Восемь негритят (рабочее название) +64

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Основные персонажи:
Альбус Дамблдор, Бартемиус Крауч-мл., Беллатрикс Лестрейндж (Беллатриса Блэк), Квиринус Квиррелл, Люциус Малфой, Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка), Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт, Лорд Волдеморт)
Пэйринг:
почти все пожиратели, их окружение.
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Пародия
Предупреждения:
OOC
Размер:
планируется Макси, написано 182 страницы, 32 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Прекрасный фанфик)))» от Лили Луна
«Отличная работа!» от Forever_Alive
«Замечательная работа!» от Татьяна Соземин
Описание:
Что будет, если пожиратели решат возродить Лорда? А если свои планы они между собой не обсудят?
Выдержит ли магическая Англия появления на политической арене одновременно семи Волдемортов и кто из них в итоге окажется победителем?

Посвящение:
Автору заявки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фанфик имеет расхождение с заявкой, так как это нарочно не придумаешь, поэтому все решает случай.

Работа написана по заявке:

27. Утро новой жизни. Малфой Мэнор.

13 марта 2017, 17:15
Молодой Лорд резко проснулся и подскочил на кровати от раздавшегося рядом хлопка. В комнату аппарировали два эльфа. Один что-то шёпотом втолковывал младшему, держа его за ухо, когда неожиданно заметил направленный на них взгляд голубых глаз и улыбнулся.

— Здравствуйте, молодой гость хозяина.

— Добрый день, — Лорд натянул повыше одеяло и, смутившись еще сильнее, тихо пробормотал, глядя на странного домовика с абсолютно волосатым лицом. — А вы кто? Вы домовой эльф?

— Да, — домовик пригладил роскошную бороду. — Просто, такой вид у меня потому, что в роду были гномы.

Он смешно подвигал бровями, и юноша смущенно улыбнулся, правда практически сразу погрустнел. Поведение домовика напомнило ему одного ученика, который всегда его забавлял. Рубеуса, полувеликана. Тот учился на два года младше, но был таким же веселым, как и этот домовик. Даже несмотря на то, что учился на Гриффиндоре. Невовремя в голову пришла мысль, что кто-то добровольно занимался подобными сексуальными практиками, и парень покраснел, а потом поинтересовался.

— Серьезно?

— Да нет, я шучу. Просто мне не по душе стиль одежды ваших, английских домовиков. Так что… Я из другой страны.

— Понятно.

— Меня Иннокентий кличут, — домовик улыбнулся, когда Том посмотрел на него снова. — Я пойду, пожалуй, сообщу Лорду, что вы проснулись. А Добби за вами присмотрит.

Иннокентий бесшумно аппарировал, а Реддл уставился на юного домовика, который смотрел на него странным взглядом полным обожания и с силой оттягивал собственные уши.

— Привет, — Лорд улыбнулся, скорее всего совсем юному эльфу.

— Здравствуйте, гость хозяина, — пролепетал домовик. — Юному Лорду чего-нибудь угодно?

— Слушай, а ты, случайно не знаешь, что я тут делаю?

— Эм, вообще-то знаю. А вы не помните?

— Я… — лорд сжался, обхватив себя руками. — Мой Василиск вылез за мной, а там была девочка. Эта, дурнушка… Я не хотел!

Темный Лорд вспомнил, что вчера ему полусонному говорил Люциус. Воскрешение, якорь. Значит он тогда прочитал заклинание, которое было в книге, и эта девочка послужила жертвой. Его глаза в ужасе расширились, когда он понял, что он совершил убийство. Это все его вина. Том ощутил, как глаза непроизвольно наполняются слезами. Нет. Нельзя плакать. Сейчас сюда придут те, кто захочет с ним побеседовать.

— Извините, юный лорд, Добби не хотел расстроить вас, — домовик тоже выглядел, как будто хотел расплакаться. — Вашу книгу хранил Добби. Хозяин спросил, Добби ответил. Хозяин вас воскресил.

