HQ-драбблы +1005

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Haikyuu!!

Основные персонажи:
Дайчи Савамура, Кей Тсукишима, Кейджи Акааши, Котаро Бокуто, Коуши Сугавара, Сатори Тендо, Тадаши Ямагучи, Тетсуро Куроо
Пэйринг:
разные, уточняются для каждого драббла
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Фантастика, Мистика, Повседневность, PWP, AU, ER (Established Relationship), Дружба
Предупреждения:
Насилие, Изнасилование, Групповой секс, Underage, Кинк, UST, Ксенофилия, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Драббл, 178 страниц, 85 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Зв » от Разноглазая
Описание:
Сборник драбблов по Haikyuu!!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Иваой, фэнтези, условно Final Quest!AU (2)

7 декабря 2016, 21:47
– Это что? – Ивайзуми прислонился плечом к дверному косяку и скрестил руки на груди.

– Эй, мои глаза выше, Ива-чан, – возмутился Ойкава.

– Я в курсе. Но я же не про глаза, а вот про это спрашиваю.

Ойкава надулся, Ивайзуми даже на его лицо смотреть не нужно было, чтобы это заметить – даже, скорее, почувствовать.

«Вот это» красовалось у Ойкавы на ногах и прикидывалось обувью, но плохо. Ивайзуми первым делом подумал про чулки, но версию отмел просто потому что чулки на штаны не натягивают.

– Новые сапоги, – Ойкава дуться передумал, вместо этого демонстративно вытянул вперед ногу, потом вторую, вышел в центр комнаты и повернулся вокруг, взмахнув плащом.

– У тебя сестры случайно нет? – Ивайзуми едва держался, чтобы не засмеяться.

Ойкава перестал крутиться, растерянно остановился и как-то сразу растерял свой пафос – ну, если не весь, то хотя бы его половину.

– Ты же знаешь, что нет. Ты это к чему?

– Да думаю, у кого ты это чудо стащил. Ну, знаешь, говорят, что девчонки, когда подрастают, начинают таскать у матерей и старших сестер платья и нарядную обувь… – Ивайзуми все-таки рассмеялся, наблюдая, как Ойкава мгновенно вспыхивает от праведного гнева, жаркого возмущения – и, может, смущения тоже.

Ойкава всплеснул руками, вокруг него пронесся и сразу исчез вихрь воздуха, встопорщив ему волосы.

– Ты дурак, Ива-чан! – в голосе было столько обиды, что Ивайзуми даже стало немного стыдно. – А сапоги на мне отлично смотрятся. Всегда их буду теперь носить.

Новый вихрь ударил Ивайзуми в грудь – несильно, но достаточно, чтобы он отступил назад на полшага. Воспользовавшись этим, Ойкава щелкнул пальцами, и перед самым носом Ивайзуми захлопнулась дверь.

Тот вздохнул и чуть закатил глаза.

– Ойкава, – он стукнул в дверь. – Ладно тебе, ну. Извини. Это твои сапоги и твое дело, я не буду больше лезть.

За дверью громко фыркнули.

– Вот и хорошо, – выдал Ойкава через пару секунд, но дверь так и не открыл.

Ивайзуми вздохнул, уходя, а для тренировки специально выбрал место под окнами Ойкавы. И был уверен, что тот посмотрит – он всегда смотрел, кажется, ему просто нравилось наблюдать за отработкой всяких приемов. Может, потому что сам он не фехтовал, и пару раз, когда они еще детьми боролись на деревянных мечах, Ивайзуми его неизменно делал.

Когда меч вдруг повело в сторону, и Ивайзуми рухнул на живот – наверняка выглядело смешно, – он поднял голову и широко улыбнулся. Ойкава, может, и успел скрыться из окна, но ведь это точно было его рук делом.

После ужина Ивайзуми нашел Ойкаву перед камином. Он сидел, утонув в огромном кресле и вытянув ноги на пуфик. Все еще завернутый в плащ – и в своих белых сапогах до самых бедер.

Ивайзуми решительно поднял его ноги, не обращая внимания на возмущенный вскрик, уселся на пуфик сам и положил их себе на колени.

– Хватит дуться. Правда, извини, Ойкава, шутка плохая вышла, – Ивайзуми мягко сжал обтянутые белой кожей щиколотки.

– Я не дуюсь, – Ойкава злым больше не выглядел, опустил плечи и еще больше сполз в кресле. – Я думал, тебе понравится, – вздохнул он.

Ивайзуми недоуменно моргнул.

– Ты хотел мне понравиться?

Ойкава, видимо, только теперь понял, что сказал, и весь напрягся, замер, неотрывно глядя на Ивайзуми.

Тот отчего-то снова вспомнил про чулки, на этот раз представив Ойкаву в них. Ивайзуми вспыхнул еще быстрее и сильнее, чем Ойкава утром. Пылали щеки, уши, лоб, даже шею пекло.

– Ты мне в любом случае нравишься, – выдавил Ивайзуми и тоже замер.

Снова настала очередь Ойкавы заливаться краской.