Выбор Магии... 599

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Гарри Поттер

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Альбус Дамблдор, Драко Малфой, Люциус Малфой, Северус Снейп, Блейз Забини, Северус\ Гарри, Драко\?
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Флафф, Драма, AU, Первый раз
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Мужская беременность, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Макси, 189 страниц, 26 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Интересная работа! » от Мечтательница 95
Описание:
Чем может обернуться древняя традиция- обряд для двух, или нескольких непримиримых волшебников...

Посвящение:
Всем тем у кого хватит терпения дочитать мои работы. И моим бетам.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Битва при Хогвартсе была. Гарри Воландеморта укокошил. Но Северус Снейп и Альбус Дамболдор живы. Традиция проводится среди выпускников испокон веков.
Много ошибок знаю. Главы по несколько раз перечитываются. И я над ошибками работаю
Автором Первое Апреля был написан велеколепный стих по этой работе https://ficbook.net/readfic/4135587/11393889#part_content

Красная нить судьбы. Часть 4.

12 марта 2016, 18:15
      Снейп несся по коридорам школы с такой скоростью, что встречные ученики и преподаватели шарахались от него в стороны. Он не собирался слушать поздравления самых смелых и самых глупых, то есть его коллег. Зелье у него было давно готово. Он не собирался его использовать, просто его состав и сложность изготовления бросили вызов его мастерству. Северус победил и забыл бы об этом чудо-снадобье, если бы не вчерашний ритуал, снова разбивший его мир в вдребезги.

      Войдя в свою комнату, зельевар на мгновение замер. На его столе стояла и переливалась зелёным большая коробка, украшенная отвратительным розовым бантом. Снейп подошёл и первым делом проверил её на предмет проклятий и подобных штучек. Опасностей подарок не предвещал, как показала проверка, и Северус, уже зная от кого эта посылка (больше никому не пришло бы в голову ТАК вычурно упаковывать подарок), взмахом палочки развернул, по всей видимости, свадебный подарок и замер с перекошенным лицом. Малфою повезло, что он предусмотрительно не стал вручать его лично. На дне коробки лежал шелковый и невероятно дорогой халат… Гриффиндорской расцветки. Но это ещё было не все. Там же он нашёл баночку клубничной смазки и семейники из того же ансамбля, что и халат, только на красном эльфийском шелке сзади, золотыми нитями было вышито "Собственность Гарри Джеймса Поттер-Снейпа". Там же обнаружилась и поздравительная открытка. Северус не стал её читать: судя по подарку, там было сплошная пошлятина. Прикинул: хватит ли ему времени, чтобы навестить друга и вернуться к назначенному Гарри времени — выходило, что нет. Это настолько разозлило Северуса, что лёгкой и безболезненной смерти Малфой от него не дождался бы. Ничего, он ещё расквитается с этой белобрысой заразой! Изначально он отсылал Поттера, чтобы дать себе время успокоиться, и дать время своему мужу прийти в себя. Но сейчас Северус наоборот был на взводе. Направив палочку на подарок — не дай Мерлин это увидит Поттер, он же сгорит со стыда раньше, чем доберется до аристократичной шеи Люциуса, заметил поверх красно-золотых одежд деревянный продолговатый ящик, которого, он мог поклясться, раньше не было. Что ж, чары отстроченного перемещения, или Малфой, опомнившись, решил его задобрить. В деревянной коробке оказалось вино почти полуторастолетней выдержки. На бутылке обнаружилась записка со словами извинения за маленькую шутку, а также поздравление с браком и пожелание приятной ночи.

      Северус смял бумажку, и в это время сигнальные чары оповестили его о том, что к нему визитер. В растерянности он сгреб со стола подарок Люциуса и не нашёл ничего лучше, как сунуть его под диванную подушку. Предчувствие подсказало, что за дверью важный человек, и зельевар не вспомнил о том, что собирался уничтожить комплект при помощи палочки.

      За дверью переминался с ноги на ногу Гарри.

      — Что вы тут делаете, Поттер?!

