Выжить - только первый шаг +134

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сверхъестественное

Автор оригинала:
Cheryl W
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/9141697/1/Surviving-is-Just-Step-One

Основные персонажи:
Бенджамин Лафитт (Бенни), Дин Винчестер, Кастиэль (Кастиил, Кас), Сэм Винчестер
Пэйринг:
Дин, Сэм, Бенни, Кас, ОМП и ОЖП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Экшн (action), Hurt/comfort
Размер:
Макси, 259 страниц, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за удовольствие! » от Тараканы в моей голове танцуют румбу
«Просто невероятная работа❤» от nastybulega
Описание:
Последнее место на Земле, где Дин хотел бы оказаться, - это лес, в котором они с братом охотятся на вендиго. Но когда Сэм понимает это, поворачивать назад уже слишком поздно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
События разворачиваются после того, как Сэм отказывается продолжать отношения с Амелией, а Дин принимает решение не встречаться больше с Бенни. Братья работают вместе над делом, но между ними по-прежнему не все гладко.


От переводчиков: В фике имеет место авторский взгляд на характер Сэма, который кому-то может показаться ООСом. Переводчики не претендуют на истину в последней инстанции, но, если что, вы предупреждены.

Глава 3. Спина к спине

2 августа 2016, 09:12
Правило №3. Не оставляй спину незащищенной, если тебя могут использовать как закуску.

***

Группа из четырёх человек – трех мужчин и одной женщины, – которую братья встретили в нескольких ярдах вверх по тропе, не была похожа ни на кэмперов, ни на туристов. Скорее, они выглядели как совершенно разные, чужие друг другу люди, волей случая оказавшиеся здесь в такой компании, как в каком-то шоу о выживании, но не знакомые, которые решили дружно выбраться на природу.

Парень, представившийся первым, Мак, кажется, был лидером этой группы. Он определённо чувствовал себя комфортно в сложившейся ситуации. Дин заметил, что, несмотря на светлые волосы, почти такие же длинные, как у Сэма, и приятные черты лица, которые делали его моложе, глаза Мака выдавали его истинный возраст и отражали пройденный опыт. Он двигался ловко и уверенно, и его не слишком заботило, что его спутники отстали от него на добрых пятьдесят футов.

Мак представил Сэму и Дину остальных так, будто они все уже давно дружили. Вики, длинноволосая брюнетка, привлекательная даже с забранными в конский хвост волосами и минимумом макияжа, – получила от Дина его самую харизматичную улыбку. В отличие от Мака, она явно ощущала себя не в своей тарелке, её одежда выглядела неуместно стильной и новой, будто со страниц каталога LL Bean.

Второй мужчина – Зик – являлся самым старшим среди них и самым дружелюбным, улыбчивым, с крепким рукопожатием. У него были каштановые волосы, строгие черты лица под стать возрасту и проницательный взгляд, сразу оценивший Сэма и Дина. Как ни странно, ему, кажется, понравилось то, что он увидел. Воображение Сэма тут же нарисовало этого мужчину в юности в военной форме.

Последний «турист» носил стрижку «ёжиком», на его предплечье красовалась военная татуировка, через плечо была переброшена винтовка. Представить себя Маку он не позволил, оборвав его «А это...», и кратко произнёс:

– Айвэн.

Он проигнорировал протянутую руку Сэма, его взгляд был прикован к Дину, будто призывая к некоему соревнованию альфа-самцов, к коим Сэм не относился ни на йоту.

Однако Дин, не задумываясь, ответил на вызывающее поведение Айвэна своей самой фальшивой улыбкой.

– Ты здесь как защитник природы? Ешь кору и червей?

Сэм сдержал ухмылку. Да, его брат никогда не упустит случая подразнить спящего медведя.

Когда Айвэн сделал угрожающий шаг в сторону Дина, Зик положил руку ему на грудь и настойчиво удержал его.

– Нет, это больше про меня, – примирительно сказал он. – Айвэн у нас из тех, кто сначала стреляет, а потом задаёт вопросы.

