Of the Dark Emerald +11

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Основные персонажи:
Джеймс Гудвин, Железный Дровосек, Рамина, Смелый Лев, Стелла, Страшила, Тото (Тотошка), Элли Смит
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Психология, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП, Смена сущности
Размер:
Макси, 89 страниц, 19 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Следуй прямо за ним,
Он – снежная тень,
Он – белая пыль…
Он тебя приведёт,
Он знает, где вход,
Не бойся – иди!

Только не опоздай -
Героев казнят
В ночь полной луны…
Плащ испачкан в крови -
Отдерни ладонь
От следа любви. (с) Корсика

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В некоторых главах будут в комментариях указаны музыкальные композиции, которые подобраны автором для атмосферы.

Вслепую

9 марта 2017, 18:21
Что все вовсе не так радужно стало ясно довольно быстро. В пещере довольно очевидно, что мокрая одежда - худшее, что можно придумать, когда не из чего разжечь костер. Здесь было холодно и отогреться никак не получалось, как и высушить одежду и волосы. И, к сожалению, совсем не понятно, как далеко находится выход. К тому же, возвращаться обратно казалось совсем плохой идеей - не факт, что их не ждут и что они сумеют взобраться наверх. Оставалось только идти дальше. Первая развилка встретилась через полтора часа путешествия вниз по каменному коридору. Возможно, они могли бы выбрать, куда идти, если бы посовещались, или разобрались, откуда воздух свежее. Но Тотошка, вместо того, чтобы мирно идти рядом со своей хозяйкой, так необдуманно спустившей пса на землю, метнулся в один из проходов, громко залаяв. Естественно, Элли кинулась за ним, а за нею и костерящий на чем стоит свет свое "везение" следопыт. Спустя пол часа сумасшедшего бега по узкому проходу почти вслепую, Инграму удалось догнать девушку и ее собаку, миновав при этом еще два или три поворота, которые следопыт, к своему ужасу, не считал. Его волновало только одно - не потерять в этой темноте Элли, которая совсем не способствовала ему в выполнении этой задачи. Одного он не мог не заметить, остановившись уже рядом с застывшей у стены пещеры Элли - коридор явно увел их ниже. Куда-то вглубь подземелья. Тотошка обнаружился здесь же. Пес усердно скреб когтями, пытаясь пробраться в какую-то щель, но явно был крупноват для нее.
- Элли... - запыхаясь начал было он, намереваясь высказать ей все, что думает о таких выходках в подобной ситуации, но замолк. Элли держала в руке светящийся шарик достаточно высоко, чтобы тусклое его сияние выхватило из темноты привалившийся к стене человеческий скелет, словно бы от усталости "прикорнувший" у большого каменного валуна.
- Он умер здесь... Может быть, и мы тоже умрем, - очень тихо произнесла девушка, опуская плечи.
Инграм вздрогнул от того, с каким спокойствием она это сказала. Словно бы в этом нет ничего такого. Следопыт, поджав губы, сжал руки в кулаки. Нужно было что-то сказать правильное, умное, успокоить ее как-то. Но что? В конце концов, в прошлый раз, он не спускался в подземные коридоры. Его тогда ранили и он чудом спасся. Посчитали, что течение унесло труп. А "труп" просто на удачу влез в полузатопленную пещеру, где и пересидел пол дня. Элли опустила руку и белесые кости исчезли в темноте. Несколько мгновений было слышно только как Тотошка скребет по камню, но за тем зверек утихомирился и обиженно заскулил, словно упустил что-то, спрятавшееся от него в эту крошечную щель. Пожалуй, мысль была только одна - скорее всего пес погнался за мышью.
"Мышь? Это может быть шансом..." - на несколько секунд Инграм замер, а за тем хлопнул себя по лбу и качнул головой. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но он еще проверит потом свою догадку. А пока - надо привести в норму Элли, успокоить.
- Ты устала, Элли, - бывший король осторожно коснулся рукой ее плеча и развернул к себе, - Тебе нужно отдохнуть... Да и мне тоже не помешает. Давай сделаем привал, хорошо? - он не видел ее лица из-за растрепанных волос, все еще влажных и скрывающих лицо, разобрал только в полумраке, как девушка кивнула. Поразмыслив немного, Инграм все же бегло осмотрел скелет, скорчившийся у валуна. Ничего примечательного, даже одежда на нем давно истлела. Никаких опознавательных знаков. И, к счастью, следов от травм тоже не было. Не хотелось думать от чего он умер, этот неизвестный. Инграм нахмурился и потянул Элли за собой прочь, та, к счастью, последовала за ним, не забыв прихватить с собой собаку. Во всей этой пробежке был только один плюс - хотя бы одежда, которая до этого была совершенно мокрой, немного подсохла и стало теплее. Но, увы, на том и все.
