Of the Dark Emerald +8

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Основные персонажи:
Джеймс Гудвин, Железный Дровосек, Рамина, Смелый Лев, Стелла, Страшила, Тото (Тотошка), Элли Смит
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Психология, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП, Смена сущности
Размер:
планируется Макси, написано 78 страниц, 17 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Следуй прямо за ним,
Он – снежная тень,
Он – белая пыль…
Он тебя приведёт,
Он знает, где вход,
Не бойся – иди!

Только не опоздай -
Героев казнят
В ночь полной луны…
Плащ испачкан в крови -
Отдерни ладонь
От следа любви. (с) Корсика

Примечания автора:
В некоторых главах будут в комментариях указаны музыкальные композиции, которые подобраны автором для атмосферы.

Зависимость

21 апреля 2017, 21:48
Страх.
Ей страшно. Очень страшно от осознания, что она может не успеть. Но успевает почти в последние мгновение, отталкивая не видящего угрозы Инграма в сторону. Острие кинжала пронзает плоть, вонзается глубоко в беззащитное тело...
Боль.
Из горла вырывается стон, тонет в ватном ночном сумраке. А боль разливается по нервным окончаниям, сводя с ума, одуряя запахом собственной крови.
Мне больно...
Зрение заволокло зыбкой пеленой от навернувшихся жгучих слез, брызнувших из глаз. Тело не слушается, цепенеет, ноги подводят, дрожат и подкашиваются.
Я падаю?
Попытка удержать равновесие оканчивается ничем и Элли падает. Нож выскальзывает из раны, причиняя еще больше боли. Она падает и ей кажется, что проходит это так медленно, словно целую вечность. Она, в отличии от своих друзей, успевает увидеть удивленное лицо человека, всадившего нож в ее живот.
Я тебя... не знаю?
Бледное лицо со смутно знакомыми чертами лица, темные, почти черные глаза под капюшоном, полные изумления и остатков истаявшей злости, которую мгновенно заменило собой сожаление. Человек отстраняется и бежит прочь, теряясь в толпе, а Элли чувствует, как ее подхватывают чьи-то руки. Тело снова взрывается болью и она слышит свой собственный не то всхлип, не то стон. От боли и вдруг нахлынувшего страха становится холодно.

