Парни из дикого леса 212

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Петунья Дурсль, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Альбус Дамблдор, Том Марволо Реддл
Рейтинг:
R
Жанры:
Экшн (action), Повседневность, Даркфик, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
планируется Макси, написано 145 страниц, 74 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Гарри Поттер очень хотел, чтоб у него был хоть какой-то друг. Выдуманный, киноперсонаж, кровожадный и веселый убийца - пусть хоть такой. А потом Гарри узнал одну страшную вещь и поклялся найти того, кто это сделал.

Посвящение:
Violetta Pranaitite - ее комментарий развил это до идеи

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Название - омак и отсылка к книге

James Carlos Blake - Wildwood boys

9 - Планы, Хагрид и подарки

18 января 2016, 02:32
      Гарри Поттер сидел в темном углу гостиной Гриффиндора и думал. Ну вот как в таких условиях сколотить банду? Если с Уизли получилось довольно просто: сделать наивные круглые глаза и попросить объяснить, почему квиддич все любят, а то я в правилах путаюсь, сходить с ним на три матча, активно поорать, помахать шарфиком и уговорить Гермиону пояснить тому в самых общих чертах, чтоб лишнего не сболтнуть, почему ее убили, то Лонгботтом был явно не готов. Или боялся. Лучше бы он котлы взрывать боялся. Или это на него так подействовало то потрошение жаб? Ну один в один же его Тревор в миске лежит. Только, при вскрытии — самочка. Но ведь он, Невилл, то есть, тогда взорвался и без особых усилий макнул одноклассника головой в емкость с отходами. То есть Лонгботтом все-таки не трус. И гербологию знает, и списывать у него почти по всему можно, кроме зелий. Но вот сам по себе, или в теплицах пропадает, или бабушке письма пишет, или с жабой своей носится. Даже не пришел к Хагриду в гости, а там, между прочим, у него в камине драконье яйцо! Рон как увидел, так разорался, что ничего не выйдет, что яйцо порченое, потому что кладка весной, а сейчас ноябрь месяц, что если это Норвежский Гребнеспин, то это не дракон, а скотина, они кусачие и рано начинают плеваться огнем. А Лонгботтом тогда все пропустил.
«Догадался, сопляк. Ему еще есть кого терять.»
«Или он боится.»
«Ага, вот именно. Ты себя со стороны видел?»
Гарри Поттер глубоко задумался — ну да. Если так подумать, то он регулярно получает отработки, теряет баллы, дерется, курит и катается на тестрале. Не самая подходящая компания для затюканного бабушкиного внука, да еще и родители у Лонгботтома болеют, тут не до детских шалостей.
«Ага, понял. Его пока не трогаем. Никак. И твоих шуточек тоже не надо.»
      Гарри промолчал. Сегодня было не до шуточек — дракончик все-таки вылупился, под умиленные вздохи Хагрида. Но прожило бедное склизкое создание минут пять. Не больше. Ни чешуи, ни задних лап у него не было. Глазками только хлопнул пару раз. Симпатичные глазки, черные такие. Были. Все-таки порченое яйцо оказалось. Как потом пояснил Рон, по словам его брата Чарли, некоторые очень нехорошие люди накладывают всякие заклинания стазиса на драконьи яйца для контрабанды, а что дракончик неправильно развивается и гибнет, им на это плевать. Да еще и хоронить Норберта пришлось, за хижиной, возле огорода. И скорлупу, она же тоже испортилась. И в самый жалостный момент принесло Малфоя. Ну вот почему некоторым людям на месте не сидится? Но какая у него рожа сделалась, когда он понял, почему они все тут стоят. И хорошо, что смог увидеть только могилу.
«Тебе бы в пасторы идти, сопляк. Прихожане обрыдаются.»
«Белые мыши. В той школе миссис Дуглас держала их в классе. Они часто умирали. А я, как знакомый покойных, имел право произнести над их могилками речь. Я им чистил клетку и менял воду.»
«Они не от жажды дохли?»
«От обжорства! Маленькая, прикольная, усами шевелит, мордой тянется — ну как не покормить завтраком? И они быстро жирели и болели.»
