Выжить - только первый шаг +134

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сверхъестественное

Автор оригинала:
Cheryl W
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/9141697/1/Surviving-is-Just-Step-One

Основные персонажи:
Бенджамин Лафитт (Бенни), Дин Винчестер, Кастиэль (Кастиил, Кас), Сэм Винчестер
Пэйринг:
Дин, Сэм, Бенни, Кас, ОМП и ОЖП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Экшн (action), Hurt/comfort
Размер:
Макси, 259 страниц, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за удовольствие! » от Тараканы в моей голове танцуют румбу
«Просто невероятная работа❤» от nastybulega
Описание:
Последнее место на Земле, где Дин хотел бы оказаться, - это лес, в котором они с братом охотятся на вендиго. Но когда Сэм понимает это, поворачивать назад уже слишком поздно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
События разворачиваются после того, как Сэм отказывается продолжать отношения с Амелией, а Дин принимает решение не встречаться больше с Бенни. Братья работают вместе над делом, но между ними по-прежнему не все гладко.


От переводчиков: В фике имеет место авторский взгляд на характер Сэма, который кому-то может показаться ООСом. Переводчики не претендуют на истину в последней инстанции, но, если что, вы предупреждены.

Глава 8. Кровь, что ты теряешь

27 сентября 2016, 15:52
Правило №8: Первая капля крови, которую ты потеряешь, уменьшает твои шансы выжить на восемьдесят процентов.


Настоящее


Внезапно Дин понял, что вендиго далеко не самый страшный монстр в этом лесу. Сэм рядом с ним убрал нож Руби, вытащил свой пистолет и направил на сумасшедшую троицу.

– Не двигаться!

Мак, до этого сидевший на корточках и раскладывавший последние органы, словно дизайнер интерьера для Чарли Мэнсона, выпрямился и произнес:

– Погодите, это не то, что вы думаете.

– Я думаю, что вы кучка психопатов убийц, у которых намного больше общего с вендиго, чем может показаться на первый взгляд, – прорычал Сэм. Он слегка надавил пальцем на спусковой крючок, осознавая, что не сильно-то он и побрезгует выстрелить, даже если твари сейчас предстали перед ним в человеческом обличии.

Троица его угроз не испугалась, а рассмеялась в ответ.

– Это все было собрано у трупов из колледжа Мака, – объяснила Вики. – Из тел, пожертвованных для медицинских и научных исследований.

– Вы заманиваете эту тварь сюда? – с отвращением перебил Дин. Он огляделся вокруг, рассматривая сцену побоища, которую они здесь устроили... но он уже видел подобное слишком много раз. Сам прикладывал к этому руку чаще, чем признавался Сэму. Он перевел взгляд на Зика и контейнер, который тот держал в руках: по его стенке стекала струйка красной жидкости.

Кровь.

Это был тот самый запах, который он почувствовал еще до того, как они достигли лагеря, тот запах, что он знал лучше любого другого. Дин не думал, что он когда-либо сможет, ощущая его или смотря на кровь, не думать о Чистилище.
Потому в Чистилище кровь была валютой. Была товаром с наивысшим спросом. Те, кто не добывал ее, чтобы утолить свой аппетит, меняли ее на свою жизнь или просто проливали, чтобы показать свое превосходство. Но для Дина она стала чем-то большим: разницей между жизнью и смертью.


Чистилище


Прежде чем Дин смог прийти в себя после удара и подняться на ноги, его схватили скользкие руки, с которых без особого на то повода отслаивалась плоть, а следом он почувствовал ужасную вонь. Лицо перевертыша, которое он в Чистилище не мог скрыть под личиной другого человека, было все испещрено дырами и открытыми язвами. Дина едва не стошнило, когда эта гротескная бесформенная гора мяса прижалась к его волосам.

– О-о-о, человек, – перевертыш понюхал его. – Какой деликатес.

Позади раздался другой незнакомый, хриплый и еще менее человеческий голос:

– Зарежь его, и мы разделим его труп.

– Нет. Я поймал его, я его и съем, – отказал перевертыш и одной рукой погладил шею Дина – как мясник приласкал бы курицу перед тем... как отрубить голову.

– Не хочу показаться невежливым и все такое, но я откажусь от обоих приглашений на ужин, – огрызнулся Дин, вслепую шаря по земле в поисках своего ножа, чтобы вспороть брюхо этой тошнотворной твари до того, как прозвучит звонок к обеду.