Элли не видела, как Клем побежал следом за неудавшимся убийцей, зато столкнулась взглядом с перепуганными глазами Инграма, подхватившего ее во время падения, и попыталась улыбнуться, вместо этого, правда, вышла странная кривая гримаса.
- Элли... Все будет хорошо,- хриплым, чуть дрогнувшим голосом произнес следопыт, поднимая ее на руки и стараясь убраться подальше, прочь от сходящей с ума толпы. Люди вокруг, поддавшиеся волне паники, шумели, спешили убраться с площади, чтобы не попасть во внезапно возникшую давку, кричали, гудели, словно потревоженный пчелиный улей. Оставаться здесь было бы опасно. Их могут попросту затоптать. Инграм с трудом прокладывая дорогу и стараясь не столкнуться с мечущимися вокруг людьми, лихорадочно соображал, что делать. Элли смотрела на него совершенно ясными глазами и цеплялась за его куртку, одной рукой зажимая рану на животе. Смотрела так спокойно, что становилось жутко, несмотря на мокрое от слез лицо, словно ничего не произошло. Как она может быть такой спокойной? Кровь в полумраке казалась пятном черной краски, расплывающейся по светлой рубахе и пятнающей тонкие пальцы девушки. Нужно было срочно перевязать рану, доставить ее в Розовый дворец, где она будет в безопасности... Думать о том, что рана может быть слишком глубокой и Элли рискует истечь кровью он просто не хотел. Отказывался верить в то, что она может вдруг... умереть? И из-за чего? Из-за того, что спасла ему жизнь. Очень хотелось догнать не состоявшегося убийцу, чтобы не чувствовать себя настолько беспомощным. Вариантов было немного и решение принимать нужно было быстро. Девушка у него на руках была важнее, чем все остальное. Гул запаниковавшей толпы все еще доносился с площади, когда следопыту удалось, свернув в пустой проулок, отыскать покосившуюся скамью, на которую он опустил свою ценную ношу.
- Сейчас... Сейчас перевяжем тебя... - пробормотал Инграм, расстегивая куртку и отрывая от своей собственной рубашки широкую полосу ткани.
- Он собирался ударить тебя в спину, - с трудом выдохнула девушка, и поморщилась, - Черт... это очень больно, - пожаловалась она и закусила губу, - Не делай такое испуганное лицо, ладно? Иначе мне станет по настоящему страшно... - Смит было страшно. Очень страшно. Пожалуй, не нужно быть знатоком, чтобы понимать, чем все грозит обернуться.
- Я постараюсь, - пообещал парень, решительно убирая ее руку, зажимающую рану. Элли смотрела на Инграма и понимала, что на ее месте сейчас мог быть он. Вот только, вряд ли сама Элли смогла бы так же, как он взять себя в руки, чтобы оказать ему помощь. Она не жалела о том, что сделала. Да, от раны, скорее всего, останется жуткий шрам... о худшем думать не хотелось, да и думать пока не особо удавалось. Все мысли сводились к боли, страху и... облегчению от того, что человек, который находится рядом с ней, не пострадал. Девушка зажмурилась, когда следопыт торопливо закатал вверх ее промокшую от крови рубаху и потому не видела, как он, обеспокоенно закусив губу, побледнел. Рана выглядела плохо. Глубокая. Неприятная. Вряд ли его познаний хватит, чтобы оказать ей должную помощь... Придется срочно обращаться к Стелле. Вряд ли кто-то еще сможет помочь. Без магического вмешательства Элли грозит... Нет, нужно думать о лучшем. Пройди нож чуть выше, всего на несколько сантиметров, лезвие пробило бы желудок, или печень... Да много всяких или.
- Лучше бы ты не кидалась под нож... зачем ты это сделала? - вздохнул он, старательно, насколько это было возможно, затыкая рану тканью и перетягивая ее импровизированным бинтом, - Это было крайне глупо с твоей стороны. Он мог ударить в сердце, - страх снова прорвался дрожью в голосе, пока следопыт завязывал подрагивающими пальцами два конца ткани. Окровавленные пальцы медленно легли поверх его запястья и Инграм вздрогнул, переводя взгляд на лицо Элли. Девушка смотрела как-то странно. В ее глазах читалась смесь тревоги, страха и чего-то незнакомого, от чего неприятно саднило в груди.
- Я бы не смогла смотреть на то, как ты умираешь. И помочь бы я тебе не смогла. Так что я сделала то, что должна была сделать... Я просто... - она болезненно сморщилась, когда Инграм, неосторожно потянул повязку на ее животе и не смогла договорить. Окровавленные пальцы девушки дернулись и она закусила губу, жмурясь. Следопыт нервно поправил ее рубашку, отводя взгляд от исказившегося болезненной судорогой лица.
- Прости, - неловко пробормотал он, чувствуя, как сердце подпрыгнуло едва ли не к самому горлу, заколотилось, словно пытаясь вырваться, предавая своего владельца и лишая воздуха. Не вовремя... Совершенно не вовремя. Думать о том, что причины его... зависимости? Пожалуй, именно так это можно назвать. Не время думать о том, что Клем прав и причиной его зависимости от Элли является совсем не старая дружба, пронесенная через все эти годы теплыми воспоминаниями о старых временах. Он ведь не может себе позволить такой роскоши, как надежда...
