передал его ассистентам и попросил их внимательно следить за Найлом и давать ему пить горячий чай или разведённый фервекс, по мере необходимости.

Бэзилу же он вручил большой зонт, попросив следить за тем, чтобы Найл не промок под дождём, так как погода сегодня была по-настоящему английской.

- Будет сделано, мы сохраним вашу Принцессу в сухости, Лорд Пэйно, - иронично отсалютовал охранник. А когда Лиам отошел на приличное расстояние, он вполголоса спросил у Пэдди, - что, у наших голубков, похоже, снова всё наладилось?

- Угу, очередной «медовый месяц», - ответил тот.

- Или «медовая неделя», - уточнил Бэзил, памятуя, насколько непостоянными были в последнее время отношения между их подопечными. Падди на это лишь пожал плечами.
Примечания:
------------------------------------------------------------
*1 - “Strip that down to me” - Название песни Лиама Пейна.
*2 - (Netflix) цитата из песни Гарри Стайлса "Woman", так вот откуда пошла эта фраза!
*3 - Национальное ирландское блюдо, похоже на шурпу.
*4- Хоре-ан (Whore-an)/(w)hor(e)an - синтез из слов whore (шлюха) и horan (фамилия найла).
*5 - имеется ввиду твит Найла “What a laugh taping Alan Carr chatty man tonight ..he is the funniest guy ever” («что за смех на съемках «Болтуна» у Алана Кара сегодня.. он самый смешной парень на свете»)
==================================
Доп. материалы как всегда в дневнике - http://l-wild.diary.ru/p210633144.htm#723601197

//Простите, но это еще не последняя глава. Согласитесь, было бы не логично в начале фика посвящать 3 главы одному дню, а в конце - запихивать события целого месяца в одну единственную главу. Тем более, что некоторые из этих событий являются очень важными, а некоторая информация играет ключевую роль. //

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.