Охота на эльфа +154

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, остальные пробегали мимо
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 109 страниц, 9 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Удивительная работа! 11 из 10» от MegA_BuM
«Восхитительная работа!» от Помидоролюб
«За непередаваемые эмоции! » от xxx..xxx
«Великолепная история! » от Джулиса
Описание:
Современность-АУ, в которой все тем не менее остались на своих местах. Роше и Йорвет все еще играют в кошки мышки, на этот раз полем для игры стало расследование убийства восьмерых нелюдей в лесу под Вызимой.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мысль, написать АУ по вселенной Ведьмака сначала показалась мне немного кощунственной, но я решила рискнуть. Надеюсь получится неплохо.
У текста есть продолжение https://ficbook.net/readfic/4773353

Часть 3. Кошки-мышки

11 февраля 2016, 00:36
Проспал Вернон от силы часа три. Он так и уснул в одежде под шум телевизора, и чувствовал себя совершенно разбитым. Душ и кофе немного привели его в порядок, но не подняли настроение. Раньше Роше бежал на работу подгоняемый охотничьим инстинктом, но то ли сказывался возраст, то ли это дело так влияло на него, но на работу он сегодня не торопился.

В офис Роше приехал с солидным опозданием. Такого с ним не случалось с тех времен, как капитану пришлось вылезать из окна своей больничной палаты на четвертом этаже, чтобы попасть на работу. В отделе царило странное оживление, центром которого был рабочий стол Тринадцатого. По субординации Роше следовало сначала пройти в свой кабинет, придать лицу строгое выражение и только затем выслушивать о подвижках и провалах подчиненных.

Субординация была безжалостно послана к такой-то матери, и Роше растолкал увлекшихся подчиненных, тоже проталкиваясь к столу.

- Докладывай.

Судя по лицу детектива, ему и самому не терпелось поделиться с капитаном своими достижениями, так что он тоже не стал тратить время на приветствие и официоз.

- Я, капитан, всю ночь не спал – думал.

- Похвально, - кивнул Вернон, даже не пытаясь скрыть сарказм в голосе.

- И вот, что я надумал. – Не смутился Тринадцатый, откидываясь на стуле и почесывая выглядывающую из под ворота рубашки татуировку. – Что надо проследить путь этих ребяток до заповедника. Камер на дорогах мало, но общий путь я проследить смог. А потом вытащил джекпот.

Тринадцатый запустил на своем компьютере видео, взглянуть на которое и сбежались остальные детективы. Камера снимала какую-то заправку; съемка была черно-белая с качеством, далеким от идеала. Но машину покойничков из заповедника Роше узнал сразу. Водитель, один из эльфов, - Роше хорошо помнил его лицо, оно было объедено утопцами не так сильно, как лица остальных, - пошел расплачиваться за бензин и, пока его не было, из машины вывалилось трое его друзей. Двое были краснолюдами, а вот третий… Слишком высокий для их брата, но слишком приземистый и крупный для эльфа. Судя по жестикуляции, он был пьян или обдолбан, и хотел буйствовать, а двое краснолюдов запихивали его обратно в машину. Звук камера не писала, но иначе происходящее было сложно трактовать. В результате им все же удалось впихнуть буйного товарища в машину, эльф-водитель вернулся и машина выехала за пределы «зрения» камеры.

- Не эльф и не краснолюд. – Вынес вердикт Роше. – Его трупа на поляне не было.

- Это значит…

- Это значит, что он или убийца, или свидетель. – Вернон закончил мысль и потер подбородок. Ему нужна было секунда, чтобы взять себя в руки. Почему-то когда Тринадцатый запустил видео, Роше не сомневался, что увидит Йорвета, но человек на записи им точно не был. – Езжайте на ту заправку, перетряхните там все, расспросите персонал. Бьянка, позвони в лабораторию, отвесь им пинков, пускай бросят все и ищут среди улик хоть что-то, что может принадлежать этому парню. Пусть попробуют распознать лицо на видео, и прогоните его через все базы.

Кажется, день начался не так уж плохо.

Уже сидя в своем кабинете и медитируя над чашкой кофе, Роше задумался о своей первой реакции на видео. Он ожидал увидеть Йорвета. Надеялся и одновременно опасался. Паранойя это или чутье? Вернон был человеком глубоко рациональным, умел действовать быстро и одновременно взвешено. Но все же в чутье и интуицию он тоже верил. И сейчас его интуиция говорила ему, что ответы скрываются не в неизвестном пока мужике с заправки, а в Йорвете. Не было ни одного доказательства или веской причины считать так, но Роше готов был съесть свою шляпу, если эльф к этому делу вообще никак не относится.

Или ему просто хотелось еще раз увидеть эльфа? Чтобы все между ними закончилось по-другому. Как угодно, но по-другому. Чтобы в конце их совместной истории стояла жирная точка, а не та непонятная херь, что там сейчас. Роше думал, что поставил эту точку еще четыре года назад, но то ли она размазалась со временем, то ли он все это время выдавал желаемое за действительное, и пары минут общения с эльфом хватило, чтобы все в голове Вернона встало с ног на голову.

- О чем задумался, Роше? – Вопросы у Бьянки были как всегда в лоб, и в дверь она снова не постучала.

- О знаках препинания. – Вернон отодвинул в сторону остывший кофе. – Что-то новое?

- Криминалисты облазили машину, собрав каждую подозрительную крошку и пылинку. Если исключить ту их часть, что является остатками краснолюдской жратвы, то остается много ДНК наших покойничков. Но есть кое-что и не их: ДНК двух женщин человеческой расы, три разных мужских, еще один краснолюд, низушек, шерсть двух разных собак и… хм, в багажнике нашли клок шерсти опоссума. Я думала, они тут не водятся.

- Бьянка, - Роше очень старался, чтобы глаза его не лезли из глазниц, пока помощница зачитывала список, - что это за херня? Они там, в лаборатории, что, хором, сука, на образцы чихали?

- Нет, - Неуверенно протянула девушка, еще раз сверяясь с отчетом. - Они пока прогоняют все образцы по базе, но разве это не след?

- Это охуенно много следов, - Роше потер виски. От недосыпа у него начала раскалываться голова. – И, кстати, про следы, Геральт тоже нашел след опоссума рядом с местом преступления, но значения этому не придал.

- Нелегальная торговля животными? – Кажется, Бьянка ухватилась за первую пришедшую в голову идею.

- Ага, вывезли зверька в лес на прогулку и на радостях перестреляли друг друга. Чего не сделаешь ради торжества угнетаемой дикой природы! – поморщился Вернон и тут же прикусил себе язык. Вообще он знал одного такого борца за все зеленное или ушастое. Но Йорвет еще не настолько съехал с катушек, чтобы убить восьмерых нелюдей ради спасения животного. Да, эльф был в своем роде маньяком, но на мелочи он не разменивался. Если спасать, то нелюдей в целом, если убивать - крупную рыбу типа того же Фольтеста. Хотя, кто знает, какие сдвиги произошли в йорветовом мозгу за это время?

- Мне нужно все еще раз обдумать.

Роше поднялся из-за стола и вышел из кабинета, даже не посмотрев на отчет в руках Бьянки.

- Роше, ты куда? – Конечно, Бьянка рванула следом, удивленная такой резкой реакцией.

