Милисса. Продолжение истории.

Джен
PG-13
В процессе
56
Zarylene бета
Размер:
планируется Макси, написано 742 страницы, 93 части
Описание:
Милисса девочка необычная. На самом деле самая обычная... Точнее так, эта обычная девочка даже не подозревает о своей необычности. Дракон заговорил в девять, причём довольно активно, а вылетел в тринадцать? - ну и что? Мама - человек, папа -человек, а дочь - на половину маг, на половину - дракон? - с кем не бывает? Прошла паломничество в десять и осталась в живых? - пфф... Да каждый так сможет!
Бедная, бедная девочка. Она даже не подозревает, во что вляпалась.
Примечания автора:
Первая часть истории: https://ficbook.net/readfic/2881358
Иллюстрации: https://vk.com/album-169991571_256096414
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
56 Нравится 179 Отзывы 22 В сборник Скачать

Девяносто третья

Настройки текста
В доме стоял очень вкусный запах, даже Ширк повёл носом в сторону плиты, на которой, весело шкварча, жарился лук с морковкой и специями. Ран, по своему обыкновению, развалился на диване. Хлюпая носом и смотря в пол, поплелась к нему. – Ран, ты мне доверяешь? – жалостливо спросила я. – Что ты задумала? – словно опасаясь чего-то, подозрительно протянул он. – Значит, не доверяешь, да? – Сначала скажи, чего надо. – Ну и пожалуйста! – закричала я, опрокидывая магией диван. На грохот обернулась хлопочущая у плиты Миши. – Слушай, ты разве не поставил себе цель посетить все бордели Галарэна? Вот и иди, не мешай приличным людям. – Это не я! – обиделся Ран и ребячески показал на меня пальцем, так и не встав с пола, на который свалился. – Ты первая начала, скажи! – Миши... – захлюпала я носом, медленно подходя к ней. – Тяжёлый день? – посочувствовала она, я закивала. – Пожалеть тебя? – я опять, закивала, и девушка обняла меня, гладя по волосам и утешая. Ран фыркнул, взлетев с пола, вернул диван в прежнее положение и улёгся обратно, заложив руки за голову. Ширк, подождав, пока закончится шумиха, прошёл к своему кабинету, собираясь там уединиться. Он часто так делал, хоть и стал выходить на берег Ирдины и слушать, как шумит на камнях вода. Все последние события произошли внезапно. Неожиданно объявилась Миши, которой особо негде было переждать гнев Саргона за её предательство и помощь Ширку с побегом. Ран постучал в дверь чуть позже. Уставился на Ширка с улыбкой до ушей, а тот захлопнул дверь прямо перед его носом и вернулся в гостиную. Ран уже лежал там как у себя дома, нагло растягивая слова: «Я спас твою задницу, так что ты мне должен, перекантуюсь тут какое-то время». – Да ты нифига не сделал! – показала я тогда на него пальцем. – Как это не сделал? Если бы не я, ты бы там всех поубивала! В общем-то я не была против лишней компании, поскольку жизнь в последнее время бросалась в меня кирпичами, факелами и вилами. А Ран, если подумать, и правда меня часто выручал, хоть и делал это весьма своеобразно. Миши же... Миши оказалась совсем не такой, какой я её представляла. Тогда на балу, я думала она просто играет, чтобы втереться в доверие, напоить лимонадом и выкрасть меня, чтобы отнести Саргону. Но она делала это по приказу, за нарушение которого могла поплатиться если не жизнью, то лишением свободы или ещё чего похуже. Учитывая то, как Эйтан относится к своим «особо опасным пленникам», то страшно представить, как он отнесётся к предавшей его подопечной. Я не до конца доверяла Миши. Сначала мне не хотелось видеть её в доме, но она оказалась в каком-то смысле ужасно полезной. Пока не знаю о ней всего, но буду ею пользоваться. Буду приходить и напрашиваться на жалость, которую никто другой мне дать не мог. И, как оказалось, Ширку тоже. У нас с Раном округлились глаза, кода Ширк вышел из