Аутопсия +108

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Альбус Дамблдор, Дафна Гринграсс, Драко Малфой, Невилл Лонгботтом (Долгопупс), Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка)
Пэйринг:
Северус Снейп/фем!Гарри Поттер
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, AU
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написана 101 страница, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Fike
Описание:
Эта история о надежде и отчаянии. О предательстве, всепоглощающей ненависти и любви, которая рушит все преграды. Что порой нет верного решения, есть то, которое позволит обойтись малой кровью. И о том, что иногда только вскрыв человека, можно убедиться — даже в глубине окаменелого нутра бьётся живое человеческое сердце.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Дженогет. Ранее публиковался под названием: «Головная боль Северуса Снейпа».
Милая зарисовка по мотивам "Аутопсии" от Эйхе: https://ficbook.net/readfic/4952192
И совершенно невероятная обложка от elizabeth_igby: https://img-fotki.yandex.ru/get/59186/21290341.a/0_17816c_4bbf162a_orig (это аллегория)

Работа написана по заявке:

Глава 3. Истинное лицо профессора Квиррелла

24 апреля 2016, 00:31
На ближайшем уроке по зельям Северус от души прошёлся по Гриффиндору, не обделив вниманием Поттер. В открытую назначить ей отработку за мордобой он не мог, но постарался сделать всё, чтобы спровоцировать девчонку на ответную грубость.

Она снесла всё с безропотным терпением, полыхая оттопыренными ушами, а после звонка, направляясь к выходу, как бы невзначай занесла руку над партой Драко и быстро шмыгнула за дверь.

На углу столешницы остался лежать крохотный леденец в блеклой обёртке.

Это выглядело как издёвка или же по-детски глупый знак внимания. Северус вдруг вспомнил, как маггловские мальчишки в Паучьем тупике шпыняли и дёргали за косы девочек, которые им нравились. Может быть, Поттер тоже так выражает свои чувства? Тогда, выходит, ей понравился Драко, и она за ним... ухаживает?!

Когда класс опустел, Северус подобрал конфету с пола — Драко, демонстративно воротя нос, смахнул её сумкой.

Это был дешёвый маггловский леденец, в детстве он частенько угощал такими Лили и всегда волновался, — вдруг в этот раз откажется? — так крепко сжимая в ладони угощение, что фантик становился мятым и влажным.

Обёртка этого леденца была точно такой же.

~~* *~~



Восполнение запасов больничного крыла затянулось до середины октября.

Вечером пятницы за две недели до Хэллоуина Северус отнёс оставшиеся зелья в лазарет, вернулся к себе, как был в одежде рухнул на кровать и очнулся только в воскресенье.

Растолкавший его Хонки осторожно предложил какую-то еду. Северус съел предложенное, только чтобы домовик отвязался, повернулся к стене и снова отключился. А в понедельник проснулся с лопающейся от боли головой и ощущением, что кошки решили устроить сортир у него во рту.

Орудуя зубной щёткой и сплёвывая в раковину белую пену, он мрачно оглядел в зеркале свою носатую, заспанную физиономию с отпечатком подушки на щеке. После откопал в шкафу чистую мантию, переоделся и вышел.

Погода как назло выдалась солнечной до рези в глазах. В коридорах гуляли сквозняки — пользуясь случаем, эльфы проветривали помещения. Тянуло сыростью с озера и тёплым ароматом жёлтых листьев, которые Хагрид сгребал в большие кучи перед замком.

За завтраком Северус огрызнулся, когда МакГонагалл отметила, что он неважно выглядит, проглотил кофе, как лекарство, и умчался обратно в подземелья. Вялость преследовала его большую часть дня, всё время хотелось сесть, не думать, не шевелиться. Но после полудня мозг заработал, сначала натужно, затем всё больше набирая обороты, будто перезапущенный механизм, так что послеобеденные занятия прошли для учеников в относительно спокойной обстановке.

А вечером Северус отправился в теплицы.

Перемазанная землёй Спраут, завидев его издалека, разогнулась, утёрла пот со лба и улыбнулась:

— За семенами? Опять чабер засох?

Северус скрипнул зубами, но смолчал.

