Выжить - только первый шаг +134

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сверхъестественное

Автор оригинала:
Cheryl W
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/9141697/1/Surviving-is-Just-Step-One

Основные персонажи:
Бенджамин Лафитт (Бенни), Дин Винчестер, Кастиэль (Кастиил, Кас), Сэм Винчестер
Пэйринг:
Дин, Сэм, Бенни, Кас, ОМП и ОЖП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Экшн (action), Hurt/comfort
Размер:
Макси, 259 страниц, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за удовольствие! » от Тараканы в моей голове танцуют румбу
«Просто невероятная работа❤» от nastybulega
Описание:
Последнее место на Земле, где Дин хотел бы оказаться, - это лес, в котором они с братом охотятся на вендиго. Но когда Сэм понимает это, поворачивать назад уже слишком поздно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
События разворачиваются после того, как Сэм отказывается продолжать отношения с Амелией, а Дин принимает решение не встречаться больше с Бенни. Братья работают вместе над делом, но между ними по-прежнему не все гладко.


От переводчиков: В фике имеет место авторский взгляд на характер Сэма, который кому-то может показаться ООСом. Переводчики не претендуют на истину в последней инстанции, но, если что, вы предупреждены.

Глава 4. То, что ты убил

9 августа 2016, 10:39
Правило № 4: Молись, чтобы тебе не пришлось есть то, что ты убил.


Обед вышел довольно оригинальным: Мак приготовил пищу на пропановом гриле и поджарил для всех гамбургеры. Дин отмахнулся было от предложенного бургера, но Сэм уже протягивал ему один, не забывая о вчерашнем скудном обеде брата и не существующем ужине.

Когда Дин не взял в руки бумажную тарелку с бургером и гарниром, Сэм демонстративно поставил ее ему на колени, показывая этим, что выбора у него нет. Свой собственный бургер он принял с радостью, а затем соскреб лук на тарелку Дина.

– Побольше лука, как ты любишь, – чуть наклонившись к брату, сказал он.

Дин понимал, что Сэм пристально за ним наблюдает и собирается дождаться, когда он начнет есть, прежде чем примется за свою еду. Он едва сдержал вздох, попеняв на самого себя за то, что в очередной раз так легко сдается под натиском манипуляций младшего брата, и, скорее, с решительностью, чем с желанием, взял свой гамбургер и немного откусил, приятно удивившись тому, что вкус оказался знакомым и любимым. И тому, что не пришлось давить рвотный рефлекс от мысли, кем это "мясо" было раньше.


Чистилище


То, что Дина рвало всем, что до этого он умудрился в себя запихать, стало уже привычным. Но Чистилище и не предлагало большого выбора в своем меню. Дин уже пытался познать дзен, жуя кору и листья и сплевывая черную зернистую слюну. Почва, по-видимому, заражала все, что произрастало на не плодородных землях. От всех вариантов "мяса" он отказывался, пока Бенни не пригрозил накормить его насильно. Поэтому они заключили пакт: Бенни сам будет готовить и поклянется не рассказывать Дину, чем "мясо" было до этого, он попытается его съесть.

Но его желудок не был таким сговорчивым.

Дин уполз за ближайшее дерево, где его вырвало. Бенни с сочувствием поморщился. Он пытался понять, как Дину продолжать поход, если ему не удавалось ничего в себе удержать, но потом вспомнил, что вместе с ними теперь был настоящий ангел.

Когда заметно обеспокоенный Кас рванул за внезапно сбежавшим с ужина Дином, Бенни остановил его, но теперь ему пришлось резко изменить свое мнение:

– Сделай что-нибудь, чтобы ему помочь.

Кас непонимающе посмотрел на него:

– Как ему помочь?

– Раздобудь то, что он сможет съесть. Заставь манну падать с небес или молоко с медом бить фонтаном из скалы, – огрызнулся Бенни, сам удивившись тому, что он даже вспомнил что-то из библейских историй, услышанных в детстве.

Кас принялся спорить:

– Бог сотворил эти чудеса, а не простой ангел. И молоко текло из холмов Иерусалима, а мед появился не из камня, а...

– Тогда что же делают ангелы? – с разочарованием протянул Бенни. – Просто прячутся в тени, наблюдая за тем, как их подопечные страдают? – Ему становилось тошно при мысли, сколько еще долгих дней он будет наблюдать за мучениями Дина. Он всего на мгновение понадеялся, что ангел может привнести что-то в их команду, что он беспокоится о Дине достаточно, чтобы явить чудо, достойное хотя бы маленькой части преданности, которой тот отвечал ему.