      То, что вопрос он выбрал неуместный, а тон и вовсе неподходящий, зельевар понял по тому, как вспыхнули обидой зелёные глаза.

      — Простите, профессор Снейп, судя по вашему тону, я не вовремя. Я немедленно перестану маячить у вас перед глазами, но объяснять чиновнику, почему ваша, а заодно и моя брачная ночь, прошла врознь, будете сами.

      Гарри развернулся, чтобы уйти. Один Мерлин знал, чего ему стоило сюда прийти. И он не ожидал нарваться на такую встречу. Ему и так было страшно и неловко, а холодный тон лишил его последних крох храбрости.

      — Простите, я не ждал, что вы придете так скоро. Подарок Люциуса выбил меня из колеи… И я…

      Северус не привык извиняться, и чувствовал себя сейчас не в своей тарелке. Положение усугубляла близость Гарри и то, зачем он сюда пришел… Зельевар, отойдя в сторону, распахнул дверь и пропустил всё ещё обиженного и нервничающего подростка внутрь. Гарри сразу же принялся крутить головой, а Северус замер у дверей статуей.

      — У Вас довольно мило…

      Гарри понравилась обстановка. Мебель в темных тонах, книжные стеллажи, доверху забитые книгами. Зеленый с серебристой каймой ковер на полу. Заметив на полу ошметки упаковочной бумаги, Гарри сделал вид, что так всё и должно быть. Северус видел, что Гарри заметил не только не убранный в спешке беспорядок, но и бутылку вина на столике в окружении кусков оберточной бумаги и картона. И думал, что Поттер, наверное, считает его идиотом, раз его из себя вывел подарок в виде дорогого вина. Но лучше так, чем то, что он бы подумал, если бы на месте вина увидел первую часть подарка. Северус не слышал комментарий мужа на счет обстановки его апартаментов, но уловил, что Гарри ему что-то сказал, и сейчас корил себя за невнимательность. Рядом с этим парнем он становится рассеянным. Неловко было переспрашивать, но другого повода оборвать тягостное молчание он не видел, поскольку понятия не имел, как начать разговор с этим парнем так, чтобы окончательно не настроить его против себя, хотя понимал, что дальше — уже было некуда.

      — Я не расслышал, ты что-то спрашивал?

      Гарри обвел взглядом комнату и ответил честно.

      — У вас очень уютно.

      — Ты ожидал увидеть сети паутины по углам, спящих на потолке летучих мышей, жертвенный алтарь и гроб, качающийся над ним на золотых цепях?!

      Это был злой сарказм. Северус прекрасно знал, что говорят о нем ученики за его спиной. И ему стал неприятен удивленный взгляд зеленых глаз. Знал, что так он не наладит контакт, а наоборот — может все испортить. Но Поттер смог его удивить. Он улыбнулся. Немного нервно и несмело, но эта улыбка была адресована ему.

      — Нет, конечно. Максимум, на что хватало моей фантазии, когда я представлял Ваше жилище, — это огромный котел кипящего зелья и гору школьных эссе, которыми вы поддерживаете огонь под котлом. Ну, вместо дров…

      Тон Гарри был наиграно веселым, но и этого Северус не смел ожидать от этой встречи.

      — Почему ты пришел так рано? Я не думаю, что ты жаждешь того, что должно произойти. Я дал тебе время, чтобы ты мог вдоволь перемыть мне косточки со своими друзьями…

      — Спасибо, конечно, но я как-то читал в одной маггловской книге интересную историю, но никак не мог понять одну фразу. Как может быть ожидание казни хуже самой казни. А как только за вами закрылась дверь — понял то, что тогда автор имел в виду. Чем быстрее мы начнем подтверждать наш брак — тем быстрее закончим. А косыми взглядами и сальными улыбочками я могу "понаслаждаться" и завтра.

      Гарри словно идиот улыбался, стараясь быть вежливым и не вестись на сарказм, как советовала Гермиона. Нес какую-то чушь, хотя и не считал сказанное совсем бессмыслицей. Он действительно хотел скорее начать делать этого ребенка, чтобы быстрее закончить и, наконец-то, выдохнуть спокойно. Он не мог расслабиться с самого утра. А сейчас, как бы не бравировал, внутри его всего колотило от напряжения.