- Займись опоссумом, Бьянка. Узнай, где их можно купить, как везут через границу, свяжись с таможенниками, у них есть отдел, который занимается исключительно контрабандой живности. Попробуй найти того извращенца, который купил бы опоссума в качестве домашней зверушки.

Роше быстро прошел через общий зал к лифту и зажал кнопку вызова. У него было что-то вроде предчувствия. Довольно иррационально, но он привык доверять своим чувствам - они почти никогда его не подводили. Только с чертовым эльфом. Сейчас предчувствие твердило, что Роше не видит всей картины. Десятки ничего не дающих улик лишь туманили взгляд, он упускал главное, что-то важное маячило на самом краю поля зрения, не позволяя себя разглядеть.

Нужно было вернуться в самое начало.

- Роше! – Бьянка догнала его, когда Вернон уже зашел в лифт, и придержала закрывающуюся дверь. Девушка выглядела разозленной и растерянной одновременно. – Какого черта?! Ты ведешь себя чертовски странно.

- Займись тем, что я велел сделать, мне нужно уехать на несколько часов.

- Роше!

- Твою мать, Бьянка! Это приказ. – Обычно самостоятельность Бьянки даже импонировала Вернону, но не в те моменты, когда она отказывалась выполнять прямой приказ и вела себя так, будто они приятели. – Позвонишь мне, если что-то узнаешь. И застегни блузку, ради Милэтели, все сиськи наружу!

Взгляд у Бьянки мгновенно стал очень злой и обиженный. Она еще припомнит ему это, Роше не сомневался, что она съест его мозг при следующей встрече. Но сейчас Роше просто надо было оказаться в одиночестве и проветрить голову. Освободить ее от захламляющих малозначащих фактов.


***


Машину Роше оставил на том же месте, что и в прошлый раз. Хотя земля уже достаточно просохла, можно было и дальше заехать. Но почему-то было важно повторить вчерашний путь. Вернон переобулся в так и не очищенные от грязи ботинки и пошел буквально по своим следам - благо подсохшая грязь отлично их сохранила. Слева от него земля отпечатала на себе каблуки Трисс, справа стелились на удивление неглубокие следы ведьмака.

Он дошел до поваленного дерева, возле которого они встретили Йорвета, и сделал небольшую остановку. Эльф ждал их здесь. Конечно, он знал, где они пройдут, но зачем вообще показался на глаза? Первым пошел на контакт с Роше, которого обещал убить. Пришел сюда встретить их на полпути и устроился на дереве с флейтой. Он был готов к тому, что Роше снова появится в его жизни, и решил провести первую встречу на своих условиях, хитрый сукин выблядок.

Подойдя к поваленному стволу, Роше провел пальцами по коре, будто надеясь найти там выцарапанную подсказку. Бесполезно, Йорвет никогда не давал ему подсказки и не стремился облегчить жизнь хоть на йоту.

Роше пошел дальше, чувствуя нарастающее напряжение. Только это чувство не было волнением или зовом интуиции. Ощущение тяжести на плечах, будто за ним следил тяжелый и недобрый взгляд. Кто-то крался за капитаном, беззвучный и недобрый.

Ощущение было такое, словно за ним наблюдает огромная, скользкая змеюка. Буравящий спину взгляд был убийственным и в то же время равнодушным. Лес продолжал радоваться солнцу и поздней весне, безмятежный в своем равнодушии к хищнику и его жертве. Только роль жертвы Роше на себя примирять не собирался.

Пистолет приятной тяжестью прыгнул ему в руку - маленькая машинка для убийства, единственный друг, достойный почти стопроцентного доверия.

- Йорвет, если это ты, то лучше покажись! – Роше повернулся так, чтобы за спиной был ствол дерева и снял пистолет с предохранителя. – Йорвет?

Наполненная звуками леса тишина давила на уши. Здесь, в лесном царстве Роше чувствовал себя не в своей тарелке. Его стихией был город, просматриваемые улицы, множество укрытий и лабиринт переулков в котором можно уйти от погони. Но это не значило, что в лесу Вернон был беззащитен. Кто бы ни следил за ним, ему придется поймать парочку пуль, прежде чем он доберется до Вернона Роше.

Через несколько самых долгих в жизни Вернона секунд напряжение схлынуло. Будто глаза, следящие за ним из чащи с такой жаждой убийства, закрылись. Или исчезли. Или Геральту стоит прочесать этот лес на предмет не только относительно неопасных утопцев.

Оставшуюся дорогу до поляны Роше проделал, продолжая сжимать пистолет в руке, хотя ничего такого больше не чувствовал. Он уже и не был уверен, что чувствовал чье-то присутствие, а не поддался внезапному приступу паранойи. Надо было все же взять с собой Бьянку, вот только она бы крутилась вокруг, не давая сосредоточится на собственных мыслях.

Поляна все еще была обнесена желтой полицейской лентой, хотя кого она тут предупреждала? Людей не было: все криминалисты, полицейские, егери и прочая потоптались и ушли, оставив после себя окурки и какое-то количество пластика в виде бутылок из под воды и пакетов для улик. Поляну перепахало следом от эвакуатора, который отбуксировал машины в полицейский гараж. В остальном… природа понемногу возвращала себе свои владения.

Роше похлопал себя по карманам, пытаясь нащупать пачку сигарет. Мысленно он воссоздавал в памяти место преступления. Вот тут стояли две машины - в грязи остались глубокие следы. Стояли рядом, а не напротив друг друга, как если бы приехали сюда на разборки. Водителя одной из машин убили прямо за рулем, он даже выскочить не успел. Несколько выстрелов прошили автомобильное стекло - оно осыпалось кусками и теперь его пытались собрать в лаборатории. Его убили первым, если он не успел убежать, но потратили на него уж больно много выстрелов. Обычно первым стреляют в того, кто ближе. Если, конечно, убийца не опасался, что сидящий за баранкой водитель успеет удрать. И еще тот краснолюд с двумя пулевыми, в грудину и спине.. Нарвался на пулю? Тогда зачем стрелять еще и в спину? Убегал и схлопотал пулю между лопаток? Но зачем его переворачивать и стрелять еще и в грудь? И куда делся тот девятый, которого засняли камеры на заправке?

Затянувшись в последний раз, Роше отбросил окурок в траву к его собратьям и услышал за спиной недовольный вздох.

- Ты не видел на въезде в заповедник табличку «Не сорить»?
Конечно же, это был Йорвет. Эльф стоял в нескольких шагах от Вернона и смотрел на него со смесью недовольства и презрения.

- Оштрафуешь меня? – Роше расслабленным жестом положил ладонь на кобуру. С Йорветом нужно было вести себя, как с диким зверем: не делать резких движений и, если понадобится, стрелять без малейших сомнений.

- Я мог бы. - Равнодушно пожал плечами эльф. – Но лучше тебе просто уйти.

- Йорвет, - стараясь изобразить на своем лице вежливую улыбку, Роше перенес вес на левую ногу, готовясь отпрыгнуть в сторону, если эльфу захочется потягаться в рукопашную. – Это мое место преступления. Не надо мне угрожать.

Какое-то время эльф смотрел прямо на него. Разглядывал своим зеленющим глазом, будто сравнивая с каким-то образом. Ноздри Йорвета слегка трепетали, как у животного. Но никаких лишних движений он не делал, только пальцы слегка поглаживали лежащую на плече лямку рюкзака.

