BlastUp!

DC Comics, Юные титаны (кроссовер)
Гет
NC-21
В процессе
451
Пэйринг и персонажи:
Размер:
112 страниц, 7 частей
Описание:
"Я хочу стать супер-злодеем!"
Именно эти слова громогласно звучат там, где находится Джонни Рэтвинг - малоизвестный молодой авантюрист, недавно прибывший в Готэм.
Вооружённый лишь своими амбициями и немного извращённым чувством юмора, юноша бросается в бой против мрачных героев и пёстрых злодеев DC Comics, пытаясь заслужить славу величайшего негодяя на планете. Только вот одному простому парню никогда не справиться с этой задачей.
Посвящение:
Посвящаю хорошему автору, tutui, вдохновившему меня своей работой, для написания этого рассказа.
Примечания автора:
Сосредоточенное повествование от первого лица позволяет взглянуть на мрачный город глазами простого криминала, который знает правила этого мира и до ужаса боится супер-героев.
Работа задумывается не менее, чем на 300-400 страниц с обязательным выходом не менее 2-ух глав в месяц.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
451 Нравится 71 Отзывы 192 В сборник Скачать

Гамбит мертвеца I: Беглец в большом городе

Настройки текста
Примечания:
Последние несколько частей были напичканы экшеном, так что предлагаю всем расслабиться под тихий нуар и звуки ливня...
Композиции использованные в главе: (Dick Walter - Midnight Mood)
Окраины Готэма Поверхность над подземным Ульем Хайва. 06.10.20ХХ 08:34…       Утро было не из приятных.       Холодное октябрьское небо над головой уже некоторое время выдавливало из себя на головы всех живых существ настоящий осенний ливень. Высоко над тучами мелькали яркие вспышки молний, оглашая всю округу раскатами зловещего грома. Пронзительный холодный ветер бил в лицо, словно злой отец, немного перебравший в местном баре… На фоне всего этого «великолепного» зрелища природы, вдалеке возвышался величественный мрачный город Готэм. Его многотысячные огни притягивали к себе взгляды и проблемы различной степени важности, одной из которых я вскоре собирался стать. Даже с такого дальнего расстояния я без труда мог учуять смрад этой прогнившей утопии для криминальных авторитетов. Взойдя босыми ногами на небольшой холм, я расправил широко плечи и сделал глубокий вдох, позволяя этому «прекрасному аромату свободы» пронзить меня насквозь. Холодные капли ливня стекали по моему лицу, отмывая его от запёкшейся крови. Я наслаждался этим моментом от всей души. Мне было просто приятно после всех этих бесконечных коридоров подземного улья снова оказаться на воле. Кстати об улье… Я с мрачной ухмылкой на лице обернулся назад, пока мои уста тихонько отсчитывали последние секунды. — Три… два… один… Blast Up! — И словно по команде, заслышав эту фразу, земля под моими ногами резко содрогнулась, заставив меня немного пошатнуться. Далее только лучше: нарастающий подземный рокот, только становился сильнее и сильнее, до тех пор, пока, как это бывает в хороших немецких фильмах, не пришло время выплеснуть всё это наружу. И словно внезапно проснувшийся вулкан, ровный ландшафт местности разорвался с оглушительным грохотом, выпуская из своих недр громадный столб пламени. Словно заворожённый я наблюдал за этим зрелищем, с некоторым благородным трепетом, чувствуя, как по моей спине бегут мурашки. Оглушительный грохот полностью затмил стоящую непогоду своим пёстрым представлением. Наслаждаясь почти оргазмическими чувствами, я вновь повернулся к огням далёкого города, сверля его холодным взглядом. Глубоко из его мрака доносился странный и непонятный мне зов, словно манивший меня к своей судьбе. Заинтригованный и страшно уставший, я не стал терять время и заставлять его ждать. Сделав пару тяжёлых шагов по направлению к городу я ещё раз на мгновение обернулся назад, словно прощаясь с очередной главой из своей жизни, и теперь уже двинулся увереннее к своей цели, оставляя пылающую бездну подземного улья тлеть в своих огнях.