Дин насмешливо приподнял брови: «Да неужели?», словно удивившись этому описанию, но по его глазам было видно, что в действительности он думал иначе. Он распознал в Айвэне такого же сорвиголову, как он сам.

– Почему бы тебе не проверить? – предложил Айвэн, однако не сделал ничего, чтобы разорвать захват Зика.

– Может быть, попозже, – отозвался Дин и нагло подмигнул собеседнику.

Не дожидаясь ответа Айвэна, Сэм схватил Дина за локоть, развернул к себе лицом и послал ему свой самый выразительный взгляд, говорящий: «Прекрати злить этого парня». Дин закатил глаза, но послушался. В каком то роде. Просто проигнорировал Айвэна и подошёл к Маку.

– Мы не ожидали увидеть кого-то здесь в это время года.

Встав за плечом Дина, Сэм горячо подхватил:

– Да, особенно если учесть недавние случаи пропажи людей и нападения медведей, – он придал своему голосу укоризненный оттенок, потому что, да, он был крайне недоволен глупостью этой четвёрки, решившей прогуляться именно здесь. Теперь Дин не уйдёт из леса, пока не убедится, что вендиго мёртв, а эти люди в безопасности.

Дин удивлённо посмотрел на Сэма. Он уже давно не слышал такого тона от младшего брата и не понимал, чем эти незнакомцы вызвали его гнев. Сэм, упрямо сжав челюсти, целенаправленно избегал встречаться глазами с Дином и вместо этого прожигал Мака взглядом, который обычно применял в образе агента ФБР в разговоре с осуждёнными убийцами.

Мак открыл было рот, чтобы ответить, но тут к ним приблизился Айвэн и с издёвкой произнёс:

– О, так вы бежите из этого леса, потому что испугались мишки Йоги? (1)

– Мишка Йоги здесь не самое страшное, – хмуро ответил Дин.

– А мы как раз на это и рассчитываем, – снисходительно возразил Айвэн. По-видимому, он проговорился о чем-то, что Мак не хотел бы озвучивать, потому что тот вдруг начал без умолку тараторить:

– Стало быть, вы двое, ищете выход к цивилизации? А мы собираемся поставить кое-какие эксперименты, изучить жизнь обитающих здесь диких животных. Думаю, мы задержимся здесь на неделю. А вы, ребята, что, отдыхали здесь?

Дин снова выдал фальшивую улыбку.

– Да. Просто любим природу.

Хотя комментарий предназначался не ему, Сэм понимал, что Дин не так уж и согрешил против истины. Потому что если бы Сэм не обратил внимания на странное поведение Дина, тот никогда бы не признал свою нервозность и продолжал бы играть в крутого парня. И то, что Дин чувствовал необходимость носить эту маску даже перед ним, совсем не нравилось Сэму и заставляло задуматься, сколько ещё мест, вещей, случаев, которыми Дин предпочел не загружать его, не давали тому покоя. Дин, как я должен помогать тебе, если ты никогда не показываешь, что тебе нужна помощь?!

– Может быть, вы хотите присоединиться к нашей команде?

Неожиданное предложение заставило Сэма вынырнуть из своих мыслей. Пришло оно не от Мака: Зик незаметно присоединился к их четвёрке и озвучил эту мысль, удачно вклинившись в возникшую паузу в разговоре. Сэм прочитал вспышку гнева в сдержанных чертах Мака и скепсис на лице у Айвэна.

Если Дин и заметил их реакцию, то ему было все равно.

– Я думал, вы никогда не предложите, – охотно согласился он.


***


Зик вызвался проводить их к оставшейся части команды. Сэм неожиданно обнаружил себя переместившимся со второй позиции сразу за Дином в самый конец. Взглянув на брата, он проигнорировал его молчаливый приказ идти поговорить с Маком. Вместо этого он продолжал упрямо держаться рядом, потому что Дин был сейчас его приоритетом. От него не укрылись и гипербдительность Дина, и его настороженные взгляды, направленные на лес, как будто он находился в постоянном ожидании того, что оттуда в любую секунду что-то могло на них напасть.