ванной бритый и подстриженный. – Как? Как он дал тебе себя подстричь? – спросила я тогда. А Миши улыбнулась, хлопнула Ширка по спине и весело сказала: «Так же намного лучше, правда?». – Кстати, – мне захотелось похвастаться перед Миши прогрессом, – сегодня Ширк за меня заступился! Дишандр и Шон думали, что я могла держать его дома не по доброй воле. А ещё он ответил мне целых два раза! – Не шутишь? – обрадовалась Миши, беря меня за плечи. – Вот почему сегодня он сразу пошёл к кабинету. Обычно он просто садится рядом, чем бы я ни занималась, и только потом уходит в комнату. Миши была права, до этого Ширк либо сидел в одиночестве у Ирдины, либо делал то, что ему скажут, и шёл, только когда его вели за руку. Как марионетка... Но несмотря на все наши усилия, Ширк пока не стал самим собой. Это угнетало, но позитивная Миши повторяла, что надо работать усерднее, и тогда мы сможем вернуть ему желание жить. Ширк очень мало ел, поэтому ужин закончил быстрее всех и пошёл принять ванну. Миши за пару мгновений помыла посуду магией, пожелала всем доброй ночи и пошла наверх. Я же грозно выросла над диваном, вперившись глазами в ленивого мага. – Да понял я, понял, – пробубнил он, нехотя поднимаясь, забрал подушку и ушёл на улицу, не желая больше видеть моё страшное лицо. Удовлетворённо кивнув на захлопнувшуюся входную дверь, подняла подушку с дивана и достала оттуда сложенную пижаму. Когда в последний раз я ночевала в нашей с Ширком комнате? Когда в последний раз я вообще туда заходила? Две недели назад? Или даже больше? – А? – в шоке уставилась я в пространство. – Я перенёс твою кровать в кабинет, – также спокойно повторил только что покинувший ванную комнату Ширк. Дело в том, что он плохо спал, его мучили кошмары. И как бы я ни ревновала к Миши, понимала, что без неё Ширк уснуть никак не мог, поэтому спихивала с дивана Рана и ложилась там. – А... А можно? – опешив, посмотрела на его повязку. – Да. – А как же... Книжки, которые ты запрещаешь читать, и вещи, которые нельзя трогать? – Мне всё равно, – с этими словами он покинул моё общество, направившись к комнате на верхнем этаже. Всё ещё удивлённо моргая ему вслед, оглянулась на открытую дверь кабинета. Кровать уже была застелена, на стене тихо тикали часы. Привыкая к новой обстановке, опустилась на постель и с грустью посмотрела на стеллаж с книгами. Да мне как-то... тоже всё равно. Тяжело вздохнув, легла лицом к стене, так и не переодевшись в пижаму, и обняла подушку руками. Что стало с нашим домом? Почему он так изменился, хотя мы ничего и не меняли? А может, это вовсе и не мой дом больше?.. Я всё же должна спать в общежитии. «Это же твой дом?» – вспомнила слова Ширка, когда он принёс меня на Быстром Потоке в Галарэн после одинокого и изнурительного паломничества. Я тогда расплакалась, Ширк тоже улыбался и вытирал слёзы плечом, потому что руки были заняты мной. А сейчас... Сейчас Ширк плакал несколько раз в день, закрывшись в комнате или своём кабинете. Он старался делать это тихо и тогда, когда все были чем-то заняты, но я из дома почти не выходила, боясь оставить его одного, и всё прекрасно слышала. И, как ни странно, тогда самой заплакать не получалось ни в какую. Зато отлично плакалось в школе за ту неделю учёбы. Кто знает, полетела бы я за Ширком, жертвуя оценками, если бы не появился Шон. Иронично, что он сам же и пытался меня от этого отговорить. Мне нравилось жить с Миши и Раном, мне нравилось, что дома бывает шумно от их споров и смеха. И Ширк немного опустил свои каменные холодные стены, которыми огораживался от всего мира, я всегда могла высказать кому-то претензии к жестокой судьбе. Ведь от Рана и Миши таить свои проблемы было необязательно, они сами по уши в этих тайнах.