***

Готэм Отель «Дарк Плаза» Номер 131 06.10.20ХХ 08:33(Dick Walter - Midnight Mood)       В небе мелькнула очередная молния, на мгновение осветив роскошный интерьер довольно дорогого номера. Однако даже эта вспышка не избавила эту небольшую комнату от мрачной ауры, источаемой бледной девушкой, сидящей по-турецки в самом её центре. Её длинные розовые волосы, сейчас были распущены и аккуратно ложились на её голые плечи и стекали дальше по спине, прикрывая спину до лопаток. Усталые веки сейчас были прикрыты, скрывая за собой ярко-фиолетовые глаза с кошачьими зрачками. Небольшая, но красивая и изящная грудь монотонно вздымалась и опускалась обратно вниз, при каждом её глубоком вдохе. Потусторонний сумрак медленно обволакивал её разум, открывая ранее запертые двери, из-за которых слабым потоком сочились нереализованные магические возможности. Приложив побольше усилий, она ещё сильнее зажмурилась, пытаясь сконцентрироваться на задаче. — Ты черпаешь свою силу из земли, одного из четырёх изначальных элементов… — тихо шептали её уста во мраке — …Твёрдую породу, которую возможно понять, только столкнувшись с ней лоб в лоб. Ты должна принять её сущность, услышать её голос, что отдаётся тихим эхом в твоей голове. — Эти слова врезались в её память, постоянно напоминая, девушке о сущности её магии. Поза, в которой ей посоветовали проводить эту тренировку, должна была помочь ей расслабиться, но вот только чёрта с два. Ни фига не помогает… Ещё одно очередное усилие было приложено для покорения глубин магии. На лбу бледной красавицы выступил пот, а пальцы начало слегка покалывать. — Двери стоят пред моим взором, но они заперты на ключ, который скрыт глубоко во мне… - она медленно приоткрыла глаза и посмотрела на редкие фиолетовые разряды магической энергии, скачущие между пальцев. Вдох-выдох, вдох-выдох… «Сейчас перенеси всю эту энергию в одну точку и приготовься сжимать её…» — Давала она сама себе указания.       Медленно, каплей за каплей, девушка шла к своей цели. Прямо перед её лицом медленно рос небольшой фиолетовый шар тёмной энергии. Концентрация такой мощи в одной точке очень опасна, и не дай Бог, ей что-то сейчас помешает. Это почти что ювелирная работа. Сборка самодельной бомбы, по сравнению с этим… Громкий разряд молнии разорвал пространство в небесах и, в ту же секунду, далеко вдали раздался оглушительный магический зов, до самого своего основания пропитанный горечью и отчаянием. Джинкс прерывисто вздохнула от удивления и ровно на мгновение перевела свой взор на закрытое окно, а когда вернула его на место, то её поджидал неприятный сюрприз. Сфера начала терять свои очертания, беспорядочно стремясь в разные стороны. «Нет-нет-нет! Я так близка к дверям…» — внезапно энергия на секунду сжалась и ярко засияла фиолетовыми красками — «Ох, ё-о-ожик». Ба-бах!       Такого взрыва ведьма не устраивала уже почти четыре месяца. Вся комната просто взлетела на воздух, а саму её прибило к потолку ударной волной. Причёска была просто уничтожена, что уж говорить о новом лаке на ногтях. Брякнувшись на пол словно мешок с костями, она ещё пару мгновений лежала без движения. Пыль медленно осела на её столике, который теперь лежал к верху ножками. Стиснув зубы и тихо-тихо выматеревшись, она осторожно встала на колени. — Ненавижу!!! — проорала розоволосая, задрав голову в потолок, на котором чётко отпечатался силуэт её тушки. Выпустив таким образом всё своё негодование разом, она устало опустила руки и бросила взгляд полный тревоги на улицу. Ливень только усиливался, изо всех сил хлеща по стеклу. Замучено вздохнув, девушка поднялась на ноги и прошла к кровати, на которой лежал небольшой ультрабук, и с размаху бухнулась на прыгучий матрац. Электронный циферблат на часах сменил свою последнюю цифру, сообщая о том, что сейчас было ровно восемь часов и тридцать пять минут.       Промычав что-то бессвязное в подушку, Джинкс слегка повернула голову по направлению к её буку, открыла его крышку и нажала на кнопку включения. Яркий свет экрана резко ударил ей по глазам, заставляя ту раздражённо прищуриться. Спустя пару секунд устройство со всей присущей ему вежливостью попросило ввести пароль для разблокировки. Пальцы девушки с готовностью пробежались по подсвеченной клавиатуре, открывая ей доступ к последнему изображению, которое было на нём, до того как она его заблокировала. По стечению обстоятельств, этим изображением было раскрытое письмо из местного ВУЗа, а если быть точнее из Университета Готэма. Её глаза автоматически пробежались ещё раз по черным строчкам на белом фоне. «Уважаемая мисс Джинни Никс, мы с радостью готовы оповестить Вас, о том, что на вступительных экзаменах для поступления в наше учебное заведение Вы набрали необходимое количество балов и мы готовы принять Вас на первый год обучения…» Девушка устало выдохнула и перевернулась на спину, разглядывая тёмный потолок. — Джинни Никс… — слегка хрипловато проговорила она — Робин ничего не мог придумать поумнее чем странную анаграмму на моё прозвище? За эту половину года, которую ей пришлось провести бок о бок с Титанами, её нервная система, конечно, успела кое-как привыкнуть к их повседневному чудачеству, но не совсем. Просто представьте чего стоил один только Бист Бой! О, всемогущие тёмные силы… этот зелёный комок бесконечных проблем и плоских шуток просто заставлял её рвать волосы на голове. Ей уже начинало казаться, что он просто физически не может говорить больше трёх минут без идиотских каламбуров. О, а заскоки рыжеволосой принцессы Тамареана? Это же отдельная тема для психического расстройства. Когда Джинкс просто сидит, проводит небольшой ведьмовской ритуал по восполнению сил. Никого не трогает, а эта оранжевая бестия сверлит её взглядом сквозь замочную скважину. Эта инопланетная заноза в упругой филейной части тела нашей ведьмочки — самый большой параноик во всей галактике! Трудно жить, когда чувствуешь, как кто-то следит за каждым твоим шагом, и поверьте, с охранными системами Киборга это отнюдь не метафора. Порой, ей казалось, что даже в её ванне она не могла укрыться от взоров его механических глаз. И, да, этот кибернетический извращенец установил камеру в душе. Зачем?! Разве у него есть там… ну, «там» есть? Кхем, ладно… А вот, про Рейвен она не могла сказать чего-то плохого. Ровно, как и хорошего. Да, их силы неплохо так сочетались на поле боя, и они, как никто другой из той шумной компании, знали, чего на самом деле стоят пять минут тишины и медитации. Она была неплохой коллегой… ну, если только отбросить в сторону её чувство стиля. А так, у них сложились хорошие деловые отношения. Можно поспорить, что из них получился бы хороший девчачий дуэт. Самым приятным сюрпризом для неё оказалось добродушие Робина. Хоть она и была лидером в Хайв-Файв, но ей было ещё очень далеко до этого темноволосого паренька. Он единственный, кто доверял Джинкс во всём, по совершенно неизвестной ей причине, но её это очень радовало. Может он верил в искупление для злодеев, а может он был просто дураком, но именно его лидерские качества удержали её в этой команде.       После победы над Лигой Зла Джинкс довольно быстро втянулась во всё это геройское ремесло, и была довольно хорошим дополнением к команде Титанов… Однако эта «светлая» часть жизни не сразу притёрлась к ней, хорошенько погладив её против шерсти в течении первых нескольких месяцев. Мало того, что от клейма «злодея» трудно отделаться пред простым людом, так и замашки старые то тут, то там постоянно проскакивают. Девушка только и делала, что краснела на общих собраниях, когда Робин отчитывал её за то, что она в пылу сражения начинала использовать гражданских в качестве живых щитов, при борьбе с очередным супер-злодеем. Не учитывала степень погрома, который являлся постоянным спутником её разрушительных чар. Или был ещё довольно громкий инцидент, когда при спасении мэра Джамп-сити от террористов, она назвала того жирным куском денежного мешка, за то, что тот едва перебирал при побеге своими маленькими ножками. Короче, приключений хватало… до недавнего времени. За последний месяц все супер-злодеи так сильно забились по своим дырам или уже тухли за решёткой в злачных местах, стараниями доблестных героев, что этим же героям почти не осталось работы. Так что на очередном собрании команды было принято волевое решение: «Получить команде молодых супергероев столь необходимое образование». План заключался в том, что бы примостить всех Титанов в одно учебное заведение при помощи каких-то там связей Робина. По стечению обстоятельств единственная такая возможность была предоставлена только в Готэме. Так что в течении нескольких дней вся команда была транспортирована в этот мрачный город туч и нуара. Сказать, что Джинкс была по нраву эта затея, тоже нельзя было, хотя определённые аспекты ей вроде как даже и симпатизировали. Например: у неё никогда в жизни не было возможности спокойно пройти обучение даже в школьные годы, а попробовать хотя бы щепоточку нормальной жизни время от времени очень даже хотелось. Но с другой стороны… Джинкс на протяжении многих лет являлась тем лицом, которое ни раз, и даже ни два устраивала огромные проблемы для обычных граждан, а тот факт, что ей грозила возможность провести с этими «обиженными лицами» много совместного времени, намекала на некоторые трудности в личной жизни. Однако, скрепя сердцем она всё же решил на этого, хе-хе, «героизм» и морально настраивалась на предстоящие дни. Вот только ничего у неё не получалось… Терзаясь внутренними беспокойствами, девушка встала опять на ноги и пошла в ванну, приводить себя в порядок после собственного магического фиаско. В конце концов, сейчас было утро, а это самое подходящее время для чашечки крепкого кофе… который как раз подавали в милой кафешке напротив.

***

Готэм Трущобы 06.10.20ХХ 12:33…       Старенький проржавевший автобус медленно подъехал и остановился посреди пустого авто-вокзала. Его разгорячённый мотор издавал монотонное рычание с редким металлическим постукиванием, намекавшем на возможную внутреннюю неисправность. В ту же секунду, приглушённо скрипнув, боковая дверь начала неспешно отъезжать в сторону, выпуская наружу пассажиров. Но вместо них из дверного проёма резко вылетела армейская дорожная сумка, с грохотом падая на асфальт. И только после неё на воздух выскочила моя худощавая фигура, приземляясь в свете единственного одиноко горящего фонарного столба. — До-о-обрался! Фух, ну, наконец-то! — радостно воскликнул я, вознося руки к небесам. Стоя на ещё мокром после недавнего ливня асфальте, я закрыл глаза и шумно втянул воздух носом. — Ах… запах токсичных выхлопов, грязных канализаций и гор мусора… да, детка, именно так пахнет свобода! Здравствуй, цивилизация! Облегчённо опустив руки вниз, я немного размял затёкшие ноги, после длительного переезда и резко повернулся обратно к автобусу, показушно отсалютировал перепуганному до полусмерти водителю своей береттой. — Ну, вот видишь, мужик, хорошо же всё. А то ты весь заладил: «плати за проезд… плати за проезд». Тьфу ты! — Я театрально сплюнул и спрятал оружие, заткнув его за пояс. — И, да, спасибо ещё раз за кеды, а то больно холодно в октябре босяком ходить, так и простыть недолго. Ты бы это… — я участливо потыкал пальцем в сторону его ног — тоже бы, что-нить накинул на пятки, а то вон, совсем себя не бережёшь! Ладно, бывай!       