Охота на эльфа +204

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, остальные пробегали мимо
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 109 страниц, 9 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лидер по перечитываниям» от Wolfenstein
«Удивительная работа! 11 из 10» от MegA_BuM
«Восхитительная работа!» от Помидоролюб
«За непередаваемые эмоции! » от xxx..xxx
«Великолепная история! » от Джулиса
Описание:
Современность-АУ, в которой все тем не менее остались на своих местах. Роше и Йорвет все еще играют в кошки мышки, на этот раз полем для игры стало расследование убийства восьмерых нелюдей в лесу под Вызимой.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мысль, написать АУ по вселенной Ведьмака сначала показалась мне немного кощунственной, но я решила рискнуть. Надеюсь получится неплохо.
У текста есть продолжение https://ficbook.net/readfic/4773353

Часть 2. Суета

3 февраля 2016, 20:22
Вернувшись к себе в кабинет, Роше первым делом закурил. Первая за день сигарета, сладкая настолько, что выбивает все мысли об избавлении от этой пагубной привычки. Вернон не позволял себе больше пары сигарет в день, и эта была ему жизненно необходима.

Откинувшись в кресле, он уставился на тлеющий огонек на конце сигареты, мысленно раскладывая все случившееся по полочкам. Само по себе это преступление не было чем-то невероятным: две группы бандитов, килограмм фисштеха, много оружия… Но если смотреть на картину в общем, то она распадалась. Незачем тем нелюдям ехать аж в заповедник. Почему в стрельбе не выжил никто; все восьмеро умерли на поляне, если не считать того умника, что отбежал на десяток шагов. И причем здесь следы гребанного опоссума?

- Роше? – Бьянка приоткрыла дверь в его кабинет и осторожно заглянула внутрь. – Все хорошо?

Судя по ее лицу, девушка не понимала, почему это дело вводило капитана в настолько дурное расположение духа. То есть, никто, конечно, не радуется восьми убийствам, особенно если начальство баллотируется в городской совет, но и причин для злости Бьянка не видела. Роше знал, что она заслуживает правды и откровенности, но не сейчас и не здесь. Быть может, когда роль Йорвета в этом деле прояснится.

- Капитан? – Снова переспросила девушка, явно обеспокоенная молчанием Вернона.

Роше раздавил дотлевшую до фильтра сигарету в пепельнице и поднялся со своего места.

- Пойдем, время начинать общий сбор.

Чем были хороши рабочие совещания с командой, так это тем, что они всегда внушали оптимизм, даже в такого скептика и сухаря, как Вернон Роше. Этих людей готовил он сам, сумев за четыре года собрать и обучить отличную команду, которая работала, как хорошо смазанный механизм, даже когда их капитан превратился в ржавую, проеденную воспоминаниями шестерню.

Кажется, злобный тон подействовал неплохо: Фенн, Тринадцатый и Бьянка взрыли носами землю, вытягивая из всех баз информацию о каждом убитом, чью личность удалось установить. Таких было всего трое, но от них ниточки легко тянулись и ко всем остальным. На работников заповедника тоже нашли немало информации, но, надо признать, единственным интересным типом среди них оказался Йорвет. Самым интересным. В век компьютеризации эльф уже не мог скрыть свое прошлое от мира, по одному запросу база выдала весь список дел, в которых эльф шел как главный подозреваемый, как соучастник преступления, свидетель, задержанный и так далее и тому подобное. Но до обвинений дело доходило на удивление редко и только в несерьезных случаях типа слишком буйного поведения на демонстрации за защиту прав животных. Как всегда серьезные свои дела Йорвет скрывал так, что не подкопаешься.

- Фенн, Тринадцатый, я хочу, чтобы вы продолжали копать под Йорвета. Я знаю этого выродка и не сомневаюсь, что его появление в этом деле – не совпадение. Мы с Бьянкой попытаемся восстановить последние сутки нашей веселой компании трупов.

Конечно, лучше бы заняться Йорветом самостоятельно, но тут Роше сам себе не доверял. Не в том смысле, что боялся пробуждения старых чувств, а в том, что эльф выведет его из себя, и в этот раз Вернон его все же убьет.