      Северус был согласен с Гарри. Подойдя поближе и внимательно посмотрев на стоявшего посреди комнаты парня, он понял, что Гарри сильно напряжен, что, впрочем, его не удивило. Коря себя за рассеянность, Северус позвал эльфа и попросил приготовить чай и что-нибудь перекусить. Он с утра не смог не то, что поесть, но даже выпить традиционную чашку кофе. Наверняка и Гарри тоже не завтракал толком.

      — Присаживайся. Я хочу позавтракать, составишь мне компанию?

      — Полагаю, что да, я со вчерашнего обеда ничего не ел. Но я не думаю, что смогу есть сейчас. Давайте закончим, то, что должны сделать. И потом можем вместе пообедать. Не думайте, что мне не терпится или чего-то подобного. Просто хочу поскорей закончить с этой нелепой свадьбой, или что там у нас сегодня было?

      — Брачная церемония. Я понимаю, что ты в ужасе от предстоящего и обещаю, что не причиню лишней боли… Для меня это тоже трудно…

      — Не говорите только, что вы тоже девственник?

      Северус замер и с недоверием уставился на сидящего напротив смущенного семнадцатилетнего героя, за которым ходят хвостом толпы фанатов. Но Гарри не стал бы врать, просто незачем. Теперь, после признания юноши, Северус чувствовал себя еще гаже. Неопытность Гарри выбила его из колеи окончательно. Гарри себя уже дважды предложил, и Снейп понимал, что это нелегко ему далось, а он даже не знал с чего начать, как подступиться. Сейчас же он чувствовал себя долбаным насильником. Гарри не хочет его, тут не надо и к Трелони ходить, и никогда не захочет. Его принуждают, ведь сам он, по своей воле, никогда бы не оказался в его постели.


      Гарри растерянность и молчаливость принял за положительный ответ. Поттер даже подумать не мог, что он у Снейпа будет первым, но так было даже лучше. Гарри поднялся и сел на диван рядом с новоиспеченным мужем. Зельевар наблюдал за супругом, не зная, чего от него ожидать. То, что сделал Гарри, он уж точно не ожидал. А юноша, не останавливаясь, быстро переместился к нему на колени, обнял за шею и поцеловал робким неумелым поцелуем, как бы пробуя на вкус, заставляя Северуса дышать через раз. Снейп млел от такой недвусмысленной позы и прикосновений губ, дарящих такие приятные ощущения.


      Зельевар поймал себя на том, что любуется своим спасителем и избавителем в одном лице ещё в начале учебного года. И не позволял себе не только глупых надежд, но и мечтать о нем. Однако над снами он не был властен. Северус понимал, просыпаясь утром, что все больше и больше влюбляется в этого мальчика. От этого больше злился, и злость выплескивал на Гарри, чтобы тот не приближался к нему. Северус видел, что Гарри начал испытывал к нему что-то вроде уважения, а зная гриффиндорский характер, начал бы испытывать муки совести за прошлые несправедливые обвинения и искать сближения. А Северуса уже к осенним каникулам вело от одного только вскользь брошенного на него взгляда зеленых глаз. Он боялся не сдержаться и выдать себя, или, в самом худшем случае, не сдержать свое желание в узде.

      Сейчас, целуя Гарри в ответ, чувствовать, как он прижимается к нему, обнимает его и отвечает на поцелуй, было волшебно, и так… словно глоток воды после жаркого дня. Вода приносит неземное удовольствие, но и усиливает жажду. Когда Северусу стало одних поцелуев мало, он, придерживая своего мужа под спину, опрокинул его на диван. Нависнув сверху и радуясь, что скинул с себя мантию ещё тогда, когда увидел подарок Малфоя, и сейчас в ней не путается, наблюдал за тяжело дышащим раскрасневшимся и таким соблазнительным мужем, который с зацелованными губами и блестящими от желания глазами выглядел ещё более восхитительно.