Чистилище


В отличие от вендиго, оборотни предпочитали перемещаться стаями и никогда не оставляли своих жертв на потом, про запас. Иногда они выли, чтобы понервировать свою добычу, но чаще всего носились по лесу со скоростью гепарда, рыча, щёлкая зубами, постоянно голодные, с красными глазами. Они валили добычу на землю, пришпиливали ее когтями и погружали в неё свои зубы с острым запахом крови, костей и плоти.

Стаи оборотней, рыскающих по лесу, укрепили уверенность Дина в том, что путешествовать с вампиром выгодно, хотя бы из-за его повышенной чувствительности.

Поэтому, когда Бенни резко затормозил и схватил Дина за бицепс, чтобы остановить его, Дин не стал задавать вопросов, просто молча смотрел на него и ждал, когда тот скажет, кто на этот раз пришёл подкрепиться.

– Оборотни, – Бенни покрепче перехватил демонский нож, отданный ему Дином. Несколько секунд он внимательно изучал лес, затем медленно повернулся. – Они окружили нас.

Дин немедленно занял позицию, которой его научил Бенни, ощущая, что его страх медленно сошёл на нет. Чувствуя защитное тепло спины Бенни, Дин понял, что они, не сговариваясь, заняли одинаковую оборонительную позицию. Они были готовы взять на себя всех, кто бы сейчас ни появился.

Дин смутно задался вопросом, когда это он начал настолько полагаться на вампира, чтобы доверить ему свою жизнь. Но, когда на них напали оборотни, времени на размышления не осталось.


Настоящее время


Дин снова потерялся в своих мыслях, и Сэм не стал бы нервничать по этому поводу, если бы не понимал в глубине души, что, о чём бы ни думал сейчас брат, оно явно было хуже, чем то, что происходило здесь и сейчас.

– Дин? Дин! – осторожно окликнул он, но не получил от Дина никакой реакции – только тот же застывший взгляд на лес. Решив, что словами делу не поможешь, он потеребил Дина за рукав, как когда-то давно, когда был ребёнком и выпрашивал у своего старшего брата конфеты. Но Дин по-прежнему не обращал на Сэма никакого внимания, не изменяя своего неподвижного взгляда, направленного куда-то на две тысячи ярдов вперед, и даже не замечая, что его зомбиподобные движения прекратились.

Вдоль позвоночника пополз страх, и Сэм неосознанно сжал руку Дина. Впервые он мог почувствовать то же, что чувствовал Дин, когда сам он был на его месте, в ловушке адских воспоминаний, заставлявших его биться в неконтролируемых судорогах. Он ясно понимал, что, если и Дин внезапно упадёт и начнёт биться в конвульсиях, Сэм не сможет его удержать и потеряет прямо здесь, на глазах у четырёх незнакомцев. Отчаяние, что Дин может ускользнуть от него прямо сейчас, заставило его пойти на более близкий контакт, который при нормальных обстоятельствах Дин никогда бы не допустил.

Встав перед Дином, Сэм обхватил его лицо правой рукой, левой в это время крепко держа его куртку.

– Эй, Дин, – умоляюще произнёс он, не желая применять силу, чтобы вывести брата из этого состояния. – Ну же, ты начинаешь меня пугать.

Он звал Дина дрожащим голосом, уже не пряча страха. Но Дин даже не моргнул, ничем не показал, что он здесь, рядом с ним, а не заперт в этот момент в Чистилище.

Отпустив куртку, Сэм положил и вторую ладонь на лицо Дина, наклонив его под таким углом, чтобы оказаться в поле зрения брата.

– Давай же, вернись, – нетерпеливо позвал он. Дин по-прежнему продолжал смотреть невидящим взглядом, и Сэм понял, что все его силы ушли, осталось только отчаяние.

– Дин, пожалуйста...