По окончанию планерки у них была парочка рабочих версий и «рабочая стена», полностью заклеенная фотографиями с места преступления, картой заповедника, стикерами и утыканная разноцветными кнопками. Систематизированный хаос, который потом превращался в очередное закрытое дело, снимался со стены и навсегда уходил в архив. Так заканчивало любое дело, за которое брался Роше, и это не будет исключением, хотя крови попьет достаточно - Вернон это уже предчувствовал.

- Куда поедем, Роше? – Бьянка снова что-то набирала в своем планшете, практически не глядя в него. – Поспрашиваем про наших мертвецов в Верхнем Аэдирне? Или потрясем Тесака и его ребят?

- Поедем, пообедаем для начала, я угощаю. Только переоденусь. - Роше чувствовал, что надо бы загладить свою вину за сцену в машине, в которую Бьянка была невольно вовлечена. Да и время неуклонно катилось к обеду.

Выходить им пришлось через черный ход: дежурящие под главным газетчики просто не оставляли другого выхода. Им только дай повод, сожрут вместе со шляпой. Конечно, сейчас им кинули кость, но скоро журналисты захотят новых подробностей и если ничего не получат, то начнут раздувать сенсации на пустом месте.

- Куда поедем, Роше? «Зимородок»?

- Далековато… И слишком много поэтов. Чем тебе «Старый Наракорт» не угодил?

- Ну, хорошо хоть не в «Под кудлатым мишкой» меня везешь. – Притворно закатила глаза Бьянка.

- Разве этот клоповник не сгорел? В любом случае не будем пугать клиентов старины Гриффарина. – Роше сел в машину, про себя отмечая, что поездка в заповедник не обошлась даром, и рендж ровер нуждается в срочном визите в автомойку. Хотя есть ли в этом смысл, если в заповедник скорее всего придется еще вернуться? Вернон выехал с полицейской стоянки и влился в поток так же спешащих на обед водителей, стараясь насладиться этой небольшой прогулкой по давно знакомым улицам.

Вызима была большим городом, почти мегаполисом выросшим на костях старой королевской столицы, которая в свою очередь стояла на месте древнего эльфского поселения. Старая Вызима так и осталась историческим центром с тесными улочками и хорошо сохранившимся королевским дворцом, но постепенно обросла другими районами. Полицейское управление находилось в Новиграде, деловом центре, полном стеклянных высоток, небольших сквериков и спешащих по своим делам людей. С восточной стороны к Новиграду прилегала Оксенфуртская академия, целый район, заполненный учебными заведениями и студентами. Это место было настоящей головной болью для полиции, потому что там постоянно происходили то громкие студенческие гулянки, то пьяные протесты. Впрочем отличить одно от другого было сложно. Но если Оксенфурт был головной болью, то Верген был настоящим геморроем. В отличии от вполне приличного пригорода Доль Блатанна, в Верген стекались все отбросы людей и нелюдей. Конечно, жили там и вполне приличные граждане, но факт оставался фактом: ночью по Вергену лучше не гулять, особенно, если ты не местный. Хотя по Доль Блатанну тоже после захода солнца не погуляешь, несмотря на вылизанные улочки, флер всеравенства и дружбы рас, это место являлось обособленной резерваций, которая и полицию неохотно допускала к своим делам. Даже с жителями Ард Каррайг – пригородом роскошных особняков и высоких заборов – было легче договориться, чем с подопечными милсдарыни Финдабаир.

– Приехали.

Они с Бьянкой часто обедали в «Старом Наракорте», у них был даже свой привычный столик. В самом углу зала, с возможностью видеть все входы и выходы, и недалеко от кухни, чтобы, если что ускользнуть через нее. Хотя персонал, похоже, был уверен, что они выбирают этот столик ради уединенности и сдержано романтичного антуража. Вот и в этот раз, стоило им войти в зал, их сразу провели к любимому столику и даже зажгли свечу.

Роше сделал свой привычный заказ и начал без интереса рассматривать зал «Старого Наракота». Большинство присутствующих были завсегдатаями, а те, кого Вернон видел впервые, не казались опасными. Можно было расслабиться.

- Что? – Он обернулся к Бьянке, которая тоже разобралась со своим заказом и вот уже минуту сверлила его насмешливым взглядом.

- Знаешь, Роше, у них в меню есть и другие блюда кроме стейка с овощным гарниром.

- Когда-то я заказал рыбу, - припомнил Роше.

- Иии?

- И ничего. Вкусно.