Но он точно не ожидал, что ангел разозлится: с горевшими негодованием и болью глазами Кас припечатал его спиной к дереву.

– Я сделаю что угодно, чтобы прекратить его страдания!

– Докажи, – злобно оскалился Бенни. Слова и обещания не приносили Дину никакой пользы.

И в тот же миг ангел исчез.

Проклиная ангела за привычку сваливать, как только запахнет жареным, за то, что он воспользовался этим фокусом, когда они с Дином провалились в монстролэнд, Бенни тяжело выдохнул, подальше пряча свою злость. В отличие от Каса, он не оставил бы Дина страдать в одиночестве. Подойдя к Дину, который, тяжело опираясь о дерево, вытирал рот рукой, Бенни положил ладонь на согнутую спину друга.

– Как ты держишься, брат?

– Отлично, – хрипло ответил Дин.

– Кажется, значение этого слова изменилось с тех пор, как я стал кормом для рыб, – неловко пошутил Бенни. Не было такой шутки, которая могла помочь бы Дину в его беде. – Пойдем, – он повел Дина назад к их импровизированному лагерю.

Когда Кас внезапно появился перед ними с деревянной миской в руках, оба вздрогнули.

– Я собрал все съедобное, что смог найти в окрестностях, и смешал. По консистенции не похоже на гамбургер, но думаю, ты найдешь этот вкус приемлемым. Что касается чаши, я вырезал ее из дерева. Она немного грубовата вот здесь... – он провел пальцами по неровному сучку возле своего левого большого пальца.

Бенни прервал объяснения Каса, вырвав миску из рук ангела и понюхав содержимое. К его удивлению, оно не воняло ничем мертвым. Подняв ладонь Дина, он вложил в нее миску и кивнул ему.

– Давай, попробуй.

Дин втянул запах и с удивлением поднял брови, взглянув на Каса.

– Пожалуйста, попробуй это, Дин, – умоляюще попросил Кас. Он хотел... он должен был сделать что-то, чтобы помочь Дину, чтобы компенсировать ему все те молитвы, оставшиеся без ответа с момента их прибытия в Чистилище.

Дин сделал осторожный глоток и прикрыл глаза – не в отвращении, а от удовольствия, – перед тем как выпить оставшуюся часть каши из миски. Он не помнил свой последний обед до того, как попал в Чистилище, но коктейль Каса был лучшим, что он пробовал с того момента. Даже несмотря на то, что это смахивало, скорее, на то, что заказал бы Сэм в новомодном ресторане со здоровой пищей. Если я когда-нибудь выберусь отсюда, ни за что не скажу об этом Сэму.


Настоящее время



Вспомнив об этом, Дин покачал головой и попытался сдержать усмешку, но это у него явно не получилось, потому что Сэм смотрел на него, подняв брови в немом вопросе. Дин снова покачал головой: "потом" – и откусил еще от своего гамбургера, но мыслями снова вернулся к Касу, к тому, как странно он вел себя в последнее время, к его необъяснимому побегу из Чистилища.

Голос Сэма вернул его в реальность.

– Неплохо, да? – Сэм кивком головы указал на бургер в руках Дина.

И Дину нужно было быть слепым, чтобы не заметить беспокойство во взгляде брата. Беспокойство за него. Дин откусил большой кусок и, чтобы вывести Сэма из себя, сказал с набитым ртом:

– Круто для походной еды.

Сэм скривился от отвращения, но все же рассмеялся.

– Ладно, это было отвратительно.

Дин, не размыкая губ, широко улыбнулся ему в ответ.


***


Дин не верил в совпадения, а если бы и верил, то на эту сказочку он все равно не купился бы. Не тогда, когда эта команда ботаников решила разбить лагерь практически в эпицентре нападений вендиго. Как только палатки были поставлены, он и Сэм ускользнули прочь, пока не отошли настолько, чтобы их не было слышно, и, повернувшись друг к другу, одновременно произнесли:

– Ты знаешь, где мы?

И одновременно замолчали, осознав, что подумали об одном и том же.

– Не совпадение, что они выбрали именно это место для своего "эксперимента", – отметил Дин, изображая кавычки на последнем слове.

– Не похоже, – угрюмо согласился Сэм, происходящее не означало ничего хорошего. – Я так понял, что их эксперимент заключается в том, чтобы узнать, кто стоит за атаками и исчезновениями.

– Тогда это очень глупый эксперимент, – проворчал Дин.

– Дин... – предостерег Сэм. Вот если бы Дин мог иногда видеть мир так же, как он.