— Ну сколько можно? — беззлобно сказала Спраут, всё же отворяя стеклянную дверь. Пахнуло тёплым перегноем. — Есть определённые правила выращивания растений, то, что ты пытаешься сделать, невозможно с точки зрения биологии. Многие добавляют чабер в зелья, и заметь, чабер, выращенный традиционным способом.

— Если для кого зелье всё равно что супчик, это не значит, что я тоже стану кидать в свой котёл любую дрянь без разбора, — процедил Северус.

— До сих пор никто не жаловался.

— Ты о тех, кто после выпуска не в состоянии наложить «Эванеско» даже на содержимое своего ночного горшка?

Седые брови Спраут сошлись на переносице.

— Мы часто переоцениваем важность своего предмета в повседневной жизни. Подожди здесь, я сейчас, — сказала она и скрылась за деревянной стойкой, на которой в ряд выстроились разномастные глиняные горшки с рассадой.

Сквозь стеклянную крышу пробивались блеклые лучи осеннего солнца.

Несмотря на подступающие холода, в теплице было душно — спина под колючей шерстяной тканью моментально взмокла. Северус расстегнул ворот мантии и поскрёб ногтями зудящую шею, нетерпеливо прислушиваясь к звяканью садового инвентаря. За стойкой то и дело мелькали ярко-оранжевые мыски резиновых сапог.

Ожидание затягивалось. Северус собрался уже окликнуть Спраут, когда услышал придушенное покашливание с противоположной стороны.

За разлапистыми листьями гигантского папоротника обнаружился Лонгботтом. Видимо, он рыхлил грядку — пухлые пальцы стискивали черенок тяпки.

Достаточно было лишь ухмыльнуться, чтобы мальчишка плаксиво сморщился.

— Что я вижу, Лонгботтом, неужели вы наконец нашли занятие сообразно своему интеллекту?

— Оставь мальчика в покое, — послышалось за спиной. — Он всего лишь вызвался мне помочь.

Сердитая Спраут — рука на поясе, сжатые в нитку губы — потрясла в воздухе бумажным пакетиком с семенами.

Северус прикусил язык, чтобы не ввернуть что-нибудь, что взбесит её ещё сильнее, и покладисто сказал:

— Спасибо.

— Это в последний раз. Можешь переводить семена и дальше, если хочешь, но без моего участия, — шёпотом добавила Спраут, перевела взгляд за плечо Северуса и вдруг всплеснула руками: — О, Невилл! Снова?

— Простите, мэм, — потупившись, забормотал Лонгботтом, — я не специально, мэм.

Деревянный черенок в его руках покрывали крошечные зелёные побеги.

~~* *~~



Незадолго до отбоя гора листьев во дворе запылала.

Северус немного постоял у балюстрады галереи, наблюдая, как в сгустившейся черноте пляшут оранжево-красные языки пламени и вразвалку бродит Хагрид, подбрасывая в костёр сухие ветки. А потом, с некоторым сожалением в последний раз вдохнув горьковатый дымный запах, нырнул в крытый переход — кратчайший путь к подземельям.

Тут было несколько заброшенных помещений, заваленных всяким хламом или пустующих, где Северус, бывало, ловил на горячем любвеобильных подростков. Потому его удивил вовсе не голос за стеной — сколько раз он слышал здесь тошнотворное воркование, — замереть его заставило то, что это оказался дрожащий от напряжения голос Квиррелла.

— Я... да. Считаете, это сработает?

Кажется, ответ всё же прозвучал, хотя из-за двери не донеслось ни звука, потому что затем послышалось:

— Нет, что вы, я вовсе не сомневаюсь.

И снова крошечная, звенящая пауза, а следом:

— Да, да... вы так добры...

В следующую секунду сосредоточенный Квиррелл выскочил наружу. И тут же отлетел назад, будто отброшенный невидимой пружиной. Краска сбежала с его лица.

— П-профес-сор С-снейп?

Северус заглянул в полупустое пыльное помещение: к истоптанному кругу в центре комнаты от порога по полу тянулись только две цепочки одинаковых следов — туда и обратно.

— С кем ты разговаривал?

Губы Квиррелла прыгали.

— Н-ни с к-кем.

Северус смерил его взглядом и ничего не сказал.

~~* *~~



В тот вечер он перебрал все возможные варианты: от беседы с призраком (что отмёл сразу как маловероятное) до сквозного зеркала. Последнее объясняло, почему не было слышно голоса таинственного собеседника, и вместе с тем означало, что Квиррелл работает на кого-то за пределами Хогвартса.

Правда... оставалось ещё одно предположение — и при мысли об этом у Северуса начинали ныть все зубы, — Квиррелл получил задание от Дамблдора. Место встречи было, безусловно, странным, но если предположить, что Патронус застал Квиррелла за выполнением какого-то важного дела…

Мысль засела в голове, как заноза.

Ночью Северус вернулся в тот заброшенный класс и всё тщательно обыскал, но не обнаружил никаких скрытых проходов или тайников, которые могли бы заинтересовать Квиррелла. Глухие стены. Если здесь и было что-то сокрыто, то некто позаботился о том, чтобы это не нашли.

Пока у Северуса не было ничего кроме догадок, но, начав наблюдать за Квирреллом, он не мог не заметить его маниакальное внимание к гриффиндорскому столу. Квиррелл часто замирал и, потирая подбородок, пристально высматривал кого-то среди детей, будто пытаясь решить какую-то задачу.

Впору было заподозрить его в нездоровых наклонностях. Северус не смог сдержать ухмылки от абсурдности этой идеи — за годы работы Квиррелл не дал повода сомневаться в своей добродетели. А достаточно было лишь намёка, мизерного повода, чтобы он вылетел из Хогвартса как пробка — но не раньше, чем мадам Хуч собственноручно оторвала бы ему яйца.

И всё же... за гриффиндорским столом легко можно было найти глазами разве что лохматую голову Грейнджер, огненные шевелюры бесчисленных орд Уизли и, конечно...

Поттер.

Не может быть, чтобы Дамблдор поручил Квирреллу присматривать за девчонкой. Как будто Северус какой-то беспомощный сопляк, будто не он, а этот недоделок прошёл войну и рисковал жизнью, играя роль двойного агента, водя за нос не только других Пожирателей, но и самого Тёмного Лорда.

Впрочем, Северус особенно не обольщался. В случае с Дамблдором нельзя было исключать... что угодно.

~~* *~~



Чудом ему вновь удалось избежать повинности в виде украшения Большого зала к Хэллоуину — Помфри так рьяно кинулась на защиту «несчастного профессора Снейпа, который и без того перетрудился за последние месяцы», что Флитвик был вынужден отступить.

Потому в канун праздника Северус занимался более полезными вещами, в том числе наконец закончил проверку статьи и отправил её совой в издательство. А на другой день он был так занят, что вспомнил про Квиррелла, только когда не обнаружил того за праздничным ужином. В другой ситуации Северус не придал бы этому значения, но сейчас его обдало могильным холодом, с дурным предчувствием он бросил взгляд в сторону гриффиндорского стола.

Отсутствовали двое — Грейнджер и Поттер.

Дамблдор в это время непринуждённо беседовал с МакГонагалл. Что-то произошло, и Квиррелл по приказу директора умчался на подмогу Поттер? Или же наоборот…

Двери с грохотом распахнулись, и в Большой зал ворвался Квиррелл. В ужасе он пробежал по проходу между столами прямо к директорскому креслу.

— Тролль! Т-тролль… в п-подземелье… спешил вам сообщить…

И рухнул без сознания на пол.

Тролль в замке? Какая чушь. Откуда ему здесь взяться?

Тут же поднялся страшный гвалт, кто-то вскочил, началась суматоха. МакГонагалл попыталась всех успокоить, но её голос потонул в шуме. Тогда со своего места поднялся Дамблдор.

Несколько фиолетовых фейерверков вылетели из его палочки и взорвались с громким хлопком. Воцарилась тишина.

— Старосты! — прогрохотал директор. — Немедленно уводите учеников своих факультетов в спальни! Учителя пойдут со мной в подземелья.

Ученики снова засуетились, но уже не беспорядочно, даже отсюда были слышны командирские распоряжения Перси Уизли: «Быстро за мной! Первокурсники, держитесь вместе!». Но Северус не смотрел в зал, он пристально следил за Квирреллом. Придя в себя, тот, пошатываясь, поднялся и теперь отмахивался от причитающей мадам Помфри, слабым голосом пытаясь убедить её, что всё в порядке.

— Квиринус, — обратился к нему директор. — Где именно ты видел тролля?

— Ох-х, мне сейчас т-т-трудно сориентироваться.

Северус покосился на Дамблдора, тот казался озабоченным. Возможно, Квиррелл всё-таки действует не по его указке?

— Ты проводишь нас туда?

— По-позвольте мне п-прийти в себя, д-директор, — сказал Квиррелл и тяжело опустился на стул, дрожащими руками обнимая себя за плечи.

Дамблдор отвернулся от него, бросив выразительный взгляд на Северуса, и тот наконец принял решение.

— Что ж, не стоит медлить, — сказал директор. — Квиринус присоединится к нам позже. Пойдёмте.

Когда учителя двинулись к противоположному выходу из Большого зала, Северус незаметно отделился от толпы, юркнув в неприметную нишу в стене, и приготовился ждать.

Ждать пришлось недолго: стоило коридору опустеть, как Квиррелл тут же вышел из зала. Убедившись, что никого нет, он уверенным шагом пересёк коридор и скрылся из вида.

Выждав ещё немного, Северус поспешил за ним.

Квиррелл шёл быстро, совсем другой, пружинистой походкой, и вскоре стало ясно, что он направляется на третий этаж. Бормоча что-то себе под нос, он пока не замечал преследователя, хотя в тишине опустевших коридоров можно было бы различить его шаги.

Остановившись внизу лестницы, Северус дождался, пока Квиррелл свернёт в сторону восточного крыла, и тоже поднялся.

— Что ты здесь делаешь?

Он обернулся, не успев стереть с лица хищное выражение, но спустя мгновение перед Северусом вновь оказался хорошо знакомый робкий и вечно чем-то напуганный преподаватель Защиты.

Дверь, которую он пытался открыть, сотряслась от мощного удара.

— С-Северус?

— Не исключено, что я нашёл бы твои объяснения занятными, — запахнувшись в мантию, он угрожающе медленно двинулся вперёд.

Приглушённый толстыми стенами вой раздался из запертой комнаты, и ещё один удар заставил Квиррелла отпустить ручку. Глаза у него забегали.

— Я т-только х-хотел п-п-проверить, в-всё ли в п-порядке.

— В таком случае, я надеюсь, теперь ты уже убедился, что дверь надёжно заперта?

— Д-да, к-конечно, — ответил он, а затем неожиданно гаркнул, отпрыгивая в сторону: — АЛОХОМОРА!

Северус едва успел выхватить палочку, когда гигантская трёхголовая псина вышибла дверь и, клацнув зубами, вцепилась в край его мантии.

От удара спиной о каменный пол перехватило дыхание. В голове зазвенело. Северус пришёл в себя уже в комнате, когда собака с рычанием трясла головой, терзая мантию. Его болтало по полу вслед за движением огромной башки. В попытке найти опору он только ссадил локоть.

Кулак не разжался — сказывались тренировки, стиснув зубы, Северус перехватил палочку и выстрелил в скалящуюся морду потоком горячего воздуха.

Чудовище взвизгнуло, челюсти разжались.

Кровь билась в висках. Прямоугольник дверного проёма впереди, спасительный коридор за ним. Северус вскочил.

Рычание раздалось за спиной, словно перекатились в глубине горы огромные камни. Развернуться для удара он не успел. Собака кинулась.

Ногу пронзила адская боль, как если бы голень попала под утыканный шипами пресс. Пол ринулся навстречу, Северус принял удар на плечо.

Мир накрыла темнота.

Северус краем сознания понял, что его дёрнуло, куда-то потащило… и взмахнул палочкой наугад. Ещё мгновение собака продолжала рвать его, потом обрушилась на пол с грохотом, от которого дрогнули стены.

Вдох-выдох. Чернота перед глазами прояснилась. И Северус пополз, быстро работая локтями. Ногу пронизывало до самого бедра, но ждать, пока боль немного утихнет он не мог. Вырубить собаку надолго было невозможно, заклятья на неё почти не действовали.

И действительно, позади снова раздалось глухое рычание, больше похожее на рокот. Легко можно было представить, как собака дёргает ушами, приходя в себя, приподнимает головы…

Последний рывок — и Северус выкатился в коридор. Взмах палочкой — дверь встала на место. Захлопнулась.

Следом раздался обиженный вой, полный сожаления об упущенной добыче.

Сжав руки в кулаки, Северус прижался покрытым испариной лбом к ледяному полу. Глубоко вдохнул, перевернулся на спину — от двери за ним тянулся кровавый след. Судорожно сглотнув, Северус приподнялся на руке и поддёрнул подол мантии, готовый ко всему, даже к тому, что ноги уже нет.

Нога была на месте. Северус выдохнул, подтянул её за колено к себе и, морщась от боли, осторожно ощупал. Кость не пострадала, собака вцепилась в икру и прокусила её — дырки, оставленные её клыками, выталкивали из себя чёрную кровь, которая заливала голень.

По опыту Северус знал, что такие раны лечатся только зельями. Всё, что можно было сейчас сделать, это остановить кровотечение и наложить обезболивающие чары.

Проклятье.

Квиррелл опасен, он не остановится перед убийством. Нужно предупредить Дамблдора.

Северус поднял палочку — рука ходила ходуном, — начал плести сеть заклятий, как паутину. Выписывал в воздухе хорошо знакомые знаки, и собственный голос звучал издалека, как если бы принадлежал кому-то другому, скользили друг за другом звуки, словно нанизываясь на невидимую нить.

Когда он закончил, стало немного легче, по крайней мере, Северус ручался за то, что сможет идти.

Дрожь улеглась.

Уничтожив следы крови на полу, Северус обновил чары на двери, привёл свою одежду в порядок и настолько быстро, насколько позволяла нога, бросился на первый этаж.

Едва оказавшись внизу, он увидел МакГонагалл и Квиррелла. Обернувшись, тот мигнул с мнимой беспомощностью, уголок его рта повело в сторону.

Палочка сама прыгнула в руку. Как же Северусу хотелось вытащить этому заикающемуся ублюдку лёгкие через жопу. Вырвать язык, переломать руки и ноги, а затем посмотреть, как он будет подыхать в луже собственной крови.

— Северус! Ты совсем ополоумел?!

Он наткнулся грудью на сухощавую, но крепкую руку МакГонагалл и только тогда пришёл в себя. Её пальцы сомкнулись на плече, как стальной капкан.

В тот же миг раздался грохот, словно впереди в одном из помещений обрушился потолок. Мощный рёв сотряс своды. Кто-то истошно завизжал.

Разлетелась каменная крошка, и, — гора смердящей плоти, — тролль…

Тролль?! Какого…

…вывалился в коридор. А следом за ним выскочила Гермиона Грейнджер.

— Помогите!

Северус машинально вскинул палочку, Квиррелл тоже.

Чудом поднырнув под огромный гранитно-серый кулак, Грейнджер бросилась к ним, буквально врезалась, вцепилась в МакГонагалл.

— Помогите! Помогите!!

— Ровена милосердная! Вы не ранены?

Вода фонтанировала из сорванных труб, журча, потоком струилась по полу. Тролль, поднимая брызги, метался по коридору, вертелся волчком, издавая душераздирающие вопли. Вся его морда была залита кровью, а на загривке...

Сердце ёкнуло.

— О, Господи... — выдохнул Квиррелл.

На загривке тролля, как мешок с картошкой, болталась Поттер.

Северус не успел ничего сделать, МакГонагалл оттолкнула Грейнджер себе за спину, засучила рукава — палочка рассекла воздух, будто шпага.

Раскалённая слепящая вспышка. От жара волосы закрутились на концах.

Тролль издал протяжный, почти человеческий вопль, пошатнулся, но устоял. Мгновение — Поттер взмыла в воздух. Что-то звякнуло об пол…

— Лови! — крикнула МакГонагалл. Из её палочки вырвалась струя воздуха, как лассо.

— Что...

Но Поттер уже швырнули прямо в него.