- Все нормально, - слабым голосом выдохнула девушка и мотнула головой, - Помоги мне подняться, - она попыталась приподняться на скрипнувшей деревянной скамейке, но тут же задохнулась обжигающей вспышкой боли, замотала головой и беспомощно всхлипнула, снова опускаясь обратно. Инграм не сказал ни слова, только осторожно поднял ее на руки, стараясь не тревожить рану. Элли судорожно втянула воздух, рефлекторно обвивая его за шею одной рукой и вцепляясь в куртку второй, ткнулась лицом в плечо.
- Давай о чем-нибудь поговорим, - негромко произнес Инграм, пытаясь выровнять дыхание и успокоить бешено стучащий в висках пульс, - Тебе нельзя терять сознание.
- О чем? - еле слышно отозвалась Элли, прикрывая глаза и сосредотачиваясь на его размеренном шаге. В голову ничего не приходило. Все заволакивало мутной слабостью и запахом крови. И все же, он был прав. Нельзя терять сознание и нельзя бояться. Лучше поговорить хоть о чем-то.
- Расскажи о своем доме... о своем мире, - предложил следопыт, шагая по переулку. Пожалуй, он мог бы похвастаться тем, что мог найти дорогу к Розовому Дворцу из любого конца города, - Я совсем не знаю, как люди из внешнего мира живут...
- А хотел бы узнать? - удивленно поинтересовалась Элли, - Впрочем, тебе, наверное понравилось бы у нас... может быть, - Элли помнила, с каким детским любопытством Страшила, тогда еще соломенный человек, читал первые попавшие в его руки книги, - Наверное, ты сказал бы, что моя жизнь сплошное упущение, если бы видел сколько у меня дома книжных полок и знал, сколько из них я прочла, - с легкой иронией произнесла девушка, переводя взгляд с его старой потрепанной куртки на погрузившийся в ночные сумерки слабо освещенный переулок. Улица была пуста. Похоже, что почти весь город собрался на площади, чтобы запустить фонарики и сейчас им на встречу не попалось ни одного прохожего. Разве только пара беспокойных птиц взметнулись на крышу при глухом звуке шагов, разносящихся в тишине. Неловко. Подумать только, в их первую встречу, месяц с небольшим назад, он тоже нес ее на руках. Вот только обстоятельства были совсем иными.
- Я ценю тебя не за количество прочитанных книг, Элли, - тихо произнес следопыт, - Если бы я судил по этим критериям, то было бы странно что я вообще... - он не договорил, тряхнул головой и поджал губы, - Значит у вас там много книг? А еще? - переводя тему в другое русло поинтересовался парень, сворачивая на главную улицу. До дворца оставалось дойти не так много. По счастью, городская площадь от него не так далеко, пусть удлинило лишь то, что пробиваться через толпу было бы самоубийством...
- Ну... у нас там нет волшебства. Совсем... - вздохнула девушка, не придав значения его оговорке, - У нас больше развита наука и техника... Можно путешествовать по миру и не обойти его и за месяц... - тихо произнесла Элли, - Обезьяны у нас не летают... Но есть кое-что похуже... Голубиные стаи... Стоит достать кусок хлеба - они налетают не хуже, чем эти монстрики...
- Да, определенно мне бы понравилось, - тихо рассмеялся Инграм, - Мир без волшебства, в котором нет ведьм... Пожалуй, о таком можно было бы мечтать, - с легкой завистью протянул он, вызвав у Элли удивление.
- Почему? - переспросила девушка, поднимая взгляд на его лицо.
- Потому что там не может быть ведьм, которые терроризируют население, - отозвался тот, - и нет чудовищ, которых можно победить только с помощью магии...
- Но там много чего другого тоже нет, - возразила Элли, чувствуя, как напряглась его шея и как он ускорил шаг, глядя вперед и не встречаясь с ней взглядом, - Например, там ты не стал бы человеком, - еле слышно пробормотала девушка, опуская голову. Инграм ничего не ответил.
Остаток пути проделали молча, довольно быстро столкнувшись с дворцовой стражей на подходе к воротам. Переполох, который последовал за этим, Элли уже не застала, девушка, из последних сил цеплявшаяся за ускользающее сознание, все же сдалась слабости от кровопотери и потеряла сознание.
Она не видела, как побелевший Инграм, рычал на медлительных стражников, требуя, чтобы они немедленно сообщили о произошедшем Стелле. Не чувствовала, как ее, доставленную в ее собственную комнату, осматривали, промывали рану, накладывали швы. Не знала, что все это время бывший король Изумрудного города торчал под дверью, сходя с ума от невозможности сделать хоть что-то. Не слышала, как Стелла читала над ней заклинание, снимая боль и запуская по телу целительную силу, мгновенно обволокшую сознание... Все это прошло мимо нее, как и то, что Инграм на отрез отказался покидать ее комнату, списав на то, что кто-то должен за Элли присмотреть, свой отказ. Не слышала, как скулил Тотошка, испуганный запахом крови и тем, что хозяйка белая, как мел, неподвижно лежит на кровати. Не слышала она и того, как вернулся Клем. Принесший довольно дурные вести. Преступник сбежал. И, судя по всему, у него есть сообщники, которые помогли ему скрыться. Стража была отправлена на поиски человека, который бы хоть как-то походил на то описание, что рыцарь смог дать. Увы, оно было весьма смутным. Рассмотреть убегающего детально он не смог...