Махнув тому на прощание, я бросил по сторонам пару быстрых взглядов, и, схватив свой багаж, отправился быстрым шагом в сторону ближайшего переулка. Огибая кучи зловонного хлама, я принялся насвистывать себе под нос весёленькую песенку из личного репертуара. Настроение этим днём у меня было просто великолепное! И даже недельный голод в сочетании с утреней пробежкой под ливнем не смогли сломить мой дух. А всё потому, что я, наконец, обрёл не только свободу, вырвавшись из жёлто-чёрных лап «H.I.V.E», но ещё и забрал у них кое-что стоящее. Моя рука сомкнулась в кармане вокруг добытой на уровне «Омега» флэшки. Перепрыгнув через пару спящих на каких-то грязных тряпках бомжей, я повернул налево и оказался прямо перед слабо сияющей вывеской «Сдаются комнаты! 10 $ за ночь!». Завидев эту мелькающую синими и зелёными цветами надпись, я почувствовал, как всё моё хорошее настроение резко улетучилось. Запустив руку в задний карман своих разорванных ко всем чертям джинсам, я извлёк наружу скомканную купюру и дюжину монет. «Гра-а-а! Восемь баксов и пятьдесят центов… Чтоб тебя Соломон Гранди могильным камнем, да по башке!». Пнув от досады мимо пробегавшую крысу, я прикрыл глаза пытаясь обрести внутренний дзен. — Так, спокойно, Джонни, возьми себя в руки и не сходи с ума, ты же всегда находишь выход, ведь так? — успокоил я сам себя. Быстро зашевелив своими шестерёнками в голове, я, как и полагает эксцентричному юноше, тот же час нашёл выход: на противоположной стороне дороги стояло несколько счётчиков для платной парковки. Победоносно оскалившись на весь свой не слишком привлекательный фейс, я схватил рядом стоящий мусорный бак и пошёл заниматься своим любимым делом — вандализмом. — Анархия, детка! — я поднял повыше своё вонючее оружие хаоса и обрушил его на этот беззащитный столбик. Раздалось громкое «крак!», а следом за ним и приятный звон падающих монет. — А они ещё в школе говорили мне, что насилие — не выход, хе-хе… Собрав достаточное количество валюты на ночлег и утренний кофе с булочкой, моё уставшее за время долгих страданий, тело отправилось в сторону временного пристанища. Это было старенькое здание, явно пережившее не одно супер-геройское сражение, о чём свидетельствовали чёрные пятна и длинные полосы от когтей невиданного монстра на стенах. Внутри было едва ли лучше чем снаружи. Все эти трещины на потолке, крошащаяся краска и противный запах плесени… фу! Пройдя чуть дальше, я наткнулся на местный аналог Джаббы Хата. Жирный до одурения мужчина сидел за стеклом в какой-то маленькой будке, окружённый ключами от номеров, усердно решающий крайне интересный кроссворд. Мне пришлось пару раз громко стукнуть по стеклу и положить на прилавок плату за номер. — Комнату на одного, будьте так любезны, — прошипел я сквозь зубы так, что бы сразу стало понятно: моя вежливость держится исключительно на соплях и молитвах грешников. Мужик в свою очередь не был впечатлён и смерил меня безразличным взглядом и с таким же безразличием швырнул мне в фейс ключ от номера, моментально погружаясь обратно в свой увлекательный мир шарад и загадок. Мне стоило огромных усилий подавить желание сломать одному надутому петушаре руку-другую. Но не сегодня… сегодня я был слишком уставшим. Лишь скрипнув зубами, мне ничего больше не оставалось, кроме как сплюнуть на пол, вежливо улыбнуться в ответ на такой «охеренный сервис» и попереться на пятый этаж — номер 69. «Ненавижу таскать тяжести! Вот реально. Поднимать свою грёбанную сумку на пятый этаж без лифта, фух, ненавижу!» Но всем мучениям приходит конец. И моим пришёл… Вот он я. Стою перед дверью, которая готова слететь с петель только от одного моего взгляда, что уж говорить могучем пинке супергеройского сапога, пришедшего по мою тощую задницу. Вердикт: не пригодно для базы. Но чем чёрт не баловал… Я ввалился внутрь и циничным взглядом критика осмотрел своё, кхем, «логово». «Что у нас тут есть? Ветхая кроватка, небольшая тумбочка возле неё, неработающий светильник, протекающая труба в углу и окошко, выходящее на улицу с видом на помойку. Мило. Я бы сказал, почти как дома». Моё бренное тело повалилось на кровать, которая, жалобно заскрипев, прогнулась почти до самого пола. — Мама, папа, просьба не будить… я заипался. И не успел я до конца произнести эту фразу, как провалился небытье…