Элли молчала, двигаясь скорее по инерции, или же от того, что ее просто вели за собой. Впрочем, главным было то, что она шевелилась. Привал Инграм решил организовать в небольшой нише, попавшейся ему спустя пару поворотов, где, к его изумлению, обнаружился небольшой источник воды, подтопившей часть "комнаты", если это можно было так назвать, на этот раз уже не искусственной пещеры. Радовало то, что можно было наполнить фляжки и попить, но больше поводов для радости не было. К сожалению, все их нехитрые пожитки были катастрофически не пригодны к использованию. Одеяла все еще были мокрыми после внепланового купания в холодной реке. Впрочем, выбора особого не было - отдых был необходим и следопыт, кое как встряхнув их, старательно свернул ткань так, чтобы можно было хоть как-то устроиться по удобнее на жесткой поверхности. Не то чтобы он сам не привык спать где придется и как придется... Все, как и всегда, упиралось в то, что Элли не привыкла к такому. И это бывший король понимал прекрасно. Все то время, пока Инграм возился с этим, его спутница, словно впавшая в апатию, сидела на каменном выступе у неглубокого источника и молчала. Инграм даже не представлял о чем она могла думать. Элли совсем не походила на ту девочку, которую он помнил. Да и эти ее слова о домашнем аресте тоже не добавляли оптимизма. Он хотел бы о многом спросить, но видел, что сейчас это бесполезно. Возможно, со временем, она сама расскажет ему все. Пока же у них нет возможности просто болтать. По разным причинам. Бросив поверх несколько далекой от понятия "сухой" импровизированной подушки и по совместительству лежака свою куртку, Инграм недовольно поморщился. Ночь грозила быть холодной. Будет чудом если никто из них не заболеет к утру.
Элли сидела у кромки воды, по дальше от того места, где возился ее друг. Нужно было бы помочь ему, но сил на это вдруг не нашлось. Не потому, что она слабохарактерная и впечатлительная. Нет, просто разом навалились все ее страхи, вырвались из под первого шокового впечатления от возвращения в давно забытое место. Они не были связаны с тем, какие приключения Элли пережила в Волшебной стране. Тогда все казалось легко и просто, с нею были верные друзья и на ее стороне были могущественные волшебники... А потом девочка, спасшая целое государство, вернулась домой и ее раздавила реальность. Никто не хотел слышать ее, никто не верил. "Дефицит внимания," - говорили они, -"Посттравматический шок". Все свалили на удар головой при падении фургона... Который так и не нашли. Да и как бы его обнаружили, если он так и остался в стране Жевунов? Элли беззвучно вздохнула. Подумать только, что ее вновь ждет повторение этого кошмара...
"Уж лучше мне не возвращаться домой, если там меня снова будет ждать тот же ад", - она уткнулась носом в колени и крепко зажмурилась, не шевельнувшись даже тогда, когда рядом с нею опустился на пол Инграм.
- Хотел бы я знать, что творится в этой голове, - слегка севшим голосом произнес парень, шутливо взъерошивая ее волосы и ободряюще похлопывая ее по плечу, - Обещаю, я придумаю, как вытащить нас из этого. Ты же знаешь, что я всегда мог разработать план действий, даже если не из чего его было разрабатывать, - деланно бодро сообщил он. Но и этого было достаточно, чтобы вызвать у Элли улыбку, пополам с щемящей ноющей болью где-то там, в районе сердца.
- Инграм... - девушка повернула голову и посмотрела прямо ему в лицо. В тусклом неверном свете фосфоресцирующих шариков он казался похожим на приведение. Кажется - шевельнись и пропадет. От этого тоже было страшно. Было страшно остаться одной в неизвестности и без шансов на спасение, - Ты ведь действительно существуешь, правда? Я же не сошла с ума? - протянув чуть дрогнувшую руку, Элли дотронулась до его плеча, заставив вздрогнуть и удивленно уставиться на нее в ответ. Однако, прежде, чем он нашелся что сказать, девушка качнула головой и вздохнула:
- Полагаю, нам следует попытаться поспать, - Смит погладила прижавшегося к ее боку пса и, подняв его на руки. Бывший король молча кивнул и поднялся следом.