Она с размаха влетела Северусу в солнечное сплетение, боднула в ключицу. Покалеченная нога подогнулась. Он с девчонкой в руках отлетел назад, столкнулся с Квирреллом, который кинулся на подмогу МакГонагалл, и все они грохнулись на пол.

Грейнджер испуганно вскрикнула.

Пока, путаясь в складках мантий, они пытались подняться, Северус запоздало сообразил — МакГонагалл рассчитывала, что он подхватит Поттер чарами.

Кретин.

Спихнув с себя девчонку, он, наконец, смог сесть.

Чужое заклятье просвистело прямо над головой. Рассыпалось колючими искрами. А следом тролля смело в конец коридора, где он с грохотом рухнул и наконец затих.

Все одновременно обернулись, чтобы увидеть, как Дамблдор убирает палочку за пояс. Рядом с директором стояли непривычно серьёзный Флитвик и Помфри, уже готовая залечить всех до смерти.

~~* *~~



Пока Поттер грузили на наколдованные носилки («Сломана пара рёбер», — отмахнулась от Северуса целительница), а Квиррелл с Флитвиком накладывали связывающие заклятья на поверженного тролля, МакГонагалл набросилась на Грейнджер.

Она редко выглядела такой разъяренной. Видя эти побелевшие губы, любой предпочёл бы отойти в сторону и дать ей возможность самой со всём разобраться.

— О чём вы думали? — в голосе МакГонагалл звенел металл. — Вам просто повезло, что вы остались живы. Почему вы не в гостиной?

Девчонка скуксилась и, размазывая сопли, рассказала всё.

Как оказалось, они повздорили. Грейнджер проревела в туалете несколько часов кряду, пока Поттер не пришла с извинениями, чтобы забрать подружку на ужин. Но уйти им помешал внезапно возникший на пороге горный тролль.

— ...я вырвала у него дубину Левиосой, но Хэйли уронила палочку... — Грейнджер громко высморкалась в платок и продолжила: — Тролль стоял у входа, и было никак не пройти. Тогда Хэйли велела мне отвлечь внимание на себя, а сама... сама забралась на кабинку и прыгнула-а...

— На горного тролля? С таким оружием?! — вскричала МакГонагалл, потрясая кинжальчиком для нарезки ингредиентов; кровь засохла на нём бурыми разводами. — Никогда не слышала ничего более...

— Смелого?

Дамблдор незаметно оказался рядом. В неверном свете факелов по золотому шитью его рубиново-красной мантии пробежали искорки.

— Безрассудного! — возразила МакГонагалл.

— Не каждый гриффиндорец готов защитить друзей, если на кону стоит собственная жизнь, — Дамблдор положил ладонь на плечо всё ещё всхлипывающей Грейнджер и слегка наклонился: — Думаю, вам стоит пойти в лазарет с мадам Помфри и принять успокоительное. Вы ничего не знали про тролля, никто не станет вас наказывать.

Северус устало прикрыл глаза.

Ногу дёргало. Пока безболезненно, но эффект этих чар недолговечен — легко представить, какая весёленькая ночка его ждёт.

Хорошо бы сесть прямо здесь, возле стены...

— А Хэйли? — спросила Грейнджер, отнимая платок от лица.

... и пусть все хором катятся в пизду.

— Хм-м, дайте подумать... — протянул Дамблдор скорее для вида, — полагаю, благодаря мисс Поттер Гриффиндор заработал двадцать очков.

Глаза Грейнджер округлились.

— С-спасибо, сэр.

— Ну, ступайте.

— Вы серьёзно? — холодно поинтересовался Северус, глядя вслед девчонке. Она догнала плывущие вслед за Помфри носилки, поравнялась с ними и вцепилась в здоровую руку Поттер.

— Абсолютно, Северус. У Хэйли не было выбора, возможно только благодаря её поступку она и мисс Грейнджер остались живы.

— И всё же, не слишком ли это мягко, Дамблдор? — недовольно спросила МакГонагалл. Но не настолько недовольно, как ей бы хотелось. — Благородство это прекрасная черта, но девочка действительно могла погибнуть в схватке с троллем. Нужно хотя бы провести беседу...