***

Готэм Университетский городок 06.10.20ХХ 12:45…       Понурив голову, Джинкс молча шла вдоль высокой шипастой изгороди, скрыв своё лицо в недрах глубокого капюшона толстовки. Кофе не помог поднять ей настроение, и даже съеденный с ним вприкуску круасан оказался полностью бесполезным. Делать было нечего, так что она решила хотя бы издали украдкой посмотреть на то место, в котором ей вскоре придётся проводить львиную долю времени. Тревожный взгляд её прекрасных фиолетовых кошачьих глаз медленно следил за тем, как десятки молодых людей в студенческой форме передвигались вдоль и поперёк кампуса. Такая повседневная суета, обыденная жизнь и скучные радости рутины. Девушка не переставала спрашивать себя: для неё ли такая судьба? На протяжении восемнадцати лет она могла спокойно дать отличную отмазку в ответ на все свои злодеяния, что ей вообще не дали шанса на нормальную жизнь. Ну так вот он! Преподнесён ведьме на серебряном геройском блюдечке. Бери да кушай, кто мешает? Но вот её нутро только и делало, что трубило тревогу и недоверие ко всему этому. Просто старая привычка. Не более. Сильно задумавшись, она не заметила, как налетела на такую же капюшонную особу, не слишком следящую за тем, куда она прётся. — Ой! — Кратко вскрикнув, Джинкс оступилась назад и с лёгким удивлением посмотрела на маленькую фигуру в настолько громадной чёрной кофте, что её нижняя часть скрывала аж коленки своего владельца. На середине рукавов были специально сделаны прорези в районе локтевых сгибов, из которых торчали крохотные девичьи кисти. Неизвестная персона приподняла свою голову, скрытую таким же гигантским капюшоном, и слегка затравленно посмотрела на своё неожиданное препятствие мёртвым взглядом своих больших лазурных глаз. Ведьма могла поклясться, что никогда в своей жизни ни у кого не видела настолько выраженных и больших сонных синяков на лице. Эта девушка словно не спала с самого своего рождения. — Т-ты… в порядке? — Как-то не слишком уверенно поинтересовалась розоволосая у коротышки, одновременно протягивая ей руку. — Да. — Кротко бросила та, тихим замогильным голосом, самостоятельно поднимаясь на ноги, полностью проигнорировав любую помощь. — Х-хорошо… — Джинкс была полностью обескуражена этим столкновением. В полном недоумении она наблюдала за тем, как неизвестная студентка собирала вывалившиеся при этой «социальной аварии» тетрадки и ручки обратно в дырявую сумку, на которой заплаток было больше, чем на плаще папы Карло. Покончив со своей незамысловатой задачей, девушка развернулась и, даже не взглянув на бывшую супер-злодейку, молча прошла на территорию учебного заведения, задумчиво глядя себе под ноги. Проводив ту взглядом, ведьмочка резко встряхнула головой, освобождаясь от наваждения, и пробормотав что-то про ещё более странных личностей, чем она и направилась обратно в свой отель. А тем временем, загадочная девушка успела наткнуться уже на новое препятствие на своём пути — здоровенного парня, со сложением тела квотербека. — Привет, крошка Пенни! Как у тебя сегодня настроение? — Хоть его вопрос и был довольно дружелюбным, но вся эта доброта и забота была более чем наигранной и притворной. Поощрить его ответом она так и не решилась, только вот взгляд больше остекленел, говоря о том, что ей сейчас было больше по душе оказаться где угодно, хоть на закоулках собственного разума, но точно не рядом с этим здоровяком. Конечно, такое отношение тому не понравилось… — Эй, Андерс, я тут с кем говорю? Алё, есть кто дома, коротышка? — Его голос набирал издевательские нотки, и что бы подкрепить своё доминирование он начал постукивать костяшками пальцев по голове девушки. — Молчишь? Ну и хрен с тобой… — Всю его наигранную дружелюбность, как ветром сдуло — …главное смотри, что бы мой доклад по информатике был готов к понедельнику. А так, хоть язык себе можешь отрезать, мне без разницы. Эй, ты слышишь меня? — Полное безразличие его собеседницы, начинало бесить юношу, и тот протянул свою руку, что бы схватить её за плечо, но буквально за несколько сантиметров остановился. — Чем это Вы тут заняты, мистер Голдберг? — Оборвал его звонкий женский голосок из-за спины. — Б-Барбара… — голос юноши слегка дрогнул. — Да мы тут просто решали кое-какие деловые вопросы с ней. — Он обернулся на рыжеволосую девушку со спортивной комплекцией олимпийской гимнастки, придерживающей его своей рукой за локоть. — Да? — Переспросила та, голосом с ноткой сомнения — И это какие же у тебя могут быть дела с Пенни, м? Я надеюсь не те же самые, что и с Бобом пару недель назад? Что скажешь, Терри? — Взглядом её синих глаз сейчас можно было прожечь даже стальной лист, чего уж говорить про душонку одного напыщенного упыря из богатенькой семьи. — Я надеюсь, мне не придётся в очередной раз показывать тебе «на пальцах», что на нашем потоке так дела не делаются? — Её ладонь плавно соскользнула вниз по руке здоровяка и сжалась стальной хваткой на его среднем пальце. Здоровяк заметно побледнел при этих ощущениях, испытывая некие отдалённые фантомные боли, отдававшиеся глухим эхом в его памяти. Он поспешил отойти подальше от коротышки в балахоне, при этом крайне нервно улыбаясь. — Да нет, ничего такого, я тебя уверяю, мисс Гордон. Всё п-путём… пока! — пролепетав на одном дыхании эти очевидно лживые объяснения, тот последовал древним учениям мудрых людей и поспешил «не получить по шее». Рыжая девушка со стальным взглядом проследила за ним и разочарованно выдохнула, поворачиваясь к несостоявшейся жертве студенческого насилия. — Ты не должна позволять таким, как он ездить на тебе, Пенни, иначе они никогда не отстанут… — С заботой в голосе проговорила она. — Легко это говорить дочке комиссара полиции. — Резко парировала та токсичным тоном, полностью пропитанным желчью и ненавистью. — Тебе-то не следует бояться, что они посмеют тебя тронуть… не то, что дочери алкоголика, живущего на пособие по безработице. — Это не… я не… ты не… — Барбара быстро залепетала, перебирая весь свой словарный запас, но так и не смогла успеть подобрать необходимых слов, прежде чем, силуэт измученной девушки полностью растворился в толпе студентов. — Класс, Барб, сразу видно: лучшая ученица Тёмного Рыцаря. Навыки парламентёра просто на уровне… — отругала та сама себя.

