Парни из дикого леса 212

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Петунья Дурсль, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Альбус Дамблдор, Том Марволо Реддл
Рейтинг:
R
Жанры:
Экшн (action), Повседневность, Даркфик, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
планируется Макси, написано 145 страниц, 74 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Гарри Поттер очень хотел, чтоб у него был хоть какой-то друг. Выдуманный, киноперсонаж, кровожадный и веселый убийца - пусть хоть такой. А потом Гарри узнал одну страшную вещь и поклялся найти того, кто это сделал.

Посвящение:
Violetta Pranaitite - ее комментарий развил это до идеи

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Название - омак и отсылка к книге

James Carlos Blake - Wildwood boys

44 - Живая природа

1 августа 2016, 00:06
      Гарри Поттер лихорадочно вспоминал, кто из волшебных животных может уволочь в страшный лес волшебника тринадцати лет и средней упитанности. Да много кто — акромантулы, кентавры, мантикоры, карги. Самым паршивым вариантом были кентавры — у них были луки.
«Только не говори, что они вытаскивают у человека кишки и заставляют его обматывать свои же кишки вокруг столба.»
«Только не говори, что так делали янки.»
«Команчи так делали. Я даже одного команча знал.»
«Рад за вас обоих. Если это акромантулы, то Рона уже доедают, если мантикоры — тоже. Если кентавры — тоже плохо. Они людей не любят. Но по такой траве не побегаешь.»
«Парень, им не надо бегать, у них же луки. Но тут деревья сплошняком, им трудновато будет, если это они. Тут бурелом натуральный, ноги переломать только так можно.»
«Хоть бы за этим буреломом старого кладбища не было.»
«Заткнись. »
Гарри Поттер не знал, зачем он это говорит и почему.
«А ведь видел ты тогда в том зеркале. Видел свою сестру. Потому и сказал Гермионе, что ее там нет.»
«А тебе какое дело? »
«Если меня вот прямо сейчас съест мантикора или еще какая-то гадость, то я умру с ощущением того, что во мне погиб детектив.»
«Кис-кис-кис! И глянь влево, только не дергайся. Спугнешь.»
      Гарри Поттер послушно глянул влево. Не мантикора, а что-то вроде загончика. А в загончике — тощий тестрал. Тощий, облезлый, и в чем-то наподобие намордника.
«Тут кто-то живет неподалеку. И следы тут и обрываются.»
У Гарри Поттера где-то внутри зашевелилось ощущение Очень Больших Неприятностей. Похоже, все-таки карга. Они, если верить учебнику, разумны, где-то на уровне кентавров. И жрут сырую человечину, а еще очень похожи на Миллисент Буллстроуд, только у них вместо носа — рыльце, красные глаза и четыре сиськи.
«Правда?»
«Сейчас сам увидишь!» — Гарри Поттер завертел головой, принюхиваясь. Откуда-то страшно воняло дохлятиной. И шарахнулся назад, раздирая футболку о ветки — карга плюхнулась перед ним, вертя круглой башкой и поскуливая от нетерпения. Пасть распахнулась втрое, как змеиная, показывая игольчатые черные зубы. Палочка выскользнула из пальцев, упала в траву — не стоило все-таки пихать ее в задний карман джинсов. Карга навалилась вонючим тяжеленным комком плоти, ломая ребра и стараясь выпустить кишки когтями. Гарри кое-как нащупал револьвер и попытался выстрелить. Карга стала еще тяжелее.
«Вроде сдохла. Вылезай из-под нее, извращенец! Я про труп говорил сугубо в оскорбительном смысле!»
«Я ее поднять не могу, она весит как вагон бетона!»
      На Гарри нахлынуло знакомое оцепенение, но как-то слабее, чем в тот раз. Туша карги оттолкнулась в сторону.
«Тяжелая, зараза! Так, сейчас попробуй встать сам, только не вздумай орать. Может, у них тут гнездо.»
Гарри Поттер очень медленно, хватаясь за ветки сухого дерева, поднялся на ноги. Ребра болели немилосердно.
«А почему я извращенец?»
«А потому что это не я ее хватал за все четыре сиськи, когда под ней лежал!»
«Так она же умерла! Я ее убил!»
«Во-во. Сначала ты ее убил, потом ее лапал. Извращенец ты и есть! Пошли искать рыжего. Или хоронить».
Логово находилось в двух шагах, странное, непонятное — то курган земли, то милый пряничный домик, как на картинке в книжке сказок.
— Рон! — Гарри очень надеялся, что треклятый Локхарт не соврал и карги на самом деле живут одиночно, а группы у них только в брачный сезон, зимой. Крик отдался новой вспышкой боли в ребрах.
      Рон Уизли надеялся, что это не предсмертный бред. С одной стороны, он вроде бы еще не умер, но, с другой стороны, ноги карга обглодала ему изрядно, особенно в наиболее мясистых частях, и любое движение вызывало вопль боли. Гарри стоял в проходе, шатаясь, и его тень сливалась с темнотой.
— Если можешь, ползи сюда. У тебя ноги хоть есть? Или тебя добить из милосердия? — лохматый псих. Давно не виделись, капитан Андерсон, часа полтора. И тут Рону пришла в голову жуткая мысль — это не шутка. И он пополз вперед, благо до порога было не далеко.
      Над маленькой полянкой в лесу плыл запах горелого мяса. Гарри Поттер с нарастающим ужасом оценивал ситуацию: из хорошего — пропали эти жуткие трава и деревья, сменились на обычные кривые сосенки, есть труп карги, бедный тестрал в загончике и еще живой Рон. А из плохого — а так ли надо было прижигать укусы? Ну, бинтовать — еще понятно, на это пошли все чистые тряпки, которые смогли найтись в радиусе мили вокруг. Собственные ребра болели зверски, самодельная повязка из кусков роновой мантии только мешала дышать, давила с двух сторон сразу. Пять патронов, никаких припасов.
«Давай вставай. Применим твои знания на практике. Прикорми эту скелетину чем-то.»
Тестрал злобно выпучил глаза.
— Тихо, тихо, хорошая зверушечка, хорошая, хочешь мяска? У меня есть мяско, славное мяско, свеженькое, утром бегало, -Гарри Поттер наклонился к трупу карги, вытащил из правой штанины нож, с некоторым усилием отрезал ей правое ухо и очень осторожно, на раскрытой ладони, протянул ухо тестралу. Горячий липкий язык скользнул по ладони.
— Умничка, хороший мальчик. А давай ты нас повезешь отсюда, а я тебе еще мяска дам за это?
      Тестрал не возражал, особенно после того, когда Гарри скормил ему второе ухо карги и одну из ее грудей, дряблый жирный мешочек, который с девятой попытки отделился от тела целиком. Ну, почти целиком. Большей частью.
«Я сейчас попробую его закинуть на спину, потом ты верхом сядешь. И, парень, ты хоть заметил, что у него левое крыло до земли свисает, не работает?»
«Заметил. Поэтому мы и поедем отсюда, а не полетим.»
      Через двадцать минут тщательного копошения в логове карги и других приготовлений Гарри Поттер гордо восседал почти на шее тестрала. За крыльями, ближе к крупу были прикручены Рон Уизли, пребывающий в бессознательном состоянии, седельная сумка с кусками карги, главным образом филе из нее, и обычный магловский красный пакет с двумя ручками, где лежали целенькая, в нетронутой обертке, шоколадка с пузырьками, каменные галеты времен Оливера Кромвеля, в холщовом мешочке с полустертыми инициалами, и перекатывалась большая пластиковая бутылка из-под газировки, с затертой этикеткой, с чистой водой. Гарри лично наполнял бутылку агуаменти и изрядно вымотался.
«Мы еще живы, парень. И можем славно надрать кому-то зад.»
Тестрал неспешно пошел вперед.
Примечания:
Карга-hag
Кладбище за буреломом - "Кладбище домашних любимцев", одна из жутчайших книг Стивена Кинга.