— Или продолжать награждать детишек за нарушение правил, чтобы однажды они полезли в пасть к гигантскому спруту. Просто потому, что им за это ничего не будет, — ровно заметил Северус.

Дамблдор улыбнулся этой своей понимающе-раздражающей улыбкой:

— Ты беспокоишься о девочке?

— За учеников в этой школе отвечаете вы, и в случае чьей-то смерти именно вам придётся оправдываться перед родителями.

— Так ты беспокоишься обо мне? — удивился директор, поглаживая длинную бороду. — Это трогательно, но не думаю, что есть серьёзный повод для беспокойства.

На долю секунды Северус онемел.

— Поттер нужно приучать к дисциплине, а не потворствовать её выходкам, — прорычал он. — Вы знаете, что недавно она напала на Малфоя?

— Это он тебе сказал? — спросила МакГонагалл.

У неё было такое скептическое лицо, что Северуса подбросило.

— Полагаешь, есть повод сомневаться в словах мальчишки, который пришёл ко мне с вывихнутой рукой?

— Довольно, — прервал назревающий спор Дамблдор, и в его голосе послышалось предупреждение. — В следующий раз я прослежу, чтобы Хэйли наказали по всей строгости.

С досадой подумав, что директор сказал это только чтобы отвязаться, Северус ответил подчёркнуто-ровным тоном, в котором ничего не напоминало о предыдущей вспышке:

— Рад это слышать.

Дамблдор удовлётворённо кивнул.

— А я в свою очередь рад, что конфликт исчерпан. А теперь, мой дорогой профессор, если вы не возражаете, мне нужно обсудить кое-что с Северусом...

Когда МакГонагалл отошла, чтобы помочь Флитвику и Квирреллу с троллем, Дамблдор развернулся на каблуках и зашагал в противоположную сторону, бросив на ходу:

— Пойдём со мной.

Хромая по коридору вслед за директором, Северус чувствовал, как взгляд Квиррелла жжёт ему спину.

~~* *~~



К счастью, Дамблдор двигался размеренно. Онемевшая нога плохо слушалась, Северус несколько раз взглянул вниз, чтобы убедиться, что подол мантии не пропитался кровью.

Раны требовали внимания и чем скорее, тем лучше. И неплохо было бы хоть немного поспать до того, как спадут обезболивающие чары. Обновлять их Северус не собирался. В своё время он насмотрелся на последствия бесконтрольно применяемых анестезирующих заклинаний — атрофия мышц, потеря конечностей, хромота, а порой и слабоумие, — Тёмного Лорда очень интересовало создание совершенно новых проклятий на основе рядовых заклинаний.

— Я тоже хотел поговорить с вами, директор, — сказал Северус, когда они отошли достаточно далеко.

— Да, мы непременно всё обсудим. Что произошло сегодня?

Было бесполезно пытаться понять, что происходит в голове Дамблдора, внешне он оставался безмятежным, будто они вели светскую беседу за чашечкой чая у него в кабинете.

— Об этом я и хотел поговорить. Квиррелл попытался проникнуть в хранилище с философским камнем, но я успел его задержать.

Дамблдор лишь кивнул.

— Я так и думал.

Пауза.

— Вы знали?

Оглядевшись, Дамблдор поманил Северуса в один из тёмных проходов. Некоторое время они шли в молчании, затем директор сказал:

— Ты, конечно, заметил, как изменился Квиринус после кругосветного путешествия. У меня были некоторые соображения о природе этой перемены. Сначала я думал, что ошибся, но после получил подтверждение своей теории, и, боюсь, утаивать эту информацию становится слишком опасно.

— Он ведь не мог проникнуть в Гринготтс и уйти живым, — не удержался Северус.

Только не Квиррелл.

— Полагаю, ему помогали.

— Кто?

— Я считаю, что Квиррелл поддерживает связь с Волдемортом.

Тело прошила невольная дрожь, Северус придушил в зародыше порыв взяться за левое предплечье. Пара секунд потребовалась на то, чтобы закрыться окклюменцией, заключить поднявшуюся в груди удушливую волну в непроницаемый кокон.