***

Утром я проснулась с широкой улыбкой, потянула носом запах каши и направилась к еде. Ран, воспользовавшись случаем, улёгся на свой любимый диван. Это был единственный диван в доме, оттого и любимый. Маг выругался, переполошив всех остальных, когда я в два шага оказалась подле него, подскочила в воздух и приземлилась с другой стороны, а потом с той же скоростью пронеслась до ванной комнаты. Почистив зубы буквально за три секунды, открыла ногой дверь, и та с грохотом ударилась о стенку. – Это какая-то физическая подготовка? – Миши взглядом заставила перетечь струйку манки в миску, которую я держала, с нетерпением подпрыгивая на месте. – Не могу говорить, надо есть! – стукнув полной миской по круглому столу, опустилась на стул, чуть не опрокинув кружку с тайрой, которую Ширк вовремя успел убрать. – А-а-а, ты же говорила про конкурс! – Миши присела рядом с Ширком на созданный ею же стул. Не было времени ждать, пока остынет каша, поэтому я остудила её взглядом прямо во время еды, слопала за три минуты и вытерла рот рукой. Ох, не надо было мне глаза на эту парочку поднимать, те уже приклеились плечами, как ни в чём не бывало попивая тайру. Я заулыбалась, как можно шире, Миши удивлённо заморгала, глядя на меня. Но и на утренние разговоры времени также не было, поэтому я вскочила со стула и направилась в ванную, по пути забрасывая пустую миску в раковину левитацией. – А конкурс уже начался? – поинтересовалась Миши, когда я, переодевшись в лёгкое платье, вышла из ванной комнаты. – Нет, он вечером, но мы соберёмся раньше, чтобы подготовиться. – Чё это на тебе? – Ран подозрительно уставился на юбку, но я уже закрывала входную дверь, выпорхнув наружу. Сегодня надо быть хорошей, надо быть весёлой и не унывать, как делает Миши. Потому что сегодня... – Мы должны победить! – торжественно возвестила я, врываясь в музыкальный класс. Кэри подслеповато на меня уставилась и зевнула, Момо, как ни в чём не бывало, продолжил настраивать скрипку. А Элай коротко глянул на меня и вернулся к протиранию разобранной флейты специальной тряпочкой. – Как жизнь? – Кэри подошла, чтобы обнять. – Как школа? – Тебе лучше не знать, – неловко улыбнулась я. – Почему? – Да потому что она прогуливает и учиться на двойки, – как-то уж слишком старательно натирая флейту, резко ответил Элай. – Милисса, Милисса... как же так? – поцокал языком учитель. – Надеюсь, ты прогуливала, чтобы готовиться к конкурсу? – Ага, сейчас, – снова сдерзил Элай, заработав удивлённый взгляд Кэри. – Тебе-то что? – не прекращая улыбаться также старательно, как флейтист натирал инструмент, вежливо полюбопытствовала я. – Я думала, тебе всё равно, что со мной происходит. Теперь уже не только Кэри, но и Момо удивлённо на нас смотрели и хлопали глазами, ожидая, что будет дальше. На их памяти мы не разу не вели себя друг с другом таким образом. – Было бы всё равно, не стал бы тебя лечить, – теперь он прямо смотрел на меня, но что-то в этом взгляде не чувствовалось и капли добрых намерений. – Ты прав. Хочешь, расскажу, как это заработала? – покрутила перебинтованной рукой в воздухе. – Нет, – Элай повернулся ко мне спиной и подул в часть флейты, которая предназначалась для губ. Сначала я решила, что он так проверяет звук, но привычного свиста не последовало, только глухой ветер, проходящий сквозь металлическую трубку. – Расскажи мне! – тут же заинтересовалась Кэри. А вот Момо с внимательным прищуром повернулся к Элаю, который продолжал дуть, пока, наконец, не получилось правильного звука. Флейтист вздохнул с облегчением и невозмутимо начал собирать флейту по частям. – Не буду, – сбросив с себя улыбку, посерьёзнела я. – Ну в смысле? – расстроенно застонала Кэри, переводя взгляд с меня на Элая. – Не хочу, стыдно, – совестливо пробубнила я под нос. – А Элаю не стыдно? – не поняла Кэри. – Ладно, балаболки, – Момо решил спасти меня от признания, – давайте не будем зря терять время. Иронично, что Элай был тем, кто больше всего хотел попасть в Тивалон, и больше всех ошибался, когда мы репетировали. Злился, рычал, отворачивался, хмурился. Его ошибки не были тотальными, но... – Без шансов, – тихо вздохнула Кэри, которая сидела рядом со мной на скамейке, облокотившись на колени и подперев голову кулаками. В конце концов, Момо велел нам отдохнуть, а Элаю пришлось повторять один и тот же отрывок снова и снова, пока уставшие от держания флейты на весу руки не стали клониться всё ниже к полу. – В школе вам тяжело, да? – задумчиво спросила Кэри, грустно смотря на мрачного флейтиста. – На эльфийском курсе слишком мало учеников, поэтому их заставляют трудиться больше, чтобы они скорее перескочили на второй год и присоединились ко второму курсу. – Серьёзно? – сочувственно протянула певица. – Он мне ничего не говорил... – Мне тоже, – снова улыбнулась я, но Кэри не стала улыбаться в ответ, наоборот нахмурила брови. Когда у вспотевшего от потуг Элая, наконец, вышло сыграть мелодию целиком без единой ошибки, Момо кивнул и позвал нас присоединиться. Но тут всё опять пошло наперекосяк: Элай снова запнулся, оторвал флейту от губ, сказал что-то резкое на эльфийском. – Не смотрите на меня так! – обернулся он на продолжающих песню нас. Момо надеялся, что Элай забьёт на ошибку и продолжит играть, как это обычно и делается, но, не дождавшись сотрудничества со стороны флейтиста, убрал скрипку с плеча. – Девочки, прогуляйтесь по коридору, – отложив скрипку, спокойно сказал Момо. Мы переглянулись и исполнили просьбу. – Мисси, – позвала Кэри, когда мы неспешно шли в сторону зоны отдыха, – вы с Элаем поменялись местами? – Ты о чём? – Почему ты так старательно притворяешься, а он такой настоящий? – Настоящий? – повторила я, глядя себе под ноги. – Да, он злится, но он это не скрывает. Чтобы понять, о чём он думает, много ума не надо, в отличие от тебя. Я даже могу понять его, если он улыбается, несмотря на невзгоды. Но он и это делает искренне, а ты давишься. На самом-то деле я перестала улыбаться, ещё когда мы вышли из класса. Обычно Кэри у нас всех веселит и редко говорит о таких вещах. Неужели я настолько страшно выгляжу?