— А зачем Люциус с Абрахасом это сделали? То есть я понимаю, как, но зачем? Я не понимаю. Они хотят предать меня… суду?

— Нет, конечно, — раздался голос со стены, и Том вздрогнул, увидев висящую там картину, изображающую вазу с грушами на столе, за которым стоял Абрахас Малфой и протягивал фрукты тянущемуся за ними единорожику, который схрумкивал все с большим аппетитом. — За вас уже пострадал другой человек. Но это не страшно. Этот полукровка Хагрид все равно был никому не нужен. Так что, поделом, что ему сломали палочку.

Реддл вздрогнул, услышав фамилию. В содеянном обвинили гриффиндораца и сломали палочку? Внутри все сжалось от ужаса. Это же получается, что парень, который рано потерял родителей, еще и остался без возможности к существованию в реальном мире? Тем более полувеликан? Почему никто за него не заступился? Ведь… Он никогда не считал его врагом, да даже с Малкисом из Гриффиндора они чаще устраивали терки. Они даже раз вполне нормально пообщались в коридоре с Рубеусом. Почему тогда так? Неужели повлияло что тот полувеликан?

— Но он этого не делал!

— Ну и что? Это уже все давно забыли, — фыркнул Абрахас, откусывая кусок груши.

— А какой сейчас год?

— 1992, пришло время, чтобы вы вернулись к нам.

— Но все же, зачем меня оживили?

— Вы были великим человеком!

— Министром? Ученым?

— Нет. Темным Лордом!

— Кем? — спросил Том хрипло, удивленно посмотрев на портрет. Темным Лордом? — А против чего я боролся?

— Боролся? За принятие верных традиций, убийства маглов, — Реддл вздрогнул. Убийства маглов? Что? Тем временем, Абрахас продолжил. — Отбирали власть! Убивали неверных, пытали маглов. Все то, что делают темные Лорды. У тебя есть соратники. И Малфои — самые преданные. И все жаждут вашего возвращения. Нас ждет столько ритуалов…

— Я убивал…

— Ну, да, убивал. Жертвы при захвате власти неизбежны. И для ритуалов.

— Но я не хочу! — Том выкрикнул это громко, заставив единорожика попятиться за спину Малфою.

— Не хотите власть захватывать?

— Убивать.

— Эм, ну может это не так и необходимо.

Абрахас замолчал, задумчиво перебирая гриву единорога. А он и забыл, каким был Лорд. И был ли он когда-нибудь таким? Таким открытым, таким… добрым. Каким бы не было странным это слово, но к поведению этого Лорда оно привязывалось очень точно.

— А как я умер? — прозвучал голос парня.

— Ты, как это говорится, самоубился о ребенка, — с улыбкой проговорил Малфой, подавая еще одну грушу единорогу.

— О какого ребенка?

— Гарольда Джеймса Поттера, 1 года отроду.

— Зачем мне нужно было убивать ребенка? Я что, с возрастом превратился в настоящего кретина?

— Ты никогда никого не посвящал в свои планы.

Реддл подтянул ноги к груди и обхватил себя руками, пытаясь сжаться в незаметный комок. Он не мог быть таким. Нет!

***

***
— И что с этим делать, думаю, теперь, понятно, — сурово проговорил Руквуд, оглядывая притихшее собрание. Почему-то глядя на него спорить с высказанной мужчиной идеей не хотелось никому. Даже Беллатриса сидела притихшая и широко раскрытыми глазами смотрела на невыразимца. Таким она этого мага еще не видела. По значимости отданных им приказов, сейчас он, пожалуй, мог переплюнуть самого Лорда. И ей это нравилось.

Раздавшийся хлопок, заставил всех вздрогнуть и посмотреть на аппарировавшего в комнату Иннокентия. Тот, окинув взглядом собравшихся, оценил, что вести разговор с хозяином поместья в данный момент неразумно, обратился к Августусу.

— Сэр, юный Лорд проснулся.

Руквуд обернулся посмотреть на соратников.