      Гарри был удивлен и шокирован. Он, конечно, не думал, что Снейп его от себя отшвырнет. Всё-таки им еще не таким нужно будет заниматься, но то, что он начнет отвечать с такой жаждой и напором, даже представить не мог. Как и того, что ему всё это так сильно понравится. А Гарри очень понравились и поцелуи, и такой Снейп, смотрящий на него с поволокой желания, возбуждающий и... красивый. Поттер никогда не считал его некрасивым или уродливым, и, честно, не понимал, что все так прицепились к внешности зельевара. Сейчас с припухшими от поцелуев губами и рассыпанными по плечам волосами, которые оказались необычно мягкими и шелковистыми, Северус выглядел очень привлекательно. А исходящий от него запах трав кружил голову. Гарри не понимал, почему он остановился и только смотрит, и начал нервничать. Может, он сделал что-то не так? То, что мастер зелий не девственник, стало очевидно. Это очень радовало: хоть один из них будет знать, что делать, исходя из личного опыта, а не из просмотров порно на чердаке Норы.

      — Что-то не так?

      — Так. Стараюсь прийти в себя…

      — Я не понимаю, разве мы не должны продолжить? Или для равного брака достаточно поцелуев? Может, я сделал что-то не так?

      Северус видел, что Гарри злится от того, что не понимает его реакцию, и от легкого разочарования, но нельзя терять голову. Брак следует закрепить как полагается, и про зелье нельзя забыть. А оно приготовлено ещё с раннего утра и находится в спальне. К тому же Северус видел выглядывающий из-под подушки кусочек золотисто-красной материи. Отличная напоминалка, куда он сунул чертов подарок Люциуса. Северуса это "отрезвило".

      — О зелье помнишь? Оно в спальне. И мы должны закрепить равный брак, а для этого ты должен знать, что нужно делать…

      Снейп покосился на подушку, которую Гарри задел, ерзая под ним и испытывая его терпение, и теперь было видно, что из неудачного тайника выглядывал не халат, а трусы.

      — …В спальне нам будет удобнее… Ты же не против?

      — Нет, но если помнишь, ты… Мне ведь можно на "ты"?

      — Да. Только давай в спальню.

      — Не возражаю.

      Гарри обнял Северуса, и зельевар его поцеловал, а позже помог подняться так, чтобы герой не видел из-за его груди диван. До спальни они дошли, целуясь и попутно набивая шишки и сбивая спинами углы и всю встречную мебель. На кровать пара рухнула в обнимку, не переставая целоваться и раздевать друг друга. Гарри никак не мог сопоставить свои ощущения и происходящее с именем человека, целующего его сейчас, и решил не заморачиваться. Ему хорошо, а обо всех странностях он подумает потом.


      Северус сжимал Гарри в объятьях и выцеловывал узоры на его груди. Рубашку гриффиндорца он успел расстегнуть еще на пороге спальни. Мужчина с трудом оторвался от желанного тела не менее желанного юноши и встал на колени на кровати. Разум плыл от желания, но они должны выпить зелье. Иначе брак будет недействительным, и всё бы ничего, но вот только их все равно заставят проходить брачную церемонию. Однако, если эта была частично магической, следующая будет только полностью магической, а это на всю жизнь. Северус не знал, почему Гарри сейчас отдается ему с такой страстью и смотрит с интересом и даже восторгом, но сказка может закончиться утром, и вряд ли герой обрадуется, узнав, что им не только придется все повторять, но они будут связаны нерушимыми узами брака на всю жизнь. Хотя они и так на всю жизнь будут связаны общим ребенком, от которого он отказываться не собирается. Заметив, что Гарри смотрит на его грудь покрытую шрамами, Северус поспешил застегнуть рубашку, которую гриффиндорец успел расстегнуть.