***

Учитель опустился на скамейку, похлопал рядом с собой. Мрачный Элай опустился, сразу отведя взгляд в сторону. – Откажемся от участия. – Что? – нахмуренные брови теперь встали домиком. – Почему? – Так уж сошлось, – учитель убрал руки в карманы, смотря в окно на город, – что конкурс проводится именно тогда, когда никто из вас этого уже не хочет. – Я хочу! – поспорил Элай. – Хочешь участвовать или выиграть? А если хочешь только выиграть, то почему не уделял время музыке? – В школе тяжело, – Элай потёр большим пальцем инструмент, словно это монотонное занятие могло ему как-то помочь. – Каждый день я сплю не больше пяти часов, а с субботы по воскресенье – не меньше двенадцати. Мало того, что мы должны до первого семестра попасть на второй курс, так ещё я на своём курсе самый старший, и поэтому, мне кажется, у учителей и однокурсниц ко мне завышенные ожидания... Я пытался браться за флейту, но даже тогда все мысли были только об учёбе. Если я не учился по теме, то изучал справочники заклинаний... – То есть время всё-таки было? – улыбнулся Момо. – Знаешь, ты же всегда умел находить время на любое дело. Работал везде понемногу, помогал Милиссе освоиться, да много кому помогал. Тебе помогают в школе? – Да... я живу со вторым курсом, потому что на моём только девочки. Ребята иногда подсказывают мне, что делать. – Хорошо, – Момо поднялся со скамейки, сладко потянулся. – До конкурса осталось больше четырёх часов. Я предлагаю перекусить.