– Что?! – с возмущением отрезал Дин. – Сэм, они собираются изучить сверхъестественно сильного каннибала, чьей единственной целью является запасти туристов на закуску на долгую зиму.

– Да, но они не знают этого, – с чувством ответил Сэм. Он ничего не мог с собой поделать, но ощущал какую-то связь с тем, чего пытались добиться Мак и его команда.

Услышав этот оправдательный тон, Дин невольно задумался о том, не согласился ли уже брат на свой повторный прием в колледж и не собирается ли сказать ему, что уходит в момент, когда он меньше всего этого ожидает и считает, что Сэм остается здесь, с ним. Дин затолкал этот страх поглубже и, стараясь, чтобы осуждение в голосе не звучало слишком явно, заявил:

– Тогда нам лучше объяснить им это до того, как наступит ночь и наш вендиго начнет прочесывать лес в поисках ночного перекуса.

Только он решил обсудить с Сэмом их тактику, как крик Вики прорезал тишину леса.

Дин сорвался с места еще до того, как Сэм понял, что он сам не достаточно вооружен для боя с вендиго, его сорок пятый все еще был у него за поясом, но ракетница лежала в сумке. Надеясь, что Дин подготовился лучше, он помчался за братом, слегка удивляясь тому, что тот сумел так быстро его обогнать. В Чистилище... он бежал, чтобы выжить, Сэм. Вот где он был, пока ты наслаждался ленивыми вечерами с Амелией и расслабленно ремонтировал кондиционеры и раковины в мотеле, корил он себя. А внутренности сжимались от мысли о тварях, что преследовали брата, о Дине, который должен был их обгонять, чтобы выжить, о том, что не было безопасного места, куда он мог бы сбежать.

Сэм прибежал на место происшествия спустя пару секунд после Дина, чтобы увидеть, что Вики лежит на земле, а вендиго пронзительно рычит над ней, возмущенный тем, что его планы пообедать нарушены; Дин прицеливается, чтобы выстрелить в монстра из ракетницы, а Мак поднимает сломанную ветку с земли. Но перед тем как Дин сделал свой выстрел, Мак взмахнул веткой... в сторону головы Дина.

Сэм выстрелил первым.

Но его пуля предназначалась не для вендиго. Вместо этого она скользнула по руке Мака, заставив его ослабить хватку на ветке, которой он уже, как бейсбольной битой, примеривался к его брату.

Дин вздрогнул от выстрела и последовавшего прямо за ним вскрика боли. Этого оказалось достаточно, чтобы отвлечь его, и вендиго снова исчез в лесу.

– Какого... – начал было Дин, но до того, как он успел договорить, на поляну ворвался Айвэн с оружием в руках, которое он тут же направил на Сэма. В мгновение ока Дин оказался перед Айвэном и прижал дуло ракетницы к его шее. – Брось пистолет, – угрожающе скомандовал он, но Айвэн мгновенно сменил правила игры: развернулся и ответно приставил дуло своего пистолета к шее Дина. Идеальная мексиканская дуэль.

Глядя в упор на Айвэна, пока они удерживали друг друга на мушке, Дин с презрением пригрозил:

– Я нажму на курок и твоя голова – фейерверк в честь четвертого июля.

Айвэн отступать не собирался и хладнокровно усмехнулся в ответ:

– И будешь мертв до того, как хватит наглости даже подумать о том, чтобы прикончить меня.

Сэм сменил цель с Мака на Айвэна в ту же секунду, как бывший солдат начал угрожать его брату.

– Опусти пистолет, Айвэн, или, клянусь, я убью тебя, прежде чем у Дина появится такой шанс. – Он держал палец на спусковом крючке и не стал бы колебаться, чтобы убить Айвэна, если намерения того касательно Дина стали бы чем-то большим, чем просто показухой.

Дин одарил Айвэна дерзкой улыбкой и сильнее прижал ствол ракетницы к его горлу.

– Кажется, части твоего тела будут в следующей корзинке для пикника у медведя Йоги – либо от моей руки, либо с помощью Сэма. Разве что ты согласишься на ничью.

Прежде чем Айвэн успел ответить, Зик вмешался в конфликт. Он спокойно прошел мимо них и ловко отсоединил ствол от пистолета Айвэна, тут же сделав оружие бесполезным. Выругавшись, Айвэн оттолкнул Дина и повернулся к Зику:

– Скоро ты перейдешь границу, старик, и поверь, тебе не понравится то, чем это кончится.

Вики, воспользовавшись тем, что напряжение спало, поднялась на ноги и бросилась прямиком в объятия Мака.