Без предупреждения что-то врезалось в Дина и перевертыша, с силой швыряя их на землю прямо поверх потерянного ножа. Намереваясь покончить со своим потенциальным пожирателем, Дин схватил нож и, перекатившись, встал на ноги, но Бенни, оказалось, уже лишил его этого удовольствия. В следующее мгновение второй перевертыш глубоко вонзил ногти в бок вампира, отчего тот взвыл от боли, но Дин тут же перерезал перевертышу горло и, остервенело выдернув нож, повернулся к Бенни. Тот еле стоял, пошатываясь, из раны на его боку текла кровь.

– Ты чертов придурок, ты зачем влез? У меня все было под контролем! – рыкнул Дин, убрав нож и с тревогой подойдя к раненому вампиру.

– Под контролем? – цинично переспросил Бенни, стараясь выровнять дыхание. – Значит, ты пудрил мне мозги все это время, и тебе действительно нравится, когда из тебя пытаются приготовить обед.

– Сядь, – сердито скомандовал Дин, хватая Бенни за плечо и пытаясь усадить, но тот покачал головой:

– Мы не можем здесь остаться, – он нервно оглядел окружающий их лес.

– Ага, только ты далеко не уйдешь, – заметил Дин, подняв пальто Бенни и поморщившись от вида крови и дыры в его рубашке... и в боку.

Когда вампир снова споткнулся, Дин крепче ухватил его за плечо, чтобы тот не упал, однако он не был готов в следующий момент услышать хриплое:

– Кровь.

Первой мыслью Дина не стало "спасай свою жизнь". Он уже знал Бенни достаточно хорошо, чтобы не бояться его, но и у вампира были свои границы. А я проверяю их на прочность, подумал он, ощупав лоб, по которому первый перевертыш ударил веткой. Ему не нужно было смотреть на свои пальцы, чтобы понять, что они в крови. А еще он знал, что невежливо дразниться, если не собираешься делиться.

– Черт, прости. Я не заметил, что у меня кровь. Я вытру... – Дин отпустил руку Бенни, собираясь отойти в сторону и стереть все следы крови, которая была, по-видимому, слишком соблазнительной для раненого вампира, и, когда тот вдруг схватил его за руку, он удивился. Но еще большее удивление он испытал, когда Бенни взглянул на него, но не с еле сдерживаемым желанием наброситься, а с весельем.

– Не твоя кровь, болван. Их, – уточнил Бенни, кивнув в сторону мертвых существ. Их ужасные бесформенные лица после смерти лучше не стали. – Я исцелюсь быстрее, как только выпью кровь.

Несмотря на то, что Дину было противно даже смотреть на реальную форму перевертышей, и одна мысль о том, что придется к ним прикоснуться, вызывала отвращение, он не колебался.

– Ладно, присядь, пока я соображу тебе пожрать, – приказал он, снова схватил Бенни за руку и силой усадил его на землю, прислонив спиной к стволу дерева.

Ободряюще похлопав Бенни по колену, Дин подошел к перевертышам, собрал кровь у одного, а потом и у другого в кусок ветки с выемкой. Вернувшись к вампиру, Дин опустился на колени, собираясь напоить его, но Бенни забрал у него ветку и прохрипел:

– Спасибо. Дальше я справлюсь...

С облегчением Дин встал и повернулся к Бенни спиной. Он не стал скрывать от него, что не горит желанием смотреть на то, как он кормится, но брезгливость здесь была совсем ни при чем. Все дело было в его брате. В воспоминаниях, которые Дин предпочитал зарывать как можно глубже. Он терпеть не мог вспоминать, что чувствовал, глядя, как пьет кровь Сэм в тот самый первый раз, вспоминать, что боялся... его, когда он повернулся к нему, и с его губ на подбородок стекала кровь.

Некоторые воспоминания не могло заглушить даже Чистилище.

Все так же стоя спиной к Бенни, Дин поинтересовался:

– Нужно еще? – Хотя и надеялся, что ответ будет "нет".

– Пока хватит, – ответил Бенни, вытирая кровь с губ. Бросив взгляд на спину Дина, он заметил, как тот сразу расслабился. Он знал, что Дину было противно, что он пьет кровь. Но Дин ни слова не сказал, сам собрал для него кровь и был готов даже помочь ее выпить... чтобы спасти его жалкую жизнь.

Ощутив какие-то непонятные эмоции, исходящие от Бенни, Дин неуверенно обернулся и с облегчением заметил, что он больше не пьет. Да даже следов никаких не осталось. Бенни смотрел на него со странной задумчивостью.

– Что? – спросил Дин.

Без каких-либо объяснений Бенни вдруг выпалил:

– Примерно двести миль на запад, потом на юг до круглого озера, и он будет там, на холме.

– Кто будет?

– Свет, – сказал Бенни с горькой улыбкой. – Выход. На случай, если со мной что-то случится... теперь ты знаешь куда идти.

Он был слишком близок к смерти, и Дин... Дин застрял бы здесь. И за те сорок миль, что они прошли вместе, Бенни понял, что не может этого допустить.

Но Дин от радости скакать не собирался, только смотрел на Бенни с необъяснимым беспокойством.

– Почему ты мне сказал?

– Потому что ты не знал, где он находится, – констатировал очевидное Бенни, это было проще, чем сказать правду. Но он мог бы догадаться, что Дин не согласится с его ответом.

– Ты только что раскрыл свой единственный козырь, тупица. Что мне мешает теперь бросить тебя здесь... или грохнуть? – в голосе Дина прозвучал праведный гнев.

Бенни дерзко улыбнулся, глядя на своего компаньона... нет, друга.

– Только твое доброе сердце.

Сказанное было настолько нелепым, что Дин фыркнул:

– Мое доброе сердце? – он криво улыбнулся. – От доброты во мне уже ничего не осталось, приятель.

– Да, а я еще скажу, что ты и приврать мастак, – возразил Бенни, уставившись на Дина с вызовом.

Что бы Дин там ни собирался ответить на обвинения, он все равно не успел: откуда-то вдруг раздался жуткий вой. Он и прекратил их философскую дискуссию.

– Ладно, пора уходить, – объявил Дин.

– Я думал, я потерял свою полезность, – с озорным огоньком поддразнил Бенни, когда Дин нагнулся и, обхватив раненого вампира рукой со спины, помог ему встать на ноги.

– Пока ты не начал искать компанию поинтереснее из тех, кто считает завывание лучшим видом мужской дружбы, заткнись и беги, – съязвил он, но была какая-то теплота в его голосе, которую он пытался скрыть. Бенни дал ему не просто координаты выхода. Он доверился ему. Выдал свою единственную возможность обрести свободу, и это открывало для них обоих кое-что новое. Делало их командой. Партнерами.

Но Бенни называл это иначе.

– Я с тобой, брат.

Дин спорить не стал. Много месяцев назад он прекратил эгоистично желать, чтобы Сэм оказался рядом с ним, и принял тот факт, что этого не случится. Но был Бенни, который прикрывал его спину, который спас его жизнь и вдруг начал ценить. Хотя это совсем не значило, что, даже если они с Бенни умудрялись оказываться на шаг впереди тех, кто пытался перегрызть им глотки, он переставал молиться о том, чтобы Сэм был в порядке, чтобы он как-нибудь узнал, что Дин делает все возможное, чтобы вернуться к нему.

Но правда заключалась в том, что он не выжил бы в одиночку, умер бы уже не один раз, если бы не Бенни. В Чистилище значение братства заключалось не в одной и той же крови в венах, а крови, которую ты готов добровольно пролить, чтобы сохранить жизнь другому.


Настоящее



У Сэма даже не стояло дилеммы, продолжить ли запугивать пистолетом трех человек, которые определенно сошли с ума, но не были убийцами... или привести брата в чувство и вернуть его в настоящее. Запихнув пушку за пояс джинсов, он повернулся к Дину и протянул к нему руку. Звать брата было бессмысленно, разве что Мак и его группа начали бы считать их сумасшедшими.

Положив одну руку на шею Дина, а второй крепко ухватив его за предплечье, Сэм шагнул к нему еще ближе, и то, что тот никак на это не отреагировал, заставило его нервничать сильнее.

– Дин, эй, мне нужно, чтобы ты пришел в себя, – позвал он с дрожью в голосе, что выдавала его страх. – Ты же не собираешься отключиться и позволить мне остаться тут одному с вендиго и четырьмя сумасшедшими учеными, правда? – он попытался сказать это с весельем, но вырвавшийся смешок больше смахивал на рыдания. Он не мог просто смотреть, как Дин теряет себя, стоя прямо перед ним, не мог избавиться от страха, что Дин может однажды не вернуться из этого состояния. Может решить не возвращаться к нему.

Но Дин вдруг моргнул и пришел в себя – и мало того, сразу же завелся.

– Мы должны убираться отсюда, – сухо сообщил он, зная, что вендиго не сможет устоять перед буфетом, который устроили Мак и его группа. Схватив Сэма за руку, он потащил его прочь из лагеря, подальше от этой бойни и удушающего запаха крови, подальше от монстра, который уже шел к ним. Да он мог уже быть здесь, просто тянул время.

Сэм не стал сопротивляться и предлагать воспользоваться расставленной ловушкой для достижения собственных целей. Он понял по одной только крепкой, какой-то диковатой, хватке на его руке, что Дин не просто следовал охотничьим инстинктам. Дин боялся. И все еще его главная мысль – держать меня при себе, в безопасности. Это понимание ударило Сэма прямо в сердце... так же, как и каждый раз. Чувства взаимны, Дин, хотелось проорать ему, забраться в его непробиваемую башку. Потянувшись, он схватил Дина за куртку, вцепился в него так же сильно, как и Дин в него. Они будут в этом вместе, и, если Дин хочет бежать, он побежит с ним.

Немного замедлившись, Дин проорал через плечо троим оставшимся в лагере людям:

– Эта тварь сейчас появится! И она придет за свежим мясом! – Все уставились на него в недоумении, и Дин с раздражением добавил: – За вами! – Они все еще не понимали. – Бегите! Живо!

Зик внял его совету и, бросив контейнер с кровью, направился к ним. Вики явно не могла решить, что ей делать, ее взгляд метался между уходящими Винчестерами и Маком. Но стоило Маку протянуть ей руку, она тут же шагнула к нему, и они вместе покинули лагерь... но вместо того, чтобы присоединиться к ним, засели в противоположной его части и там притаились в ожидании, когда объект их эксперимента попадется в ловушку.

Увидев, какое решение приняли Мак и Вики, Дин выругался и отвернулся. Он все еще был полон решимости увести Сэма из эпицентра. Вставшие дыбом волоски на его шее подсказывали: времени почти не осталось. Он перешел на бег, потянув Сэма за собой. Зик пытался их догнать.

– Где Айвэн? – резко спросил Дин.

И Сэм подумал, вот он, настоящий Дин. Беспокоится о парне, который приставил пушку к его голове пару часов назад.

– Затаился наверху, чтобы выстрелить, – ответил Зик, тоже начиная бояться, потому что два, казалось, бесстрашных мужика рванули подальше, чтобы спасти свои шкуры. Это не было хорошим знаком.

– Чтобы убить его? – с изумлением спросил Сэм. Он знал, как вендиго реагируют на обычные выстрелы: монстр разозлится, а чью-то шею сломают.

– Чтобы усыпить.

Оба брата выругались, и Дин внезапно остановился. Сэм, все еще сжимая в кулаке куртку Дина, придвинулся ближе.

– Что такое?

Дин оглянулся и покачал головой.

– Не могу.

– Не можешь что, Дин? – осторожно спросил Сэм, наблюдая за меняющимся выражением его лица.

– Они умрут, Сэмми. Мы оставим их, и они все умрут. – Его первым инстинктом оказалось стремление убежать и оставить позади людей... не монстров, не охотников, обычных людей, которые не смогут себя защитить. Это было жалко. Он просто думал о выживании. О выживании Сэма. Он позволил законам Чистилища управлять его действиями: теми, где только самый быстрый, самый сильный и самый жестокий проживет дольше и будет достоин того, чтобы выжить.
Голос Сэма тут же утерял былую мягкость.

– Они сами в этом виноваты, Дин! Они хотят, чтобы эта тварь пришла к ним. И после того, что они устроили, вендиго будет в бешенстве, а в него сложно попасть из чертовой ракетницы, даже когда он стоит на месте. Мы оба знаем, что теперь наши шансы почти равны нулю.

Дин покачал головой:

– Но, Сэм...

Зная кодекс, по которому живет его брат, зная, что Дин не повернется спиной к тем, кто в опасности, Сэм попытался пойти на компромисс:

– Мы развернем здесь новый лагерь, – высказал он план, указав на поляну, где они остановились. – Поставим защиту, нарисуем символы Анасази. Потом пойдем и заберем Мака и остальных, приведем их сюда.

– Сэм, на это нет времени, – запротестовал Дин, повышая голос.

– Не будет никакой пользы, если нам будет некуда пойти, Дин! Нет. Мы все сделаем, потом пойдем за ними, приведем сюда и будем держать позиции до утра. После этого выследим эту тварь, убьем и отправимся домой. – Сэм не хотел даже задумываться о том, что их "дом", именуемый Импалой, был припаркован за многие мили отсюда, и добраться до нее за один день не удастся, даже если придется идти всю ночь. И при самом удачном сценарии Дин был приговорен еще к нескольким дням ненавистного кэмпинга.

Через несколько мгновений его план все же получил неохотное одобрение брата, и после этого он, Дин и даже Зик занялись расчисткой безопасной от вендиго зоны. Только позже Сэм понял, что в его плане был один неучтенный сразу минус: чтобы добраться до безопасного места... необходимо остаться в живых.


Настоящее


Он не издал не единого звука, когда вернулся. Просто внезапно появился там, в центре лагеря, и единственным доказательством того, что он не материализовался магическим образом, – был шелест задетых им листьев. Дрожащими руками Вики подняла камеру, не веря, что она сейчас получит доказательства существования того, что весь мир считал мифом. Она чувствовала себя фотографом «National Geographic», который собирался сделать снимок хищника, пожирающего свою добычу.

Но вендиго даже не взглянул на предложенные «кушанья», которые так заботливо были разложены на земле, не проявил ни малейшего интереса к останкам мертвых тел. Вместо этого он осмотрел лес, окружающий лагерь, и безошибочно уставился на нее и Мака, будто все это время знал, где они прячутся. Вики охватил страх, и она вздрогнула, когда рука Мака зажала ее рот, не позволив закричать.

Они не успели и моргнуть, как вендиго просто исчез. Мак выругался под нос и вышел из закамуфлированного убежища на поляну.

Он не замечал хищника за своей спиной ровно до того момента, пока вендиго не зарычал, нависнув прямо над ним. Мак развернулся, но тут же потерял равновесие и упал на землю рядом с Вики. Вновь зажав ей рот ладонью, он молча уставился на существо вековой древности, существование которого так никогда и не было задокументировано. Существо, которое, вопреки словам Дина и Сэма, не нападало на них, а просто пыталось пообщаться. Осмелев, Мак произнес самым успокаивающим голосом:

– Мы не причиним тебе зла. Мы здесь, чтобы помочь тебе, вернуть тебя к...

Что бы Мак ни собирался сказать дальше, договорить он не успел: вендиго вдруг словно самовоспламенился от красного огня, вырвавшегося из его груди наружу. Затем существо практически расплавилось изнутри прямо перед его глазами. Через мгновение обуглившиеся останки рухнули на землю, погорели еще пару минут и превратились в кучку черного пепла.

Когда, наконец, смог заговорить, Мак прорычал:

– Что ты наделал?! – он испепелял своего "спасителя".

Опустив ракетницу, Дин рявкнул в ответ:

– Я только что спас твою никчемную жизнь, вот что!

– Он не причинял нам вреда! – огрызнулся Мак, поднявшись на ноги, и теперь с угрозой наступал на Дина. Когда, сам того не замечая, он наступил на пепел от вендиго, Дин ужасно развеселился. Опустив взгляд на ботинки Мака, он протянул:

– Приятель, ты в курсе, что ты только что наступил на своего прожаренного лучшего друга?

Разъярившись, Мак замахнулся, чтобы ударить его, но тот ловко увернулся и нанес удар ему под ребра, от чего Мак рухнул коленями прямо в пепел. Сэм только собрался рвануть к ним и прекратить драку, как Дин резко повернул голову вправо, и в то же самое мгновение инстинкты Сэма взвыли об опасности.
Но было слишком поздно.

Что-то проскользнуло между ними, в тех трех несчастных ярдах, что их разделяли, что-то настолько быстрое, что человеческий глаз почти не мог уловить.

Сэм открыл рот, чтобы предупредить, что здесь два вендиго, но его дыхание застряло в горле, когда на куртке Дина появилась рваная дыра, которой не было там секунду назад, и вниз по спине потекла кровь.

– Дин?! – с ужасом позвал он, но тот начал падать… и Сэм был недостаточно близко, чтобы его поймать.