За грехи мои тяжкие 335

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Камша Вера «Отблески Этерны»

Пэйринг и персонажи:
Ричард Окделл/Рокэ Алва и все прочие, Ричард Окделл, Рокэ Алва, Валентин Придд, Эстебан Колиньяр, Марсель Валме, Марианна Капуль-Гизайль, Людвиг Килеан-ур-Ломбах, Альберто Салина
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 254 страницы, 83 части
Статус:
в процессе
ООС Ангст Юмор Мистика Повествование от первого лица Hurt/comfort AU

Награды от читателей:
 
«Ваш Ричард - самый лучший!» от Дэлия де Кресси
«За очаровательного Рикардо.» от Sarentis
«Потрясающая работа» от Ледяное сияние
«Que esta bien!!!» от murka muy muy
«За самого лучшего Ричарда!!! » от murka muy muy
«Отличная работа!» от murka muy muy
Описание:
О том, что выбор спутника мною сделан неправильно, я понял в тот миг, когда развернувшийся ко мне лицом Альдо, как-то нехорошо усмехнулся и глаза его сверкнули лиловым… Твою же кавалерию! Ну почему некоторых не учит ничему не только жизнь, но и смерть? Ричард Окделл – ты идиот!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Тема довольно избитая, знаю. Но все же меня понесло в эти дебри... И чем я после этого лучше Ричарда?

Начала так, но возможно пейринг и рейтинг будет меняться по ходу действия.
В эпизодах с высоким рейтингом участвуют персонажи достигшие совершеннолетия.