– Эй, мы знали, что он будет в состоянии регрессии, а значит, была вероятность некоторой опасности, – в отличие от слов, тон его голоса был успокаивающим.
Вики кивнула, прижавшись к его груди, и приглушенно ответила:

– Я знаю, и мне не стоило так реагировать. Просто... – она отодвинулась, чтобы взглянуть на его лицо. – Он настоящий, Мак, – произнесла она с удивлением и страхом.

Мак широко улыбнулся и, крепко ее обняв, закружил в воздухе. Затем, поставив на землю, обхватил ее лицо ладонями и взволнованно проговорил:

– Мы взорвем мир этим открытием!

– Никаких больше беспокойств по поводу грантов, – Вики разделила его энтузиазм, мгновенно растеряв остатки страха от встречи с вендиго.

– Или о потере моей пенсии, – добавил Мак. После чего отдал команду Айвэну и Зику, чтобы они готовили ловушку, доставали ружье с транквилизатором и включали систему слежения, и те послушно отправились назад в лагерь.

Сэм и Дин стояли в безмолвном изумлении не в состоянии до конца осознать то, что происходит. Абсурдность этого было слишком сложно переварить.

Мак только собирался проскользнуть мимо, но Дин поймал его за руку.

– Я не знаю, что вы пытаетесь сделать, но тварь, которую вы только что видели – это не какое-то дикое животное, которое можно приручить. Он убивает, чтобы питаться. Убивает и ест людей.

– Я знаю точно, кто это и кем он был, – злобно усмехнулся Мак. – Я изучал легенды о вендиго на протяжении всей своей карьеры. И никто никогда не верил, что они существуют на самом деле, но скоро у меня будут доказательства, что я был прав все эти годы, – выдернув свою руку из хватки Дина и высоко подняв голову, он встретился с ним взглядом. – И я думаю, сейчас самое время вам покинуть нас и позволить заняться нашей работой.

– Вашей работой?! – пренебрежительно повторил Дин, повысив голос. – Это будут ваши похороны, если вы здесь останетесь.

– В отличие от вас, мы не желаем ему зла, и он знает это, – заявила Вики, подойдя к Маку. – Он заслуживает шанса рассказать свою историю.

– Так что, вы собираетесь пригласить его сегодня ночью поиграть в карты и потравить байки у костра?! – изумился Дин. – Он был человеком... но перестал им быть. Его интересует только еда. И все, чего он заслуживает – это добрая горячая кремация.

– Нет, он сможет снова стать человеком, – перебила его Вики.

Дин насмешливо глянул на нее.

– Это он тебе сказал, когда прикидывал, как бы сожрать тебя на ужин?

Вики покраснела.

Приняв нападение Дина на Вики на свой счет, Мак тут же вырос перед ним.

– Я видел таких, как ты, раньше. Кто притворяется, что убивает ради защиты других, но в действительности делает это только ради самого насилия. Тебе нравится отнимать жизнь. Твои первобытные инстинкты вырываются на свободу... совсем немного. Но этого становится недостаточно, правда? Ты хочешь иметь право решать все проблемы с помощью насилия, обесцениваешь жизнь... жизнь животных. Как скоро ты перестанешь задумываться, прежде чем отнять жизнь человека?

Дин побледнел, понимая, что профессор не так уж и далек от правды, не после того, что было в Аду, и особенно не после Чистилища. Поэтому он не сказал ни слова в свою защиту, просто не смог, только посмотрел на Сэма в ожидании, кивнет ли тот, соглашаясь со словами Мака.

Стыд и смирение в глазах Дина окончательно разрушили контроль Сэма над самим собой, заставив его закипеть от гнева. Он сделал шаг вперед и почувствовал тошноту, когда Дин вдруг едва ли не вздрогнул, считая, что эта ярость направлена на него. И это только сильнее разозлило Сэма.

Обойдя Дина, Сэм схватил Мака за горло и протащил его спиной вперед, пока тот не врезался в дерево.

– Если ты не заткнешься прямо сейчас, я сам скормлю тебя вендиго, – пообещал он, сжимая его шею.

Но Мак был слишком ошеломлен подтвердившимся предположением, чтобы отступить и осознать, что дикость, которую, как он думал, увидел в Дине, просто пылает в глазах Сэма.

– Старший брат даже не может найти слов в свою защиту? Не думал, почему? Почему тебе приходится делать это за него? – его взгляд соскользнул с Сэма обратно на Дина. – Слишком близко к правде, да?

Дин ушел, так и не сказав ни слова.