— Поэтому, все поняли? Ждете пробуждения, а потом аппарируете сюда.

— А что с седьмым? — подал голос Крауч.

— Я думаю, он сам сюда явится. А мы с Люциусом придумаем, что сделать. Все, пошли Люциус. Надо поздороваться с Лордом.

— А почему это ты командуешь в моем доме? — отмер, наконец, лорд Малфой.

— Потому, что я, в отличие от вас, остолопов, знаю, что делать дальше.

Через несколько минут, когда все гости аппарировали, Руквуд развернулся и направился к покоям юного темного Лорда в сопровождении Малфоя. То, что он уже знал о том, что это самый ранний якорь, все равно не смогло приготовить к тому, что он увидел сидящего на постели в прострации совершенного мальчишку. Видимо из-за тяжелого детства, темный Лорд до семнадцати оставался щуплым подростком. Парень резко вскинулся, и Августус замер под взглядом расширившихся в ужасе глаз. Что будет представлять из себя личность, созданная из своего собственного дневника, полного воспоминаний, который он вел с первого курса, невыразимец не знал. Он вздохнул.

— Здравствуй, Марволо.

— Августус? — юноша смотрел на него в удивлении и шоке. По тому, как метнулись его глаза к портрету Абрахаса и обратно, то понял, что встречи со старыми, в прямом смысле, знакомыми были довольно шокирующими.

— Ну, как я сохранился? — Руквуд улыбнулся. Видеть своего друга таким открытым и юным, было невероятно. Люциус закрыл двери за собой и прислонился к ним спиной.

— По сравнению с Абрахасом, вполне неплохо, — нервно попробовал отшутиться Риддл и Августус, не выдержав захохотал.

— Но-но! — старший Малфой, раздраженно фыркнул, чем очень, кажется, развеселил жеребенка, и тот тоже фыркнул и заржал. К хохоту Руквуда присоединился и Том, правда, смех того был какой-то надтреснутый, и невыразимец, услышав его, оборвал себя.

— Что не так? — спросил он у Риддла. Тот перестал смеяться, вздохнул и посмотрел прямо на него.

— Значит, вы меня воскресили?

— Именно, Том.

— Это накладывает на меня какие-то обязанности? — юный темный Лорд отвел глаза, и Руквуд осторожно ответил.

— Нет, ты волен поступать, как считаешь нужным.

— Абрахас сказал, что я… стал темным Лордом.

— Папа, до свидания, — прошипел Люциус, направляя палочку на портрет. — Я тебе говорил, что ты не должен был молчать. Я тебя давно обещал запечатать. Иннокентий. Не мог бы ты…

— Упс, — Абрахас быстро исчез с картины, забирая с собой единорога.

— Не надо! — выкрикнул Том. — Пожалуйста.

— Что? — Люциус пораженно замер, глядя на парня. Ему показалось или Лорд только что сказал…

— Не надо его наказывать! — мальчишка вскочил, переводя взгляд на Люциуса и на домового. — Я Темный Лорд!

— А я — потомок гномов, — не выдержал Иннокентий, глядя на раскрасневшегося мальчишку.

— Что, правда? — удивленно откликнулся действующий лорд Малфой, на что и домовик, и Руквуд синхронно фыркнули.

— Да, конечно, — но увидев взгляд хозяина, закатил глаза. — Нет, Люциус, ты же не идиот. Я просто не люблю выглядеть как бритая баба и вашего стиля не понимаю.

— Так, все, все успокоились, — негромко сказал Августус, и на удивление все умолкли. — Люциус, оставь в покое портрет, он все сделал правильно. А ты, прекращай приказывать. Тебе не идет.

— Но я Темный Лорд…

— Ты пока, на данный момент даже ЖАБА не сдал. Какой темный Лорд может быть без экзаменов? Ты же даже половины заклинаний не знаешь.