Глава 10

26 марта 2016, 09:46
Уговаривать нас Валентину долго не пришлось. Не успел я опомниться от удивления, как меня подхватили и потащили к выходу. Это было сделано без единого слова, в полной тишине. Создавалось впечатление, что Альберто и Паоло общались между собой без слов. Однако размышлять об этой странности мне теперь было недосуг. Помощь пришла неожиданно, и упускать такой шанс я был не намерен, а потому, несмотря на боль, прилагал все усилия, чтобы живее переставлять ноги и как можно скорее выбраться из проклятой галереи. Призраки могли появиться в любой момент, а нам нужно было к этому времени покинуть их мрачную обитель. Альберто и Паоло тоже спешили, но вероятно, мотивы спешки у нас были разные. У двери, рассеивая мрак свечой, нас спокойно ждал Придд. Валентин... ну надо же! Добравшись до двери и не оглядываясь в холодную и зловещую темноту, мы выбрались в коридор, а Валентин, не говоря ни слова, сунул в руки Альберто свою свечку, а сам, стараясь не звенеть тяжелой связкой ключей, запер дверь галереи. И где взял только? Я вдруг поймал себя на желании обнять нашего спасителя, но вовремя воздержался, представив насколько это будет странно и неуместно смотреться в глазах моих товарищей по заключению, а еще, вспомнились мерзкие намеки Колиньяра из-за которых и заварилась эта каша. — Идемте, господа, — Придд обернулся и окинул меня холодным взглядом, — Ричард, вы можете идти? Сказано это тоже было прохладно и чрезвычайно официально, но кого он хотел обмануть? Возможно, южане на это купились, но я точно знал, что Валентин волновался за меня и свой дерзкий поступок совершил только ради спасения друга. Откуда узнал только. Хм… интересно, воруя ключи, он подписался графом Медузой? Спрут терпеливо ждал ответа, и я, отвесив себе мысленный подзатыльник, призывая Ричарда Окделла собраться и выбросить из головы праздные мысли, улыбнулся Валентину и кивнул. — Отлично, тогда нужно поспешить, — Придд забрал у Салины свечу и повел нас по темному коридору. Альберто шел следом за ним, а Паоло продолжал меня поддерживать, не отходя ни на шаг. Я шагал исправно. Странность заключалась в том, что во мне обнаружился скрытый резерв сил. Морщась от отдающей в ребрах боли, я делал уверенные широкие шаги, почти не отставая от Альберто. Больно. И пусть. Зато так мы быстрее окажемся подальше от галереи. Я шел, радостно думая о том, что с каждым шагом идущий рядом Паоло оказывается все дальше от угрожающей ему беды. О том, как отреагирует на наше бегство Арамона, думать не хотелось. Сейчас мне хватало лишь убеждения, что ни Альберто, ни Паоло не выдадут выпустившего нас Валентина, остальное было неважно, как и то, откуда Придд узнал о случившемся и как умыкнул ключи. Впрочем, у Спрута была потрясающая способность творить чудеса, прикрываясь именем великолепного графа Медузы. Мы дошли до конца коридора и Придд притормозил. — Куда мы теперь? — спросил Салина, остановившись рядом с Валентином. — По своим комнатам, — усмехнулся Придд, — полагаю, спать на голом полу в холодной галерее, это вовсе не то, чего заслуживают герои, отлупившие унара Эстебана и его прихвостней. Вы отправитесь к себе, а я помогу Ричарду добраться до его кельи. — Полагаю, мы должны поблагодарить вас, Валентин, — сказал Паоло. — Ну это уж как вам заблагорассудится, — сухо заметил Спрут, но при этом кинул на меня вполне себе теплый взгляд. Я не смог сдержать улыбку, и мой друг кивнул, принимая ее как заслуженную благодарность. — Мы благодарны вам за помощь, — просто и искренне сказал Альберто, — вот уж не думал, что ее можно было ожидать от вас, Валентин. — Я заботился в первую очередь о Ричарде, — пожал плечами Придд, игнорируя удивленные взгляды южан, но потом все же уточнил, — до меня дошло известие, что ему сильно досталось, но наш дорогой капитан, как и следовало ожидать, проигнорировал тот факт, что Дикону нужно внимание лекаря. Я не мог оставить пострадавшего друга в беде. — Друга? — не скрывая удивления, с возникшим вдруг ехидством, спросил Паоло и, прищурившись, уставился на Валентина, — неужели вам знакомо такое понятие, Придд? — Мы, Люди Чести, своих в беде не бросаем, — холодно ответил Придд кэналлийцу, игнорируя свою озвученную в этих стенах фамилию. — А из курса недавней истории мы знаем, что это не так, — парировал Паоло, снова прихватывая мои руки и неосознанно притягивая меня к себе, — у меня складывается даже ощущение, что в ваших кругах кинуть Окделла на произвол судьбы считается особым шиком. — История, про которую вы говорите не более чем фикция, — зло фыркнул Придд, — Ричард мой друг, что бы вы по этому поводу не думали, а потому желание выручить его из беды совершенно естественно. — С такими друзьями и враги без надобности, — не унимался Паоло, крепче прижимая меня к себе. Нет, вы только посмотрите на них! Не будь все так серьезно, я, наверное, рассмеялся бы. Создавалось впечатление что Валентин и Паоло вот-вот сцепятся из-за меня, или вызовут друг друга на дуэль, прямо тут. Нашли время, Леворукий их задери! И сказать-то ничего не скажешь! Но нужно было срочно что-то делать, еще одной драки я бы точно не пережил. К тому же, сейчас ссорились друзья, и это было неприятно. Потому, я мягко отстранился от кэналлийца и шагнул в сторону коридора, отчаянно жалея об отсутствии голоса. Уж я бы им сейчас сказал — обоим! — Так, господа, сейчас не время для подобных дискуссий, — Альберто словно услышал мои мысли и полностью с ними согласился. Он посмотрел на Валентина и серьезно, почти торжественно произнес. — Позвольте высказать вам нашу признательность, Валентин. Обещаю, что впредь я не буду столь резок в суждениях о ваших качествах. Я ошибался. Я обернулся и глянул на Придда. Тот замер и пристально вглядывался в улыбнувшегося, вдруг, Салину. А потом без намека на обычное равнодушие сказал: — Я вас услышал, Альберто. И могу сказать только одно — все взаимно. Это, конечно, было чудесно. Да и сцена могла у меня вызвать лишь умиление, но… Мы все еще торчали посреди ночного коридора, совсем недалеко от галереи. Нужно было бежать отсюда, а они… Я сердито топнул ногой, привлекая к себе внимание. Эй, ребята, может довольно уже расшаркиваться, давайте убираться отсюда? Все трое обернулись в мою сторону. Я указал рукой на лестницу, которая вела на обжитую территорию поместья. — Ричард прав, — сказал Паоло, — не стоит нам тут задерживаться. Далеко нам уйти не удалось. Почти поднявшись по лестнице, мы лицом к лицу столкнулись с бледным и встревоженным отцом Германом, который, судя по всему, направлялся, так же как и в прошлый раз, выручать пленников старой галереи.