Ночь и впрямь выдалась не теплой. Единственным способом не замерзнуть было прижаться друг к другу по теснее, завернувшись в куртку следопыта. Элли сначала думала, что ни за что не сможет уснуть в таком месте, где полно жутких звуков и шорохов, где не покидает давящее чувство тревоги, но, стоило немного пригреться и усталость взяла свое. Девушка буквально отключилась и засопела, уткнувшись носом куда-то в шею своему другу.
Было в этом что-то странное. Инграм, наверное, тоже бы уснул, если бы в голове не роилось множество мыслей. Ему требовалось о многом подумать. Например о том, что делать дальше, куда идти и что произошло с Элли, что бодрствуя она похожа на ежа, ощетинившегося иглами, а засыпая на беззащитного усталого ребенка. И над этим ее вопросом... От него до сих пор пробирал холодок где-то в районе позвоночника. "Я ведь не сошла с ума?" Кто или что заставило ее так думать? Бывший король тяжело вздохнул, слушая, как сопит во сне Тотошка, пристроившийся по другую сторону от хозяйки, доверчиво спящей рядом. Во всем этом стоит разобраться. Как и в том, почему ему никак не удается сомкнуть глаз и страшно неуютно от ощущения чужой близости. Пожалуй, дело в привычке быть одному. Или же в чем-то другом. Слишком сложно разбираться в незнакомых человеческих ощущениях, когда большую часть своей сознательной жизни ты пробыл всего лишь соломенным чучелом. Решив подумать над этим позже, когда будет возможность, Инграм по крепче обнял спящую девушку, закрыл глаза, и, выбрасывая из головы лишние мысли, постарался не обращать внимания на то, как неприятно каменный пол впивается в тело.
Спалось ему плохо. Слишком тревожно было на душе, чтобы нормально отдохнуть. Снов не было, только смутные обрывки воспоминаний, да туманные видения, в которых едва ли можно было что-то разобрать. Он все время ждал, что вот вот услышит шаги преследователей в коридоре. Но их не было. Элли рядом спала почти спокойно, изредка вздрагивала во сне, бормотала что-то неясное и жалась к нему, тяжело вздыхая. Внутренние часы замолчали и Инграм не мог определить сколько времени прошло. Час, два, а может уже и все восемь? Под землей время вообще определить крайне трудно, в конце концов, здесь ведь нет солнца, а вместо него мягко светят крошечные зеленые шарики, которые он теперь страшно боялся потерять - остаться в темноте и двигаться на ощупь вряд ли будет хорошей идеей. По пути еще могут попасться провалы. подобные тому, в который они спустились, чтобы попасть в подземелье.

