Восемь негритят (рабочее название) +64

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Основные персонажи:
Альбус Дамблдор, Бартемиус Крауч-мл., Беллатрикс Лестрейндж (Беллатриса Блэк), Квиринус Квиррелл, Люциус Малфой, Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка), Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт, Лорд Волдеморт)
Пэйринг:
почти все пожиратели, их окружение.
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Пародия
Предупреждения:
OOC
Размер:
планируется Макси, написано 182 страницы, 32 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Прекрасный фанфик)))» от Лили Луна
«Отличная работа!» от Forever_Alive
«Замечательная работа!» от Татьяна Соземин
Описание:
Что будет, если пожиратели решат возродить Лорда? А если свои планы они между собой не обсудят?
Выдержит ли магическая Англия появления на политической арене одновременно семи Волдемортов и кто из них в итоге окажется победителем?

Посвящение:
Автору заявки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фанфик имеет расхождение с заявкой, так как это нарочно не придумаешь, поэтому все решает случай.

Работа написана по заявке:

6. Череда случайных событий. Хогвартс. Восьмой этаж

17 июля 2016, 11:09
Питер Петтигрю бежал по коридору восьмого этажа. Где-то за его спиной слышались приближающиеся шаги кошки. Миссис Норис вышла на охоту. Питер трагически пискнул, мало того, что этот мальчишка Уизли превратил его вчера на последнем уроке трансфигурации в волосатый кубок, так еще и ждать пришлось, пока трансфигурация развеется, целых полчаса. Бедный он, несчастный.

Питер хотел забежать в подсобку к Сибилле, выпить для успокоения после такого пару крышечек эля, но на полдороги он столкнулся с миссис Норис. И, к сожалению, она его заметила. Кошка гнала его до восьмого этажа. Даже с Мак-Кошкой такого не было. Когда один раз она за ним погналась, ему быстро подвернулась какая-то щель, ведущая в комнату с ночными горшками, куда Питер и спрятался, с учащенно бьющимся в маленькой крысиной груди сердцем. Но в этот раз, на всем пути совершенно ничего не попадалось. Никакого закоулка, никакой ниши, куда можно было бы спрятаться маленькому грызуну.

Завернув за угол, крыс внутренне оцепенел. Мало того, что на всей длине коридора не было ни одной двери, хуже всего было то, что впереди был тупик. «Это конец, мне надо где-то спрятаться. Она же меня убьет!» в ужасе подумал Питер. Оставался, конечно, крайний вариант, превратиться, но он так свыкся со своей крысиной жизнью, что о том, что является человеком, вспоминал только в самую последнюю очередь. Внезапно он заметил неприметную дверь, видимо какого-то класса. Стоило крысе туда забежать, как дверь тут же захлопнулась, ударив кошку по носу.

Забившись в угол, Питер переводил дыхание. Неужели ему удалось спастись? Неужели ему это удалось? Какая из двенадцати крысиных богинь помогла ему? Немного отдышавшись, он начал оглядываться по сторонам. Вокруг него было все заставлено стеллажами, которые тянулись во все стороны, и казалось конца и края им не видно. Сверху донизу они были забиты различным хламом, начиная от литературы до парадных мантий. Предметы сюда складывали уже, наверное, сотни лет, просто кабинет забытых и спрятанных вещей какой-то. Может тут будет что-то получше, чем дешевый эль Сибиллы?

Питер осторожно пробирался вперед, рассматривая то, что видел перед собой. Книги, старые журналы непристойного содержания, магловские кассеты. Питер перепрыгнул через стоявшее на пути препятствие, нечаянно задев свернутую ткань хвостом. Из скрученной мантии выкатилась волшебная палочка. Крыс остановился и заворожено принялся разглядывать изящную, охристую, немного толстоватую палочку. Как же давно он не держал в руках палочку. Он как наяву ощутил то трепетное чувство, когда взял в руку свою волшебную палочку, крыс вспомнил, что на самом деле является не жалким грызуном, а человеком, более того, магом. Петтигрю терзали сомнения, ведь он не обращался уже около года, стоило ли сейчас так рисковать? Но палочка так и манила его. Обнюхав ее, и посмотрев внимательно по сторонам, проверяя нет ли вокруг никаких магических портретов, Питер, наконец, вздохнул и превратился.