Возможно, подействовало слово «пожалуйста», или Дин каким-то образом почувствовал, что его младший брат вот-вот сорвётся, но что-то в нем изменилось. Он, наконец, моргнул, пелена спала с его глаз, в них вернулась теплота, и он впервые за последние минуты посмотрел на Сэма осознанно. Потом теплота исчезла. Сэм надеялся, что Дин спрятал её намеренно, поскольку не любил настолько раскрываться, даже перед Сэмом, и уж тем более перед незнакомыми людьми.

Не сказав ни слова, Дин убрал руки Сэма от своего лица, затем отпустил запястья и отошёл назад, снова выстроив свои мысленные стены, которые даже и не думали разрушаться.

Сэм ещё сам не понимал, что будет дальше – ему хотелось с силой садануть кулаком по чему-нибудь, чтобы снять напряжение, а с другой стороны, пережитый испуг вот-вот взял бы верх, и его попросту вырвало бы. Сэму стало интересно, что из этого даст Дину понять, насколько он был напуган, когда увидел его таким... уязвимым. Потерянным. Он спросил себя, а если Дин заметит, насколько все потрясло его, сможет ли это отменить его собственное холодное равнодушие, которое он проявил, обнаружив, что брат вернулся из мёртвой земли, его эгоистичное замечание, когда Дин смело заявил, что счастлив быть рядом с братом. Он сомневался. Его слова были слишком жестокими, чтобы можно было забыть о них из-за нескольких взволнованных жестов.

Дин, казалось, считал так же. Он тут же ушёл прочь к группе их новых знакомых, явно дав понять, что предпочитает их компанию компании брата. И Сэм позволил ему уйти. Он ненавидел тот факт, что эти люди оказались свидетелями произошедшего, причём свидетелями не заботы Сэма о брате, а слабости Дина. И с удивлением заметил, что Зик, все это время наблюдавший за братьями, нисколько не был шокирован странным поведением парней, которых он сдуру пригласил с собой. Вместо этого он смотрел на Дина полным сочувствия взглядом.

Зик подошёл к Сэму и тихо, чтобы его не услышали остальные члены группы, сказал:

– Я был там же, где и он. После трёх своих поездок во Вьетнам я стал настоящим пособием по ПТСР. Отключался, терял счёт времени, не мог ни есть, ни спать... и не говорил ни с кем об этом, потому что...

Зик покачал головой и печально продолжил:

– Да что там. Я прошёл через ад. Разве я мог жаловаться, что вернулся в Штаты, правда? Дни такие солнечные, в продуктовом магазине огромный выбор еды, а люди не пытаются убить меня. Да это настоящий Диснейленд по сравнению с тем, откуда я вернулся.

– И ты... смог справиться с этим? – искренне поинтересовался Сэм, тоже понизив голос.

– Ты имеешь в виду, после того как я чуть не прострелил себе башку? – язвительно спросил Зик, до того как понял, что это не самый умный ответ человеку, чей брат сейчас переживал то же, что и он.

Сэм почувствовал, как от лица отхлынула кровь. Он не мог представить себе, что стоящий перед ним сильный, уравновешенный человек когда-то чуть не решился на самоубийство. Настойчивая мысль о том, что Дин сейчас мог думать в том же направлении, тут же ворвалась в его голову.

– Мой тебе совет... Не дай ему зайти слишком далеко, – сказал Зик, жалея, что не способен дать более чётких указаний, например, что сделать Сэму, чтобы Дин тут же забыл о пройденном. – Ему предстоит долгий и трудный путь назад. Если, конечно, ему есть к чему возвращаться. Большее, что ты можешь сделать – не дать ему пройти этот путь в одиночку.

Он сжал плечо Сэма и кивнул в сторону одинокой фигуры Дина, который шел в стороне от остальных туристов.

Большей причины для того, чтобы снова вернуться к брату, Сэму и не было нужно.