Утро, если это вообще можно было назвать утром, принесло с собой пару неприятных сюрпризов. Во-первых - пес Элли притащил ей под бок мышь. Живую. Именно испуганный визг девушки разбудил спящего следопыта. Если не считать того, что при этом она зарядила ему локтем в живот, пытаясь отодвинуться от пищащей рыжеватой крохи, придавленной лапой собаки, то в этом не было ничего такого уж ужасного. А во-вторых... Элли заболела. Не нужно быть лекарем, чтобы понять это. По всей видимости, купание в реке все же было для нее слишком экстремальным.
- Убери! Убери ее от меня! - Элли, испуганно визжа, намертво вцепилась в сонного Инграма, при этом отчаянно гнусавя забитым носом, пока парень непонимающе щурил глаза на не менее испуганную мышь. И только Тотошка гордо выпятив грудь не понимал почему его хозяйка так испугана.
Впрочем, спустя пару минут общей неразберихи, Элли успокоилась, а Инграму удалось отцепить ее и отнять у пса оглушенную мышь. Крохотное тельце сжалось, слегка подрагивая у него на ладони.
- Раньше ты не боялась мышей, насколько я помню, - покачав головой и пригладив кое-как растрепанные волосы пробормотал Инграм и укоризненно посмотрел на сконфуженную "фею".
- Раньше я была маленькой девочкой и верила во всякую... волшебную чепуху, - чихнула та, сконфуженно отворачиваясь.
Качнув головой, Инграм кивнул на все еще дрожащую ошалелую мышь и мягко провел пальцем по рыжеватой шерстке. Зверек вздрогнул, но даже не попытался укусить или вырваться. Видимо был слишком напуган собакой, которая неотрывно смотрела на нее.
- Подержи своего добытчика, - попросил следопыт, - Это не волшебная чепуха. Это - полевая мышь, которая вообще не понятно как очутилась здесь. А еще - это наш шанс связаться с кем-нибудь, кто сможет помочь нам, - пояснил он, осторожно опуская полевку на землю, - Не думаю, что ты забыла о королеве полевых мышей. Мы можем попытаться передать через нее весточку Стелле о том, что ты здесь. Возможно она сможет нам как-то помочь выбраться отсюда, - нахмурившись пробормотал Инграм и внимательно посмотрел на привставшую на задние лапы мышь, - Передай им, что нам нужна помощь...
Элли чувствовала себя глупо. Впрочем, помимо того, что она ощущала себя глупо, у нее болела голова, першило горло и, казалось, она вот вот обратится в эдакий костер, спалив все до тла. Пожалуй, именно поэтому она не стала спорить со своим спутником о разумности разговоров с мышами, даже не удивилась, когда зверек убежал, оставив их одних. Все, чего ей хотелось - закрыть глаза и не шевелиться. Но подобная идея изначально была обречена на провал - Инграм начал собирать вещи. Путешествие обещало быть долгим и тяжелым, учитывая, что ситуацию усугубляло почти полное отсутствие припасов, если не считать полные воды фляжки и... завалявшиеся на дне сумки следопыта орехи.
Как бы они не ждали помощи, ее не было. Помочь Элли Инграм мог только тем, что забрал у нее пустую сумку и следил за тем, чтобы она не оступилась и не провалилась куда-нибудь. В конце концов, оставалось надеяться, что ее состояние не ухудшится, пока они не выберутся.
На этом, однако, неприятности не кончились. Следующим пунктом, где пришлось сделать привал, стал тупик с провалом вниз, на котором они обнаружили клочок длинной белой шерсти, слегка светящейся в темноте.
- Как думаешь, что это? - поинтересовалась Элли, рассматривая длинные белесые пряди.
- В первый раз вижу подобное, - задумчиво отозвался Инграм, держа перед собой клочок шерсти, - Возможно, здесь водятся какие-то животные, - с сомнением протянул он, - В любом случае, мне это не нравится. Ладно. Давай отдохнем, прежде, чем соваться туда, - предложил следопыт. Разумеется, он не мог не заметить, что его спутнице все тяжелее идти, да и спуститься сама она вряд ли сумеет. Слишком ослабела.
Элли устало оперлась о стену спиной, прижавшись горящей щекой к холодному камню. Некоторое время она позволила Инграму молча осматривать темный провал в никуда, а за тем, прикрыв глаза, поинтересовалась:
- А что стало с остальными? Где Клем и Ричард? - голос был слабым и сиплым, но бывший король определенно слышал ее. Ответил он не сразу. Неторопливо обошел трещину в полу и, усевшись рядом, коснулся холодной ладонью ее лба. Смит блаженно прикрыла глаза, глубоко вдохнула, кутаясь в свою кожаную куртку, и поежилась от озноба.
- Они... пропали, - негромко ответил Инграм, качнув головой, - Во всяком случае, Клем пропал. А вот Ричард... - голос его дрогнул, - Ричард, скорее всего, мертв.
Холодная ладонь Инграма задрожала и Элли распахнула глаза, изумленно и испуганно уставившись на него.
- Мертв? - неверяще повторила она, - Как... как это произошло?
Ответить парень не успел. Откуда-то из-за спины донесся глухой рокочущий звук, а с потолка посыпалась каменная крошка. Элли испуганно вздрогнула, в панике хватая пса и не зная куда деваться. Все что оставалось - прыгать в темноту. И бог знает какая там высота, но это все же лучше, чем быть похороненной под камнями.
- Давай, - следопыт перехватил ее за запястье, прекрасно понимая, что между выбором быть раздавленным или сломать себе пару костей он бы не хотел оказываться никогда. Но вот он выбор, а вот он сам.
Темнота приняла обоих в свои распростертые объятия и последнее, что помнил Инграм перед тем, как боль взорвалась в затылке - это звук рушащегося свода пещеры где-то рядом и лай Тотошки.
Примечания:
Корсика – Алиса, падай

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.