Бьянка какое-то время просто смотрела на него, пытаясь понять, где здесь шутка, но видимо решила спустить все на тормозах и начать разговор заново:

- Поедем в Верген? Нам там особо рады не будут.

- Придется местным смириться, - Роше пожал плечами, - проедемся по самым злачным местам, потрясем парочку информаторов.

Воспроизведем последние сутки наших покойничков. Поймем, кто они и чего их понесло посреди недели на природу любоваться.

- Кстати, про это! Этот эльф-егерь чертовски подозрительный тип, верно?

- Ты даже не представляешь насколько, - пробормотал Вернон, жалея, что не прихватил с собой папку с делом или какую-нибудь газету на худой конец. Очень уж хотелось спрятаться за чем-нибудь от пронзительного взгляда напарницы.

- Вы знакомы?

Несмотря на то, что тон был вопросительным, это было куда ближе к утверждению, чем к вопросу.

- Немного, Бьянка. Познакомился, когда мы с шефом разрабатывали Лоредо и его банду во Флотзаме. Брат Йорвета участвовал в том покушении на Фольтеста, и самого Йорвета я тоже подозревал.

- Что?!

Бьянка вскочила на ноги, едва не перевернув стул. На них оглянулись, кто с осуждением, а кто – с живейшим интересом. Возможно, решили, что у них тут сцена ревности. Или просто открылся хороший вид на бюст Бьянки.

- И им занимаются Фенн и Тринадцатый, пока мы тут штаны протираем?! – Бьянка ударила кулаком по столу и уже собралась бросаться вон из ресторана на поиски подозрительного эльфа.

- Бьянка, сядь, - Роше кивнул официанту, показывая, что они никуда не собираются и можно подавать заказ. – Фенн и Тринадцатый им займутся. А мы пообедаем и займемся своим делом. Сядь.

Девушка еще пару секунд смотрела на него огненным взглядом, ее грудь вздымалась в нервном дыхании, что явно вызывала живейший интерес господина за соседним столиком. Но все же Бьянка села и принялась за свой обед. Роше надеялся, что она больше не вернется к теме Йорвета…

- Расскажите о том деле, капитан?

Хотя всерьез рассчитывать на это не приходилось.

- Да нечего рассказывать, - на месте Бьянки он бы тоже любопытствовал, но рассказывать напарнице об их с Йорветом романе он не собирался. – Среди старых эльфов полно тех, кто по молодости бегал по лесам, обвешавшись беличьими хвостами, и Йорвет с братом были как раз из таких. Лоредо они ненавидели, но и полицию ненавидели не меньше и решили убить двух зайцев одним выстрелом. Мы с Фольтестом охотились на Лоредо, а бывшие «белки» - на Фольтеста. Дав нам разобраться с флотзамской бандой, они решили поохотиться на нас. Только Фольтест оказался ловчее. В результате мы посадили брата Йорвета и большую часть его товарищей, но самого его взять было не за что - этот сукин хер хорош в заметании следов. Об этой операции куча записей в архиве, можешь почитать.

- Обязательно, но…

- Потом мы с Фольтестом вернулись в Вызиму, он стал главой полиции, а я главой убойного. А теперь давай пообедаем, пожалуйста.

Судя по тому, что Бьянка больше не задавала вопросов и остаток обеда прошел в молчании, тон снова был выбран чересчур жестко.

***

Остаток дня они провели вытряхивая крупицы правды из своих осведомителей в Вергене. Перейдя на более высокую должность, Роше не брезговал и полевой работой, только теперь эти обязанности перешли в разряд «расслабляющих». Раньше приходилось сражаться за правопорядок с бандитами на улицах, теперь - договариваться с бандитами в роскошных кабинетах.

К вечеру у них было огромное количество информации по каждому из мертвецов, но в деле они не продвинулись ни на шаг. Все еще оставалось непонятным, зачем эта веселая компания отправилась в заповедник. Конечно, килограмм фисштеха непрозрачно намекал на наркоторговлю, но дело все равно не складывалось.

- Вернемся в офис? – Предложила Бьянка, когда они остановились выпить кофе. Весенний день уже почти догорел, закат окрашивал трущобы Вергена в нежные розоватые оттенки.

- Да. И нужно еще в морг зайти, может, коронер расскажет что-то интересное.