Дин бросил на Сэма один только взгляд и практически прочитал его мысли. Он был уверен, что брат ждёт, что он вот-вот завоет на луну или начнёт бормотать себе под нос бессмысленные фразы. Да, потому что раньше ты никогда не давал ему оснований думать, что ты съехал с катушек. И он был зол на себя за то, что оказался настолько слаб, что чуть не ушёл из этого леса и почти позволил четырём невинным людям пойти в этот монстролэнд и стать закуской для вендиго.

Когда Сэм «случайно» врезался в него своим плечом, видимо, решив, что отныне должен быть к нему приклеен, Дин проворчал:

– Чувак, ещё немного, и я буду отстаивать своё право на личное пространство в суде. Сходи к Маку, выясни, что всё-таки они делают тут на самом деле.

– А что случилось с твоим «вместе мы справимся с чем угодно»? Что ты охотишься лучше, когда я рядом? – отозвался Сэм, надеясь, что собственные слова Дина, бумерангом вернувшиеся к нему, позволят хоть немного сократиться пропасти между ними.

Взгляд Дина помрачнел.

– Как ты сказал, я отлично справляюсь и сам, взламываю и убиваю без особых объяснений.

Поняв, что бороться с Дином совершенно невозможно, Сэм прорычал:

– Когда ты, наконец, перестанешь бросаться в меня моими же словами?

– Когда они перестанут делать мне больно! – крикнул в ответ Дин и тут же пожалел о своей честности, не только потому, что это было жалко, но и из-за внезапно вспыхнувшей боли в глазах Сэма.

Но боль Сэма превратилась в гнев. Он был не единственным, кто говорил вещи, которые ранили.

– Так... значит, когда ты пытаешься заменить меня на чертова вампира, мне не больно?

Взгляд Дина стал свирепым, и в нем не было ни капли раскаяния.

– Ты не имеешь права ревновать, тем более что сам больше не хочешь занимать это место.

– Что? Ты с ума сошёл, Дин?

– Как я понял, твой новый приятель Зик уже предупредил тебя об этом, так ведь?

Сэм побледнел. Он никак не мог предположить, что Дин их подслушивал.

– Дин, он... он прошёл через то же, что и ты.

Дин вдруг остановился и посмотрел на Сэма как можно более устрашающе.

– Да? И через что же я прошёл, Сэм? Просвети меня, расскажи, что же такого случилось, что у меня теперь крыша не совсем на месте?

Сэм захлопнул рот. Это было ловушкой. Дин хотел, чтобы Сэм признал, что он действительно не знает, что же происходило с Дином. Он спрашивал, неоднократно, но так и не был удостоен доверия от брата, достаточного для того, чтобы тот рассказал ему обо всём.

Дин горько усмехнулся.

– Очень красноречиво, Сэмми.

Сэм почувствовал, что снова начинает злиться. Дин закрывался каждый раз, когда Сэм спрашивал его о Чистилище, и отталкивал его от себя, когда он пытался разговорить его. Он не мог переиграть Дина, как ни старался. Не мог помочь... и это гораздо хуже.

– Ты хочешь знать, почему всё-таки я бросил охотиться?

Как будто ответ на этот вопрос сформировался у него в голове прежде, чем Сэм нашёл в себе мужество задать его, Дин сам ответил:

– Потому что тебя бесит, что ты застрял со мной, ты по-прежнему считаешь нормальную жизнь тем, что ты заслужил, а спасение жизней – напрасной тратой своих талантов. Ты просто читаешь газеты, смотришь на все дерьмо, что происходит вокруг, небрежно отмечаешь в уме, что же такое это может быть, а потом просто залезаешь в постель и спишь сном праведника.

– Почему ты, для разнообразия, не можешь взглянуть на вещи с моей точки зрения?! – выкрикнул Сэм, повернувшись к Дину; он все ещё не верил, что брат может думать о нем так.

