Тёмный бог 5042

Седрик автор
Rakot соавтор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
DC Comics, Бэтмен и Супермен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Новый персонаж и все канонные.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 199 страниц, 16 частей
Статус:
в процессе
Метки: Вымышленные существа Мистика Попаданчество Фантастика Фэнтези Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Фанфик по вселенной DС. ГГ - попаданец, но не человек.

Посвящение:
Полюбившимся героям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На написание меня вдохновил комикс "Injustice: Gods Among Us / Несправедливость: Боги среди нас", однако за основу произведения, прежде всего, взяты мультсериалы девяностых про Супермена, Бэтмена и Лигу Справедливости, остальные источники также учитываются, но только если не противоречат этим.

Иллюстрации к работе можно найти тут: http://samlib.ru/img/s/sedrik/temnyjbog/index.shtml

Глава 7

13 июня 2017, 21:57
      Новость о провале Спортсмастера застала меня уже по возвращении из Влатовы. Феноменально, но, похоже, везучесть Джокера — это действительно что-то с чем-то. Подумать только — по его голову послали киллера, но не прошло и суток с того момента, как тот приступил к работе, и его дружно вяжут два самых сильных героя Готэма. Этот клоун же мало того что пальцем не пошевелил для своей безопасности, так и почти наверняка даже не узнал обо всём произошедшем.       Если бы я сам не владел магией, я бы сказал, что это она и есть, однако нелепость ситуации заключалась в том, что даже магия работает по вполне определённым законам, а тут было что-то совсем за гранью всякого абсурда. Хоть сам иди и убивай Джокера… Выход? Да в том-то и дело, что ни разу!       Поймав Спортсмастера, наш доблестный Бэтмен раскрутил интригу минут за пять, большая часть из которых ушла на препирательства с Барбарой. Девочка не смогла удержаться, чтобы не прихвастнуть перед кумиром, и минуты четыре трещала, как пулемёт на стрельбище, если и позволяя тому вставить слово, то только для нового витка выпендривания. Брюс же хоть, безусловно, мужик умный, да и человек опытный, но опыта непосредственно в воспитании подростков имел мало, плюс и оппонентка ему попалась далеко не глупая, так что матч игры «прополоскай собеседнику мозг» закончился со счётом Бэтгёрл: 3, Бэтмэн: 1 — заткнуть он её всё-таки сумел.       Но я отвлёкся. Итак, мрачный рыцарь Готэма успешно раскрыл подоплёку появления Лоуренса Крока в своём городе. Выбить имя заказчика из наёмника у него, правда, не вышло, но это не остановило нашего героя от последующих действий. Каких? О, это узнать имя заказчика он не смог, а вот вычислить лёжку Джокера им с Барбарой удалось в ту же ночь. Результат… Воспоследовал.       Уже на следующее утро банда клоуна сидела в тюрьме, а сам он — в Аркхэме. И теперь, если я его таки убью, то… Скажем так, возьми я плакат с надписью «Суперзлодей 100 уровня! Хочу захватить мир!» и пролети в костюме «фонаря» по центральному проспекту города, это бы привлекло меньше внимания. А теперь скажите мне, что удача Джокера — это не за гранью абсурда.       По тем же причинам освобождение наёмника из тюрьмы в ближайшее время тоже стало задачей не слишком выполнимой. Хотя тут всё же было проще — в отличие от Джокера, Лоуренс в розыске не числился, и пусть все кому надо о его работе знали, но вещественных доказательств на его счёт у сил правопорядка не имелось. Помимо этого, схватила его не полиция и не на месте преступления, да и свидетели, способные дать против него показания, кроме подслеповатого комиссара, чьи очки благополучно пали смертью храбрых во время потасовки, также отсутствовали. Словом, хороший адвокат вытащит его максимум на втором слушании, а деньги на адвоката, как и контакты должного уровня с данной братией, у Спортсмастера были.       Тем не менее планы, рассчитанные на наёмника, теперь придётся менять. Мало того, что вся бюрократическая волокита займёт больше месяца (вмешиваться в этот процесс я не собирался), так ещё и проверку он завалил, а давать второй шанс… Не уверен, что в данном случае это оправданно. Проще подыскать другую кандидатуру на роль формального лидера моего карманного преступного синдиката. Что же до его дочерей и жены, то найти их можно и без его помощи. Особенно в нынешних обстоятельствах, когда есть немалая вероятность того, что деньги на адвоката Кроку пойдут как раз через его семью.       Между тем, досадные новости на этом не закончились, и мне волей-неволей пришлось на некоторое время отвлечься от наблюдения за героями, «героями» и совсем не героями этого шарика, летящего в пустоте космоса на огромных скоростях. И виной всему были бюрократические ритуалы этого самого шарика. Казалось бы, что может пойти не так? Акции куплены, право собственности передано, всё, теперь это твоё — делай с ним что хочешь и как хочешь. Модернизируй, улучшай, продавай на металлолом, но… нет. Методы, пригодные для всех цивилизованных планет, на Земле не работали.       Процесс получения контроля над промышленностью вокруг Джамп-Сити ещё делал первые шаги — я успел прибрать к рукам самый мизер производств, но даже этого хватило, чтобы обеспечить мне «веселье» с так называемым «перезаключением контрактов». Видите ли, произошла смена юридического лица, в результате чего новый владелец должен заново договариваться с поставщиками сырья и заказчиками продукции предприятия. Пусть ни сырьё, ни деньги за реализацию товара мне даром не сдались, но требовалось играть свою роль и не вызывать преждевременных подозрений. Но ладно бы только это. Моей новой головной болью стала грядущая «модернизация» приобретаемых промышленных предприятий, о которой я, в полном соответствии с бытующими на территории США традициями ведения бизнеса, заблаговременно объявил сотрудникам в рамках обязательного отчёта о стратегии развития компании… Как оказалось впоследствии, нельзя так просто купить завод, несколько месяцев поизображать кипучую деятельность, а потом начать выпускать на нём то, что мне требуется. Комиссии, проверки, сертификации и прочая, прочая, прочая. Разумеется, для всего этого у меня были нужные работники ручки и бланков, но чем меньше будет «разногласий» между реальностью и состряпанными под внушением документами, тем лучше. И потому для максимального соответствия этих двух картин мне приходилось вновь бездарно тратить кучу времени. Приобрести новые высокоточные станки для изготовления сложных деталей с погрешностью в доли микрометров? Их на планете поставляют три фирмы, и перед покупкой «оборудования двойного назначения» требуется предоставить едва ли не родословную покупателя. Обойтись без них? Легко, но тогда нужно будет сертифицировать твои собственные станки, а это — подключение двух-трёх соответствующих институтов, которым нужно будет предоставлять едва ли не втрое больше информации! Не заморачиваться с легализацией? Чем дальше, тем больше я приходил к выводу, что поторопился с «законным» бизнесом, но сейчас отыгрывать назад уже поздно. Да и жалко всех тех затраченных усилий, ресурсов, а главное — времени. Поэтому оставалось только согласовывать, утверждать, допускать, отправлять на сертификацию и совершать прочие ритуальные действия земного бизнеса, чтобы спокойно выпускать законную продукцию… Которую ещё кто-то должен покупать, а для этого — знать о продавце в плане его юридической состоятельности. Другими словами, требовалось повторить всё то же самое, только «с другой стороны…»       Кажется, я начинаю понимать Брюса Уэйна. После недели подобного времяпрепровождения поймал себя на мысли, что неплохо бы кого-нибудь отловить и как следует отделать. Просто чтобы скинуть стресс от этих тупых человеков. Впрочем, даже это было не самое страшное. В ходе модернизации я планировал сократить рабочих, поскольку даже земная техника с минимум модернизаций от Апоколипса не нуждалась в постоянном обслуживании — на завод хватило бы одного инженера с парой-тройкой имплантов в теле вообще и в голове — в частности. Лишние люди на моих будущих базах мне были не нужны. И тут я столкнулся с НИМИ. С Профсоюзами. Впервые в жизни мне… захотелось плакать от тоски.       Что такое «профсоюз?» Профсоюз — это организация работников, отвечающая за выполнение законодательства владельцем предприятия относительно этих самых работников. В теории — вещь понятная. В мире, где все друг друга готовы кинуть, сбиваться в стаю и бороться за свои интересы — для «слабых» созданий вполне логичный шаг. Вот только местные юристы и здесь нашли, как усложнить всем жизнь. Итак, начнём с того, что даже в рамках одного предприятия профсоюзов может быть неограниченное количество. Есть пара ограничений, вроде невозможности работников состоять сразу в нескольких таких организациях, минимальной численности профсоюза и прочего. Но это ещё ладно, теперь что касается вреда. Казалось бы, я сокращаю рабочих в связи с модернизацией и внедрением большей автоматизации производства. В местном законодательстве есть даже пункты, по которым всё это можно спокойно провести. Но… Профсоюзы поднимают бучу, начинают вопить о бесчеловечности и жестокости нового руководства, а такая шумиха — это лишняя головная боль. То есть те твари, которым я (точнее, прошлый владелец, но это не суть) платил за услуги, поднимают вой и хай в мой адрес, когда я в их услугах перестаю нуждаться и оканчиваю наши отношения в соответствии с их же законами! На этом фоне даже необходимость хозяину-владельцу бизнеса регулярно отчитываться о своих достижениях и грядущих планах перед наёмными работниками в рамках всё того же «отчёта о стратегии развития компании» уже не казалась таким уж бредом.       Я просто не понимал… С юридической точки зрения всё было проделано совершенно законно, но при этом общественное мнение было на стороне профсоюзов. Нет, я понимал, что 95% населения Земли — кретины, но хоть какие-то рамки быть должны? Хуже всего было то, что у этих Профсоюзов были Они. Негры-педерасты-ветераны войны. И я не шучу, это — самое худшее, что случалось со мной за прошедшее время. В США с её уже набравшей силу толерантностью тронуть такого — это всё равно, что приставить себе пистолет к виску и спустить курок. Во всяком случае, с политической точки зрения. Местные «радужные» сообщества заклюют, местные защитники прав негров (зачастую не имеющие в составе ни одного чернокожего) — ославят на всю страну, а уж работать с таким «измазанным» партнёром захотят разве что страны третьего мира, у них, правда, будут претензии к американскому происхождению, но это они пережить могут. И это вновь не шутки. Сделанная Кемпманом подборка прецедентов, где из-за одного-единственного «неправильного» поставщика сырья с теми или иными фирмами рвали торговые отношения их давние партнёры, красноречиво показывала, что тут даже на внушении и гипнопрограммах не выедешь. От одного человека тут ничего не зависело, система давно стала самоподдерживающейся, и юридические коллизии дошли до того, что было достаточно один раз не предоставить вовремя каких-то документов, чтобы автоматически угодить в «Бан-лист», будь ты хоть Лекс Лутор. У него как раз на эти случаи имелся огромный медиа-холдинг, готовый в любой момент встать на защиту своего работодателя, что регулярно и делал, компостируя обывательские мозги и выставляя Лекса большим защитником прав всяческих меньшинств, чем самые оголтелые радужные сообщества. И это при том, что на самом деле Лутор являлся одним из самых ярых расистов планеты, чего уж говорить про остальных крупных игроков местной песочницы?       А вот у меня медиа-холдинга не имелось, и пусть мне лично было бы плевать на крики простых людей и наличие потребителей моих товаров, но раньше времени выделяться было нельзя. Кстати, а ведь Стюарт — тоже негр и ветеран войны, но его никто на работу брать не спешил. Или… Как раз потому и не спешили, что потом, случись чего, замучаешься избавляться? Или проблема в его традиционной ориентации? Брр, нет, я не хочу об этом думать.       Самым «замечательным» в этом было то, что помимо всего вышеперечисленного, уволить глав этих самых профсоюзов я не мог. Точнее, мог, но тогда смотри пункт с политическим самоубийством, да и некоторые законы в подобном случае будут уже на стороне «невинно обиженных». Решить этот вопрос можно было, большинству рабочих хватило бы «компенсации по сокращению» чуть большей, чем оговорено контрактом. Нормальное и понятное желание любого индивидуума — поиметь больше, чем дают по умолчанию. С этим я ещё мог смириться: нарисовать на их счетах чуть больше этих бессмысленных циферок нетрудно, пусть с куда большим удовольствием я бы всех их пустил на пара-демонов, но всё же я мню себя достаточно разумным, чтобы понимать, что мимолётное раздражение на всяческие недоразвитые организмы не стоит срыва всех планов. Но ведь были и принципиальные, «идейные» борцы за справедливость и прочие больные на голову. И вот с этими деятелями мне приходилось разбираться уже лично, так сказать, в рамках превентивных действий. На поверку, большая часть этих борцов также хотела денег, только для себя и побольше. Тут уже включались мои юристы, кого-то «топили», кому-то рекомендовали «отстегнуть», в общем, рутина. Ну, а действительно сдвинутых поборников демократии и прав общечеловеков я уже обрабатывал сам. Одна простенькая гипнопрограмма — и нет проблем. Если бы это всё ещё не отнимало столько времени и внимания… Но не заниматься этим было нельзя, если я, конечно, хотел иметь свободу манёвра в нужный момент времени, кроме того, в перспективе «зачистить» предстояло в десятки раз больше предприятий, так что нынешние проблемы можно было считать разминкой. И не могу сказать, что меня это радовало… Джон Стюарт. Нью Йорк.       Джон брёл домой, задумчиво покручивая Кольцо на пальце правой руки. Его текущее положение можно было назвать… странным. Да, пожалуй, это было наилучшим определением. С момента обретения этой «безделушки» прошло уже два месяца, и жизнь его… почти не изменилась. Да, он теперь не задумывается, на что оплатить его конуру, гордо именуемую квартирой, или как найти денег на еду — небольшие «трофеи» в виде наличности, изымаемые у местных гопников, вполне позволяли сводить концы с концами, но долго так продолжаться не могло — нет, вряд ли в трущобах иссякнет запас криминального элемента, скорее уж в Сахаре снег выпадет, но вот в способности «человеческих крыс» из подворотен приспосабливаться к новым условиям он не сомневался. Если уж даже под носом у легендарного Бэтмена всяческие преступные группировки умудряются неплохо себя чувствовать, то что говорить о нём? К тому же бывшему военному сильно не нравилось, к чему идёт дело — слишком близко он подошёл к некоей грани, отделяющей человека от тех же крыс. Да, сейчас он обезвреживает банды, заодно слегка обчищая их заначки, но по сути своей его занятие уже ничем не отличается от того, чем занимаются они сами — нападение на неспособных защититься и отъём их средств. Разница была лишь в том, что эти «неспособные» были бандитами, а не мирными прохожими. Но так ли это важно? И не сотрётся ли для него эта грань в будущем? Ведь Кольцо оказалось с подвохом, впрочем, он бы сильно удивился, если бы всё было чинно-благородно. Не бывает такого в этом мире. Подвох заключался в том, что Кольцо необходимо было заряжать. И заряжалось оно страхом. Неживой механический голос любезно проинформировал его едва ли не быстрее, чем он задумался о том «есть ли у этой штуки батарейки». Проблем с зарядкой не возникало — здоровенный чернокожий мужик в навороченно выглядящей броне, расшвыривающий бандитов и вежливо интересующийся местами расположения их заначек, вызывал достаточно опасений, чтобы не беспокоиться об израсходовавшемся посреди боя заряде. Проблема была в том, что он стал ловить себя на мысли, что ему начинает нравиться видеть страх в глазах этих ничтожеств, наблюдать за их осознанием своего места в пищевой цепочке. И вот это уже действительно беспокоило. Но и отказаться он не мог. Не столько из-за ощущения силы, хоть оно и было весьма приятным, и даже не ради мифического «правосудия» — он не герой и никогда не хотел им быть, армия надёжно выбивает из головы всю эту романтическую чушь. Конечно, он применял свои новые силы для помощи нуждающимся, спас уже несколько человек, предотвратил пару аварий, разок помог полиции, но всё это было так… порядочные действия порядочного человека. Он мог им помочь, потому и помог — так было правильно, вот и всё. А реально дело было куда прозаичнее — по-другому он просто не мог добыть средств к существованию. На работу его никто брать не спешил, причём не то что архитектором или дизайнером, но даже охранником, сторожем или разнорабочим, тут обретение Кольца на ситуацию никак не повлияло. Вот и оставалось два пути: зарабатывать криминалом или зарабатывать на криминале. Вот только не выльется ли второе, в конечном итоге, в первое?       С такими мыслями Джон и вошёл в своё жилище, по выработавшейся привычке повернув личинку дешёвого замка световым конструктом, хотя с тем же успехом это можно было бы проделать и пальцем — уровень «защиты» творения сумрачного гения китайского станка уступал даже банальному крючочку. Хотя для его «богатств» и такого уровня хватило бы за глаза, как в том анекдоте: осмотрев жильё, воры оставили хозяину пару баксов на еду и покормили кошку. Вся разница заключалась лишь в том, что у него кошки не было. Зато вместо данного животного в доме был кое-кто другой. И этого «кое-кого» бывший морпех точно не приглашал. Как именно он понял, что в доме кто-то есть, сказать бы не смог и сам Джон, но уверенность была стопроцентная. У него гости, и эти гости дожидаются именно его.       «Банды меня вычислили и решили разобраться, пока я дома и не ожидаю нападения? Ну что же, тем хуже для них». Безработный архитектор приготовился к драке и медленно вошёл из прихожей в единственную комнату. Вот только встретил там он не группу гопников с цепями и арматурой и даже не профессионального убийцу, чьи услуги, теоретически, могли оплатить озверевшие бандиты или те, кому они отстёгивали долю, нет. В единственном кресле спокойно сидел мужчина примерно тридцати лет. Даже на вид дорогой костюм, блестящие, словно только что налакированные туфли, строгая причёска и слегка скучающее выражение лица. Он словно олицетворял собой слово «лоск» и куда уместнее смотрелся бы в кресле какого-нибудь крупного директора, но никак не в тесной дешёвой квартирке между железнодорожной станцией и свалкой.       — Добрый вечер. Джон Стюарт, я полагаю? — осведомился незваный гость. Вопрос был явно задан из вежливости, поскольку вряд ли этот человек не мог знать, куда он пришёл.       — Да, а кто вы и что делаете в моём доме? — Джон не спешил переходить к обвинениям, но и расслабляться сейчас явно не стоило.       — Моё имя Брюс Пенниуорт, и, в некоторой степени, я являюсь вашим коллегой. Как раз по этому поводу я и нанёс вам визит. Ваш дом вполне подходит для обсуждения ряда вопросов, хотя, конечно, не всех.       — Коллега? Это шутка? Я не припомню, чтобы мы раньше с вами пересекались, а сейчас у меня коллег быть не может, разве что другие безработные «в некоторой степени», — криво улыбнулся морпех.       — Тем не менее мы уже состоим в одной организации, — как ни в чём не бывало продолжил гость и огладил подбородок. На его правой руке сверкнуло хорошо знакомое кольцо.       — Вот значит как… Вы пришли за ним? — ну да, было бы странно, если бы на обычного чернокожего парня с неба упал такой подарок. Очевидно, что произошла какая-то ошибка, и этот Брюс, если это его настоящее имя, пришел её исправить. Вот только следующие слова визитёра походя разрушили всю логическую цепочку мужчины.       — Хм? О чём вы? — Пенниуорт приподнял бровь. — Если вы смогли активировать Кольцо Силы, значит, оно предназначалось именно вам и никому более. Его нельзя отнять, потерять, передать кому-либо или надеть по ошибке. Вы были выбраны кольцом, и это уже свершившийся факт.       — И что же, у меня теперь нет выбора? И почему я? — Джон испытывал странный коктейль чувств. С одной стороны, его не могло не радовать, что никто не собирается отбирать у него кольцо, но вот с другой… Очень уж это напоминало одну из схем вовлечения новичка в банду.       — На второй ваш вопрос ответить я не в силах — пути Господни неисповедимы.       — Господни? — дело начинало пахнуть всё дурнее. — При чём тут Бог?       — А кто, как не Бог, может даровать своим слугам силу летать меж звёзд, творить или разрушать мановением мысли? Впрочем, вы можете считать Эмроя кем пожелаете — как и положено истинному Богу, его не заботит вопрос поклонения. Что до первого вашего вопроса, то вы заблуждаетесь, никто не ограничивает вас в выборе. Вы были признаны достойным Кольца, но как им распорядиться — решать вам и только вам. Если пожелаете, можете вообще его не использовать. Хотя один пункт там всё же есть.       — И какой же?       — Вы должны защищать Землю. Неважно — от внутренних угроз или внешних. В остальном — полная свобода действий. Хоть города уничтожайте, если посчитаете, что это необходимо. Хотя, в таком случае всё же лучше связаться с кем-то ещё из Корпуса, возможно, мы сможем найти решение, не требующее столь радикальных мер.       — То есть вы даёте незнакомому человеку в руки оружие, сопоставимое с ядерной бомбой, и говорите, что он может делать с ним всё, что пожелает? — Стюарт не мог поверить своим ушам. Это было… Он даже не мог подобрать слов, чтобы сформулировать всю глупость и опрометчивость подобных решений. Во всяком случае, цензурных.       — Небольшое уточнение, — его собеседник был непробиваем, — мы даём такое оружие в руки человеку, что прошёл наш отбор и который не будет делать глупостей. На Земле семь миллиардов человек, но кольца имеют меньше десятка.       — Хм… Это всё довольно неожиданно, и мне нужно всё обдумать.       — Понимаю, — кивнул Брюс. — Однако прежде, чем мы расстанемся, у меня к вам есть ещё одно предложение, — мужчина протянул морпеху запечатанный конверт формата А4.       — Хм-м-м… — Джон вскрыл письмо и на несколько минут погрузился в чтение. — Рабочий контракт? Охранная фирма?       — Да, — кивнул гость. — Будет довольно глупо, если один из сильнейших защитников Земли не сможет вовремя прибыть на место событий из-за того, что занят на работе. К тому же жилищные условия, подобные вашим — это оскорбление для человека с высшим образованием. Данный же контракт позволит вам иметь стабильный источник дохода и выполнять свою основную задачу — защищать этот мир, а не подрабатывать защитником в качестве хобби.       — Как-то это всё слишком хорошо… — Джон не привык к удаче, а этот контракт — это было просто его спасение. Работа знакомая и, как понял солдат из оговорок своего собеседника, полуфиктивная, раз в любой момент можно сорваться геройствовать, значит, там будет время даже для занятия его проектами по основному профилю. Почти похороненная и забытая мечта стать архитектором вновь подняла голову. Но всё же… Это было слишком хорошо.       — Мистер Стюарт, — вздохнул Пенниуорт, — рекомендую вам отвыкать мыслить мерками простого человека. Любой член Корпуса Эмроя может, например, долететь до Сатурна, отыскать там при помощи радиометрического анализа богатый золотом астероид, добыть пару десятков тонн этого металла и вернуться назад на Землю. За час. Всё, что мы вам предлагаем — это лишь легализация дохода, дабы у властей данной страны не возникло к вам лишних вопросов, да в перспективе — возможность сработаться с вашими коллегами.       Джону стало откровенно стыдно. Ведь всё было на поверхности! Параметры Кольца и его возможности были описаны в справочнике, пусть там и упоминалось, что сведения весьма сокращённые и по заинтересовавшим разделам требуется смотреть расширенную справку. Но ведь и полёт за пределами атмосферы, и радиочастотный анализ там упоминались! Он ведь действительно мог за час слетать до астероида, накопать там драгметаллов и… да хоть «найти клад», а затем получить свою законную долю. Даже закопай он так сотню килограмм, ему бы хватило до конца жизни! Но… не подумал. И в таком ракурсе предложение Брюса выглядело действительно лишь как прикрытие «настоящей» деятельности, не сильно обременительное для организатора.       — Я согласен, — кивнул Стюарт. Если уж его коллеги имеют такие возможности, то глупо было бы отказываться от сотрудничества. Да и этот Эмрой… Неплохо бы узнать, что он из себя на самом деле представляет.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.