Холодный воздух сразу освежил, он накинул на плечи сползшую при трансформации мантию, а затем осторожно, не скрывая трепет, взял в руку резную рукоять. Магия моментально хлынула в руку, признавая и лаская, палочка принимала нового хозяина. Питер сделал глубокий вдох и улыбнулся, наконец-то он сможет привести себя в порядок. Человек взмахнул палочкой, произнеся очищающее заклинание, а потом испустил протяжный вздох наслаждения. Как же давно он не чувствовал себя так хорошо. Чистота — это все, чего ему хотелось. Этот свин Уизли был ужасным хозяином. Если с Перси у него постоянно была чистая подстилка, достаточно корма и наполненная поилка, то, по мнению младшего сына — крысы были зверями самодостаточными, и пищу добывать могли себе сами, наверное, как совы. Правда, мальчик не учитывал, что у крыс, в отличие от сов было множество врагов. Хотя иногда у Рона случались приступы щедрости, и он мог неделями таскать питомца в своих жирных и засаленных карманах, постоянно давая ему объедки со стола, но про воду он никогда не вспоминал. О воде Питеру приходилось заботиться самостоятельно, чаще всего вечером пробираясь в ванную комнату и еще пол ночи пытаясь открутить кран своими неловкими маленькими лапками. Но хуже всего было, конечно то, что за гигиеной крысы хозяин никак не следил. Проводя целый день в кармане мантии первокурсника, Петтигрю, как бы он не сдерживался, никак не удавалось не ходить в туалет. В итоге, целый день, проведенный в тесном и узком кармане, сидя в своих же собственных экскрементах здоровья крысе не добавляли.

Конечно, как и любой нормальный крыс, купаться он и не хотел, тем более, в отличие от своего необразованного хозяина, который про крыс не знал абсолютно ничего, про собственную анимагическую форму Питер знал практически все, в том числе и то, что любые водные процедуры чреваты для грызунов воспалением легких, проблемами с запахом, естественной защитой кожи и может вызвать множество проблем. Но хотя бы чистящее заклинание мальчик ведь мог сотворить? Сейчас Питер ощутил то забытое давнее чувство — наконец избавиться от всех нечистот.

Он пошел дальше, уже с интересом разглядывая то, что хранилось тут, не годами, а даже веками. На втором повороте ему попалась бутылка пива, не очень крепкого, но вполне неплохого. Открыв, он выпил ее до дна практически одним глотком, и расслабленно опустился на пол, собираясь отдохнуть. Интересно, что он сможет тут найти? Сможет ли хоть что-то принести отсюда в свою семью? Несмотря ни на что, крыс давно считал дом Уизли своей семьей и, хоть они и не знали про то, кто он, хотел их отблагодарить. Листая старый журнал моды магазина мадам Малкин, Питер вдруг почувствовал какое-то неясное ощущение. Зов. Очень похожий… на зов его умершего хозяина.

— Господин! — пискнул Питер вскакивая и поспешил туда, куда его неудержимо тянула магия его Лорда. Ему казалось, он слышит слова: «Иди ко мне, помоги мне. Возьми меня». Зов привел его к очередной горке хлама. На книжке «Крестражи для самых маленьких. Издание с картинками», на высоте человеческого роста стоял бюст какого-то неприятного бородатого мага, с надетой на него диадемой.

Питер глубоко вздохнул, шепот теперь был более отчетливо слышен.

— Я чувствую нашу связь. Подойди ко мне, мой приспеш-шник. Я чувствую, что мы с тобой связаны.

— Где вы, мой Лорд?

— Здесь, прямо перед тобой.

Питер осторожно подошел, и взмахом палочки уничтожил паутину и пыль и благоговейно сказал:

— Вы так изменились, мой Лорд!

— В плане?

— Ну, у вас борода, и нет одного глаза.

— Ты куда смотришь, идиот?

— На бюст.

— Я не бюст, я на бюсте. Я в диадеме.

Питер протянул было руку, собираясь снять диадему с головы этого пирата, как голос в его голове заставил его остановиться.

— Остановись! Не смей трогать ее голыми руками! Возьми какую-нибудь тряпку. Только не голыми руками, не хватало бы еще за час до свободы остаться без слуги. — Питер трансфигурировал лежащий рядом ночной горшок в перчатки. Они получились отчего-то грязно-коричневого цвета, а одна вообще оказалась без одного пальца. Темный лорд же продолжал вещать.