- Скоро гроза будет. – Наконец-то произнес Йорвет. Фраза была явной провокацией: голубое небо было лишь слегка поддернуто слоем облаков, солнце припекало на радость всяким цветочкам-хуечкам, никакой грозы не было и в помине. Роше уже собирался высказаться на тему того, что раньше эльф умел врать правдоподобнее, но Йорвет уже развернулся и не говоря больше не слова направился к лесу.

Вернон плюнул ему вслед. В спину бы плюнул, если бы дотянулся.

Йорвет ни разу не обернулся, так и скрылся в лесу, практически сразу став невидимым в своем камуфляже. На самом деле эльф мог засесть за любым кустом и прямо сейчас целится Роше в голову, но давать волю паранойе было глупо. Если так пойдет и дальше, то психолога на следующей медкомиссии будет пройти нелегко.

Отвернувшись к лесу спиной, Роше снова попытался воспроизвести в памяти случившееся той ночью. Он ходил по поляне, пытаясь посмотреть на произошедшее под разными углами, представить себе все возможные ситуации, от разборки до нападения утопцев.

Ожидаемого катарсиса не случилось. Роше выкурил большую часть своих сигарет, стараясь бросать окурки в одну кучу, и все еще ничего не понимал. Случившееся просто не сходилось в его голове, будто у него были кусочки от разных пазлов.

Роше настолько погрузился в свои мысли, что не замечал проносившихся мимо минут, и пришел в себя, только когда крупная дождевая капля упала на кончик зажатой в его губах сигареты. Солнца не было. Голубых небес и птичьего пения тоже. За первыми каплями последовал раскат грома.

- Гроза, мать ее… - Тихо выдохнул Вернон, вспоминая задумчивый взгляд Йорвета. В солнечном свете единственный глаз эльфа был цвета листвы - Роше и забыл, что так может быть.

Гром взревел снова, намекая, что пора бы убираться, но фору он оставил не такую уж большую – через несколько секунду дождь волной опрокинулся на землю.

Путь до машины вышел дольше, чем Вернон рассчитывал, кажется, он свернул не на ту тропинку и заложил неплохой такой крюк по лесу. Вечер и гроза превратили прогулку в аттракцион на выживание, хорошо хоть можно было посветить себе под ноги мобильником. Гаджет отчаянно пищал, сообщая о низком заряде батареи. Удивительно, что вообще не сдох под таким дождем.

Когда Вернон вышел к месту, где оставил авто, то был уже мокрым насквозь. Телефон все же умер на последних метрах пути, но это было и не важно, Роше дошел до машины, хоть и увязал всякий раз в размокшей земле по щиколотку.

В первую очередь Роше отбросил на заднее сидение превратившуюся в унылый ком мокрой ткани шляпу и только потом завел машину. Нужно было убираться отсюда поскорее. Первые пару секунд это еще казалось осуществимым, потом колеса увязли намертво.

- Зараза, - Роше сильнее вдавил педаль газа и мотор джипа взревел, пытаясь вытолкнуть две тонны металла из грязи и дерьма, в которые превратилась дорога. Колеса прокручивались, разбрызгивая потоки грязи, но от этого машина будто еще сильнее проседала. Сколько Вернон ни выжимал газ, результат был по-прежнему нулевым, а дождь, казалось, усилился еще больше. Все же идея вернуться на место преступления была дурацкой, как и встреча с Йорвертом. Ничего, кроме плохого настроения и тянущей боли в груди, он из этой поездки не вынес; дело с места не сдвинулось, а теперь, похоже, еще и придется ночевать в машине.

Вернон от души заехал кулаком по приборной панели, пытаясь выплеснуть на нее часть злости. Пластик удар выдержал даже без треска, от чего Роше разозлился еще сильнее, хотя должен был наоборот порадоваться - машина-то казенная. Откинувшись на сидение, он сильнее врубил печку и обхватил себя руками, стараясь унять дрожь. Прогулка под проливным дождем наверняка аукнется ему в будущем головной болью и паршивым самочувствием, но альтернатив не было, только надежда на климат-контроль и Бьянку, которой он сам приказал искать чертовых опоссумов. Впрочем, девочка часто нарушала его приказы, может, и в этот раз попробует дозвониться до начальства и, не сумев, забьет тревогу. Или просто плюнет на осатаневшее начальство, и сидеть Вернону так до утра, если вообще от холода не сдохнет.

Тепло от печки заставило сведенные дрожью мускулы немного расслабиться, дрожь почти ушла и, Вернон сам не заметил, как умудрился задремать. Проснулся от щелчка открывшейся двери, выхватил пистолет и наставил его на усевшегося на соседнее сидение Йорвета даже раньше, чем осознал, что происходит и какого хера он сам делает.

- Хорошая машина. Служебная?

Йорвет и глазом не повел в сторону наставленного на него дула, провел мокрой рукой по передней панели и заглянул в бардачок. Его прикосновения оставляли после себя капельки воды, эльф тоже промок до нитки, пока добирался до машины.

- Да, так что не надейся, что ее не станут искать в случае моей смерти. – Предупредил Вернон, но пистолет все-таки убрал. – Чего приперся?

- Вообще-то помочь думал, но… - Начал Йорвет, но Роше не дал ему договорить, зная, что после йорветова «но» всегда идет какая-нибудь гадость и быка за рога надо брать сразу:

- Это можно! Машину подтолкнешь?

Йорвет наконец-то развернулся к нему лицом и ответил что-то на эльфском. Вернон этого слова не знал, но уверено парировал:

- Сам ты ублюдок.

Они замерли, прожигая друг друга взглядами, и Вернону даже показалось, что между ними воздух задрожал, но через секунду он понял, что это из-за выдуваемого печкой тепла.

- Мой дом недалеко, - наконец-то прервал молчание Йорвет. – Может, это не шикарные апартаменты полицейской шишки, но там тепло и есть горячая вода.

- Хера с два. – Роше никуда не собирался идти с безумным эльфом, который проходит главным подозреваемым по делу о массовом убийстве, пускай ни одного весомого доказательства этому так и не было.

На мгновение по лицу Йорвета пробежала странная тень, но возможно это снова из-за колебания горячего воздуха.

- Не угори тут, - сухо ответил Йорвет, прежде чем выйти из машины. Он почти сразу исчез в темноте и потоках дождя, будто его тут и не было, а все это Вернону только приснилось. Действительно, с чего бы Йорвету переться в дождь и холод за Верноном, звать его к себе и вообще вести себя, будто он адекватный член общества?

Роше пришлось дважды напомнить себе, что он подозревает чертового эльфа в массовом убийстве. На третий он все же не выдержал и выскочил из машины, отчаянно вглядываясь в темноту. Дождь заливал глаза, Роше честно мог сказать, что не видит дальше собственного носа.

- Йорвет! Йорвет, ты еще тут?!

Особой надежды на это у Роше не было, он вообще не знал, что заставило его вылезти из прогревшегося салона обратно в мерзкий холодный дождь. Эльф наверняка сразу же ушел, мысленно проклиная Вернона на всех языках сразу.

- Йорвет, мать твою!

- Не поминай всуе мою мать, уже столько раз тебя просил, - Эльф вынырнул из темноты совсем рядом с Роше, будь у него в руке нож, а душе - желание убивать, Вернон пополнил бы собой ряды местных покойников. – Что такое?