      Гарри не понравилось, что Северус все время отвлекается на что-то. Он понимал, что нужно принять зелье и сделать все как надо. Знать бы еще, КАК надо? Но ещё больше ему не понравилось, что зельевар начал прятать от него шрамы. Северус Снейп был вообще словно другой человек. Гарри даже подумал — нет ли у него брата-близнеца, но выкинул из головы эту идиотскую мысль после первого же поцелуя в шею. Юноша встал и подошел к мужу, молча забрал из рук края рубашки, которую он уже успел застегнуть на три пуговицы. Расстегнуть пуговицы было делом пары секунд, на то, чтобы распахнуть рубашку и за воротник со спины стянуть, потребовалось меньше полминуты. Гарри швырнул рубашку куда-то в угол, и понимая, что эти раны давно зажили, всё равно аккуратно положил ладонь на самый большой шрам, занимавший почти всю грудь.


      Северус не стал воевать с Гарри за рубашку. Пусть видит. Зельевар понимал, что сейчас от былого возбуждения Гарри при виде уродства его тела не останется и следа. Но Гарри повел себя снова не так, как от него ожидал Снейп. Поттер стал касаться его шрамов осторожно, сначала лаская их пальцами, а потом губами.

      Зельевар растерялся, он перестал понимать, что происходит? Для того чтобы закрепить принудительный брак, они… с Гарри делали ненужные вещи. Он, конечно, не был против. Куда там! Он о таком и мечтать раньше не смел. Северус начал верить, что все, что происходит, нравится Гарри. Словно ОН нравится Гарри. Северус видел, что мальчик и целует его с охотой, и принимает ласки с удовольствием, но ведь это его первый опыт подобного рода. И на его месте мог быть кто угодно. Физиология и подростковые гормоны могут заставить желать и Филча.


      Гарри, лаская шрамы, понимал — насколько сильный перед ним человек. Сколько он вытерпел и пережил, шпионя почти два десятка лет на Орден Феникса. Каково было играть слугу Воландеморта? Гарри точно знал, что не смог бы так. Этого мужчину он перестал винить во всех грехах и смертях как только понял, что он на их стороне. Что Дамблдор жив, Гарри узнал от директора за несколько минут до того случая в Визжащей Хижине, когда красноглазый урод натравил на двойного шпиона свою ручную змею. Впрочем, сейчас это было не важно. Гарри смотря в удивленные темные глаза, в которых плескалась нежность, понимал то, что пыталась сказать ему Гермиона после ритуала. Всё ещё может быть хорошо. Этот принудительный брак можно сделать настоящим, если знать, что есть, за что бороться. А Гарри теперь знал. За взгляд этого человека, полный любви, за его открытую улыбку и смех, за его объятья. И за всё, что сейчас происходит между ними. Возможно, Магия его вовсе не ненавидит, а видит то, что он из-за своей глупости и упертости не понимал сам.

      Гарри поцелуями дошел до желанных губ, но лишь только коснулся их, остановил зельевара, который собирался не только продлить поцелуй, но и перехватить инициативу. Северус растерялся, когда Гарри не дал сбыться его планам в отношении это поцелуя. Гарри обнимал его за талию и снизу вверх, и из-за разницы в росте, смотрел на Северуса спокойным, теплым взглядом.

      — Гарри…

      — Северус, поправь меня если я ошибаюсь, но я тебе не безразличен?

      Зельевар вздрогнул, и этим без слов подтвердил догадку Гарри. Герой лизнул ему шею и вновь посмотрел в глаза, в которых тепло и растерянность сменялись холодным безразличием. Гарри теперь знал, где Северус настоящий, а где маска, за которой он прячется, словно за щитом. Он наклонил голову, чуть отстраняясь, и втянул в рот сосок. И лишь когда услышал рваное дыхание зельевара, выпустил из плена чувствительный бугорок и вновь взглянул в глаза мужу, в которых снова плескалось желание.

      — Ты не ответил на мой вопрос.

      — А если так? Чего ты добиваешься?!

      Гарри, видя, что муж снова прячется за своей броней, втянул его в головокружительный поцелуй. Он уже успел научиться целоваться. Всё оказалось просто, особенно с таким учителем.

      — Нет. Не нужно прятаться. Маска хладнокровного ублюдка тебе не идет…

      — Гарри, чего ты хочешь?