***

Готэм Трущобы 07.10.20ХХ 01:23…       Когда я резко открыл глаза, убегая прочь из очередного кошмара, было уже далеко за полночь. На улице накрапывал мелкий дождик, несравнимый с утренним ливнем, однако всё равно вызывавшим определённое мрачное настроение. Сон на такой «прелестной» кровати у меня, естественно, не задался, поэтому проснулся я в крайне отвратительном расположении духа. Голова люто болела, а спину ломило так, будто меня прошлой ночью сбил бэт-мобиль. Что бы хоть как-то приободриться, я решил умыться. Но, похоже, горячая вода вчера серьёзно поругалась с холодной и, забрав свои вещи, отправилась отдыхать на Кубу. Короче, собрав яйца в кулак, я пару раз ополоснул лицо ледяной водой и поёжился от холода. Жрать хотелось просто неимоверно. Я уже с трудом мог припомнить когда нормально питался здоровой человеческой пищей. Но, прежде всего, надо бы заняться собой… Есть у меня такой ритуал: зарядка сразу после подъёма. Всё верно, каждый раз, прорывая глаза, я занимаюсь физкультурой, потому что кто-то однажды сказал: «В здоровом теле здоровая дурь», и его слова не раз спасали мою костлявую задницу! Сто отжиманий, сто пятьдесят приседаний, сто пресса. Вы можете мне не верить, но, когда ты выполнишь все эти упражнения, то почувствуешь себя королём. Этакое чувство превосходства над собой. Это меня немного разгорячило и вселило надежду на то, что этот день можно ещё спасти… Э-э-э, в смысле, уничтожить! Я же злодей, да! Окончив с, так скажем, «утренними ритуалами», я устало вздохнул и полуобморочной походкой направился прочь из своего номера, в поисках какой-нибудь дешёвой забегаловки. Закрыв дверь на замок, я поспешил спуститься на первый этаж и пройти мимо владельца этого пятизвёздночного хостела, не забыв предварительно сдать ему ключ от своих царских палат. Я бы собственно оставил бы его и при себе, но два ствола обреза, которые внезапно нарисовались в руке у «дядьки с ключами», отчётливо дали мне понять, что тут так не канает. Ну, что же, надо так, надо. Его дом — его правила.       Окончив с формальностями, я вышел наружу. Ночные улицы Готэма тут же встретили меня холодным ветром. А я хочу напомнить всем вам, что ещё с того самого момента, когда я проснулся в морге Хайва, на мне были только чёрные штаны, белый лабораторный халат и вонючие кеды шофёра автобуса, которые я раздобыл этим утром по приезду в город. В общем и целом, вашему красавчику Джонни было довольно холодно. Особенно под октябрьским мелким дождиком. Организм, сволочь, требовал никотина. Душа, падла, требовала алкоголя. Но среди этого состязания победа досталась именно желудку, жалобно урчащему всё это время. Волей не волей, а пришлось повиноваться его отчаянным позывам и поскорее отправиться на поиски еды. Денег у меня, конечно, было совсем немного. Фактически, я был бы счастлив, если бы мне хватило хотя бы на кофе с пончиком. Но, поживём — увидим. Пройдя сквозь несколько закоулков, я вновь оказался на авто-вокзале, куда меня привёз утренний автобус. Взгляд моих уставших глаз выцепил рядом стоящую заправку, рядом с которой стояло парочка байкеров. В моём мозгу промелькнула смачная идейка о том, что там могли продавать круглосуточно всякую придорожную хавку по низкой цене. Воодушевившись этой мыслью, я ускорил свой шаг и тут же оказался рядом с небольшим окошком, в котором маячила смуглая головёшка индусского хозяина заправки. Однако, похоже, что купить придорожный кебаб мне пока не очень-то и светило, так как один из байкеров явно был недоволен качеством своего бургера, о чём тот, не стесняясь в выражениях, рассказывал так, что бы его услышали аж в самом Стар-сити. — И ты называешь это чесночным соусом?! Да если я спущу на эту котлету, она и то будет обладать большим вкусом, чем сейчас! — Глаза мужика горели пылающей яростью и жаждой крови. Вот только это представление одного актёра было несколько… фальшивым. Хотя, должен признаться, он неплохо старался изобразить полное негодование. Я же сразу выкупил в чём дело: ему просто хотелось слегка «взбодрить» маленького индуса и нажиться парой лишней баксов, хорошенько припугнув того физической расплатой за испорченный ему вечер и желудок. — Но, Сэр, это лучший рецепт от моя мама! — Тревожным голоском и лёгким акцентом пытался защищаться смуглый паренёк. — Твоей мамы, говоришь?! — Ноздри полноватого мужика сильно раздулись, а к лицу прилило огромное количество крови, делая его похожим на взбешённую свинью (которой, по сути, он и являлся в данной ситуации). — Тогда вот что я думаю о ней и о её рецептах! К величайшему оскорблению и ужасу владельца заправочки, мужик, под одобрительный гогот своего друга, стоящего рядом, с размаху зашвырнул единожды надкушенный бургер в рядом стоящую открытую мусорку. — А теперь гони мне деньги за физический и моральный вред, который нанесла мне твоя святая мамочка-корова! Двадцать баксов! — Тридцать, тридцать! — Тихо подсказывал ему его друг, участливо подтыкивая того локтём в бок. — Э-э-э… да! Тридцать баксов! Гони