- Предложение еще в силе?

В темноте лицо Йорвета было для Роше лишь размытым светлым пятном, пересеченным провалом шрама; разглядеть эмоции возможным не представлялось. Возможно, Йорвет удивился, потому что медлил целую секунду, прежде чем его горячая ладонь легла Вернону на плечо и капитана потащили прочь от машины в полную темноту.

Роше понятия не имел, куда они идут и это приводило его в ужас. Не то чтобы он боялся, что Йорвет заведет его в чащу и бросит или столкнет в яму. Больше Вернона пугала полная потеря контроля. Он был слепым и глухим, и полностью под чужой властью. Для Вернона Роше, привыкшего контролировать все и вся, это было пугающим выходом из зоны комфорта.

Еще бы минута подобного похода в никуда и Вернон снова схватился бы за пистолет, просто чтобы напомнить Йорвету, что глупостей делать не надо. Ситуацию спас слабо забрезживший впереди свет, лившийся, как оказалось, из окон маленького домика, жавшегося одной стеной к скале и со всех сторон окруженного лесом. Они с Йорветом вышли к нему по лесной тропе - Роше наконец-то стал различать, куда ставить ногу, - но сраный эльф не убрал свою руку с плеча Вернона, даже когда света вокруг стало более чем достаточно.

Йорвет отпустил его, лишь когда затолкнул в дом, позволив Вернону проморгаться и привыкнуть к освещению. Первым делом капитан подозрительно осмотрел жилище своего любовника, не зная, что именно ищет: банду подельников, жаждущих его крови, склад оружия или, быть может, полусобранную атомную бомбу. Роше бы не удивился - это же Йорвет. Капитан даже немного разочаровался, не обнаружив при быстром осмотре ничего подозрительного. Дом как дом. Деревянный, уютный и обжитой. В камине горел огонь, большую часть гостиной занимал старый диван, на стенах были развешаны какие-то пасторальные картины, явно доставшиеся Йорвету от прошлого владельца - сам эльф украсил бы стены чьими-то головами. Над камином висели несколько красивых составных луков, один из них был явным антиквариатом. Из гостиной вело две двери - в кухню и спальню - насколько мог судить Роше. Возможно, склад оружия, бомба и вооруженные бандиты скрывались за одной из них. А возможно, все было не так очевидно.

Ну, ничего, при более тщательном осмотре наверняка удастся что-то найти, не зря же он пережил всю эту пытку ночным походом через лес.

- Ну, как? Уже решил, за что меня арестовать, цербер? – Издевательски протянул эльф, от которого не укрылся оценивающий взгляд Вернона. – Если нет, то не стой, раздевайся, ты промок до нитки.

Тут Йорвету сложно было возразить, ледяное прикосновение мокрой одежды стало особенно заметным в тепле. Роше по привычке потянулся к голове, собираясь снять шляпу, но рука хватанула пустоту – несчастный головной убор остался в машине. Хотя после такого дождя ее все равно можно было бы только выкинуть.

Вернон избавился от мокрой куртки и обуви, но лучше себя от этого чувствовать не стал - дождь промочил его буквально до трусов, мокрая ткань липла к телу и Роше снова начало трясти от холода.

- Ванна там, пройдешь через спальню. – Йорвет махнул в сторону одной из дверей. – Не вылей на себя всю горячую воду.

Сам эльф уже избавился от большей части своей одежды, выложил ее сушиться возле камина и теперь щеголял полуголым, в одних штанах. Повязку с головы он тоже стащил, Роше видел короткие волосы на затылке эльфа, топорщащиеся мокрыми перьями.

- Ага, - с некоторой паузой ответил Роше, торопливо отступая в ванную. Он уже и забыл, как Йорвет может выглядеть без всей этой мешковатой одежды, в которую себя упаковывал. У Вернона наверняка бы встал, если бы не было так холодно.

Мокрую одежду он побросал на пол в ванной, которая оказалась чертовски тесной и явно не рассчитанной больше, чем на одного. Видимо, предполагалось, что егерь не будет водить в гости заблудивших туристочек. Или это будут очень худые туристочки, явно мельче, чем Вернон Роше. Вернон сам не понял, с чего у него такие мысли. Наверное, горячая вода как-то странно воздействовала на его замерзший мозг, подкидывая картинки, где Йорвет оценивает вес и объемы отбившейся от группы туристки, решая спасать ее или помочь волкам: им тоже надо что-то кушать. Роше даже тихо рассмеялся, прислонившись лбом к выложенной кафелем стене.

- Над чем смеешься?

Спину обдало холодом, и в ванную вошел Йорвет, по-прежнему полуголый и охуенно провокативный. Да, «провокативный» -отличное слово. Роше не очень помнил, чем оно отличается от «провокационный», но, в общем и целом, Йорвету оно подходило.

- Съеби. – Очень дружески попросил Роше, отворачиваясь и слушая, как проигнорировавший его вежливую просьбу Йорвет стягивает штаны и кидает их в одну кучу к одежде Роше. Совсем как в старые недобрые времена.

- В колонке не хватит воды на двоих, а греет она очень медленно. – Пояснил эльф, плечом отодвигая Роше от потока горячей воды. – Не стесняйся, ты все еще в неплохой форме, хоть и перешел на более кабинетную работу.

- А ты, я смотрю, разъелся на егерских харчах, - отворачиваться больше не имело смысла, Роше уставился на бывшего любовника, отмечая, что Йорвет сейчас выглядит гораздо лучше, чем во времена его проживания во Флотзаме. Тогда у его банды фанатиков едва хватало средств на еду и Йорвет голодал наравне со всеми. Сейчас болезненная худоба пропала, эльф выглядел здоровым и полным сил, к татуировке добавились несколько новых завитков, но в остальном он не изменился, не состарился ни на день. У самого Роше в висках появились первые седые волосы. Бьянка утверждала, что ему даже шло!

- Новый шрам. – Йорвет потянулся к свежему рубцу на левом плече, но Вернон отшатнулся и эльфу пришлось убрать руку. Это было как-то неловко, Роше сам не понял, почему ушел от прикосновения. Просто сейчас это было явно больше, чем он мог себе позволить. Вернон выдержал пытку похода по темному лесу не ради возрождения прежних трогательных привязанностей.

- Я уже согрелся, - смущенно откашлялся Роше.

- Да ну? – Йорвет широко улыбнулся и опустил глаза вниз. Вернон был готов поклясться, что он рассматривает его пах, мысленно обозвал Йорвета провокатором и вылез из душевой кабины. – Чистая одежда на комоде. На кухне есть чай.

Роше торопливо кивнул, спеша покинуть наполненное паром тесное помещение, в котором было слишком много эльфа и старых воспоминаний в придачу. Ему все больше начинало казаться, что он зря все это затеял. Серьезно, что он собирался найти? Дневник Йорвета с записью «Дорогой дневник, сегодня ночью я убил восьмерых нелюдей, а трупы оставил утопцам»? Плохая была идея, мать ее, совсем плохая!

Он как раз успел переодеться в сухие домашние штаны и держал в руках футболку, с сомнением рассматривая принт «Я люблю деревья», когда Йорвет вышел из ванны. Мокрый и голый, с одним лишь полотенцем на бедрах.

- Ты что, соблазнить меня пытаешься? – Вернон закатил глаза, надеясь, что гордый эльф наконец-то оскорбится и прекратит разгуливать голяком.