***

Дома никого не было, но в контрольной сети я обнаружила Ширка и Миши, которые, судя по всему, грелись на солнышке в траве. Я подошла спросить, можно ли доесть суп. – Суп? Конечно, кушай. Я всё равно собиралась на рынок. – Тебе помочь? Ну, с покупками... – Лучше останься дома с Ширком, – подмигнула она, поднимаясь с травы. Ширк остался лежать, и из-за повязки на глазах я не могла понять, спит он или нет. Проходя мимо меня, Миши уловила мой грустный взгляд, обращенный к Ширку, и подбадривающе ударила локтем в плечо, улыбаясь. – Как ты это делаешь? – завистливо пробубнила я под нос, глянув на её улыбку. – Почему это выглядит так естественно? – Ты что-то сказала? – обернулась уже уходившая по полю Миши. – Спасибо за суп, – улыбнулась я ей. – Спасибо, что помогаешь нам. И снова у меня в груди что-то неприятное от этой глупой зависти, когда Миши мне весело и так легко улыбнулась. Я бы стояла и дальше, провожая девушку взглядом, но вздрогнула от неожиданности, когда Ширк подал голос. – Как конкурс? – Шестое место, – повернулась я к нему, заведя за спину руки. – Из шести? Нет, ну вы только посмотрите, господин шутить изволит. – Из одиннадцати, – хмуро ответила я. – Ясно, – Ширк отвернулся от меня набок. Похоже, на этом разговор окончен. Если не считать той беседы по поводу моей кровати в кабинете, это даже можно считать счастливым случаем, что Ширк начал интересоваться чем-то, связанным со мной. Я бы очень хотела поделиться с ним сегодняшними событиями, поведать о том, как мы ели плюшки и разгуливали по городу по наказу самого учителя. Он решил, что раз мы так или иначе не сможем выиграть, то почему бы не провести это время с пользой и не покачаться на больших двойных качелях в одном их парков Галарэна. До сих пор смеюсь, когда вспоминаю, как мы с Кэри орали «Идёт бычок качается, сейчас я упаду». И ведь она действительно тогда чуть не упала. Да... обо всём этом мне бы очень хотелось рассказать, но лучше Ширк дождётся Миши и продолжит проводить с ней время. Она, как никто другой, умеет ему помогать. После ужина я сидела в кабинете, воображая, чем бы таким заняться, чтобы, как выражается Шон, печаль не заглотила. Погулять, пока не стемнело? Полетать? Что-то вообще ничего не хочется. Ширк вошёл без стука, сильно меня напугав, когда солнце уже зашло за горизонт. – Блин, хоть бы предупредил, – положила я руку на сердце, после того как оно ёкнуло от неожиданности. – Не молодая уже. Ничего мне не ответив, Ширк прошёл по комнате, обогнув кровать, опустился на стул, нащупал на столе стопку бумаги и подтянул к себе. А потом я с замиранием сердца наблюдала за тем, как он развязал на затылке ткань и, не открывая глаз, положил повязку в сторону. И хоть в комнате было достаточно темно, даже слабый свет вызывал у него болезненные ощущения. Неужели глаза привыкли настолько, что ночью от лунного света не болит голова? Я очнулась, только когда Ширк тяжело вздохнул и потёр лицо, моргая на лист бумаги. Проморгавшись, он потянулся за чернильницей на полке, вытащил из ящика перьевую ручку. – Садись сюда, – Ширк, не оборачиваясь, хлопнул по краю кровати рядом с собой, когда я была уже на полпути к выходу, решив, что буду только мешаться. – Я? – растерянно посмотрела в его сторону. – По каким предметам двойки? – спросил Ширк, когда я осторожно опустилась рядом на край кровати. – Почти по всем... – Какие будут в понедельник? – Я не помню, надо посмотреть в расписании. – С собой? – В сумке. – Неси. Когда вернулась, Ширк стоял у шкафа, разглядывая книги, словно вспоминал, что там находится. По его просьбе начала перечислять предметы. – А учебники с собой? – В школе. У меня вот... – потупившись, протянула ему стопку листов с заданиями, которые получила от учителей ещё на прошлой неделе. Ширк их принял, и я не упустила шанса, чтобы посмотреть на брата, сосредоточено пробегающего по заданиям глазами. Как я и думала, взгляд стал каким-то другим, тяжёлым. Но если не присматриваться, то глаза были всё теми же, серо-зелёные, прямо как камешек у меня на цепочке, по которому с Ширком всё ещё нельзя связываться, чтобы не повредить так и не вернувшуюся в прежнее состояние голову. Когда он будет чуть сильнее, спрошу про то, как он выбрался и что с ним делали. Конечно, велика вероятность, что Ширк просто не ответит, но попробовать стоит, ведь жуть как интересно! Мы занимались почти всю ночь, в буквальном смысле до рассвета. К тому времени Ширку стало тяжело без повязки, а без неё он не мог прочесть мои каракули и не мог сам наглядно показать, как решать задачки. К четырём утра он заразительно зевнул, прикрыв рот рукой, закрыл справочник с базовыми формулами, который удачно оказался в его маленькой библиотеке. – Спасибо, – улыбнулась, всё ещё немного опасаясь безмолвия с его стороны. Он говорил, только когда хотел и без зазрения совести мог оставить меня без ответа. – Большое спасибо. – Послушай, – он вытер глаза и взял со стола повязку, снова скрывая свой взгляд, который успел смягчиться к концу занятия. Мне было неловко, но вот Ширк, похоже чувствовал себя вполне уверенно, не ругался и даже ни разу не стукнул по голове. – Я не хочу, чтобы ты прогуливала из-за меня. Поэтому лети завтра на уроки. Ширк поднялся с края кровати, на который переместился, уступив мне стул, чтобы было удобнее писать. – Ширк, – позвала я, когда он уже был у двери. – Я тут подумала, у нас есть драконье зрение, поэтому мы хорошо видим в темноте. Но в повязке оно почти не работает. Но что если попробовать сделать настоящие драконьи глаза частичной трансформацией? – я обернулась, сделав из пальцев очки. На секунду мне показалось, что Ширк обрадуется, даже улыбнётся. Но он так и стоял, прислонившись к косяку и смотря на меня. – Поток не даёт мне трансформироваться. Спокойной ночи. И ушёл, а я печально смотрела ему вслед. Но всё-таки сегодня он говорил со мной гораздо больше, чем все прошлые разы вместе взятые. Так что остаток ночи обещал быть полным приятных сновидений.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Кузьмина Надежда «Тимиредис»"

Ещё по фэндому "Кузьмина Надежда «Наследница драконов»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты