За грехи мои тяжкие 335

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Камша Вера «Отблески Этерны»

Пэйринг и персонажи:
Ричард Окделл/Рокэ Алва и все прочие, Ричард Окделл, Рокэ Алва, Валентин Придд, Эстебан Колиньяр, Марсель Валме, Марианна Капуль-Гизайль, Людвиг Килеан-ур-Ломбах, Альберто Салина
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 254 страницы, 83 части
Статус:
в процессе
ООС Ангст Юмор Мистика Повествование от первого лица Hurt/comfort AU

Награды от читателей:
 
«Ваш Ричард - самый лучший!» от Дэлия де Кресси
«За очаровательного Рикардо.» от Sarentis
«Потрясающая работа» от Ледяное сияние
«Que esta bien!!!» от murka muy muy
«За самого лучшего Ричарда!!! » от murka muy muy
«Отличная работа!» от murka muy muy
Описание:
О том, что выбор спутника мною сделан неправильно, я понял в тот миг, когда развернувшийся ко мне лицом Альдо, как-то нехорошо усмехнулся и глаза его сверкнули лиловым… Твою же кавалерию! Ну почему некоторых не учит ничему не только жизнь, но и смерть? Ричард Окделл – ты идиот!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Тема довольно избитая, знаю. Но все же меня понесло в эти дебри... И чем я после этого лучше Ричарда?

Начала так, но возможно пейринг и рейтинг будет меняться по ходу действия.
В эпизодах с высоким рейтингом участвуют персонажи достигшие совершеннолетия.

Глава 35

26 июля 2016, 12:57
— Да что с вам не так, Ричард? — на меня, не моргая, смотрели рыбьи глаза коменданта, в которых я с удивлением вместо ожидаемой злости увидел какую-то обреченную усталость. — Беря вас в оруженосцы, я надеялся, что это будет взаимно приятно. Я был другом вашего отца, потому не мог позволить себе оставить вас на произвол судьбы… «Лучше бы ты не лез в мою судьбу» — раздраженно ответил я ему мысленно. — Так почему же получается, что вместо ожидаемой от этого сотрудничества пользы и достоинства, я постоянно оказываюсь в не самых приятных ситуациях? Вы можете мне ответить на этот вопрос, молодой человек? «Потому что ты самовлюбленный урод, которому одинаково наплевать, как на меня, так и на моего отца, другом которому ты никогда не был» — ответил я ему, все так же в мыслях, не отводя взгляда, возможно впервые с того момента, как я принес этому человеку клятву. Может, довольно уже изображать из себя робкого полудурка? Килеан вздрогнул и, наконец, моргнул. Похоже, то, что он увидел в моем взгляде, ему совершенно не понравилось. Ну, конечно, куда приятнее иметь дело с тем, кто покорен и послушен и не может выдержать гневный взгляд своего эра более пяти секунд. — Молчите? Я усмехнулся и пожал плечами, мол, конечно, молчу, я же немой. — Ричард, — Килеан вздохнул и положил мне руку на плечо, — давайте попробуем начать все с начала и постараемся быть более внимательным друг к другу… Я едва сдержал злую улыбку — видать Лионель сильно приложил эту снулую рыбину. Вон заговорил о внимании. Да еще таким тоном, что я ощутил прилив благодарности к капитану Лионелю, которого прежде считал скользкой гадиной, прогнувшейся под Ворона и Дорака. Эмиль мне был симпатичен, особенно во время Варасты, Арно я считал своим другом, а вот с Лионелем я близко не сталкивался, но со слов эра Августа старший Савиньяк был страшным человеком. Теперь я видел, что это действительно так — Лионель, подобно Ворону, терпеть не мог Людей Чести. Эр Людвиг ждал моего ответа. Я, прижав все свои мятежные желания послать его к Леворукому, через силу кивнул. Встать сейчас в позу было бы красиво, но умно ли? Достаточно того, что Килеан видел мой злой взгляд, очень нехарактерный для тихого Окделла. Нет, нужно продолжать вести свою игру, не вызывая подозрений. Если у этих крыс оно появится, закончиться для меня все может ядом в чашке утреннего шадди. Подобного я допустить не смел, ибо еще не выполнил возложенную на меня Литом миссию. — Вот и славно, мальчик мой, — натянуто улыбнулся мне эр и убрал-таки руку с моего плеча, — и если ты сейчас достаточно хорошо себя чувствуешь, то собирайся и поезжай к господину кансилльеру, он обеспокоен и желает тебя видеть. Этого еще не хватало! Я вытянулся в струну и коротко кивнул. — Нет, Ричард, это не приказ, — спохватился эр Людвиг, — это всего лишь просьба эра Августа. Как-то так вышло, что в этой жизни я виделся с кансилльером куда реже, нежели в прошлой. Оно и понятно, сейчас во мне не было ни грамма прежнего благоговения перед старым ызаргом, не говоря уж о том, что я отлично знал, что тот из себя представляет. Сам я к нему не пошел бы, да и он, похоже, не считал молчаливого и забитого герцога хорошей козырной картой. Возможно, эр Август просто выжидал время, прикидывал в какую грязь втянуть герцога Окделла, чтобы получить с этого максимум выгоды. Прошлый Ричард горел при одном лишь упоминании Великой Талигойи, откровенно пускал слюни при виде Ее Величества и являл собой отличную марионетку, которая еще и очень удачно попала в дом к ненавистному Ворону. Сейчас я не был столь перспективным и лакомым кусочком. Хотя, происшествие во дворце и дуэль с Вороном, из которой я умудрился выбраться живым, да еще и пустившим кровь Алве, не могла не оставить определенного следа в отношении ко мне Штанцлера. Ну что ж, послушаем, что будет сегодня петь старый дриксенский гусь… Эр Август излучал привычное лживое добродушие и заботу. Слухи о том, что мне сделалось нехорошо, и я провел ночь в доме на площади Оленя, уже достигли его внимательных ушей и первым, что он произнес, как только я вошел в кабинет, был вопрос о состоянии моего здоровья. Я скромно опустился в неудобное, жесткое кресло, и вытащив из сумки блокнот, коротко черкнул о том, что ему не о чем волноваться и я чувствую себя вполне замечательно. Невольно вспомнилось сегодняшнее пробуждение и завтрак. В ушах зазвучал веселый смех эра Рокэ и его, сказанные перед расставанием, слова: «Вы можете приходить ко мне, когда пожелаете, Ричард. Я всегда рад вас видеть». По телу прокатилась горячая волна. Жаль только, что мне не удастся слишком часто пользоваться этим приглашением. Доброжелатели зорко следят за каждым моим шагом. И все же, сейчас я был почти счастлив. «Вы даже не представляете себе, дражайший эр Август, насколько замечательно я себя чувствую и это прекрасно!» — подумал я, протягивая ему свою писанину. Дальше были вопросы о том, как мне живется у коменданта, нравится ли мне эр… Я усиленно кивал и улыбался. Штанцлер смотрел внимательно, но в итоге все же, похоже, удовлетворился. — Эр Людвиг поистине золотой человек, — кансилльер скрестил короткие пальцы лежащих на столе рук, и мягко улыбнулся, — тебе очень повезло, Ричард, что твоим эром сделался столь достойный и уважаемый человек. Любой Человек Чести желал бы получить подобный старт при дворце. Я снова закивал. Думая о том, что должен с большей теплотой относиться к Дораку, который в прошлом не позволил Килеану стать моим эром. Что слепили бы из меня эти двое, если бы не эр Рокэ, не ведает и Лит. Хотя, при подобном стечении обстоятельств, я не попал бы в Алат и комендант был бы жив в тот момент, когда город захватил Альдо. Изменило бы это что-нибудь? Вряд ли. Просто у лжеРакана было бы больше сторонников. Нет же! О чем это я?! Нас всех растерзали бы дорвавшиеся до власти после смерти Сильвестра Манрики и Колиньяры, так же, как семейство Приддов. И моя голова слетела бы с плеч первой. Размышляя подобным образом, я бездумно кивал, не слушая, как эр Август, оседлавший своего любимого конька, разглагольствовал о нашем совместном долге перед узурпированной страной и о том, что основная беда всех Людей Чести это Кэналлийский Ворон, которого нужно непременно убрать, но ни в коем случае не ценой жизни герцога Окделла, это он, вероятно, опять о той дуэли. — Мы рассчитываем на тебя, мальчик мой, — кансилльер сидевший передо мной, был олицетворением самой доброты, — и еще, я хотел тебе сказать, что тебя очень желает видеть одна особа. Я в притворном удивлении вскинул бровь, прекрасно понимая, что эр Август выводит на поле боя кавалерию. Так было и в прошлый раз, с той только разницей, что тогда я был влюблен в эту «особу». — Ее Величество просила меня устроить вашу встречу, — доверительным шепотом сообщил мне эр Август, внимательно считывая мою реакцию на свои слова. Старый гусь все же решил разыграть эту карту. Ну что ж… Я наивно хлопнул ресницами и счастливо заулыбался, попутно представляя себе, как должно быть по-идиотски при этом выгляжу. — Завтра к тебе придет от меня посыльный, — кансилльер расслабился и довольно поглаживал ухоженную бородку, — и ты узнаешь время и место. Я снова заулыбался. С любопытством прикидывая, о чем же теперь, лишившись такой темы, как мое сожительство с со страшным Вороном, будет со мной беседовать милая Катари?