- Получается? – Йорвет бесшумно сократил расстояние и теперь стоял совсем рядом. Вернон уже и забыл, что бывший любовник немного выше его, хоть и воспринимается более мелким из-за присущих всем эльфам изящества и худобы. Сейчас Йорвет едва не касался его носом, и иллюзия рассыпалась: Йорвет был немного выше Роше, куда старше и на порядок более безумным.

- Нет, ты мне противен. – Губы сами собой сложились в злорадную ухмылку - Вернон ничего не мог с этим поделать.

- Потому что боролся за свободу?

- Потому что пытался убить Фольтеста.

Это было главным камнем их преткновения. Роше на многое мог закрывать глаза, Йорвет прощал Роше то, за что другому дхойне уже вскрыл бы глотку, но покушение на жизнь Фольтеста стало тем, через что ни один из них не мог переступить.

- Он выжил, - равнодушно пожал плечами Йорвет, - твой обожаемый убийца нелюдей жив и баллотируется в мэрии. Наверное, напишет на плакатах, что-то вроде «Очистим город», проклятый дхойне.

- Заткнись. – Собственное спокойствие немного напугало Роше. Когда он был настолько спокойным, собеседники имели обыкновение превращаться в трупы. Не без помощи самого Роше, конечно. – Ты. В этом. Участвовал.

- Меня поражает твоя привязанность к этому человеку, Вернон. Хуже собаки, честное слово. – Йорвет презрительно скривился, от чего пересекающий лицо шрам обозначился еще сильнее. Когда-то Роше любил этот шрам; ему казалось, что он не портит Йорвета, наоборот придает его внешности именно ту изюминку, которая сводила капитана с ума.

Ничего с тех пор и не изменилось, грустно подумал Вернон, сжимая кулак и, коротко, без замаха, впечатывая его в правую скулу эльфа, так чтобы удар был из слепой зоны.

- A d’yeabl aep arse, - прошипел Йорвет, потирая место удара, - вам, дхойне, вообще плевать на законы гостеприимства.

- Не заговаривай мне… - Роше не договорил, поймав удар под дых, невольно попятился и рухнул на предательски упершуюся под колени кровать. Возможно, если бы не падение, он бы сориентировался быстрее и встретил следующий удар подготовленным, но чего не случилось, того не случилось. Йорвет в мгновение ока оказался сверху и добавил Вернону еще пару ударов в челюсть. Ответный замах он перехватил и прижал запястье противника к кровати. А второй рукой сжал горло Вернона.

- Я вспомнил начало наших отношений, - радостно улыбнулся эльф.

– Моя кровь горела желанием убить тебя, плоскоухий, и впервые за долгое время, я встретил желание такое же сильное и искренее, как мое. Мы с тобой этим похожи, minne. Искренностью.

К концу монолога Йорвета Роше уже почти ничего не соображал: эльф придушил его очень умело, не позволяя вырваться и перехватывая ту его руку, которой он мог добраться до последнего из оставшихся у Йорвета глаз. В начале отношений они действительно могли начать свидание с драки, но тогда Вернону страшно не было, а сейчас он уже не сомневался, что живым его Йорвет не отпустит - уж больно нездоровой ебанцой светился его взгляд.

Эльф перестал сдавливать его шею как раз тогда, когда мир в глазах Роше начал подергиваться мутной пеленой, и откатился в сторону, занимая собой вторую половину отнюдь не широкой кровати. Это был бы отличный шанс для контратаки, если бы Роше мог думать о чем-то еще, кроме того, как же это хорошо – дышать.

- Ебанутый хер, - наконец-то высказался Вернон. Других слов у него просто не было, но и желания уходить почему-то тоже. Лучше он доберется до пистолета и пристрелит сучьего эльфа. Только полежит еще немного.

«Немного» уже начинало затягиваться, когда Йорвет зашевелился на своей половине кровати, переворачиваясь на бок и прижимаясь к Вернону обнаженным телом.

- Ты жив? Я не сильно тебя?.. – Обеспокоенная ушастая морда нависла над капитаном, заслоняя ему обзор на прекрасный деревянный потолок и сбивая с мыслей о мести.

- Охуеть, Йорвет, ты сомневался, но спросил только сейчас? Почему еще полчасика не подождал, так чтобы я наверняка сдох? – Вернон коснулся рукой собственной шеи, представляя, какие роскошные на ней будут синяки.

- Тогда бы я просто выкинул тебя на поживу волкам, и моя жизнь снова была бы прекрасна, как и последние четыре года, - Йорвет улегся обратно, положив голову Вернону на плечо.

- Я могу уйти. – Разговаривать все еще было больно, и голос у Роше был больше похож на хрип простуженного моржа.

- Куда, плоскоухий? Там дождь.

Йорвет положил прохладную ладонь на шею Вернона, проводя большим пальцем по наливающимся следам. Это не было извинением или лаской, скорее Йорвет любовался на дело рук своих. Поставил очередного зазнавшегося дхойне на место. Молодец.

Роше уже хотел высказать ему это в лицо, но Йорвет опередил его, развернув лицом к себе и прижавшись губами к его губам. Поцелуй был коротким и сухим, но заставил только успокоившееся сердце Роше снова забиться быстрее.

- Я тут не для этого.

- Ага, ты приехал расследовать страшное убийство совершенное, по твоим прикидкам, одним странным эльфом с темным прошлым, к которому ты до сих пор испытываешь…

- Заткнись.

- …Теплые чувства. Как в плохом детективном романе. Вернон Роше – удивительный мужик-детектив. Смотрите на больших экранах с…

На этот раз, Роше заткнул его поцелуем. Эффективней было бы выстрелом, но он все еще лежал среди брошенной на пол в ванне одежды.

Поцелуй должен был заткнуть Йорвета, дать Роше время подумать, как ему выбраться из этой совершенно идиотской ситуации, когда он целует своего бывшего любовника - террориста-рецедивиста - в его доме, на его кровати. Голого. И ему все нравится.

В который раз за один долбанный день Вернон терял контроль над своей жизнью. Это бесило капитана, он любил быть хозяином положения, а не сдаваться на чью-то милость. Сейчас Вернон своей жизнью не управлял. Чертова выдержка рассыпалась в прах, и на что бы Роше ни рассчитывал, приходя сюда, все шло так, как решил Йорвет.

- Я скучал, - пробормотал Йорвет между поцелуями и немедленно полез доказывать это, запустив руку в штаны Роше и нащупывая его полувставший член.

- Не ври, длинноухий, когда бы ты успел? Для тебя четыре года - ничто; я б состарился и сдох, а ты бы даже не заметил, - Вернон откинулся на подушку, подгребая ее под голову и встречаясь с эльфом взглядом. Йорвет смотрел на него с совершенно нечитаемым выражением лица, закусив губу и продолжая работать рукой в штанах Вернона.

- Возможно, так бы оно и было, - задумчиво наконец-то ответил эльф и закусил губу. Не сдерживая какие-то слова, просто это была его привычка. От возбуждения Йорвет кусал губы, едва ли не до крови, а потом еще и Роше впивался поцелуями, и на утро рот эльфа выглядел ужасно по-блядски. Вернон однажды озвучил это наблюдение и потом сам ходил с разбитыми губами и сплевывал кровь.