      Гарри подскочил — вот и Гермиона, давно не виделись. Дня два. Интересно, где она была?
— Ты видел новую карикатуру на доске?
Ну вот, опять. Опять Дин Томас дорвался до альбома. В прошлый раз это был невероятно похожий на жабу Лонгботтом, с цветами вместо бородавок, в позапрошлый — Хагрид с мантикорой на руках. Талант у человека, что тут еще скажешь. Пойдем, глянем, в глаз дадим. Гарри Поттер неторопливо подошел к доске с расписанием и разными заметками и протер очки. Это еще что? Довольно большая картинка, весь альбомный лист — и человек на ней, лохматый, длинноволосый, в каком-то странном свитере, что ли? Ну на свитер это похоже больше всего- горловина вырезом, закатанные рукава, размера на два больше. Штаны, драные, латанные, тоже не самые модные. А вот что свитер этот ремнем перехвачен, а справа револьвер заткнут — это интересно. И на заднем плане -горящий дом и повешенный человек на дереве. И лохматый этот просто копия самого Поттера. Невинные такие глазыньки. Мол, чего уставились. Я тут стою.
— Просто очаровательно. Это кем я получился?
— Бандитом! Мерзким, жестоким, бессовестным бандитом.
Гарри спокойно снял карикатуру с доски и завертел головой, разыскивая художника. Неплохо бы получить автограф. А после его смерти продать это за очень больше деньги.
— И тебе не стыдно?
— Очень мило вышло, почему мне должно быть стыдно? Тут еще замечание передают, что карманов не хватает для полного счастья. И интересуются, как там твоя железная дорога поживает? Много ушастых спасла из ярма рабовладельцев? — Гарри понизил голос.
— Убью.
— За что? Я просто парень из дикого леса, я тут не при чем, — Гарри изо всех сил постарался изобразить характерную манеру речи.
— Не! Повторяй! За! Ним!
— Так ты их не нашла?
— Нашла. Они работают на кухне Хогвартса, готовят, подают еду, моют посуду, меняют и стирают постельное белье. Они рабы, которые полностью подчиняются волшебникам, Гарри. И они не видят привидений.
— Гермиона, раз тебе их так жалко, то поищи про домовых эльфов в библиотеке. Может, они вообще неживые, как роботы, или работают по контракту. А я опаздываю. У Хаффлпаффа вечеринка, а меня туда пригласили как музыканта.
— Тебя будут бить всем факультетом. Ногами. Заслуженно.
— Посмотрим, посмотрим, — и Гарри Поттер понесся в спальню первого курса искать свой второй галстук, котрый не обгорел по краям.
      Это было очень необычное рождественское утро. Очень яркое и очень шумное. И очень бодрый Рон в новом бордовом свитере. Но Гарри даже забыл про вчерашнее, когда увидел довольно высокую стопочку подарков! Возле своей кровати! Это тебе не джинсы Дадли! Новый почтовый каталог (от мистера Филча, Гарри подарил ему упаковку мячиков с кошачьей мятой, не стоит ссориться с женихом миссис Фигг. У них уже настолько далеко зашло.), печенье от миссис Уизли. Вкусное, песочное. Рон таким раз угощал, когда ему прислали посылку из дому. И свитер от нее же, как и Рону. Красивый, черный, с белым узором спереди.
«На мою рубашку смахивает. И я с тобой больше не пью, сопляк. У вас дрянная выпивка — сладкая и сразу в голову дает.»
Гарри вцепился в пять пенсов от Дурслей. Значит, вчера какой-то умник все-таки протащил на вечеринку спиртное — долил в сливочное пиво. А оно шипучее. Хоть бы от Хаффлпаффа что-то осталось.
«Там еще была очень милая вдовушка.»
«Какая вдовушка и где?! »
«В коридоре. Милая такая женщина, главное, что вдова. Вроде бы она она тут живет.»
«А почему вдова?»
«А потому что у нее муж умер. Лет шесть назад. Я ей вроде еще стихи читал.»
Гарри Поттер схватился за голову. Кажется, не стоит выходить из комнаты. И увидел еще один подарок — маленький, легкий сверток — серебристый, легкий, текучий плащ. Вещь, которая принадлежала его отцу, судя по записке. Плащ-невидимка!
Примечания:
Гнусный намек на сеть аболиционистов "подземная железная дорога"