      — Честно? Я сам ещё толком не знаю. Просто то, что сейчас происходит — мне нравится. И ты такой — тоже…

      — Какой "такой"?

      — Открытый. Который потрясающе целуется. Который любит меня.

      — Я не говорил, что люблю тебя…

      — И не надо говорить. Я вижу по твоим красивым глазам. По тому, как ты меня обнимаешь, и как целуешь…

      Северус разозлился. Он не любил, когда его загоняют в угол, а именно это и делал Гарри.

      — Где же была твоя проницательность последние полгода?! Когда я боялся к тебе подойти или бросить лишний взгляд, чтобы не выдать тебе свои чувства! Ну давай, смейся или, что ты там хочешь делать с этой новостью! Я схожу по тебе с ума! Почти с того времени, как ты меня спас! Я не понимаю, почему ты сейчас так смотришь и целуешь! Ещё утром ты ненавидел меня, а теперь хочешь, чтобы я тебе душу открыл? Так я уже это сделал! Я люблю тебя. Доволен?!

      Северус несильно оттолкнул растерявшегося героя и начал озираться в поисках рубашки. Сердце билось раненой птицей, а щёки горели предательским румянцем. Рубашку Северус нашел за кроватью…

      Гарри закусил губу, чтобы не улыбнуться. Теперь он был полностью уверен, что Магия не ошиблась. Северус был тем человеком, которого он искал. Он будил в нем такие эмоции, какие никто раньше не вызывал. Поттер подошел к мужу со спины и обнял, отбирая рубашку, которую тот только поднял с пола, но одевать не спешил. Северус чувствовал поцелуи на своей шеи и плечах. И успокаивался.

      — Гарри, ты сможешь когда-нибудь меня полюбить?

      Голос зельевара был глухим и усталым, он не столько задал вопрос вслух, сколько прошептал. Но Гарри всё равно услышал. Перестав выцеловывать узоры на спине мужа, он отстранился, кинул отобранную рубашку на кровать и обнял мастера зелий спереди, уткнувшись ему в плечо.

      — Нет…

      Гарри почувствовал, как каменеют плечи и обнимающие его руки, и поднял взгляд, виновато улыбаясь. В тёмных глазах застыл лед, и смотрели они поверх его головы в зачарованное окно.

      — … Я уже в тебя влюбляюсь. Мне так хорошо с тобой. Уютно. Спокойно… я такого ни с кем не чувствовал...

      Гарри провёл ладонью по щеке Северуса, видя, как отвечают его глаза. Северус захватил в плен ладонь Гарри и прижал к своей щеке, чувствуя его тепло, невероятное облегчение — и желание придушить мальчишку.

      — Поттер, ты смерти моей хочешь?! Сразу нельзя было сказать? Впрочем, я так и не услышал...

      Герой завладел губами любимого, а после возбуждающего поцелуя высвободился из объятий и отошел на пару шагов.

      — Ещё один такой поцелуй, и мы обойдемся без зелья. А ты мне так и не рассказал особенность подтверждения равного брака.

      Щёки зельевара вспыхнули румянцем, было ужасно неловко это говорить, но он знал, что Гарри сам бы не догадался. А ритуал брака надо закрепить по правилам, чтобы он мог по праву называть этого зеленоглазого волшебника своим мужем.

      — Ты должен будешь войти в меня, как я в тебя.

      Северус выскочил из комнаты, оставив своего молодого мужа шокировано глотать воздух открытым ртом. Через минуту он вернулся с бутылкой вина, подарком Люциуса, и двумя бокалами. Принесенное богатство Снейп поставил на тумбочку, стараясь не смотреть на Гарри: ему все ещё было неловко. Гарри уже справился с удивлением и лежал на боку поперек кровати, подперев голову рукой, и наблюдал, как зельевар с сосредоточенным видом что-то капает в бокалы с вином из небольшого флакончика, отмечая, что румянец не только не прошел, а стал ещё ярче, и это невероятно шло мужчине. Северус повернулся к кровати с бокалами, один из которых протянул мужу.