- Хочу тебя. Разрешишь? – Тонкие, но сильные пальцы сжались на основании члена Роше, намекая на бесполезность возражений. Хорошо хоть яйца выкручивать не начал.

- Конечно, валяй, приятель, в любой момент, - преувеличенно-жизнерадостно, хотя и по-прежнему хрипло ответил Вернон, думая, что меньше всего ему сейчас хотелось бы видеть над собой лицо трахающего его эльфа. Разве недостаточно и того, что Йорвет практически поимел их отдел, пускай и в переносном смысле, умудрившись убить восьмерых и не оставить ни одной более-менее внятной улики?

Роше сел и поцеловал эльфа, обхватив его лицо ладонями. Поцелуй получился долгим: Йорвет, как зверь, чувствовал сомнение Вернона, но не торопил события. Он никогда не торопил, у него впереди еще была где-то приблизительно вечность, он мог потратить небольшую ее часть на их с Роше игру в кошки-мышки.

- Я, правда, скучал по тебе, - выдохнул ему в губы Йорвет, когда поцелуй наконец-то прервался. Его рука снова начала двигаться вдоль члена Вернона; эльф умело дрочил ему, и остатки здравомыслия покидали капитана с каждым сорванным хриплым выдохом. Оно и к лучшему: будь у Роше при себе здравомыслие и пистолет, он бы точно пристрелил выродка на месте, а без них он вполне мог позволить себе молча перевернуться на живот, подставляя Йорвету спину. И задницу. Мысль о том, какое он, Вернон Роше, позорище, быстро вылетела из головы, не найдя отклика в его сердце. Сожалеть о сексе с Йорветом – давно пройденный этап его жизни.

- Я говорил, что ты в неплохой форме, как для того, кто просиживает штаны в кабинете? – Пальцы Йорвета огладили напряженные мышцы спины и переместились на ягодицы. Эльф беззастенчиво лапал Вернона, наверняка собираясь наставить ему столько синяков, сколько мог. Мстительная сволочь. Роше только недовольно зашипел, когда его болезненно ущипнули за задницу, собираясь уже развернуться и всыпать Йорвету парочку тумаков, но не успел. Горячие тонкие пальцы скользнули ему между ягодиц, прикосновение ко входу заставило Вернона вздрогнуть и дернуться всем телом.

- У тебя есть кто-нибудь? – Йорвет спросил так тихо, что Роше едва расслышал его за шумом крови в собственной голове и не сразу нашелся с ответом:

- Моя работа.

- А, да, помню ее. Думал, вы наконец-то поженитесь после нашего с тобой расставания.

- Считай происходящее супружеской изменой. – С горькой иронией хмыкнул Вернон, зарываясь носом в подушку. Он совершенно не собирался делиться подробностями своей личной жизни с Йорветом и не хотел знать, успел ли эльф связать себя какими-нибудь отношениями за последние четыре года.

Следующее прикосновением было куда более влажным и настойчивым. Влажные от слюны пальцы толкались в сжавшееся кольцо мышц, Вернон кусал подушку, сдерживая болезненные стоны, прокатывающиеся сухими волнами по его многострадальному горлу. Инстинкт самосохранения все же пересилил гордость:

- У тебя нормальной смазки нет?

- Нет, терпи.

Голос у Йорвета был неприятно сухим и с ноткой злорадного садизма - у Роше мурашки пробежали по спине от этого тона. Черта с два он подставится эльфу, когда у того взыграло человеконенавистническое настроение! Вернон завозился, пытаясь понять, как ему выбраться из ситуации, в которую он сам себя загнал.

Тяжелая рука на загривке Вернона так же не порадовала совершенно - дело, видимо, снова скатывалось к драке. И Роше начинал ее совсем не в выигрышном положении, учитывая чужие пальцы в заднице и на шее.

- Не дергайся, плоскоухий, я пошутил.

Йорвет отстранился, отпуская его и переключая внимание на прикроватную тумбочку. Это был отличный шанс сбежать, предварительно дав эльфу в рожу. Роше даже заулыбался, настолько это напоминало те первые разы, когда они не знали, чего хотят больше – драться или трахаться.

Со смазкой дело пошло куда лучше, Йорвет разработал его задницу быстрыми, но не жесткими движениями, эльфу явно не терпелось точно так же, как и самому Вернону, который тихо стонал, отвечая на каждое движение и обдирая больное горло рваными выдохами. Йорвет бормотал что-то на своем языке, Роше даже не пытался вслушиваться, признания это или ругательства, не имело значения, лишь бы эльф продолжал трахать его пальцами, растягивая и лаская изнутри.

Эльфская речь стала совсем уж невнятной, Йорвет завозился на кровати, вытаскивая пальцы и крепко хватая Вернона за бедра. Роше с пугающей его самого готовностью поддался тянущим его вверх рукам, приподнимаясь и чувствуя, как член эльфа скользнул между его ягодиц.

Прикосновение горячего и длинного эльфского хера заставляло дрожать от возбуждения, Роше уже хотел, чтобы Йорвет его выдрал, как это у них бывало раньше, до потери сознания и синяков по всему телу.

- Давай уже, Йорвет, выродок эдакий, - Вернон обернулся, обнимая эльфа за шею и привлекая его к себе, скользнул языком по пересекающему лицо шраму и пустой глазнице, - давай.

- Нравится, что тебя трахает остроухий выродок, дхойне? – Йорвет скалился совершенно безумно, зеркалом отражая оскал любовника. Роше мог бы ответить, что-то колкое, но вместо слов просто двинул бедрами, снова проезжаясь ягодицами по твердому члену, напоминая эльфу, что все происходящее заводит его не меньше.

Йорвету пришлось снова положить ладонь на загривок Вернона и держать его, пока член входил в смазанную задницу. Роше трясло от удовольствия и полузабытого ощущения двигающегося в нем йорветового хуя. Когда эльф вошел полностью, он навалился на Вернона всем телом, снова прижимая его к кровати и обжигая ему ухо своим дыханием. Йорвет целовал его шею, делая это с нежностью, противоречащей его недавнему убийственному оскалу.

Протянув руку за спину, Роше сгреб короткие пряди на затылке эльфа, потянул за них, так чтобы Йорвет зашипел, отрываясь наконец-то от выцеловывания шеи любовника.

- Двигайся, - не терпящим возражения тоном приказал Роше. Умение приказывать и командовать не покидало его, даже когда они были в постели. Даже когда он был снизу. И Йорвет как ни странно подчинялся, возможно, потому что приказы Роше были отражением желаний их обоих.

Эльф огладил его по бокам и снова положил ладони на бедра, сжимая их до синяков и начиная двигаться. Жалость была Йорвету несвойственна: он двигался так, будто пытался компенсировать себе четыре года разлуки, натягивая захлебывающегося стонами Роше на свой член. Опыта ему тоже было не занимать: он помнил, как касаться Вернона, как трахать его так, чтобы несгибаемый капитан терял себя, подмахивая бедрами совершенно по-блядски, отвечая стонами и ругательствами на каждое движение. Сам Роше за четыре года почти забыл, насколько сильно он любил секс с Йорветом. Ни с кем другим он не испытывал этого огня, никому другому не показал бы насколько ему нравится, когда головка чужого члена распирает его задницу.