- Ну, уж я надеюсь! – Вздохнула Бьянка, потягивая свой латте. – Это дело просто загадка.

Как по Вернону, настоящей загадкой была любовь девушек к этому разбавленному каплей кофе молоку.

- Мы выяснили имена погибших и то, что они принадлежали к одной банде, занимались чем придется - от рэкета до наркоторговли. Мы отследили их по камерам на дорогах, но только до черты города.

Все еще не знаем, зачем они приехали в такую глушь и зачем поубивали друг друга.

- Думаешь, поссорились и перестреляли друг друга?

- Или так, или тот эльф их перестрелял. Но в таком случае он настоящая машина смерти. – Бьянка бросила на капитана быстрый взгляд, явно надеясь на еще какие-то крохи информации.

- Он старый. Хитрый. – Пожал плечами Роше, потягивая свой черный, без сахара и сливок, кофе. Сам капитан не очень верил во внезапную размолвку. Восьмеро нелюдей приехали в лесок, устроили пикник, не поделили последнюю сигаретку, пиу-пиу-пиу - и никого не стало. Только Йорвет остался и он, конечно же, совершенно не причем. – Поехали обратно.

В офисе их ждали злые и всклокоченные Фенн и Тринадцатый. Оказывается, они полдня допрашивали Йорвета. Ничего хорошего он им не сказал, но поупражнялся на парнях в остроумии. Причем так, что детективы ощутили себя порядком оплеванными, а арестовать Йорвета даже за неуважение не могли.

Теперь парни сидели, обложившись распечатками и древними трактатами, пытаясь вытащить всю подноготную эльфа. К сожалению, за старые грехи Йорвета было не прижать - по этим делам эльфа защищала амнистия Нильфгаарда, протекторатом которого являлась современная Темерия. И все же знать врага не помешает. Роше только надеялся, что они не полезут к нему с расспросами, после того, как Бьянка поделится с ними сегодняшним разговором.

- Ничего интересного?

- Ничего, капитан. Если не обращать внимания на его прошлое, этот эльф более законопослушен, чем моя бабуля. – Тринадцатый почесывал татуировку на шее, читая что-то с монитора своего компьютера. – Но говнюк. Из морга звонили, мясники свое дело сделали, ждут нас.

В морге действительно было уже все готово, наверное, коронеры вызвали в помощь вторую смену. Восемь трупов заняли все «рабочие места» и почти все были закрыты простынями. Кроме одного, над которым все еще стоял главный коронер доктор фон Гратц. Хороший знак: значит, на семи остальных ничего интересного не нашли, но этот покойничек может дать пару подсказок.

- Ну, порадуйте нас. – Кисло протянул Роше, подходя к открытому телу. На первый взгляд ничего особенного на трупе заметно не было: краснолюд, мужчина с множеством тюремных татуировок… На тех участках тела, которые не были объедены.

- Не уверен, что это правда важно, - кашлянул фон Гратц, оглаживая свои роскошные бакенбарды. – Посмотрите сюда, капитан, - коронер показал на маленькую дырочку входного отверстия. – А теперь сюда.

Старик перевернул труп на бок и указал на такую же дырочку, но на спине покойника.

- Выходное отверстие?

- В том-то и дело, что нет. Оба отверстия входные, пули остались внутри тела. Конечно, официального заключения пока нет, но готов поклясться пули – из одного пистолета.

- Застелили сначала в грудь, потом в спину? - Еще одна странность к большому списку странностей этого дела. – Еще что-то?

- У одного из них все десна прожжены фисштехом, еще двое употребляли, в остальном… Тела слишком повреждены трупоедами. Все остальное – в отчете.

Коронер накинул на труп белую простынь, как бы подводя итог. Все «неинтересное» было подробно, с обычной для фон Гратца скрупулезностью, описано в отчете. Результат дня получился неутешительный – много информации, мало версий, еще меньше конкретики. Ни одного подозреваемого кроме Йорвета, чья «подозрительность» подпитывается скорее предвзятостью, чем фактами. И все же среди всей той кучи информации, что им удалось накопать, определенно скрывалось зерно истинны.