      — Мелкими глотками. Отдай дань вину: ему почти столько же лет, сколько нашему многоуважаемому директору…

      Северус понимал, что несёт чушь, но никак не мог перебороть волнения и смущение.

      — Предлагаю тост. За наш брак. За ритуал — и за любовь…

      Северус стукнул свой бокал о бокал мужа и залпом выпил вино, которого в бокале было всего на палец. Судя по тосту, Гарри тоже нервничал. И это, как ни странно, его успокоило.

      Гарри допил вино, поставил свой пустой бокал рядом с бокалом мужа и потянулся к застежке своих брюк. От рубашки он избавил себя ещё когда зельевар бегал за вином, которое на голодный желудок кружило голову словно карусель. Иными словами — герой сразу опьянел, но не до такого состояния, когда тянет петь песни и целоваться с котами, а до так нужного сейчас расслабления.

      Северус не спускал глаз с мужа, который, судя по его блаженной улыбке, захмелел и дразнит его стриптизом. Данное действие, несмотря на неопытность его любимого, будоражило кровь сильнее столетнего вина, вызывая из глубин все затаенные чувства и желания. Зельевар залез на кровать и навис над желанным мальчиком.

      — Дразнишь меня, мальчишка?

      Риторический вопрос зельевар закрепил поцелуем.

      — В вине же было зелье?

      — Да.

      — Значит, мы больше не будем отвлекаться?

      — Не будем, но…

      — Не волнуйся. Я только в зельях плохой ученик. А материал, который мне нравится, я усваиваю быстро. Особенно такой приятный… Только когда придет моя очередь, ты меня наставляй…

      Северус видел, что от вина Гарри поплыл окончательно, и начал зацеловывать шею мужа. Придется поспешить. Да и отпущенное чиновником на закрепление брака время подходило ко второй половине. Профессор был немного знаком с этим представителем власти, и знал о его маниакальной пунктуальности и бесцеремонности. Этот, в случае если они к его приходу не успеют закончить, подождет у кровати, образно выражаясь, со свечкой в руке.

      Все прошло великолепно. Как с одной, так и с другой стороны. Северус почувствовал сигнальные чары, поцеловал в плечо своего заснувшего мужа и, зайдя по дороге в ванную, накинул на себя халат, закутавшись в него почти с ног до головы.

      — Я не вовремя? Мне подождать?

      Снейп сделал вид, что не увидел масляной улыбочки и любопытного огонька в глазах чиновника.

      — Нет, что Вы. Вы как раз вовремя.

      Северус посторонился, пропуская министерского служащего в комнату.

      — А…

      — Мой муж спит. Его присутствие необходимо?

      — Конечно, но бодрствование не обязательно…

      Чиновник, имя которого профессор так и не удосужился вспомнить, помахал в районе его живота палочкой, довольно ухмыльнулся, заставив Северуса непроизвольно покраснеть, вспомнив свое подтверждение. Гарри был неопытен, но окупал все нежностью и осторожностью с лихвой. Он и подумать не мог, что отдаваться кому-то может быть настолько приятно и приносит столько удовольствия. У него это был первый опыт подобного рода, но точно не последний.

      — Могу я увидеть вашего мужа?

      — Меня не достаточно?

      Северус старался держать себя в руках, но ревностные нотки в голосе скрыть не смог, чем повеселил чиновника.

      — Конечно. Я должен быть уверен, что брак закреплен по правилам.

      Зельевар скрипнул зубами, вспомнив каким соблазнительным был его муж, когда он его в последний раз видел. Прикрытый тонким одеялом, с припухшими от поцелуев губами, с засосами на шее, плечах и там, где, слава Мерлину, не коснется похотливый взгляд старика. Растрепанный, спящий с довольной улыбкой на губах… Северус мысленно зарычал, чувствуя как от воспоминаний просыпается желание.

      Чиновник, проделав над героем те же манипуляции с палочкой, что и над профессором несколькими минутами ранее, наконец-таки ушел. Зельевар его лично проводил (читайте — выпроводил). Теперь он мог вернуться в спальню и… нет, будить своего спящего красавца он не собирался, но можно было теперь и самому в обнимку со своим сокровищем поспать. А уж потом, если возражений со стороны молодого супруга не будет (по состоянию здоровья), можно будет не спеша со всеми подробностями провести урок супружеского долга. Хотя, судя по тому, что вытворял этот, уже в прошлом, невинный мальчик, то неизвестно, кто у кого должен учиться. Как выяснилось, в постели Гарри терял стеснительность, был расслаблен, любопытен и находчив.


      Однако, обернувшись к дивану, за которым располагалась дверь в спальню, Северус спал с лица, после чего залился краской стыда, в уме прикидывая какие места будет откручивать Люциусу первыми, а какие оставит на последок.

      Гарри сидел на диване и крутил в руках самую маленькую часть шелкового комплекта. Его явно забавляла надпись, вышитая на той части трусов, что должна обтягивать попу. Его, Северуса, попу. Северус с ужасом смотрел, как, отложив деталь нижнего белья в сторону, его супруг раскрывает открытку, которую он даже прочесть не удосужился. О чем сейчас сильно жалел. Затаив дыхание, зельевар приблизился к герою, и в шоке уставился на обложку открытки. В прошлый раз он видел другую сторону, и на эту не обратил внимания, иначе бы точно уничтожил. Это была колдография. Северус пообещал, что когда будет убивать нынешнего главу рода Малфой, то обязательно из него вытрясет, где он взял эту фотографию. Неплохо было бы до кучи убрать и фотографа. На колдографии, ныне служащей обложкой открытки, был изображен он сам — семнадцати лет от роду, только что вышедший из душевой. Зельевар помнил тот ужасный случай, когда он, как всегда, купался последним, и кто-то спер из душевой всю одежду, включая палочку и полотенце, и ему пришлось бежать в комнату, прикрываясь руками. Теперь он знал, какая белобрысая сволочь это сделала, что не облегчало Малфою его участь. Самое противное было в том, что он не знал, сколько подобных снимков было у Люциуса. Северус, злясь на Малфоя и на себя за то, что проглядел тогда фотографа, выхватил из рук улыбающегося мужа открытку. Бросив взгляд на содержимое, Северус с трудом подавил желание немедленно отправится на расправу с другом. В открытке была инструкция по использованию того, кто был изображен на обложке. То есть его. Причем некоторые пункты были придуманы. Он никогда не принимал ванн с розовыми лепестками, и уж тем более, их не любил, как и есть на закате пирожные в форме сердечек. И это ещё самое безобидное, что он успел прочесть перед тем, как Гарри вернул себе открытку.

      — Гарри…

      Северусу было стыдно, хотя бы потому, что некоторые пункты были правдой. Он, к примеру, на самом деле обожал цветы, как и горький шоколад, и гулять под дождем, и пушистых животных… Северус решил, что убивать бывшего друга будет долго. В таких слабостях он не собирался признаваться никому, а тем более Гарри.

      — Я теперь понимаю, что вывело тебя из себя. Надо послать Люциусу благодарность за подарок. Хотя в открытке явно — половина неправда. Сомневаюсь, что ты любишь розовые ванны и встречать обнаженным рассвет. Но думаю, что некоторые нежности тут правда. Типа цветов, милых животных и дождя. Я, кстати, сам люблю дождь и животных. И цветы, если сам не копаюсь в палисаднике. И можешь не смотреть на меня так. Я тебе не верну фото. Ты его уничтожишь, а мне оно нравится: ты тут такой соблазнительный. А что касается надписи, так я с ней согласен, — Гарри продемонстрировал трусы, вернее, расписанную заднюю часть, где красовалась надпись "Собственность Северуса Тобиаса Снейп-Поттера".

      Северус смотрел в счастливое лицо любимого и думал о том, что Малфой только что получил помилование. Хотя фотографию он ему ещё припомнит, как и потерянные нервные клетки в связи с его подарком.
Примечания:
Serena-z. Отредактировано, но если увидите ошибки, пожалуйста исправьте с помощью публичной беты (если вы твердо уверены в своей правоте), или отпишитесь ЛС автору или бете.
stazy2. бечено.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.