Если Тёмный Лорд действительно объявился, но никто из бывших сотоварищей не удосужился даже намекнуть на это Северусу, стало быть, все они действительно считают его комнатной собачкой Дамблдора. И Эйвери...

Не потому ли он вернулся?

Северус стиснул зубы.

— Как давно?

Когда Дамблдор повернулся, по его лицу невозможно было ничего прочесть.

— Уже довольно долгое время.

Они углублялись в более старую часть замка, и факелы на стенах начали редеть. Северус шепнул: «Люмос», на кончике его палочки загорелся огонёк. Дамблдор сделал то же самое.

— Не думаю, что Квиррелл общается с Тёмным Лордом напрямую, — сказал Северус. — Скорее всего, у него есть сообщник вне Хогвартса. Недавно я слышал, как он говорил с кем-то в пустом классе, скорее всего через сквозное зеркало.

— Вполне вероятно, — согласился Дамблдор. — Такое зеркало трудно достать, но всё же возможно. Сообщения через него невозможно отследить, в отличие от каминной сети. Однако кем бы ни был его помощник, встретились они в Восточной Европе, скорее всего в Албании. Ты мог бы выяснить, кто из бывших Пожирателей ездил туда этим летом?

— Почему вы думаете, что это должен быть кто-то из ближнего круга?

— Потому что Том слаб. Если бы Метка потемнела, ты бы мне сообщил, — Дамблдор вопросительно взглянул на Северуса, и тому оставалось лишь кивнуть. — Сейчас с его стороны было бы рискованно довериться первому встречному. Разве что Том на грани отчаяния.

Чего нельзя исключать.

— Я попытаюсь выяснить что-нибудь, — сказал Северус. — Но за результат не ручаюсь, мне не слишком-то доверяют с тех пор, как я работаю здесь.

— А что насчёт Малфоя? Возможно, он сможет что-то рассказать.

Во рту разлилась противная горечь. Люциусу, пожалуй, тоже не стоило бы...

— Нам нужно допросить Квиррелла под сывороткой правды, — сказал Северус. — До того, как он попытается сбежать.

— Том всегда заботился о том, чтобы его последователи не знали друг друга в лицо. Мы можем не получить никакой информации и потерять любую возможность выйти на его сообщника. Не говоря уже о том, что открытые действия повредят твоей шпионской деятельности в будущем.

— Если Квиррелл выживет.

Стоило сказать это, как атмосфера переменилась. Дамблдор всё так же вышагивал рядом, но Северус вдруг ощутил себя букашкой, которую собираются проткнуть булавкой.

— Я предпочёл бы, чтобы Пожиратели и дальше думали, что мы ничего не знаем.

— Сегодня Квиррелл пытался убить меня, — помолчав, сказал Северус с вынужденным спокойствием. — Подозреваю, тролль тоже оказался в замке не без его участия. И если он работает на Тёмного Лорда, я бы не поставил на безопасность Поттер и кната.

Дамблдор покачал головой.

— Именно поэтому я и хочу, чтобы ты приглядел за ним. К тому же, мне кажется, Том захочет сам разобраться с Хэйли.

Северус почувствовал раздражение — едва уловимые колебания на краю сознания, словно надоедливое зудение комара. Не отгородись он от своих нервных импульсов — это был бы полноценный гнев, тот самый, что в прошлом толкал его на необдуманные поступки.

— Фокусы Квиррелла уже чуть не стоили жизни вашей обожаемой Поттер.

— Я не сомневаюсь, что ты сможешь предотвратить повторение инцидента. Почему ты хромаешь?

Он молча поддёрнул полу мантии, демонстрируя изуродованную, покрытую запёкшейся кровью ногу. Дамблдор опустил палочку, чтобы осветить страшную рану, затем покачал головой.

— Выглядит скверно, но, боюсь, во избежание лишних вопросов тебе нельзя будет обращаться к Поппи. Прости, Северус.

Некоторое время тишину нарушали только эхо шагов да едва различимый стук капель воды в одном из ответвлений коридоров.

— Я понимаю, ты недоволен моим решением. Квиррелл действительно опасен, потому я и прошу не спускать с него глаз, — сказал Дамблдор. — Ты же сделаешь это для меня, Северус?