Первым кончил Йорвет, со всхлипом вжавшись носом между лопаток Вернона и впившись короткими ногтями ему в бока. Роше дал ему пару минут отдышаться, прежде чем перевернулся на спину, сбрасывая эльфа с себя. Йорвет сам выглядел затраханным: искусанные губы налились кровью, мокрые пряди налипли на виски и порозовевшие щеки. На Вернона он смотрел с каким-то рассеянным, доверчивым выражением лица, будто ждал чего-то. Вынести этот взгляд было невозможно, и Роше прижал любовника к себе, целуя отдающие железом и солью губы. Ему вовсе не хотелось, чтобы эльф смотрел на него так. Безумие, презрение, дикое желание, насмешка и одобрение - Вернон мог принять многое, но не это умоляющее, полное ожидания выражение глаз.

После поцелуя он молча надавил Йорвету на затылок, намекая, что надо бы сделать что-то со стояком самого Роше. Эльф послушно взял в рот, помогая себе рукой. И слава Вечному Огню, Мелитэле и всем кому только можно, что лица его в такой позе было не видно.

Как для благородного представителя Старшего народа, сосал Йорвет просто отлично. Вернон комкал в кулаке короткие пряди йорветовых волос, стараясь ненавязчиво задать нужный темп. Лишняя грубость, как он уже успел убедиться, могла привести к очень херовым последствиям. Эльф не отстранился, когда Вернон кончал, и сглотнул большую часть попавшей ему в рот спермы. Еще и губы облизал.

Роше со стоном закрыл глаза рукой, чувствуя, как выстраиваемый четыре года подряд мир рушится вокруг него. Привязанность к Йорвету всегда была нездоровой: лихорадочная страсть, которую он испытывал по отношению к эльфу, выматывала и заставляла терять жизненные ориентиры.

Предмет его тяжких раздумий завозился, укладываясь рядом и обнимая Вернона поперек груди. Влажные губы мазнули Роше по щеке, и капитан поморщился, отталкивая эльфа.

- Йорвет, ну куда лезешь? Мой член только что был у тебя во рту, - Вернон отстранился, усаживаясь на край кровати и обхватывая голову руками. Прекрасно, блядь, просто прекрасно. Это снова произошло. Как бы сильно они ни злились друг на друга четыре года назад, сейчас это снова происходит. Ничему его жизнь не учит? – Я в душ.

Йорвет ничего не сказал ему вслед, и Роше был ему за это даже благодарен.

Их вещи так и валялись грудой на полу в ванной комнате, наверное, промокнув еще сильнее, чем до этого. Вернее, вещи Вернона и джинсы эльфа, которые тот скинул, прежде чем бесцеремонно ворваться. Роше наскоро обмылся под еле теплой водой, но перекрывать ее не стал, воспользовавшись шумом капель, как маскировкой для своих действий. Джинсы Йорвета он аккуратно развернул, внимательно и быстро осмотрел их на предмет возможных улик. Бурое пятнышко въевшееся в шов возле колена с трудом поддавалось идентификации, Вернон поскреб его пальцем, но не мог с уверенностью утверждать, что это кровь. Даже если так, это могла быть кровь животного или самого Йорвета.

Роше и сам понимал, что хватается за соломинку, но его интуиция буквально вопила, что Йорвет знает о произошедшем больше, чем рассказал, хотя ни одного реального повода так думать у него не было. Возможно, это просто игры паранойи и он подозревает Йорвета, потому что не может не подозревать?

Так ничего для себя и не решив, Роше перекрыл воду, вытерся единственным висящим в ванной полотенцем и, прихватив из кучи вещей кобуру с пистолетом, вернулся в спальню.

- Ты долго, - Йорвет лежал поверх одеяла, держа в руках зажженную сигарету. Пепельница лежала у него на бедре, опасно кренясь и готовясь опрокинуться на кровать. Об это дурацкой привычке Вернон тоже успел позабыть. – Все нормально? Ничего не щиплет, не жжет?

- Нет, - Вернон с опаской прислушался к своим ощущениям. – Задница немного болит... А должно?..

- Ну, не знаю, но срок годности у той смазки уже год как закончился. – Йорвет был само смущение, Роше аж застрелить его захотелось.

- Сука ты эльфская.

- Я только сейчас увидел, честно. – Йорвет улыбнулся и прикрыл свой единственный зрячий глаз, видимо опасаясь, что Роше запалит танцующих в малахитовой глубине чертей. А вот его пустая глазница продолжала смотреть на Вернона, и зрелище это было пугающим.

- Я тебя этой смазкой накормлю потом.

Роше осторожно - не стоило забывать об опасно накрененной пепельнице, - занял «свою» половину кровати и отобрал у эльфа сигарету. Раньше Йорвет курил трубку, но, видимо, цивилизация наконец-то его догнала. Или не было денег на хороший трубочный табак.

- Так ты, что, все четыре года не?.. – Начал Йорвет, разрушая едва сложившуюся идиллию. Роше уже давно заметил, что многие проблемы в их отношениях в целом и в жизни Йорвета в частности были от того, что эльф слишком много болтал. И зачастую делал это слишком пафосно.

- Думаешь, мне не с кем потрахаться, кроме тебя? – Роше удобно устроился на плече сидящего эльфа и переставил пепельницу себе на живот, обезопасив таким образом и без того не блещущие чистотой простыни.

- У тебя вроде была какая-то блондиночка-стажерка, когда мы расставались…

Роше затушил сигарету и потянулся к пистолету.

- И мне всегда казалось, что Фольтест к тебе неровно дышит.

Щелчок снятого предохранителя, как заметил за долгие годы службы Вернон, обладал магическим действием. Например, мог заткнуть одного не в меру болтливого эльфа. Йорвет быстро ретировался в ванную, оставляя Роше в нагретой кровати, наедине с шумом грозы за окном. Вернон заснул под шелест дождя. Проснулся только когда под одеяло нырнуло голое, холодное, мокрое тело, и дрожащий голос прошипел ему в ухо:

- Всю горячую воду на себя вылил, дхойне!


***


Утро порадовало Вернона щебетом птиц. В городе, конечно, птицы тоже щебетали, иногда не давая засидевшемуся до утра за бумагами Роше вырвать у жизни честно заслуженные пару часов сна, но это не шло ни в какое сравнение с лесом, где чертовых птах было где-то примерно дохулион, и все они орали, как торговки на базаре.

- Вашу мать, заткнитесь.

Он спрятал голову под подушку, но ни о каких попытках уснуть и речи не было. Выбираться из кровати и встречаться взглядом с Йорветом было тоже совсем не радостным вариантом.

Самого эльфа в постели уже не было - успел смотаться куда пораньше. И наверняка сделать что-то противозаконное, это же Йорвет. Судя по звукам доносящимся из кухни, противозаконное эльф творил именно там и у Роше было немного времени, чтобы привести себя в порядок.

Постанывая и кряхтя, - задница болела терпимо, но неприятно, - Вернон поднялся с кровати, оделся в ту одежду, что дал ему вчера Йорвет и пошел в ванную. По тесной комнатке плавал водяной пар - видимо эльф был тут совсем недавно; с пола исчезли вещи Роше, и он искренне надеялся, что вредный сучий хер Йорвет не выкинул их в камин, предоставив любовнику замечательную возможность добираться до дома в, мать ее, гребанной деревьелюбивой футболке.