Дело принимало скверный оборот и по всему выходило, что теперь и в Розовом дворце может быть опасно.
- Как она? - Клем смотрел на лежащую на подушках бледную спящую Элли.
- Стелла сказала, что она проспит до завтрашнего вечера. Если ухудшений не будет. Магии тоже нужно время на то, чтобы вылечить человека, - пожал плечами Инграм, а затем нахмурился, - Знаешь, она сказала, что в ее мире магии нет...
- Кажется, Гудвин упоминал о чем-то таком, - подтвердил бывший железный человек, наклоняясь над постелью больной и убирая с ее лица прилипшую ко лбу темную прядь волос, - Странный, наверное, мир.
- Наверное... - задумчиво кивнул Инграм.
- Только не говори мне, что не хотел бы пойти туда, - неожиданно ехидно произнес Клем, оборачиваясь к устроившемуся в кресле у кровати Элли следопыту. Тот кашлянул, отводя в сторону взгляд, - Серьезно? Ты действительно думаешь, что сможешь? - удивленно выдохнул Клем, выпрямляясь и глядя на своего старого друга. Пожалуй, это было, как и всегда, странно. В такие моменты Инграм все больше чувствовал себя нашкодившим младшим братом, которого отчитывает старший. Клем всегда умудрялся найти такие слова, которые могли бы точно охарактеризовать его заблуждения и разнести в пух и прах его точку зрения... Часто бывало такое, что они спорили. Инграм, основывающий свои заключения на знаниях, не редко проигрывал Клему, имеющему в своем распоряжении реальный опыт. Впрочем, ни того ни другого это не расстраивало, скорее подзадоривало. Спорить сейчас совсем не хотелось. Кроме того, Инграм и впрямь не был уверен, что смог бы жить в том, другом мире, откуда к ним свалилась с неба Элли. Он совсем не знал о нем, только понимал, что очень скоро Элли туда вернется, и это понимание приносило вместо с собой боль и отчаянное нежелание признавать этот факт.
- Я... не говори глупостей, - пробормотал Инграм, опуская голову, - куда уж мне...
Несколько долгих мгновений оба молчали, слушая в тишине неровное тяжелое дыхание спящей Элли и возню успокоившегося пса девушки. Инграму нечего было сказать. Он чувствовал себя подавленным и виноватым в произошедшем. Если бы он не потащил ее за собой на эту площадь, вряд ли бы это произошло...
- Она так улыбалась, - вздохнул Клем, с горечью качая головой и заставляя Инграма кивнуть, - Подумать только... Если бы не это, мы бы так и не узнали, что здесь есть предатель. Представить страшно, что еще могло произойти.
Клем был прав, но этого было мало, чтобы не чувствовать себя виноватым. Улыбка Элли надолго засядет в груди раскаленной иглой.
- Что я буду делать, когда она вернется домой? - Инграм потер ладонями лицо, словно стараясь стереть усталость и, наконец, признаваясь самому себе в том, что эта странная зависимость может обернуться для него чем-то неизвестным... чем-то болезненным.
- А, значит, все таки поэтому хочешь посмотреть ту сторону за горами? - невесело хмыкнул Клем. Он неторопливо подошел к другу и, положив руку ему на плечо, чуть сжал пальцы, - Тебе придется принимать решение, Инграм. Оно не будет легким. Сказать ей или молчать до последнего, - он отрешенно посмотрел в темное окно, задернутое прозрачной шторой и качнул головой, - Нелегко быть человеком, правда? Я и сам почти забыл, что это такое.
- Думаешь, у меня получится принять правильное решение? - вздохнул Инграм, откидываясь на спинку кресла и прикрывая глаза. Клем пожал плечами и направился к двери.
- Ты же у нас голова. Решать тебе, - сообщил рыцарь, - Но, я думаю, Элли имеет право знать. В конце концов, постарайся хотя бы не избегать ее больше. Это нечестно по отношению к ней, - рыцарь вышел в коридор. Несколько долгих мгновений, сидя в тишине, Инграм слышал его удаляющиеся шаги.
- Сказать ей, да? - пробормотал следопыт, открывая глаза и глядя на болезненно бледное лицо девушки. Безмятежное, совершенно спокойное и не тронутое недавними страхами и тревогами, освещенное тусклым золотистым светом стоящей на тумбе масляной лампы. Элли казалась почти прозрачной. Словно еще немного и она растает. Исчезнет, словно ее и не было. И от этой мысли делалось страшно.
- И как я скажу тебе это? - с легкой горечью поинтересовался он, поднимаясь со своего места и пересаживаясь на край кровати. Бывший король бережно взял ее за руку, чуть сжал в своей ладони ее теплую ладошку, провел пальцем по запястью и глубоко вздохнул. Ее тепло успокаивало, доказывало, что она настоящая и не планирует исчезать.
- Глупее ничего не выдумать, правда? Чучело, которое любит человека,- фыркнул он, всматриваясь в черты лица спящей. Впрочем, она, разумеется, не ответит. В конце концов, и этого Элли тоже не услышала.
Примечания:
Luna Haruna–Sora wa Takaku Kaze wa Utau (viola/piano)

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.