– Правда глаза колет, да, Сэмми? – отозвался Дин и пошёл вперёд, ожидая, что Сэм демонстративно развернётся и в раздражении уйдёт, оставив его здесь... но этого не произошло, Сэм упрямо стоял на месте. Он был зол, да, но уходить не собирался, даже после того, как Дин на блюдечке преподнёс ему разрешение свалить из охоты. Дин решил предпринять вторую попытку, с новой тактикой:

– Почему бы тебе не попытать удачу с Вики? – предложил он нарочито беспечным тоном. – Ей наверняка польстит внимание кого-то высокого, загадочного и симпатичного. Кажется, она неравнодушна к «профессорам». Как ты думаешь, кто она: Джинджер или Мэри-Энн? (2)

Сэм качал головой, сжимая челюсти, и практически дымился от гнева, все ещё не в силах поверить, что получил такой ощутимый тычок, но стоял на месте, там же, где и Дин. Стоял, потому что понял, наконец, от чего его хотел уберечь Дин. Брат никогда не желал бы, чтобы Сэм почувствовал то же, что и он, когда оказался в неизвестном месте, в полном одиночестве, растерянный, в любой момент ожидающий нападения и... напуганный. Как он боялся того, что предположение Бенни окажется верным – что прежняя жизнь ему лишь снится, Сэм не реален, и на самом деле он по-прежнему в Чистилище. И в любую секунду из-за деревьев появится очередной монстр, разорвёт его горло, и тогда все закончится, раз и навсегда.

А Дин не был готов отказаться от мечты, не был готов отступить и признать, что Сэм ненастоящий, что ничего не существовало на самом деле – ни Сэма, ни того факта, что Сэм променял охоту на девушку, собаку и платежи за дом... что теперь брат совсем не скучал по нему. И он втайне был рад появившейся возможности обрести нормальность, рад был самой нормальности. И где бы сейчас ни был Дин, Сэм не хотел его обратно.

Несмотря на свою злость, Сэм заметил, как в Дине что-то поменялось, как на него нахлынуло напряжение, а вдохи и выдохи стали более резкими. Да, он рассердился, но это не значило, что его сердце не сжималось от волнения, сочувствия и боли при первых признаках очередного эмоционального потрясения брата. После секундного колебания он подумал: Мы с Дином и так уже собачимся, так что терять мне уже нечего.

Быстро, чтобы не успеть струсить, он положил свободную руку на плечо Дина. Сделав вид, что не заметил, как тот вздрогнул при этом и поднял на него рассерженный взгляд, он привлек Дина в легкие объятия и тепло усмехнулся:

– Да не бесит меня, что я застрял с тобой, балбес! И я не перестану спасать твою задницу всякий раз, когда это потребуется.

Потому что Дин вряд ли оценил бы его слова: «Я был потерян ещё сильнее, чем ты сейчас, когда остался один» или «Иногда, когда ты теряешь кого-то, кто для тебя дороже жизни, это хуже, чем самый серьёзный случай ПТСР, потому что смерть тогда становится более привлекательной, чем жизнь».

– Чувак, ты не должен спасать мою задницу! Все время... – ответил Дин и вознаградил Сэма тычком локтем в бок. И когда Сэм начал убирать свою руку, он почувствовал, как Дин ласково сжал его затылок, прежде чем отстраниться, – словно чтобы снова убедиться, что он существует на самом деле. Что этот лес вокруг – не Чистилище, и ему не нужно постоянно хвататься за нож на своём ремне и ожидать, что кто-то голодный выскочит из-за деревьев и нападёт на него каждый раз, когда ветер зашелестит в листьях. Что у него есть то, в чём он действительно нуждался, даже если он этого не заслуживал. Например, Сэм за спиной.
Примечания:
(1) Yogi the Bear – американский мультсериал, по которому позже был снят одноименный фильм

(2) Джинджер и Мэри-Энн – героини ситкома Gilligan's Island, характеры которых представляют собой два классических стереотипных типа женщин. Джинджер или Мэри-Энн – психологический вопрос, который дает представление о предпочтениях мужчин определенного возраста в отношении женщин. Более подробно здесь: http://www.biographyworld.net/Ginger_and_Mary_Ann_Biography.htm