В поисках этого самого зерна Вернон просидел на работе до часа ночи. Под конец он просто достал блокнот и стал зарисовывать место преступления. Схематично, но достаточно точно, чтобы видеть, что ничего нахер не видно. Если следовать данным из лаборатории, то все стреляли во всех. Происходящее напоминало одну из тех головоломок, когда нужно вычислить кто есть кто, опираясь на цвет костюма, только тут были не костюмы, а стволы. Роше уже было решил, что бандиты перестреляли друг друга, нажравшись фисштеха, но наркотик нашли в крови только у двоих из них. Версия наркотического безумия тоже отправляется в утиль.

Из офиса Роше вышел в полвторого ночи. Наверное, просидел бы и дольше, если бы его не оторвал от работы дежурный, совершающий свой обход. Бедняга неуверенно постучал в дверь и, видимо, порядком перепугался, когда из-за нее раздалось злобное: «Чего надо?». Заработавшись, Вернон совершенно потерял счет времени, даже не отреагировав на заглянувшую в его кабинет попрощаться Бьянку.

Но и вернувшись домой, Роше не мог выбросить сегодняшний день из головы. Его одолевали самые нехорошие предчувствия, хотя паникером Роше никогда не был. Но, будь его воля, он бы уже закрыл Йорвета в одиночной камере, а Фольтеста и его семью – в бункере с запасом продовольствия на пару лет.

Йорвет… Ебучий эльфский хер.

Роше вошел в темную квартиру и, не включая свет, прошел на балкон. Ночная Вызима горела огнем электрических ламп, разительно отличаясь от полутемных улочек Флотзама. Там можно было скрываться в тенях, что они с Йорветом и делали, играя в кошки мышки, в которых охотник и жертва постоянно менялись местами.

И квартира Роше во Флотзаме тоже ничем не напоминала его нынешнее обиталище. Тогда он жил в маленькой квартирке, которую снимало ему управление полиции. Клоповник, в который приходил только чтобы поспать между сменами. Со временем, обклеенные старыми обоями стены пропитались запахами табака, оружейной смазки и Йорвета. Эльф мог сидеть в квартире Роше неделю напролет, мог на неделю пропасть так, что ни слуху ни духу.

Если у Роше выпадал выходной, в который Фольтест официальным приказом запрещал ему подходить к делам, и он совпадал с относительно человеколюбивым настроением Йорвета, то они занимались сексом. Очень много занимались сексом. До тех пор, пока соседи не начинали колотить в стены.

В остальное время Йорвет мог просиживать в его квартире, поедая его еду и отпуская расистские шутки. Строя планы по убийству человека, которому Роше был обязан всем.

Докурив вторую сигарету, Вернон вернулся в спальню и врубил телевизор. Предвыборную рекламу крутили даже в два ночи. В основном ее и крутили, если не считать пары совсем уж занудных ток-шоу из тех, что способны смотреть только люди отчаянно страдающие бессонницей. Реклама и то была лучше. Роше оставил тот канал, который крутил ролик Саскии. Светловолосая красавица обещала мир, дружбу и равное отношение ко всем расам. Не самая популярная политическая позиция, но кроме нее Саския обладала и другим козырем: безусловной красотой. Пожалуй, если ребята соберутся играть в ту игру, им нужно будет подымать чарки не только за Фольтеста, но и за предводительницу нелюдей. И ее роскошную грудь, само собой. Все лучше, чем пить за жирную харю Хенсельта или нездоровый блеск в глазах Радовида.

Вернон опустился на кровать и прикрыл глаза, оставив телевизор неразборчиво вещать что-то на фоне. Мыслями он снова был во Флотзаме, пытался понять, было ли все произошедшее одной большой затеянной Йорветом игрой или случайным стечением обстоятельств. Предал его эльф намеренно или его просто подхватило течение, которому он не мог ничего противопоставить. Да и захотел бы? Ради чего ему было отказываться от своих планов, ради Вернона Роше, презренного дхойне?

Тогда они разошлись, ограничившись взаимными угрозами, но сейчас Йорвет снова появился в его жизни, игра в кошки-мышки продолжилась. Мир снова наполнился красками. Охотничий инстинкт щекотал нервы, мысли в голове кружились каким-то лихорадочным роем. Несмотря на усталость, Вернон был возбужден. Расстегнув штаны, он несколькими быстрыми движениями довел себя до разрядки, но покоя это не принесло.

Роше вытер руку о покрывало и перекатился на другой край кровати, желая просто уснуть. За окном понемногу занимался рассвет.