Сэм разрывался между желанием избить Мака до полусмерти и догнать Дина. Как обычно, преданность брату победила, и он разжал удушающий захват на горле Мака.

– Держись от него подальше, – с угрозой ткнув в него пальцем, мрачно предупредил Сэм.

Потирая рукой шею, Мак язвительно усмехнулся:

– Это ради моей безопасности, или ты боишься, что он признает, что я прав, а ты не сможешь вынести этого?

– Ты не прав, – прошипел Сэм. Кулаки так и чесались ему врезать.

– Продолжай убеждать себя в этом, – ответил Мак, отлип от ствола и отправился назад в их лагерь.


***


Сэм был разочарован тем, что Дин не вернулся в лагерь, но не удивлен. Похоже, брат был здесь, а затем ушел, учитывая, что обе их сумки исчезли. Сэм пробежался взглядом по лагерю, Айвэну и Зику: те рылись в своих сумках, готовясь к миссии, на которую послал их Мак. Они действительно думают, что могут спрятаться за какой-то ширмой и нащелкать фотографий вендиго для NationalGeographic. Повесить на него метку и следить за маршрутами миграции. Или, что более нелепо, усадить тварь и попытаться поговорить с ним, поставить эксперимент в надежде вернуть ему человеческую форму. Но Сэм уже заглядывал в глаза вендиго, который схватил Дина семь лет назад. И, судя по взгляду, интеллект у того, без сомнения, имелся, но читалась в его глазах и жажда большего, и еще более явно – дикость.

Зик, почувствовав, что на него смотрят, поднял голову: в какой-то момент показалось, что он вот-вот подойдет к Сэму, но вместо этого он лишь послал ему короткий извиняющийся взгляд. Преданность этого человека его группе и Маку была очевидна. И Сэм боялся, что эта преданность станет причиной его смерти. Очень кровавой.

Так же, как он боялся, что преданность Дина Бенни однажды убьет его брата.
Сэм не хотел вновь потерять Дина. Он не понимал, как он, переживая эту потерю снова и снова, не превратился в итоге в сумасшедшего лунатика, куда более беспощадного и исполненного ненависти монстра, чем любой из тех, на кого они когда-либо охотились. Никто не вынес бы, если бы его сердце и душа вырывались бесчисленное количество раз, а затем возвращались на место в прежней форме. Это было невозможно. Для него – невозможно.

Он жаждал рассказать об этом Дину, объяснить ему, что каждый раз, после того, как тот покидал его, умирая или отправляясь в Ад, исчезая во тьме Чистилища, он возвращался к другому Сэму. К изменившемуся из-за его отсутствия, уничтоженному и собранному заново... с недостающими частями. Частями, что забирал с собой Дин в то место, куда уходил. Частями, которые только Дин мог ему вернуть... но только если сумел бы понять, как сильно Сэм зависим от него. Что Сэм мог пойти и найти себе собаку и девушку... мог выиграть в чертовой лотерее десять миллионов долларов, но это никогда не исправило бы то, что в нем было поломано... старшим братом.

Отлично, будь эгоистом, Сэм. Это Дин был в Чистилище, а не ты. Ему нужна помощь, чтобы справиться с этим, а не тебе, бранил сам себя Сэм, выходя из лагеря и отправляясь на поиски брата. Какая-то его часть понимала, что, да, Дин был в Чистилище... но он, когда брат исчез, остался в таком же. И, очевидно,что то, что они оба выбрались оттуда, еще ничего не значило. Как всегда, придется бороться и потребуется много времени... и то, что Дин, как казалось Сэму, уже утратил по отношению к нему. Как он сказал? Они всегда спасали друг друга, даже если поклялись, что не будут пытаться, из-за их "глубокой неизменной любви друг к другу".

Что ж, готовься, Дин, ты бросил мне вызов, и я собираюсь доказать тебе свою "глубокую неизменную любовь"... даже если заработаю фингал в процессе, пообещал себе Сэм.

Его инстинкты и эта необъяснимая братская связь вывели его точно к местонахождению Дина.

Хотя Дин и сидел на корточках спиной к нему, но, даже не оборачиваясь, сразу с ним заговорил, словно точно знал, кто к нему приближается. Сэм чуть улыбнулся сам себе, успокоив себя мыслью, что их связь все еще работает в обе стороны.

– Здесь на дереве царапины, – Дин указал на три борозды на коре. – Последний вендиго заманил нас в нужное ему место хлебными крошками, – в его голосе сквозили отвращение к собственным прошлым промахам и одновременно решимость не быть похищенным тем же образом снова.

– Да, а ты оставил свою дорожку из M&M's , – с гордостью напомнил ему Сэм. Гениальность Дина была неоспорима и в обычных обстоятельствах, но в тот раз, когда брат в полубессознательном состоянии висел на плече у вендиго и еще умудрился пометить путь, она вызвала настоящее восхищение.

Расслышав нотки гордости в словах Сэма, Дин глянул через плечо, желая понять, пытается ли он таким образом подкормить его эго или же опровергнуть умозаключения Мака. Но лицо Сэма было не просто честным, а довольным.

Стянув сумку Сэма со своего плеча, Дин бросил ее на землю перед братом и пожал плечами, чувствуя, как губы расползаются в улыбке.

– И у меня бывают просветления.

Да, и их много, хотелось сказать Сэму, но он не решился и только молча подхватил свой рюкзак. Встав с земли, Дин принялся сканировать взглядом ветки деревьев над головой, в которых вполне могли быть запрятаны тела, – как тогда произошло с Роем. Сэм же, вместо этого, смотрел только на Дина, отмечая его напряженность, которую тот так тщательно пытался скрыть. И было там что-то еще, намного хуже... боль... и стыд.

И если его напряженность Сэм еще мог вынести, все остальное... вряд ли.

– Дин, Мак думает, что он может поймать вендиго! Он не имеет ни малейшего понятия, чего стоит то, что мы делаем, – Сэм попытался высмеять необъективность и черствость профессора, но Дин на это никак не прореагировал, даже на него не посмотрел. Не сказав ни слова, он углубился дальше в лес в южном направлении, и Сэм последовал за ним.

– Нам нужно убить тварь до наступления ночи, – высказал план Дин, затем взглянул на часы и сильнее нахмурился. До заката оставалось не так много времени. – Надо разыскать пещеры... шахты... брошенные охотничьи хижины... – он почти врезался в Сэма, когда тот вдруг оказался прямо перед ним. Дин напрягся, готовясь к столкновению, – не физическому, а, скорее, эмоциональному, – когда увидел взволнованный, но решительный взгляд Сэма.

– Просто поговори со мной минуту, Дин, – с мольбой попросил Сэм и, стоило Дину попытаться его обойти, раскинул руки в стороны. Дин стиснул челюсти, но все же остановился и посмотрел на него – и это было маленькой победой. Хоть в его глазах и бушевал шторм, предупреждая о том, что он не настроен на разговоры по душам. Не сейчас.

– Поговорить о чем? О том, что у нас был шанс убить тварь пять минут назад, и мы просрали его? – огрызнулся Дин, а затем взглянул на него с осуждением: – И что за гениальная идея стрелять в Мака?

– Я всего лишь его поцарапал, Дин, – спокойно заметил Сэм, прежде чем оправдаться: – И он замахивался веткой в твою голову.

– Что-то ты не сильно возражал, когда Мартин врезал мне по голове, – едко ответил Дин.

Защитный рефлекс у Сэма сработал настолько быстро, что могло сложиться впечатление, что он репетировал:

– Он ударил тебя до того, как я мог его остановить.

Дин не поверил такому оправданию ни на миг.

– Ну да, конечно. И могу поспорить, что ты подрался с тощим Мартином и проиграл, когда тот решил приковать меня наручниками к батарее без сознания и в крови! – в голосе Дина явно звучало обвинение в предательстве.

Сэм сжал челюсти, что само по себе оказалось ответом.

– Спасибо, Сэмми, – мрачно фыркнул Дин и, оттолкнув Сэма с дороги, зашагал дальше в лес.

Сэм не знал, что ему сказать в свою защиту. Он был напуган. Боялся, что Дин пойдет к Бенни. И ему очень хотелось верить, что причина состояла в том, что Бенни мог быть опасен для Дина. Но теперь он не был в этом уверен и начал признавать, что, скорее, это было желанием остановить Дина, чтобы тот не выбрал Бенни... вместо него. Да, и это не превращает меня из нормального брата в неуверенного в себе придурка.

Но это и доказывало, что он не объединялся с Мартином против Дина.

– Мне не нравилось то, что он сделал, – догнав Дина, попытался объяснить Сэм. – Дин, он едва не проломил тебе череп! Ты не думал о том, что я довольно быстро оправился от его смерти от руки Бенни?

– Ты сам себе противоречишь в последнее время. Сложно сказать, когда с тобой что-то не так, – Дин все же оглянулся на него. – И, кстати, когда ты помчался назад к Амелии, тебе вообще пришла в голову мысль, что ты оставил собственного брата прикованным наручниками к батарее в номере мотеля в паре штатов от тебя?!

– Да, пришла! Я позвонил Мартину, приказал ему отпустить тебя... – вновь попытался оправдаться Сэм, но даже для него самого довод прозвучал слабовато, особенно с учетом того, что именно Мартин решил избавиться от Дина на той охоте.

Хмыкнув, Дин покачал головой.

– Ну конечно. Можно подумать, он отпустил бы меня. Он, скорее, использовал бы меня как приманку, чтобы заставить Бенни выйти из укрытия вместо его внучки. Мне повезло, что я ушел до того, как он вернулся в номер.

У Сэма действительно не было честного оправдания перед Дином, не после того, как сложилось все с Мартином. И вряд ли была бы какая-то польза, если он сказал бы Дину, что он едва не оторвал Мартину голову, когда тот ударил его. Что ему ужасно хотелось вытереть кровь, текущую по его лицу, обработать рану... но он не сделал этого, не мог, не тогда, когда Мартин стоял рядом с ним и смотрел на них обоих. И не тогда, когда Сэм понимал, что Дин лишь сильнее разозлится, если, придя в себя, наткнется на явные признаки того, что Сэм о нем волновался: вытер кровь и заклеил рану. Нет, его беспокойство на фоне предполагаемого предательства сделало бы пропасть между ними только глубже.

Да, потому что сейчас она еще не достаточно глубока, правда? – язвительно усмехнулся сам себе Сэм. Тот факт, что, чем больше они с Дином говорили, тем хуже становилось, выбивал почву у него из-под ног, но сдаваться он не собирался, не имел права, не тогда, когда речь шла о них, о Дине. Потому он замолчал, но продолжил идти в нескольких шагах от Дина, с самоупреком понимая, что больше следит за Дином, чем за тем, что происходит вокруг, хотя вендиго мог напасть на них в любой момент.

Но теперь он был готов: ракетница в сумке у него имелась, и стоило ему вспомнить о ней, он полез за ней в рюкзак... и ничего не нашел.

– Ракетница... она пропала.

– Я отдал ее Зику, – ответил Дин, мысленно готовясь к бурной реакции Сэма. Раз... два...

– Что?! Дин, это же единственное оружие, что у нас есть против твари!

– Моя все еще при мне, – напомнил он, прежде чем окончательно Сэм вошел бы в раж.

– Ты прекрасно знаешь, чем это грозит. Теперь нам сложнее будет защититься, – огрызнулся Сэм, не понимая, о чем думал Дин, отдавая ракетницу и делая их более уязвимыми, чем раньше.

Взбесившись от осуждающего тона Сэма и того, что Сэм считал его идиотом, а себя – всезнающим, Дин резко развернулся к нему лицом:

– Ты же теперь пацифист, да, Сэм? Охота больше не твое дело.

– Когда я не прикрывал тебе спину? Я здесь, с тобой. Я выбрал эту чертову охоту, Дин! – заорал Сэм, не веря, что ему приходится защищаться каждый день, каждую минуту. Перед Дином. Перед человеком, который знал его лучше всех. Который, как он думал, знал его лучше всех. Но, может быть, он ошибался... насчет многого.

Дин холодно усмехнулся.

– Да, и местность мне очень понравилась. Прямо-таки дом, милый дом... – он только собрался отвернуться, как в его челюсть врезался кулак Сэма. От удара Дин споткнулся и в шоке уставился на Сэма.

Обвиняюще ткнув в него пальцем, Сэм резко сказал:

– Я бы никогда не привел тебя сюда, если бы знал, что это напомнит тебе о Чистилище! И если ты этого не знаешь... – он замолчал, горло внезапно зажгло от непрошеных слез. Потому что, если Дин не знал этого, не знал, что он не стал бы специально заставлять его заново переживать Чистилище, не знал, что он пытался сделать все, что в его силах, чтобы помочь Дину справиться с последствиями после года жизни там... тогда что осталось от их братства?

Дин почувствовал себя дураком. Сэм ничего не знал о его проблемах с лесом, потому что он сам не говорил ему об этом. Не хотел. Ему было очень больно от того, что Сэма не слишком сильно интересовало, куда он исчез после убийства Дика, да, но также Дин не хотел, чтобы Сэм узнал, во что он превратился в Чистилище. Те слова Мака... попали точно в цель. Обесценивать жизнь? Отнимать жизнь у живых существ? Это стало его девизом. Давалось ему легко. Как уроки пыток Аластара. Это было для него естественным. Тем, кем он был. Чем он был.
И ни в чем из этого Сэм не был виноват. Сэм не должен был исправлять это вместо него. Нет, это мой грех, и он останется на моей совести.

– Сэмми... прости, – хрипло произнес он, зная, что слова бессмысленны в сравнении со всеми обвинениями, которые он вывалил на Сэма с момента своего возвращения. – Я... ты не знал. Не мог знать, и я... Это не твоя вина... где мы и что я не могу... Не могу справиться с собственным дерьмом. Но на эту тварь я могу охотиться. Это я могу сделать, – заверил его Дин. Сэм должен был знать, что он не совсем съехал с катушек, что он еще чего-то да стоит, хотя бы в этом деле. Что он, возможно, как брат и полное дерьмо, но все еще первоклассный охотник. Этого у него было не отнять. Он все еще мог убивать худших из монстров.

Сэм едва не подавился собственным стоном, осознавая дикую неправильность того, что Дин думал, будто ему есть дело до какого-то там вендиго, до какой-то охоты, да даже до четырех невинных людей, которые задумали поймать и исцелить монстра. Так продолжаться не могло, он должен был сказать.

– Меня не волнует охота, Дин. Меня волнуешь ты, – в его голосе не звучало ни капли упрека, только преданность, страх и неприкрытая честность. Все то, что Дин не слишком хорошо принимал, от чего прятался, потому что считал себя недостойным этого.

И Сэм понял, что и сейчас ничего не изменилось. Судя по ошеломленному, уязвленному выражению на лице Дина, тот, как всегда, начал бы все отрицать и придумал бы какой-нибудь грубый ответ; бессознательно Дин попытался отойти от него, но Сэм не собирался позволить ему уйти.

Он схватил Дина за предплечье, чтобы тот не вздумал сбежать; Сэм уже обдумал все, что он сам хотел сказать и что хотел, чтобы Дин услышал.

– Меня волнуешь ты, Дин.

– Сэмми... – охрипшим голосом начал Дин, но Сэм практически выпотрошил его своей печальной, но решительной улыбкой:

– Я беспокоюсь о тебе, Дин, и буду беспокоиться больше, чем о ком-либо еще... даже больше, чем о собаке, которую я сбил и выходил, – шутливо продолжил он, но едва заметная улыбка на лице Дина так и не достигла его глаз. – Намного больше, чем буду беспокоиться о каких-то сумасшедших ученых, которые желают попасть на обложки журналов с историей о вендиго. – И даже несмотря на то, что он мог смириться с незаконченной охотой, он знал, что Дин этого не допустит. – Так что я предлагаю забрать у Зика назад нашу ракетницу и закончить эту охоту. Вместе. И убраться к чертям отсюда.

Но Дин продолжал молча смотреть на него, и Сэм испугался того, что его слов оказалось недостаточно и Дин все еще собирается отрицать его чувства. Когда Дин дернулся, он только сильнее сжал его руку, не желая отпускать его до того, как они достигнут понимания. Но вместо того, чтобы попытаться уйти, Дин вытащил нож Руби и протянул Сэму.

– Срабатывало на всех монстрах в Чистилище. Я подумал, вендиго не станет исключением, – объяснил Дин, надеясь, что Сэм примет его маленькое и, вероятно, неэффективное предложение мира.

Но Сэм, по-прежнему такой же всепрощающий, взял нож и тепло, с благодарностью взглянул на него. И если бы Дин не был сам такой тряпкой, он укорил бы Сэма за то, что тот такой слабохарактерный. В конце концов, это был всего лишь нож, а не фенечка вечной дружбы.

Сэм обошел его, беря на себя инициативу.

– Согласно картам, в нескольких милях к югу отсюда находятся старые охотничьи хижины. – Когда Сэм не услышал шагов за своей спиной, он остановился и обернулся: Дин по-прежнему стоял на том же самом месте. – Ты идешь со мной или хочешь сам попытать счастья с Вики? Она, между прочим, скорее, Мэри Энн (1), чем Джинджер (2). А значит, более умная и не такая распутная. Совсем не твой тип.

Дин хмыкнул: да, так оно и было. Сэм так много знал о нем... и все еще оставался рядом – это радовало.

– Мне нравятся умные, – запротестовал Дин, но,когда Сэм недоверчиво посмотрел на него, рассмеялся. В Чистилище он никогда не смеялся.

И не по той ли причине, что рядом со мной не было Сэма, подумал он.
Примечания:
(1) и (2) - Джинджер и Мэри Энн - героини комедийного сериала "Остров Гиллиган", представляющие собой два разных типажа женского характера. Стереотипы сельской простушки (Мэри Энн) и кинозвезды из большого города (Джинджер).