— Но вы же меня воскресили, чтобы я был вашим Лордом…

— Не обязательно… — начал было Руквуд, но был прерван хлопком аппарации. В комнате появился низкорослый темный домовик с торчащими во все стороны синими волосами. Августус еле слышно зарычал. Иннокентий прищурился. Аура у домовика была какая-то странная. Да и то, что он смог аппарировать в чужое поместье — было настоящей угрозой безопасности.

— Что ты тут делаешь?

— Прости, Рук, — у Кеши, от сокращения имени хозяина, бровь метнулась прямо под лохматую челку. Такого даже он не пробовал. Еще. — Просто, там, дома. Дела требуют вашего внимания.

— О, дерьмо, — Руквуд повернулся к темному Лорду. — Пока Томас, ты пока отдыхай. После воскрешения тебе могут понадобиться силы. Мы скоро увидимся.

Тем временем домовик Малфоев подкрался к синеволосому собрату и дернул того за руку. Тот вскинулся и подозрительно посмотрел на него.

— Это… Ты не мог бы меня научить так прикидываться?

— А силенок хватит? — немного удивленно спросил домовик, принесший Руквуду послание.

— Обижаешь. Смотри, — Иннокентий повернулся к стоявшему рядом Люциусу и сказал так, чтобы не слышал никто другой кроме них и хозяина. — Люци, а ты мог бы мне сегодня разрешить смотаться в Косой?

Люциус вздрогнул от подобного обращения, но потом, покосившись на домового, только отмахнулся.

— Вали куда хочешь, только не сокращай мое имя.

— Понял? — домовой посмотрел на синеволосого. — У тебя аура сбоит. Домовики видят. Могу помочь.

— А что взамен?

— Поможешь с моей.

— А что, занятно, — проговорил зеленоволосый и улыбнулся. — Можешь заскочить ко мне.

— Идем, — голос Руквуда ворвался в разговор, и он, схватив домовика за руку, аппарировал. Иннокентий улыбнулся. Странное дело, маг аппарировал домовика. Это может стать интересной задачей. Помочь с таким — это дорогого стоило. Он аппарировал, утаскивая с собой Добби.

Люциус неожиданно для себя услышал хлопок и обнаружил, что остался наедине с юным темным Лордом. Тот удивленно посмотрел на него.

— Как Руквуд умудряется и защиту не повреждает даже? Ведь, насколько рассказывал ваш отец, из поместья не так легко переместиться.

— Это он просто своими штучками пользуется тайными. У него таких много, — мрачно проговорил Малфой.

— Откуда?

— Да, ворует он, — Люциус увидел, как в шоке расширились глаза у мальчишки и поспешил добавить. — Из отдела тайн.

— Он ворует в отделе тайн? Круто!

— Да нет же, он там работает.

— В отделе тайн? Работает? Не может быть! — это явно удивило Реддла. — Хотя, конечно он работает. Столько ведь лет прошло.

Парень замолчал, как-то тяжело вздохнув. Люциус посмотрел по сторонам, размышляя, что надо сделать.

— Может тебе что-нибудь принести?

— Эм, нет, — неожиданно живот Тома издал протяжный звук, который заставил того отчаянно покраснеть. — Если не сложно, не могли бы вы дать мне поесть?

— Понки, позаботься о завтраке, — выкрикнул Люциус, проклиная себя за то, что сам не подумал о подобном. — Ты почему сразу не сказал, что хочешь есть?

— Но у вас же на меня, наверное, какие-то планы?

— Какие планы?

— Абрахас сказал, что Малфоям и моей свите я нужен. Но я не знаю, может у нас приняты какие-то обеды ритуальные или еще что.

Люциус с трудом сдержал рвущуюся наружу фразу о том, что пусть только попробуют втянуть его в какие-то ритуалы и порадовался, что рядом нет портрета его отца. Мальчишку вообще лучше спрятать за закрытыми дверями, а то вдруг с Беллой встретится. И он почувствовал, как сердце сжалось, когда всплыл памяти составленный Руквудом план. Ну уж нет. Так он поступать не будет. Он позаботится о преимуществе ребенка перед остальными.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.