быстрее! Или, я клянусь твоим Буддой, что разорву тебя и эту заправку ко всем чертям!!! — Изо рта мужчины уже летели слюни, от того, как он вошёл в свою роль жертвы. Но всё это меня мало волновало. Я тихонько подошёл к ним и без лишних слов извлёк обратно на свет выброшенный бургер. Он немного запачкался, а булочка, прикрывавшая верх котлеты и вовсе куда-то делась, но он всё ещё замечательно попахивал курочкой. С огромным наслаждением я впился зубами в него, оставляя позади все мирские страдания, наслаждаясь тем, как мой рот наполнялся всеми теми заветными вкусами, которые я ожидал почувствовать в таком незамысловатом, но вкусном блюде. Свежий листочек салата, хрустящий кармализированый лучок, нежный ломтик самого дешёвого сыра, слегка поджаренная котлетка из куриного фарша и, конечно же, фирменный соус мамы хозяина заправки, которая, готов поспорить, была крайне любящей и замечательной женщиной (это я её оценил так по вкусовым качествам). Мои глаза закатывались в полном экстазе при каждом укусе этого божественного творения американско-индейской кулинарии. Однако, заметив такую картину, байкер резко остановился на полуслове и просто замер в полном оцепенении, не то от моей наглости, не то вообще от того, на сколько беспардонно мог повести себя крайне голодный человек. Обратив внимание на его реакцию, я поспешил проглотить, очередной кусочек и поинтересовался: — Оу, прошу прощения, Вы собирались это доесть? — И да, это звучало настолько искренне и без издёвки, насколько это возможно. — Парень да ты чё… оборзел?! — Дар речи снова вернулся к нему и тот принялся искать конфликт уже со мной. — Ты платил за это?! Гони обратно мои деньги! — Он вытянул вперёд развёрнутую ладонь, требуя того, что бы я положил в неё что-то. Что же, не разочаровывать же мне человека? Проглотив последний кусочек и, со смачным причмокиванием, облизав свои грязные пальцы, на которых осталось немного соуса, я уже более осознанным взглядом посмотрел на красное и усатое лицо мужика. От него дико разило алкоголем, что давало мне очевидный ответ из трёх букв на вопрос: «сможем ли мы разрешить эту ситуацию мирным путём»? Оставался только один выход и, Бог мне свидетель, я не хотел этого. В одно мгновение моя рука выхватила из-за пояса пистолет, направляя его на пах противника, а палец инстинктивно уже нажал на курок. И, да, я понимаю, что стрелять на заправке — такое себе занятие, но я почему-то не задумывался над логичностью своих действий именно в тот момент. Скорее всего, я всё ещё пребывал в некой гастрономической нирване, после съеденного бургера. Раздался выстрел, за которым послышался довольно громкий крик, который больше походил на поросячий визг. Я же, в своё время, с глубочайшим умилением наблюдал за тем, как жиробас катался по мокрому асфальту, схватив себя обеими руками за пострадавшую промежность. — Что же, — начал я — мне просто хотелось проверить на сколько большие яйца у такого «храброго» мужика, который считает, что докапываться до маленького индусика это — реально благородный поступок. Что же, мой эксперимент показал, что яйки у тебя всё же были… да только вот нихера не стальные, иначе бы ты сейчас так не мучился. Ой! — Я слишком увлёкся своим монологом и совсем упустил из вида его дружка. А тот-то времени даром не терял и, схватив свою байкерскую цепь, бросился на меня в атаку. Быстро отскочив назад, я, повинуясь своим инстинктам, сделал пару нырков, избегая незамысловатых ударов цепью, а потом резко сократил дистанцию между мной и вторым байкером. В моих глазах мелькнул блядский огонёк наслаждения, внушивший трепет в моего противника. Отработанными движениями, мои руки перехватили зависшие в воздухе звенья цепи, и быстро намотали её вокруг шеи любителя байков. Дальше дело техники и времени. Мои мышцы налились свинцом, пока я с диким оскалом душил этого человека. Нет, я не собирался оставлять его в живых, мне это было просто ни к чему. Я просто наблюдал за тем, как его лицо медленно меняет свой цвет с красного на синий. И как из его глаз медленно утекает жизнь… Наконец, его тело обомлело и больше старалось сопротивляться мне, упав на колени. Однако, я не переставал душить его ещё как минимум секунд тридцать. Просто на всякий случай. Покончив с этим грязным делом, я разжал свои кисти, позволяя бездыханному телу полностью упасть в холодные лужи на земле. — Фух… — я театрально вздохнул и упёр обе руки себе в бока — … ты меня уж прости, парень. — Обратился я к замершему в полном оцепенении владельцу заправки. — Я тут немного намусорил и… как тебя там зовут? — Ба-Ба-Бальджит… — Запинаясь ответил тот. — Да, Бальджит, твоя мама готовит просто потрясающий фирменный соус, а это говорю тебе Я — огромный любитель различных соусов. — Мой указательный палец многозначительно поднялся в воздух. — А теперь, если ты не против, не мог ли бы ты приготовить мне своего фирменного индийского американо и продать во-о-он ту пачечку сигарет? — Д-да… это будет 8,95 $. Я недовольно скривился и посмотрел на него. — А