Вернон протер рукой запотевшее зеркало и едва не выругался, увидев свое отражение. Разбитая губа, черт с ней, но что эльф сделал с его шеей?! Отпечатки эльфийских пальцев были настолько четкими, что вздумай Роше обратиться в полицию (забавно, учитывая, что он сам - полиция) криминалисты оформят эти следы за пять минут. Бедрам и заднице и то повезло больше, а ведь их Вернон не показывает коллегам и начальству, в отличии от шеи.

- Ну, Йорвет, ну сукин сын, - прошипел Роше, уже мысленно предвкушая месяц тупых вопросов. Говорить, кстати, все еще было больно, в ближайшее время приказы придется отдавать очень тихим, угрожающим голосом.

Закончив оценивать потери и умывшись, Вернон направился в гостиную, мысленно проигрывая, что он сейчас скажет. Несмотря на то, что произошедшее без сомнений было ошибкой и не должно было больше повторяться, любые приходящие в голову реплики, которые должны были убедить в этом эльфа, не убеждали даже самого Роше.

Йорвет нашелся в гостиной. Судя по тяжелому взгляду и лежащему на журнальном столе, рядом с дымящейся чашкой кофе, дробовику, он тоже ждал серьезного разговора. Вернон открыл рот, чтобы начать одну из заготовленных речей и закрыл его обратно. Хотелось задержать этот миг неопределенности, отбросить на время все подозрения и обвинения, и просто полюбоваться на эльфа.

Гроза ушла, не оставив новому дню ни облачка, все было залито ярким солнечным светом, который пробивался в окна дома Йорвета, окрашивая все легким золотом. Золото будто подсвечивало кожу эльфа изнутри, а единственный глаз казался нереально зеленым. Сейчас даже изувеченная шрамом половина лица не мешала Йорвету выглядеть гребанным эльфским принцем. В солнечных лучах танцевал целый кордебалет пылинок, добавляя происходящему еще больше сказочности.

- Я хотел… - Начал Роше и невольно остановился, сглатывая горькую слюну по больному горлу.

- Сказать, что это ошибка?

Йорвет насмешливо приподнял бровь, кривя уголки губ. Только во взгляде не было ни веселья, ни грусти, ни безумия. Ничего. И дробовик лежал совсем рядом, добавляя сцене еще больше трагизма. Авансом так сказать.

- Хотел спросить, нет ли у тебя подзарядки от мобильника. Мой вчера умер.

Вот это заставило эльфа немного растеряеться. Он даже застыл на мгновение с приоткрытым ртом, явно собираясь выдать какой-нибудь тоже заранее заготовленный, но так и не пригодившийся ответ. Задумавшись на секунду, Йорвет пожал плечами и ушел на кухню. Вернон надеялся, что за подзарядкой, а не потому что ножи нравятся ему больше дробовиков.

Вернулся эльф с целой коробкой зарядных устройств, которую и вручил Роше. Судя по всему, эльф копил их не один год, не выбрасывая даже самые древние модели. Запасливый, как и всегда.

- Ну так… - Йорвет предоставил Вернону возиться с подзарядками в попытках подобрать нужную, а сам вернулся на диван к кофе и дробовику. – Есть у тебя кто-нибудь?

- Кроме работы? – Роше тоже очень хотелось кофе, но отбирать его у эльфа он не посмел, а сам Йорвет не предлагал. Наверное, не рассчитывал, что капитан задержится в его доме так надолго. – Есть женщина, мы не живем вместе, но встречаемся.

Вернон быстро глянул на эльфа, ловя себя на том, что кроме кофе хочется еще и сигарету.

- Тебе бы она не понравилась.

Прозвучало так, будто Роше всех своих пассий оценивает по принципу "понравились бы они Йорвету или нет". Эльф ничего не ответил и ситуацию спас сигнал начавшего заряжаться мобильника.

Хорошо, что несчастный гаджет пережил прогулку под дождем - остаться без связи было бы неприятно. Вернон набрал пароль, даже не пытаясь скрыть его от эльфа, и телефон запустился, с полминуты подключался к сети, а затем понеслось…

- Сука. – Выдохнул Роше, комментируя тридцать два неотвеченных вызова. Семнадцать было от Бьянки, пять от Трисс, три от Геральта, остальные – рабочие телефоны его команды. Один был от Фольтеста, от него же была смс:

«Завтра вечером доложишься по делу. Смерть - не повод для неявки».

Шеф был в своем духе, а вот смс от Бьянки были куда менее лаконичными, в основном она писала, что они что-то выяснили и Роше следует перезвонить ей срочно. Ей или Трисс. Или Геральту. Или хоть кому. Последнее сообщение от Бьянки было:

«Капитан, если вас похитили или убили, мы найдем этих сволочей и…»

Дальше шел поток отвратительных ругательств - где только набралась? Вернон присел на диван рядом с Йорветом, чувствуя безразличие ко всему происходящему. Отсутствие утренней дозы кофеина влияло на него не лучшим образом, например, ему не хотелось никому перезванивать, хотелось только вернуться под одеяло и спать, спать, спать.

- Мне на работу пора.

Роше убеждал скорее самого себя, но ответил ему Йорвет:

- Твои вещи я подсушил, могу проводить до машины.

- Когда ты успел стать таким заботливым? – Роше удивленно уставился на сидящего рядом эльфа. Эльфским принцем он ему уже не казался, но все еще был неплох. Совсем неплох, если игнорировать тот факт, что он пока главный подозреваемый в деле о восьми трупах.

- Я просто хочу, чтобы ты убрался, Роше. Желательно навсегда, хотя ты, как репей, - не отцепишься. Надеюсь, ты поскорее уйдешь и не будешь мозолить мне глаза хоть какое-то время.

- Грубовато, сука. – В других обстоятельствах Роше бы врезал Йорвету от души, но сейчас у него не было времени на драки, да и лицо его уже достаточно пострадало. – Но мне правда пора.

До машины эльф довел его довольно быстро: идти было гораздо легче, чем вчера, солнышко немного подсушило землю, хотя и недостаточно, чтобы машина Роше смогла выбраться из ямы. Йорвет добрых пятнадцать минут смотрел на страдания презренного дхойне, щедро раздавая ядовитые комментарии и совершенно не помогающие советы. Потом «вспомнил», что у него тоже есть служебная машина и он может отбуксировать Роше куда надо.

Вернону уже час как надо было быть на работе, когда он наконец-то выехал на нормальную асфальтированную дорогу и позвонил Бьянке.

- Капитан, вы в порядке?! Где вы были? – Без всяких «здравствуйте» начала девушка. – Мы уже начали волноваться, раньше вы на работу не опаздывали.

- Я был… - Действительно, где он был? Проводил встречу и допрос подозреваемого? Сидел в засаде? Добывал полезную информацию? – Занят. Что у нас нового?

- Вычислили еще одного типа, подельника тех восьмерых. Его трупа на месте преступления не было, хотя по свидетельствам очевидцев он уезжал на встречу вместе со всеми.

- Нашли? – След был слабым, но хоть каким-то.

- Почти! Почти нашли…

- Бьянка никаких «почти», нашли или н…

- Он допплер. Сейчас выясняем, нашли ли того, кого надо.

- Я буду на работе через час. – После паузы ответил Вернон и отключился. Нужно было заехать домой переодеться. Перехватить чего-нибудь по дороге. Сунуть голову в холодную воду, потому что холодный разум ему скоро пригодится.