— Не стоит брать ее голыми руками, пока ты не напоишь ее, чтобы она признала в тебе моего слугу. Не хватало тебе еще постичь тайны мира, вселенной и вообще, — проворчал Темный Лорд. — Ты не представляешь, как с-с-сложно было сидеть тут, запертым наедине с таким довеском, как объемы, гигантские объемы информации. Все новые книги, которые выходили, остаются здесь как в бесконечной библиотеке. Удобно было, что в перечне было заклинание призыва слуг, но оно действует только на расстоянии нескольких метров, поэтому я смог тебя призвать. Ты очень удачно зашел, мой верный приспешник. — Видимо почувствовав или услышав, как его слуга надел перчатки, Лорд приказал. — Теперь возьми меня, мой верный слуга.

Питер аккуратно взял диадему одной рукой и снял ее с головы бюста.

— Так, а теперь закатай рукав. Не этот, идиот. С меткой который.

Питер поменял руки, и закатал рукав поношенной мантии, которая пестрела дырами и была противного коричневого цвета под стать его натуральной шкуре. Волдеморт зашипел и змея, почти бесцветная на татуировке, зашевелилась. Зашевелилась, медленно выползла из черепа и, открыв пасть, стала как будто объемнее, приподнялась над черепом и вцепилась клыками в руку Петтигрю. Тот только нервно пискнул. На предплечье выступило немного крови из двух аккуратных ранок, оставленных зубами нарисованной змеи.

— Теперь напои диадему. — Питер наклонил руку и несколько капель упали на блестящий металл сокровища, кровавые пятна ярко вспыхнули и тут же впитались в драгоценный металл. — Все, теперь ты можешь ее не опасаться. Она тебя не убьет. — Петтигрю нервно сглотнул, покосившись на вещь в своих руках. А теперь скажи мне. Если я правильно понимаю, мы находимся сейчас в Хогвартсе в Выручай-комнате? И какой сейчас год?

— Да, вы в Хогвартсе, я не знаю, как зовется это место, но вероятно это и есть выручай-комната, как вы и сказали, о, мудрейший. Сейчас 1992-й год. Вас долго не было, мой Господин.

— Да, обстоятельства заставили меня так надолго вас покинуть. Но теперь я, наконец, готов снова встать во главе вашего сбо... воинства. Пойдем, мой верный слуга. Нам необходимо отправляться. Твой Лорд решил вернуть себе тело.

Через какое-то время двери Выручай-комнаты распахнулись и из них выскочила крыса, державшая в зубах сверток, в котором были замотаны палочка и диадема. Оглянувшись по сторонам, Питер принюхался, а потом со всех ног побежал к выходу из замка, за пределы антиаппарационного барьера. Его жалкое существование скоро должно было закончиться.

Уже приближаясь к выходу, на одном из поворотов, Питер встретился со стоящим перед ним ведром, в котором старый завхоз Филч отжимал тряпку, вытирая с пола последствия устроенного Пивзом затопления столетнего туалета. Петтигрю со всего размаха влетел в препятствие, опрокинул его почти на себя, и еле выбравшись из зловонной жижи, в ужасе побежал прочь, надеясь, чтобы старый завхоз или его питомица не пустились его догонять.

— Аккуратнее, ты что, меня совершенно не уважаешь? — приглушенно возмущалась диадема-Темный-Лорд из куска тряпки в зубах крысы. — И чем, скажите на милость, тут так воняет?

— Ах вы, проклятые дети, даже уже своих фамилиаров напускаете на меня. Нет на вас никакой управы. Вообще, знаете что, а какого я тут вообще убираюсь? Здесь же есть эльфы. Эльф, эй эльф. Эльф! — Но никто не откликнулся на призыв сквиба, и Филч, на всякий случай подхватив свое ведро и любимую швабру, втайне выкраденный у мадам Хутч «Чистомет семь», немного измененный сквибом, чтобы не вызвать ни у кого подозрений, двинулся в сторону кухни, где, как он знал, он мог найти эльфов. А то нормально ли, полный замок эльфов, а ему приходится мыть коридоры и лестницы. Почему это так? Им же с применением магии это раз плюнуть. И как это ему не пришло в голову раньше? Лужа же, неприятного желтовато-коричневого цвета, видимо из-за цветущих в ней водорослей, так и осталось неубранной посреди коридора.

Питер выскочил из школы, пробежав Школьный двор и чуть было не столкнувшись со своим маленьким Хозяином, выбежал за пределы антиаппарационного барьера и, забежав в тень кустов, превратился, взмахнул палочкой и аппарировал в то место, где он часто бывал с Лордом. В деревушку Литтл Хэнглтон.

А в это время двуглавый слизень в кабинетах на третьем этаже приближался к комнате с зельями.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.