Оборотные сказки +73

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
А может всё было наоборот? (с) "Людоед и принцесса" Генриха Сапгира

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ещё один эксперимент длиною в "насколько меня хватит".

идейный брат "Однострочных сказок" - https://ficbook.net/readfic/3957429

Оборот 13

4 октября 2017, 22:33
  Дети кидают в её окна ветки и камни, улюлюкают и смеются, ждут, когда она перегнётся через ставни и обрушит на них поток брани. Карманы и мешки наготове. Кто-то даже принёс старое деревянное корыто. Но она, конечно, держит язык за зубами — сорванцам надоедает, и они убираются обратно в город, через множество заборов, прочь с запретной территории.
  Молчание больше не дороже золота.
  Ей, говорят, повезло. К ней приезжают специально натренированные люди с прочными мешками и слушают её песни. Она ужасно поёт, но они всё равно слушают. Такая у них работа. Корона пользуется ситуацией. Должна же быть хоть какая-то выгода в этом ужасном времени, когда чума шагает по окрестным землям, и нет от неё спасения.
  Ей снится, как она умирает. Как кусок сапфира застревает в горле, как острые грани алмаза царапают внутренности, как розы расправляют шипы и впиваются в нёбо. Скорее всего, таким и будет её конец. Она не уверена — однажды после очень длинного слова из неё вытянули декоративный плющ с шипами и розовыми бутонами, и вот она, живая, с невидимыми шрамами, запертая в госпитале, где все хранят молчание.
  Ей выделили отдельную комнату — она говорит во сне. Просыпается, а на груди, шее, плечах — россыпь драгоценных камней, и никаких цветов или жемчуга.
  Интересно, как ещё могут выглядеть слова? Она видела, как сыпалась изо рта одной девочки пыль. Настоятельница заразилась и разговаривает снежинками. Может, умрёт от воспаления лёгких. Есть те, из кого тянут паутину, как из прялки. Иные давятся самими пауками.
  Её поят отварами, колдовскими зельями, заговаривают зубы — она подозревает, что все эти способы заведомо испробованы на других, кому повезло меньше. К ней ведь ездят люди в масках и тёмных плащах, с королевскими гербами на застёжках. Разве станут такую лечить?
  Привозят её сестру. Она это точно знает: слышит в коридорах эхо знакомого голоса. И шлепки. Жабы и змеи падают на каменный пол. Шмяк, шмяк, шмяк. Интересно, как скоро сестра её выговорит дракона, и они сбегут отсюда?
  Она экспериментирует. Скажет "вода" — падает омытый волнами кварц. Проговорит "слёзы" — падает горный хрусталь. Шепнёт "любовь" — выпадает такой ярко-красный камень, что не удержать в руках. Она прячет его под матрас.
  Приезжают люди в масках — Чумного Доктора и Красной Смерти. Время собирать урожай.
  Она произносит тихо "травинка" и давится острой нефритовой иглой. Срывает с гостей маски. Забирает плащ. Она почти уверена, что стоит её сестре выкрикнуть "свобода", и сквозь её плечи прорежутся перепончатые крылья.
  Её ищут по следу из янтаря — она смеялась и пела, убегая. Сестра её бежала молча. След обрывается у открытого окна.