за счёт заведения? — Учтиво поинтересовался я, облокотившись обеими руками о прилавок. — П-простите, мистар… — Рэтвинг. Джонни Рэтвинг. — Подсказал я ему. — Да, прошу прощения, мистар Рэтвинг, но на самом деле я не владею этой заправкой, а только подменяю своего дядю время ночных смен. Вы видите, он уже довольно старый и больной, а деньги-то нужны, так что… — Он окончил на полуслове, позволяя мне додумать часть его истории самостоятельно. — Студент? — Участливо поинтересовался я у него. — Д-да… в Университете Готэма. Мои родные были очень рады, что я единственных из трёх братьев кто смог пробиться туда на бюджетное место. Это единственный способ для такого как я получить образование, так как семья у нас не очень богатая. Подводя всё это, ещё раз прошу прощения, мистар Рэтвинг, но я не могу продать Вам кофе и сигареты за бесплатно… Я слегка проморгался. после его душещипательной истории у меня почему-то защипало в глазах. — Но знаете, мистар Рэтвинг… — внезапно продолжил щупленький индус — …мне кажется, что эти два уважаемых дженталмэна на земле готовы одолжить Вам всё, что у них есть в карманах. Готов паспорить, что у них хватит Вам даже на зажигалку. Я состроил довольно удивлённую моську. А парень-то мало того, что не из пугливых, так ещё и далеко не дурак. Не зря ведь смог поступить в местный университет. Быстро облазив карманы почившего байкера, я с глубоким разочарованием обнаружил у того только одну мелочь в заднем кармане. А вот новенькие берцы на его ногах мне сильно приглянулись, да и цепочка, которой он тут недавно размахивал, быстро перекочевала ко мне на штаны. Слегка обновив свой гардероб, я обернулся к тихо скулящему байкерскому евнуху. И разочарованно вздохнул. — Ты, чё, придурок, ещё не сдох? Дайка я тебе помогу… С этими словами теперь уже «мои» новые берцы пустились в дикий пляс по его многострадальной голове, до тех пор, пока вместо неё не осталась одна кровавая каша. Устало выдохнув и утерев со лба пот, я обчистил и его карманы. Теперь уже в моей руке замелькала бумажная банкнота с двузначным номиналом «10». Радостно улыбнувшись, я вернулся к окошку с индусом внутри. — Вот, прошу, Бальджит. И, это, посчитай туда ещё зажигалочку о которой ты говорил ранее… — Хорошо, мистар Рэтвинг. — Тот улыбнулся мне ослепительной улыбкой, совершенно не обращая внимания на то, что я на его глазах убил двух людей. Возможно он привык видеть подобное в Готэме, но мне почему-то казалось, что за всей этой маской добродушного паренька мигрировавшего из-за границы, скрывалась ужасающая тёмная личина, которая есть у каждого из нас, и которая была целиком и полностью согласна с моими действиями. Спустя пару минут он положил мне на прилавочек пару салфеток и пластмассовый стаканчик чёрного кофе. Следом за ними тут же нарисовалась пачка сигарет и простенькая зажигалка. — Только, мистар Рэтвинг, обещайте курить чуть подальше от заправки. — Слегка обеспокоенно попросил паренёк. — Хе-хе-хе… — Я хрипло рассмеялся — Не переживай мой восточный друг, устраивать Blast Up! я тут не собираюсь. — Мои уста аккуратно приложились к краешку стакана и с лёгким «хлюп» я сделал небольшой глоточек от горячего напитка. Мой взгляд забродил по сторонам, пока не упал на металлических коней почивший придурков. — Слушай, ты не хотел бы себе байк? — Слегка задорным тоном поинтересовался я. — О. нет, конечно, мистар Рэтвинг, избавьте меня от этого. Мне всё равно не нужны лишние проблемы. — Да ну брось, Бальджит, ты только представь, как круто ты будешь приезжать в свой студенческий кампус на таком монстре! — Я заговорчески подмигнул тому одним глазом. — Все девчонки будут в восторге, просто представь эту картину! И я увидел в его глазах, как тот представил себя в этой кожанке с шипами и крутых чёрных очках на лице, подъезжающий к зданию университета на дико рычащем мотоцикле. Видел, как в сердце этого мальчишки разжёгся индейский огонёк страсти. Того и гляди сейчас выйдет на середину улицы и начнёт танцевать и петь о своих чувствах под осенним дождём. — Да и дядя тебе подсобит с бензином, верно? — В-вы правы! — С неким азартом отозвался тот. — Конечно. И я отдам тебе один из этих байков, на твой личный выбор, если ты, в ответ на мою щедрость, заправишь один из них до упора и не расскажешь немного об этом своём университете. На лице у паренька появилась маленькая тень сомнения, но, сука, желание обладать здоровенным Харлеем было куда сильнее, чем простой здравый смысл, и тот, пару раз энергично кивнул. — Вот и славненько. — Я широко улыбнулся ему в ответ во весь свой малопривлекательный фейс. — А теперь касательно университета. Меня интересует: где и какая в нём охранная система, количество самих охранников и чем они вооружены. Плюс, когда у них происходит смена. Постарайся вспомнить всё, не упуская ни единой детали! Это очень важно… С этими словами я отпил ещё немного кофе и принялся выслушивать скомканный рассказ своего нового индейского друга.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты