Выжить - только первый шаг +134

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сверхъестественное

Автор оригинала:
Cheryl W
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/9141697/1/Surviving-is-Just-Step-One

Основные персонажи:
Бенджамин Лафитт (Бенни), Дин Винчестер, Кастиэль (Кастиил, Кас), Сэм Винчестер
Пэйринг:
Дин, Сэм, Бенни, Кас, ОМП и ОЖП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Экшн (action), Hurt/comfort
Размер:
Макси, 259 страниц, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за удовольствие! » от Тараканы в моей голове танцуют румбу
«Просто невероятная работа❤» от nastybulega
Описание:
Последнее место на Земле, где Дин хотел бы оказаться, - это лес, в котором они с братом охотятся на вендиго. Но когда Сэм понимает это, поворачивать назад уже слишком поздно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
События разворачиваются после того, как Сэм отказывается продолжать отношения с Амелией, а Дин принимает решение не встречаться больше с Бенни. Братья работают вместе над делом, но между ними по-прежнему не все гладко.


От переводчиков: В фике имеет место авторский взгляд на характер Сэма, который кому-то может показаться ООСом. Переводчики не претендуют на истину в последней инстанции, но, если что, вы предупреждены.

Глава 18. Что будет дальше

20 декабря 2016, 20:49
Правило 18: Чаще всего то, что будет дальше, намного хуже всего, что уже было.


- Надеюсь, вы не против моего визита. Я просто хотел убедиться, что Дин в порядке, - нервно начал разговор Зик, переведя взгляд с Дина на Сэма, застывшего рядом, как статуя. Он не был уверен в том, что ему здесь рады.

Дин смотрел на Зика, потеряв дар речи. В их работе не всегда умершие оставались мертвыми... но Зик, живым возникший на пороге и, кажется, не реанимированный сверхъестественными силами, - это было больше похоже на чудо. Дин посмотрел на Сэма в надежде, что брат со своей непревзойденной способностью находить всему логическое объяснение сможет пролить свет на чудесное спасение Зика. Но Сэм был в еще большем шоке, чем он сам.

Сэму потребовалось несколько минут, чтобы переварить появление Зика и попытаться отыскать разумное объяснение тому, что Зик жив. На миг вспыхнула надежда, что Зик был не единственным, кто выжил, но затем он вспомнил описания трупов, найденных в логове вендиго: женщина, мужчина с военными татуировками, части человека со светлыми волосами, четыре рюкзака.

Нет, они были вознаграждены только одним чудом. Двумя, поправил себя Сэм, потому что выживание Дина само по себе тоже было чудом. Если честно, то только это ему и было нужно. Но живой Зик оказался неожиданным подарком, и не только потому, что так становилось на одного погибшего человека меньше, а еще и потому, что смягчалось необоснованное чувство вины Дина. И, что еще важнее, чувство вины Сэма от этого тоже уменьшилось.

Зик принял как хороший знак то, что Дин не выгнал его в ту же минуту из комнаты, а Сэм не набросился на него, чтобы собственноручно вышвырнуть или даже встать между ним и своим братом. А сердце его забилось еще спокойнее от вида живого Дина.

- Слава богу, ты выглядишь лучше, чем когда я последний раз тебя видел, - сказал он. Каким бы бледным ни был сейчас Дин, это не шло в сравнение с той жуткой белизной, что была у него в лесу. А у младшего брата больше не было того взгляда, который Зик видел так много раз у сослуживцев: мрачного осознания того, что они не выживут и никогда не вернутся домой.

Так как Сэм, очевидно, не был готов спрашивать Зика о его невероятном выживании или даже сказать пугающе привычную фразу "ты же должен быть мертв", Дин отреагировал на слова Зика очень просто.

- Учитывая, как я плохо выгляжу сейчас, это мало о чем говорит, - ухмыльнулся он, даже не стараясь скрыть слабость в своем голосе.

Но Зик все равно улыбнулся. То, что он увидел, оказалось куда большим, чем то, на что он смел надеяться. Всю дорогу сюда он думал о том, что Дин, скорее всего, не выжил и что ему придется жить с виной за то, что приложил к этому руку. За то, что позволил ему умереть.

- Может, и нет, но это все еще комплимент.

Улыбка Зика оказалась для Сэма словно удар под дых. Тот, по всей видимости, не знал о том, что все его друзья мертвы и ему самому придется сообщить Зику плохие новости. И он честно не знал, как отреагирует Зик, потому что так и не понял, насколько близкие были отношения между ним и остальными. Ты никогда не знаешь, как много кто-то для тебя значит, пока не потеряешь его. Он это знал лучше, чем кто-либо другой: Джессика, отец, но хуже всего было с Дином, потому что Сэм уже знал, что брат для него значит и каково это было - потерять его. Но каждый раз, когда Дин покидал его, Сэм проходил через это снова, и чем дальше, тем хуже. Словно Дин каждый раз, когда возвращался, зарывался еще глубже в его душу, забирал все больше Сэмми, когда оставлял Сэма выживать.

Он дернул головой, будто пытаясь вытряхнуть эти мысли из нее. Нужно было взять все в свои руки, иначе Дин сам сообщит Зику о смерти его друзей. А это не должен был делать он. Это все на мне. И я не позволю Зику винить Дина.

- Зик, давай поговорим снаружи, - внезапно заявил он. Он хотел, чтобы тот был как можно дальше от Дина, когда услышит новости. У Зика не должно быть даже малейшего повода обвинить его раненого брата.

Мгновенно поняв намерения Сэма, Дин скомандовал:

- Нет, Сэм. Говори здесь. - Все, что случилось в лесу, в такой же степени была и его вина, и он не собирался позволять брату переложить всю вину на себя. Но Сэм даже не взглянул в его сторону; он вцепился в рукав куртки Зика так, будто собирался утащить его из комнаты. Ругнувшись, Дин прорычал: - Сэм, нет!

Несмотря на боль, он перекатился набок, откинул одеяло дрожащей рукой и начал подниматься, готовый, если потребуется, пойти за Сэмом в коридор.

Краем глаза заметив движение, Сэм практически отбросил от себя руку Зика и подскочил к брату.

- Эй, эй, Дин, нет! – Он схватился за брата, не уверенный, держит ли он его, чтобы тот не встал, или же чтобы не упал с кровати. Когда Дин поднял руку и вцепился в его рубашку, будто больше никогда не планировал отпускать, Сэму в голову закралось подозрение, что с самого начала это был в его план.

- Мы сделаем это вместе, Сэм, - с нажимом произнес Дин, надеясь, что Сэм не взбрыкнет: все силы, которые он смог собрать, он уже потратил на то, чтобы повернуться и только подумать о том, чтобы сесть.

Увидев решимость в глазах Дина, Сэм еле удержался от вздоха. Ты думал, что он внезапно перестанет быть твоим старшим братом и даст тебе защитить его хоть на минуту. Ну да, конечно.

- Хорошо, хорошо, - мягко сказал он вслух. На самом деле у него не было выбора, и он не мог быть уверен, что Дин не попытается выползти в коридор, чтобы присоединиться к разговору. - Только ложись обратно, Дин.

Он помог Дину мягко вернуться на матрас, успев заметить, как Дин от боли прикрыл на мгновение глаза, но тут же притворился, что слабость лишь мимолетна. Только вот Сэма было не так просто обмануть, и он знал, что Дин не готов к тому, как может все обернуться.

Из всех, кого когда-либо знал Дин, только Сэм волновался так, что реагировало все его тело: начиная от измученного выражения лица, сжатых челюстей, окаменевших мышц и до напряженного взгляда. И Сэм определенно волновался. Дин обматерил себя за то, что недостаточно хорошо скрывал тот факт, как паршиво в действительности себя чувствовал, и из-за этого Сэм был явно готов вытолкать Зика из комнаты и позвать медсестру.

Ощущая себя лишним, Зик неловко переступил с ноги на ногу и сказал:

- Думаю, мне лучше уйти...

- Нет! – мгновенно возразил Дин, несмотря на то, что Сэм загородил Зика от него. Он схватил брата за запястье, не дав ему развернуться и отослать Зика, подождал, пока брат обернется к нему, и произнес: - Сэм.

Этим единственным словом он просил Сэма не игнорировать его и позволить сообщить плохие новости вместе.

Дину не нужно было ничего говорить, Сэм с легкостью мог увидеть все эмоции у него на лице. Это был хоть и маленький, но шаг к возвращению их былых отношений, тех, что были у них до того, как брата забросило в Чистилище. А такую возможность Сэм ни за что не упустил бы. Молча кивнув Дину, он заметил, как тот расслабился, но свое напряжение сбросить не смог, догадываясь, что потакание желаниям Дина может в итоге причинить ему боль.

Сэм боялся той боли, что он собирался причинить Зику, но в то же время молчаливо предупредил его не пытаться направить свой гнев на Дина. Если Зику кого и нужно обвинять, то только меня. И пусть его и затапливало чувство вины, он понял, что ни за что не согласился бы поступить иначе, если бы была опасность потерять Дина. И от этого стало еще сложнее найти в себе силы стоять здесь, рядом с живым братом, и сообщить Зику, что его друзья мертвы. Но он делал это не один.

Сэм сделал шаг влево, чтобы Дин видел Зика и таким образом был с ним на равных. Конечно, Дину не обязательно было знать, что он не позволил бы Зику к нему приблизиться и вышвырнул бы его из палаты в то же мгновение, если бы тот попытался обвинить Дина в смерти его друзей.

Глубоко вдохнув, Сэм спокойно произнес:

- Зик, мне очень жаль... Остальные... они не выбрались.

Он старался не думать о том, что сам приложил к этому руку: сообщил, где найти логово вендиго, спокойно смотрел, как они покидали лагерь, без ракетницы, безнадежно безоружными против того, с чем им предстояло столкнуться.

- Не выбрались... - Когда Зик понял, что имеет в виду Сэм, его охватил шок, холод просочился в его кости и заморозил кровь. Мертвы. Мак, Айвэн и Вики... все мертвы.

Сэм напрягся, не имея возможности предугадать реакцию Зика: осыплет ли тот их проклятьями или начнет махать кулаками, – но приготовился снести волну его ненависти. И, помимо этого, начал готовить себя и к тому, чтобы не сорваться самому, если Зик обрушит обвинения на Дина. Потому что, зная Дина, тот обязательно найдет в себе силы встать между ними, если Сэм набросится на Зика. Нет, если они и решат подраться, то это произойдет вдали от Дина, а значит, вступит в силу план насильной эвакуации Зика из палаты.

Дину тяжело было смотреть на то, как Зик постепенно понимает, что его друзья мертвы. Он сам слишком хорошо знал, что значит терять близких людей, внезапно и без предупреждения, и сочувствовал Зику в этот момент. Но, когда в следующее мгновение глаза Зика чуть остекленели, Дин вспомнил, что тот был солдатом и понимал, как легко потерять жизнь, особенно когда встаешь на пути опасности. Как его друзья.

- Вендиго? - спросил Зик хриплым голосом, пытаясь принять ужасную правду.
Сэм молча кивнул, прежде чем смог заставить себя начать объяснения.

- Я отправил кое-каких людей к охотничьей хижине в лесу, чтобы остановить вендиго. Но они опоздали и не смогли спасти Мака и остальных.

- Я знал, что эта тварь... Она была не как животное... скорее, человек, только злой. Я должен был... - он прервался, зная, что не стоит углубляться в мрачные вероятности того, что могло бы произойти. Это было похоже на новый раунд русской рулетки, в которую он играл однажды и выиграл, но вряд ли ему повезло бы еще раз.

Дин заговорил первым, нарушив паузу:

- Ты не был с ними в логове вендиго? - В его голосе не слышалось осуждения, лишь удивление. Потому что последнее, что он помнил: это как Зик уходил со всеми вместе в лес, обещая вернуться с рассветом и помочь Сэму доставить его на станцию рейнджеров.

Но Зик смотрел не на Дина, а на Сэма, словно ему нужно было подтверждение Сэмом его следующих слов.

- Я сказал Маку, что не смогу этого сделать. Что он может уничтожить мою компанию, засудить меня... Но я не собирался оставлять хорошего человека умирать.

Как бы то ни было, внимание Сэма было приковано не к Зику, а к Дину. Он видел, как брови Дина поднялись от удивления, когда Зик сказал о хорошем человеке. Ты, дурак, он имеет в виду тебя!

- Ты вернулся, чтобы помочь Дину, - с благодарностью и теплом в голосе ответил он Зику, глядя ему в глаза. Хотя ему и было жаль, что эти альтруистические действия Зика стоили ему, пусть и небольшого, но шанса спасти друзей.

Зик провел рукой по волосам, вздохнул и кивнул.

- Да, но вас уже не было, когда я добрался до лагеря. Уже темнело, поэтому я расположился на ночлег в другом лагере, там, где были нарисованы защитные знаки. Я встал с рассветом, думал, что встречусь с вами на тропе. Но... не встретился. Потом я отправился на станцию рейнджеров, они сказали мне, что вы позвонили им ночью и сообщили ваши координаты, а спасательная команда подобрала вас и отправила в ближайшую больницу. Им потребовалось несколько дней, чтобы отправить и меня, а потом я... в общем, я здесь.

Зик вдруг стал выглядеть очень усталым, словно переживания только теперь нагнали его.

Повернувшись к брату, Дин с сомнением спросил:

- У тебя там принимал телефон?

Сам все еще пытаясь осознать тот факт, что это не Зик вызвал помощь, Сэм ответил брату:

- Я расскажу тебе позже.

Гримаса на лице Дина дала ему понять, что он будет добиваться объяснений, как только Зик покинет комнату.

Повернувшись к Зику, Сэм произнес:

- Зик, мне очень жаль, что это случилось с твоими друзьями. - И ему действительно было жаль. Жаль, что дело дошло до выбора между их жизнью и жизнью Дина. - Если бы я... если бы все... - Но он не мог солгать и сказать, что делал все, что в его силах, чтобы спасти их, что он не отправил их к логову вендиго, и что если бы ему был предоставлен шанс прожить этот день по новой, он сделал бы иной выбор.

- Я должен был развернуть вас, в тот же момент, как мы встретили вас на тропе, - вместо Сэма продолжил Дин, - если бы я...

Сэм открыл рот, чтобы сказать, что Дин не виноват, но Зик прервал его:

- Мы бы не стали слушать, Дин. Мы все так жаждали творить историю. Совершить открытие. Если то, что мы увидели эту тварь так близко, и как один из них атаковал тебя, не испугало нас... ничто сказанное или сделанное вами не изменило бы нашего решения. Мы сделали свой выбор...

Но Сэм знал, что здесь скрывалось большее, чем их решение отправиться за вендиго. Они хладнокровно оставили Дина умирать, и Сэм не мог им этого простить, живым или мертвым. Он сказал с осуждением в голосе:

- Мак, Айвэн и Вики сделали другой выбор. Они решили не помогать мне спасти Дина. Если бы они пошли с нами, они все еще были бы живы.

- Сэм, - предупредил Дин, не желая, чтобы Сэм и Зик поссорились из-за него.

- Нет, он прав, - согласился Зик. - Они... мы... мы ушли. Мне просто повезло, что я повернул назад и не стал ужином для вендиго.

- Это не везение. Ты вернулся помочь Дину, - поправил Сэм, затем сделал шаг вперед и протянул Зику руку. - Спасибо тебе за это.

- Я ведь не помог на самом деле, но все равно я жив. - Зик горько усмехнулся. - Я так понимаю, что даже неудачные попытки добрых дел бывают вознаграждены.

После этих слов Зик повернулся к дверям, собираясь уйти. Но он не смог этого сделать, не смог убежать и притвориться, что это был всего лишь кошмар, который можно забыть... который он должен забыть. Он остановился в дверном проеме и обернулся к братьям:

- Не то чтобы я собирался отправиться искать, но в мире есть и другие такие твари, как вендиго?

- Эм, да, - ответил Сэм.

Зик кивнул, а затем посмотрел на Дина, и Сэм напрягся, готовый вмешаться, если тот скажет что-нибудь его брату.

Внезапно Зику захотелось отплатить Дину и Сэму за то, что они для него сделали, пытались сделать для Мака, Айвэна и Вики. Он знал достаточно об этих людях, чтобы понять, что, если он смог бы хоть немного помочь Дину, это была бы достаточная плата для Сэма.

- Дин, я не знаю, через что ты прошел, - начал он, но заметил, как его взгляд потемнел, а Сэм переступил с ноги на ногу, готовый вмешаться, если он оступится в своих хороших начинаниях. Это заставило Зика осторожнее выбирать слова: - Но я знаю, каково это: вернуться домой и обнаружить, что там ничего не изменилось, в отличие от меня. И это... - Он покачал головой, не зная, как можно объяснить то, как он себя чувствовал, получив то, что так желал, и после был почти разочарован. - Я не буду тебе врать, это запутает тебя очень надолго, потому что часть тебя все еще остается в том опасном месте, а другая часть пытается вписаться в твою собственную жизнь. - По выражению лица Дина Зик понял: тот точно знал, каково это, и их опыт, может быть, и различался, но возвращение было очень похожим. - И я совсем не эксперт, но я знаю, что помогло мне все это пережить. Люди. Точно так же, как одни только мысли, что я увижу этих людей, помогали мне прожить еще один день во Вьетнаме. А еще были и другие ветераны, что прошли то же, что и я, люди, которым я мог открыться, которые могли вынести мои рассказы о том, как все было плохо. И как бы больно ни было бередить эти раны, это было лучше, чем все упрятывать глубоко в себя и тащить эту ношу в одиночку. И у тебя есть тот, кто готов слушать, - сказал он, кивнув в сторону Сэма.

Сэм побледнел, вспомнив слова Дина о том, что тот не рассказывал ему про чистилище, потому что он не спрашивал. И он действительно не спрашивал, и не мог этого сделать. Он был слишком поглощен своим чувством вины от понимания того, где он бросил своего брата на целый год. У него не было сил взглянуть на Дина и увидеть, как зол и обижен тот на него. Он ждал, что Дин сейчас скажет Зику, что он ошибается насчет него, и Сэм совсем не тот, с кем можно поговорить и на кого можно опереться.

- Я знаю, - хрипло ответил Дин, вспомнив, что Сэм спрашивал его о чистилище с самого первого дня, а он каждый раз закрывался от него. Отделывался короткими скупыми ответами, если вообще что-то отвечал. Обида, страх и стыд смешались внутри него, отбирая возможность открыться и довериться Сэму. И даже сейчас он не мог заставить себя опустить свои барьеры и посмотреть на брата. Не когда Сэм, возможно, думал, что он воспользуется советом Зика и начнет выкладывать ему всю подноготную и рассказывать истории о чистилище.

Хоть Сэм и удивился ответу Дина, он сумел распознать выражение лица брата: вероятно, Дин и знал о его готовности слушать о чистилище, но он не собирался на самом деле ему открываться. Сэм мысленно выругался и проглотил ком в горле. Может быть, Дин и сказал, что простил его за то, что он его не искал и был бесчувственным придурком с момента его возвращения, но это не значило, что Дин доверял ему, и когда-либо будет доверять так, как раньше. Не значило, что он будет с ним разговаривать о чистилище, позволит помочь ему снова вписаться в их жизнь и братские отношения.

Зик заметил явное напряжение между этими двумя и теперь думал, не сделал ли он хуже. Дерьмо, ты не психоаналитик и не имеешь право раздавать советы и портить отношения между ними.

- Эй, ребята, то, что я сказал... я не имел в виду...

- Все нормально, - успокоил его Сэм с легкой улыбкой. Не слова Зика, а его собственные слова и действия стояли между ним и Дином. И, возможно, так между ними и останутся. - Я провожу тебя, - заявил он, не желая, чтобы Зик сказал Дину что-нибудь еще или заставил в нем сомневаться. Сэму хотелось поговорить с братом наедине, сделать еще несколько маленьких шагов к тому, чтобы снова стать человеком, которому Дин доверит прикрывать свою спину и сможет спокойно рассказать что угодно и быть уверенным, что его выслушают, поймут и не будут судить.

Дин натянуто улыбнулся и слегка кивнул Зику на прощание, которого Сэм практически выволок из палаты, затем устало опустился на постель. В устах Зика это звучало так просто. Держаться за близких людей и раскрывать им свою душу. В жизни это было не так. Не для него. Не для них. Потому что каждый раз, когда он держался за кого-то, чтобы спасти себя, он в итоге утягивал их за собой. А раскрывать свою душу? Когда это для него хорошо кончалось? Брат всегда начинал выглядеть виноватым, будто это он нес ответственность за все то дерьмо, через которое прошел Дин. И все еще оставалась проблема доверия. Да, он доверял Сэму в том, что он не оставит его на обед вендиго. Но мог ли он верить в то, что брат не бросит его, если позвонит Амелия и скажет, что передумала, или примут его документы на поступление в колледж, или любое другое видение счастливого будущего вдруг всплывет в его голове. Останется ли Сэм тогда? Может ли он просить Сэма остаться? Дин знал, что он не должен даже желать этого.

И самое хреновое оказалось в том, что его желание, чтобы Сэм остался с ним и жил эту дерьмовую жизнь... было ничем не лучше, чем то, чтобы Сэм оказался вместе с ним в Чистилище.

***

- Сэм, прости, если я зашел слишком далеко, - принялся извиняться Зик, когда они с Сэмом вышли в больничный холл.

- Ничего, все в порядке, - отмахнулся Сэм, но решительно продолжил идти вперед, желая затолкать Зика в лифт и вернуться к Дину.

Зик обогнул его возле лифтов и схватил за руку, как только Сэм стукнул кулаком по кнопке вызова лифта.

- Сэм, потребуется время.

- Я знаю, - коротко согласился Сэм, желая, чтобы этот напутствующий разговор Зика на этом и закончился.

- Я не просто травил байки про войну за обедом, - упрямо продолжил Зик, ему хотелось, чтобы Сэм понимал, что его впереди ждет марафон, а не короткий забег. - Мне необходимо было поверить, что... что я не причиню вреда моей семье и моим друзьям рассказами о том дерьме, что я видел и творил. Что они не будут смотреть на меня иначе или любить меньше из-за того, что я... отнимал чужие жизни.

Сэм с горечью покачал головой:

- Между нами стоит не то, что сделал Дин, а то, что сделал... точнее, не сделал я, когда его не было, и я... я не могу это исправить. Мне нужно было... я должен был вытащить его оттуда, а я... - Сэму пришлось прерваться на полуслове, прежде чем его голос предал его. Он отвел взгляд и выдернул руку из хватки Зика, делая шаг назад. Ему нужно было пространство, внутри него словно с каждой секундой расширялась огромная трещина, которая продолжит расти до тех пор, пока он не исправит все между ним и Дином.

Как бы то ни было, Зик мог понять магнитуду этих чувств, он сам видел, как погибают его друзья, и проклинал себя за то, что не пришел к ним на помощь во Вьетнаме. То же самое он чувствовал и сегодня от новых потерь.

- Мы не можем просто стереть свои ошибки, вернуть людей, которых мы не смогли спасти. Я уже не смогу спасти Айвэна и остальных.

Горькие слова Зика напомнили Сэму, что тот сейчас очень расстроен потерей.

- Прости, Зик. Мне не следовало...

Зик вежливо прервал его:

- Сэм, я говорю о том, что ты все еще можешь спасти Дина.

Сэм почувствовал, как кровь отхлынула от лица. Зик напомнил ему о том, что Дин все еще в опасности и все еще нуждается в спасении. Нуждается в нем. И, несмотря на то, что он уже поклялся выполнить эту миссию, одно дело - думать об этом, и совсем другое - когда Зик в лоб говорит о слабости Дина и назначает Сэма его спасителем. Это было больше, чем он мог вынести.

- Я знаю, ты понимаешь, что дело не только в физической травме Дина, - сказал Зик, и то, как Сэм побледнел, только подтвердило, что дальнейшее объяснение не требовалось. - Ему нужен кто-то, с кем он может поговорить, иначе он не справится. - Когда Сэм сжал челюсти и отвел взгляд, Зик понял, что разговоры между братьями сейчас являются проблемой. - Конечно, этим человеком не обязательно должен быть ты, Сэм. Понимаешь? Может быть кто-то другой, - продолжил Зик, оставляя для Сэма лазейку; Сэм кивнул, но взгляда не поднял. - Но если спросите меня, то я думаю, лучше для вас обоих было бы, если бы этим человеком оказался ты. Потому что, как мне кажется, спасение необходимо не только Дину.

В ту же секунду двери лифта открылись, и Зик зашел внутрь.

- Удачи, Сэм.

А затем лифт увез его из жизней Винчестеров.

Сэм стоял не шевелясь и думал о том, что Зик был прав. Несмотря на то, что чудесное возвращение Дина из Чистилища и вернуло на место потерянные части его сердца и души, в большей степени, чем любое будущее вместе с Амелией, он все еще не чувствовал себя целым. Он все еще чувствовал опасность развалиться на части и глубоко внутри знал, что он не будет по-настоящему спасен, пока они с Дином все между ними не исправят. Пока он не будет уверен, что Дин сможет оставить в прошлом все то, чем Чистилище отравило его душу.

А это значило, что они с Дином должны поговорить. Действительно поговорить. О Чистилище, о том, каким потерянным чувствовал себя Сэм в его отсутствие, о том, как справляться с его посттравматическим синдромом, обо всем, что стояло между ними.

Но сама эта перспектива приводила Сэма в ужас.

Потому что не было никакой гарантии, что после всех разговоров все между ними станет в порядке. Все еще оставался шанс, что они никак не смогут вернуть те братские отношения, что были у них прежде. И Сэм не знал, как он будет с этим жить.

Поэтому, глянув в сторону комнаты Дина, Сэм трусливо скользнул в пустой лифт прямо перед тем, как двери закрылись. Ему просто нужно было немного времени, чтобы возвести столь необходимые стены, обдумать свои слова, подготовиться отстаивать их отношения до последнего вздоха.


Чистилище


Кто-то мог бы поклясться, что, если находишься в надежных объятьях ангела Господня, то испытываешь чувство безопасности, но Дин по большей части ощущал унижение. Он тут же выбрался бы из хватки Каса, если бы у него работали руки и ноги, и он мог не только говорить и моргать.

Ему уже осточертело, что Кас не отпускал его, медвежьей хваткой удерживая в вертикальном положении, вместо того, чтобы прислонить его к стволу дерева. Его не волновало, что он не сможет даже голову прямо держать и будет, скорее, походить на сломанную куклу. По крайней мере, это не будет ему напоминать о том случае, когда ему было десять лет и папа держал его так же: он потерял сознание, скатившись с крутого холма из-за оборотня.

Но Дин не успел и слова сказать, потому что Бенни в этот момент тихо прошипел:

- Я слышу, кто-то идет.

Это была хреновая новость. В данный момент они совершенно не имели возможности встречать гостей. Буквально. Бенни был слишком слаб, Дин парализован, а Кас выглядел достаточно помятым после того, как истратил свою благодать.

Все трое мгновенно замолчали, прислушиваясь.

- Четверо, может, пятеро, - тихо уточнил Бенни, пытаясь подняться на колени. Но как только он попытался встать, его ноги отказали, и он рухнул обратно прямо в грязь.

Наученный тактике отцом, Дин оценил положение, обратил внимание на местность, спланировал возможные пути отступления и рассчитал силы противника. Даже еще не видя врагов, он знал, что у них нет шансов, если они не начнут действовать прямо сейчас. Что, в принципе, было забавно, учитывая, что только у Каса имелась возможность хоть как-то сопротивляться.

Ну, если имеешь только один рабочий актив, то необходимо использовать его потенциал по полной программе.

- Кас, помоги Бенни свалить отсюда, - коротко скомандовал Дин.

…А самые слабые члены команды получают самую отстойную работу.

- Я буду приманкой.

Мгновенно полыхнуло волной возмущения.

- Ни за что! Кас, спрячь Дина, - приказал Бенни.

- Дин, - начал Кас, но Дин его перебил, уничтожив последнюю надежду Каса на то, что он сменит свою "стратегию":

- Живо, Кас!

И, как и сотни раз до этого, Кас подчинился его приказу исключительно из преданности. Ну, еще и того факта, что Дин Винчестер имел сверхъестественную способность находить выход из наиболее плачевных ситуаций и вытаскивать тех, о ком он заботился, вместе с собой. Как тащит меня через все Чистилище, чтобы спасти.

- Кас, шевелись! - прорычал Дин

Но это было не так просто. Одно дело - позволить Дину сыграть приманку, когда он притворяется слабым, и совсем другое - когда он лежит беспомощным и не может даже пошевелиться.

- Дин, я не думаю...

- Сделай это, или мы все умрем, Кас!

Дин чувствовал, как горят его мышцы, когда он пытался заставить их работать, но они объявили забастовку и не планировали покидать пикеты в ближайшее время. Так что, да, он определенно никуда в ближайшее время не пойдет.

Сжимая челюсти, Кас осторожно отстранил Дина от себя, но, перед тем как опустить, на мгновение удержал его в своих руках. У Дина не было сил посмотреть ему в глаза и убедить его, что этот план - единственное, что им осталось. Но даже он ощущал приближение тварей. У них просто не осталось времени, чтобы придумать план получше.

Кас заботливо уложил Дина на землю, не забыв придержать его голову, чтобы тот не ударился, за что был вознагражден его прямым взглядом. Слабая надежда всколыхнулась в нем: глаза Дина горели упрямой решимостью. И именно Дин был силой, с которой нельзя было не считаться.

- Не показывайтесь, пока они все не выйдут на поляну и не будут от меня в нескольких футах, - сказал Дин, понимая, что неожиданность и близкий бой - их единственная возможность победить противника, превосходящего силой и числом. А это значило, что приманка должна быть заманчивой и держать их внимание до тех пор, пока не станет слишком поздно.

Кас коротко кивнул в знак согласия, хотя не имел ни малейшего желания позволять кому-либо приблизиться к Дину настолько, чтобы появилась возможность хоть пальцем его тронуть. Только не сейчас, когда Дин был практически беспомощным. Сжав плечо Дина так, как это делал Сэм – Кас видел, – он заставил себя встать на ноги. И тут же покачнулся.

- Кас? - обеспокоенно позвал его Дин.

- Кажется, то, что я выпустил столько благодати, ослабило меня.

Бенни саркастически пробормотал:

- Еще плохие новости. Почему это не удивляет меня?

Он попытался снова подняться, и ему это наконец удалось. Ни Дин, ни ангел не стали ему говорить, что, скорее всего, даже легкий ветерок опрокинет его обратно, поэтому Кас направился к Бенни. Несмотря на то, что он решил не говорить, что его собственные моторные функции не работали в полную силу, поход через поляну занял у него слишком много времени. Он рассчитал, что, если бы он на десять секунд раньше дошел до Бенни, они с вампиром спрятались бы до того, как пять гуманоидных монстров заметили их и замедлили свой бег между деревьев.

Они выглядели людьми, но Дин знал, что в Чистилище он был единственным настоящим человеком. Пусть не было клыков, когтей или отваливающейся кожи, но имелись другие индикаторы: запекшаяся грязь на их волосах и одежде и вонь главного аромата Чистилища - крови. А еще кровь, окрасившая их подбородки и шеи и явно не принадлежавшая им. Упыри, с отвращением подумал Дин. Он ненавидел этих мерзких грабителей могил после истории с Адамом, а еще они едва не убили его самого благодаря Сэмюэлю. Так что, да, столкнуться с ними в обычный день было неприятно. А сегодня определенно не обычный день. То, что он был разложен на земле, готовый к фуршету, производило совсем не то впечатление, какое ему хотелось бы. Он снова попытался заставить свое тело подчиняться, но все было безуспешно.

Не до конца догадываясь, с чем они столкнулись, но точно зная, что в Чистилище никому еще не везло, Кас и Бенни встали плечом к плечу, создавая непреодолимый барьер между монстрами и Дином. А затем стали ждать, чтобы пятерка противников сделала свой ход.

Хоть упыри и остановились в нескольких ярдах от них, голод в их глазах зажегся с новой силой, когда они учуяли нечто редкое и неожиданное в затхлом воздухе. С улыбкой, обнажившей гнилые зубы, старший из группы трех мужчин и двух женщин произнес:

- Смотрите, дети мои, нам даже не нужно сегодня догонять нашу еду. – Сделав шаг влево, главный упырь заметил, что странное существо в плаще повторило его движение и попыталось не дать ему подобраться к угощению, лежащему на земле в нескольких футах от него. - Но этот мой. - Он указал на неподвижного человека, чувствуя, как рот наполняется слюной от перспективы отведать человеческих органов.

Кас открыл было рот, заявить, что он позволит ему причинить вред Дину, но не успел, потому что все пять монстров бросились на него, размахивая сломанными ветками и грубыми ножами. У них не было никакой стратегии, но где они проигрывали планированием боя, то нагоняли свирепостью, не стеснялись кусаться и царапаться.

Будучи бесполезным зрителем, Дин только и мог смотреть, как трое упырей объединились против Каса, в то время как двое других накинулись на Бенни. Он зарычал от досады, когда соперник Бенни, уклонившись от взмаха ножа вампира, повалил его на землю. Кас в это время орудовал веткой, чтобы держать противников подальше, но был недостаточно быстр, чтобы избежать скользящего удара ножом, который прорезал плащ и рубашку на его плече.

Разозленный тем, что вновь оказался на земле, с которой только что поднялся, Бенни вонзил свои когти в грудь мужчины и схватил женщину за запястье, не позволяя ей ударить себя веткой. И тут же вскрикнул от боли, когда нож мужчины резанул его поперек груди. На этот удар он тут же ответил, вонзив зубы в ближайшую цель, которой оказалась рука женщины. Она закричала и с отчаяньем дикого животного попыталась вырвать свою руку из хватки, невзирая на последствия. Ее упырь-напарник отошел назад ровно настолько, чтобы высвободиться из когтей вампира, проткнувших его грудь, затем уклонился и ударил Бенни в скулу, заставив того отпустить свою добычу из зубов. Новые удары и пинки посыпались на Бенни от обоих противников, а затем последовал мощный удар в челюсть, который разбил ему губу в кровь и оглушил его.

У ангела дела обстояли не лучше. Хоть он и умудрился вовремя блокировать удар дубины, но из-за этого споткнулся. Решив использовать свое, на первый взгляд, уязвимое положение, он проскользнул под дубиной и отвесил пинок в грудь второму упырю, отправив его в полет. Затем замахнулся собственной веткой, надеясь отразить атаку от лидера группы, но не успел. Он был слишком усталым, и его слабость могла дорого стоить не только ему самому, но и Дину.

Боль взорвалась яркой вспышкой в его боку. Ошеломленный, он посмотрел на нож, вонзенный в его тело по самую рукоять. Он не сдержал стона, когда упырь выдернул из него нож так же безжалостно, как и всадил. Вот он и узнал ответ на свой вопрос, что мучил его последнее время: здесь он не был неуязвимым, и не только для левиафанов.

- Н-е-е-ет! - крикнул Дин, когда главный упырь вонзил нож в бок Каса. Лицо ангела исказила гримаса боли. Затем, к его большому ужасу, Кас упал на колени, кровь окрасила некогда безупречный плащ.

Бенни боролся когтями и клыками, пытаясь не позволить упырям добраться до него, Дина, но ему не хватало сил, чтобы одолеть их.

С кристальной ясностью Дин понял, что друзья сейчас умрут на его глазах, из-за него, потому что он, замечтавшись о портале и о том, как вернется к Сэму, сам попался в ловушку гусениц. Из-за этого Бенни тоже получил дозу парализующего яда, а Касу пришлось потратить свою благодать, чтобы спасти его никчемную жизнь. А теперь их преданность ему будет стоить им жизни.

Это с новой силой разожгло в нем понимание, что даже в мире монстров он был проклятьем, несущим смерть всем вокруг себя.