Парни из дикого леса +208

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Петунья Дурсль, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Альбус Дамблдор, Том Марволо Реддл
Рейтинг:
R
Жанры:
Экшн (action), Повседневность, Даркфик, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
планируется Макси, написано 143 страницы, 73 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Гарри Поттер очень хотел, чтоб у него был хоть какой-то друг. Выдуманный, киноперсонаж, кровожадный и веселый убийца - пусть хоть такой. А потом Гарри узнал одну страшную вещь и поклялся найти того, кто это сделал.

Посвящение:
Violetta Pranaitite - ее комментарий развил это до идеи

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Название - омак и отсылка к книге

James Carlos Blake - Wildwood boys

66 - Остывшее жаркое

16 декабря 2017, 04:00
      Гарри Поттер стоял в прихожей и очень, очень, очень хотел быть где-нибудь еще. Вот теперь он понимал, что значит фраза «здесь сумма углов равностороннего треугольника не может быть сто восемьдесят градусов». Здесь пахло пылью и чем-то еще. Душным и забытым. И над лестницей висели засушенные головы домовых эльфов.
«Пять этажей! Интересно, тут ночью тоже свински холодно или нет?»
— Головы эльфов, нога тролля как подставка для зонтиков. А стульев, оббитых кожей маглов тут нет? — Гермиона не выдержала.
— И не было, — пробормотала миссис Тонкс. А потом засветила слабенький люмос и повысила голос:
— Кричер! Что ты сотворил с ковром! В гостинной на шторе пятно!
— Недостойная хозяйка Андромеда хочет, чтобы я убрал плесень? — настолько старого и бледного домового эльфа Гарри еще не видел. И настолько наглого — тоже, потому что он преспокойно продолжал скрипучим голосом: — Недостойная хозяйка привела в благороднейший дом Блэков свою никчемную грязнокровку-дочку, а теперь ей не нравится плесень? Может, никчемной грязнокровке еще и помыть пол на кухне, но я не пущу ее туда, потому что она унесет все столовое серебро! — и Кричер исчез. Пятно на шторе — тоже. Поганка на ковре осталась, отрастила четыре маленькие лапки и резво убежала под какой-то шкаф.
— Боггарт, — пояснил Люпин.
      Гермиона промолчала. Но вот сам дом, сам дом ей не нравился — призрак на пятом этаже, непонятные стеклянные предметы в спальне Вальбурги Блэк, запертые комнаты. И ощущение, что что-то страшное идет. Тяжкая липкая тревога. И гобелен. Гобелен Блэков, где живых было три человека.
— Озимандис, царь царей, — Гарри, жмурясь, глянул на гобелен.
— Только не говори, что ты что-то чувствуешь!
— Здесь не место малым детям. И на твоем месте, Грейнджер, я бы нашел дом получше. И не в Лондоне. Или в Лондоне, штат Техас.
— А вот некоторым надо молчать в тряпочку.
— А я в детстве взрослым не огрызался! И чем меньше тут колдунов, тем лучше. Тут поганое место. Тут кто-то есть.
— Маленький, старенький, несчастный домовой эльф?
— Чем меньше тут колдунов, тем лучше. И, Грейнджер — в одиночку по этому дому не лазь.
      Профессор Люпин нашел в шкафу две удушающие мантии и кружевной чепчик. И поэтому не заметил, что занавеска подозрительно заколыхалась.
— И все равно — где логика? Где разум? — шипела Гермиона, просматривая шкаф Вальбурги Блэк. Мантия, мантия, шелковая мантия, пояс для чулок, кружевные панталоны.
— Просто — ты не можешь колдовать, я не умею.
— Вместо того, чтобы сказать взрослым! — Гермиона начинала закипать.
— Грейднжер, подумай хорошенько — чем они помогут? Не угробятся, так глаз выбьют. Тем более ты видела те тряпки? Видела? Если у них одежда на людей кидается, то это может быть чем угодно.
— Но если мы беспомощны, то как мы нейтрализуем это?
— Для начала мы это найдем. Потому что это чуем мы, но не они. Без доказательств, тебе точно никто не поверит, а мне — тем более.
— Например, что вот это? — Гермиона ткнула пальцем в стеклянные предметы на столике Вальбурги Блэк.
— Вот это, Грейнджер, бык, кобель и кабан. Не целиком.
— Не целиком?!
— Ага-ага. Члены стеклянные. В натуральную величину. Миленько.
— Чтоо?!
— Тише ты! Это спальня — раз и англичане все извращенцы — два. И это явно не то, что нам нужно. Ну не то.
— А как мы узнаем, что нашли нужную вещь?
— Узнаем. Поймешь.
      Спустя два с половиной часа Гермиона готова была задушить всех миссурийских партизан, сколько бы их ни было. Потому что в шкафах и кладовках Блэков нашлось великое множество чего угодно: восемь мужских ботинок, все на левую ногу, все разного размера, все черные замшевые, набор для зельеварения из золота, портрет Джона Безземельного, в полный рост, вышитый цветным бисером, перчатки из кожи гиппогрифа,
новенькое лаковое серое седло для крылатой лошади, чайный сервиз, фарфоровый, с гербом Блэков, на двадцать персон, сорок два письменных прибора с одинаковой надписью «Дорогой бабушке», огромную стопку учебников с первый по седьмой курсы Хогвартса, тарелку холодного бараньего жаркого, вполне вкусного, книга «Похождения жены Наполеона», кавалерийская сабля в ножнах, острая, шесть банок заспиртованного бычьего цепня, модная шляпка, руль от мотоцикла, мотоциклетный шлем, два гаечных ключа и фото Неда Келли в гробу.
— Не то.
— Что мы вообще ищем?! Что мы ищем, как два с половиной дурака?
— Мы это не нашли. Но я к этому Поттера не пущу. Ему нельзя.
— Почему?
— Потому что.
— Или я немедленно иду к директору, или ты объяснишь сейчас же свое поведение!
— Грейнджер, не ори. Ты понимаешь, что из нас двоих я безобидный. Помнишь Снейпа? Так, займись разведкой — глянь, где эти двое. Мы осмотрели четвертый этаж из пяти и чердак. Тут этого нет. Значит, оно ниже.
— Ты что, не хочешь перестрелять кучку аболиционистов, убить с десяток чернокожих, ограбить банк и убежать в закат?
— Я хочу купить такую липкую штуку, которая в банках продается, две банки сразу, липкая такая, полосатенькая, и скормить ее тебе. Конфеты такие. Пока ешь — молчишь. А двух банок тебе бы на сутки хватило! И еще три вещи вдобавок хочу — найти эту штуку, узнать, что стало с тем мужиком, которого посадили в подземную тюрьму и посмотреть, как будет дохнуть Томми.
— Кого посадили в подземную тюрьму? И это не ответ.
— Ответ мой такой, что если я пришел в балаган уродов, то я не кидаюсь в них камнями, не поджигаю их фургон и не краду их кассу. Я на них просто смотрю. И даже могу чем-то поинтересоваться. Считай, что меня наняли их фургоном управлять.
— Балаган уродов?
— Балаган уродов, Грейнджер. Там иногда показывают детей, которые умеют перемножать в уме четырехзначные числа или играют на пианино. И где они?
— Профессор Люпин на кухне, Тонкс и ее мама разбирают вещи. Они нашли целый комод носков!
      Внизу пахло плесенью. Внизу почти не светили магические лампы. Внизу были аккуратные ряды пыльных банок с соленьями. И стоял кто-то.
Примечания:
Озимандис, царь царей - это сонет Перси Биши Шелли, напечатан аж в 1817.
Невозможные пропорции - это привет Лавкрафту.